ПРОИЗВЕДЕНИЯ Т.И.АЛЕКСАНДРОВОЙ

Откуда может появиться нечистая сила? Вопрос сложный. Ответ простой — отовсюду! Да вот хотя бы из-под веника. Не верите? А как же тогда быть с домовенком Кузькой? И хотя ему только семь веков от роду и до взрослого домового еще расти и расти, все равно он самая что ни на есть настоящая нечистая сила. И появился он именно из-под веника, которым девочка Наташа решила подмести пол в новой квартире.
Неплохое начало для сказки. Впрочем, эта сказка и не могла начаться по-другому. Девочку на самом деле звали Наташа, вернее — Таньнаташа. Как и ее сестру-близняшку. Они были и похожи, и неразлучны, так что тратить время на выяснение, кто из них Таня, а кто Наташа, никому просто не приходило в голову. Вот и появилось это странное, но очень удобное и даже почти сказочное имя.
Но сказка жила не только в имени. Она незаметно и затейливо вплеталась в обычную городскую жизнь. А ведь, казалось бы, Москва 30-х годов XX века мало располагала к сказкам. Да и семья девочек была вполне вписана и в то время, и в то пространство. Отец, в недавнем прошлом красногвардеец, работал инженером по лесосплаву и редко бывал дома. Мама — врач. Старшая сестра — школьница. Огромный пятиэтажный дом на Большой Почтовой (квартира Александровых располагалась высоко — аж на четвертом этаже). Налаженный, хотя и не особенно богатый быт. Революционные праздники и демонстрации. Так откуда же в этом вполне рациональном и строго организованном мире взяться сказке?
От нянюшки. Само ее имя — Матрешенька — уже настраивало на определенный лад. Тем более что она, Матрена Федотовна Царева, поволжская крестьянка, всегда находила время побаловать своих подопечных сказкой или присловьем. А еще она была рукодельницей и всячески пыталась украсить их дом. Салфетками да лентами, бумажными кружевами да яркими картинками. Мама иногда даже возмущалась: «Это же мещанство, безвкусица!» А близняшкам нравилось. Они и сами не раз пытались вырезать из бумаги узоры, правда, не всегда удачно. Зато с рассказыванием сказок и всяческих историй дело обстояло значительно лучше. Особенно у Тани. Она могла и знакомую сказку превратить совсем в неведомую, и новую сочинить. У сестер даже словечко такое тайное появилось. «Тарас», — говорила Наташа. Что значило: «ТАня РАСсказывай!» И она рассказывала. И сестра, и подружки слушали завороженно.
Почти так же завораживало сестер еще одно увлекательное занятие — рисование. Порой кажется даже, что они начали рисовать раньше, чем ходить. А когда стали постарше, им к тому же очень повезло с учителем. Девочки пришли в одну из московских художественных студий и попали под крыло Татьяны Александровны Луговской, удивительной женщины, талантливой театральной художницы и педагога Божьей милостью. Под ее руководством увлечение стало перерастать в профессию. Так что после окончания школы и Таня, и Наташа поступили в институты «с художественным уклоном». Наташа — в Архитектурный. Таня — в Институт кинематографии на отделение мультипликации.
Успешно закончив ВГИК, Татьяна Ивановна сначала работала на «Союзмультфильме», потом преподавала в Пединституте, вела студию при Дворце пионеров. Но где бы она ни работала, чем бы ни занималась, ее давнишняя знакомая — СКАЗКА — неотступно следовала по пятам, то прячась в эскизах и набросках картин, то складываясь в целые истории, которые художница придумывала для своих маленьких приятелей. А как, скажите, по-другому Татьяна Ивановна могла удерживать этих шустрых непосед все то время, пока рисовала их портреты?
И постепенно из этих придуманных историй, из наблюдений за ребячьими играми, из ее собственных детских воспоминаний стали складываться книги.
На самом деле только человек, который каждый день общается с малышами и к тому же хорошо помнит свое детство, мог задуматься над вопросом: «Чего не хватает игрушкам для полного счастья?» Одежда у них есть, мебель и посуда тоже. Серьезно так задуматься и понять: «Да ведь у них нет книг, их игрушечных книг!» Какая несправедливость!
Десять сказок для «Сундучка с книжками» и восемь школьных учебников для «Игрушечной школы» Татьяна Ивановна Александрова сама и написала и нарисовала. А к следующей ее опубликованной сказке — «Катя в игрушечном городе» — поэт Валентин Берестов, муж Татьяны Ивановны, сочинил стихи. Так что у этой книги сразу два автора.
И, наконец, в 1977 году к читателям пришел домовенок Кузька со всей прочей веселой и доброй нечистью. Да и могла ли эта «нечисть» быть злой?! Нет, не могла. И не пустила бы сказочница в свою книжку злую нечисть, не дала бы разрушить мир, придуманный с такой любовью и нежностью.

Ирина Казюлькина

АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. ЗАСТЕНЧИВЫЙ ТРУБАЧ: Стихи, повесть, фантастика, библейские предания / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Л.А.Токмаков. — М.: Дрофа, 2001. — 476 с.: ил.
АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. КАРУСЕЛЬ: Стихи и сказки / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Г.В.Александрова. — М.: Дрофа, 2001. — 443 с.: ил.
АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. КУЗЬКА: Сказки / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Г.В.Александрова. — М.: Дрофа, 2001. — 348 с.: ил.

Три тома, выпущенные издательством «Дрофа» — первое и пока единственное совместное собрание сочинений Валентина Берестова и Татьяны Александровой. Наряду с известными произведениями сюда были включены и опубликованные впервые, например, фантастическая повесть для подростков Т.Александровой «Таинственная тетрадь».

АЛЕКСАНДРОВА Т.И. ДОМОВЕНОК КУЗЬКА: Сказки, рассказы и фантаст. повесть / Худож. Т.И. и Г.В.Александровы. — М.: Астрель: АСТ, 2003. — 573 с.: ил. — (Всемирная дет. б-ка).
Из содерж.: Кузька; Сказки старой тряпичной куклы; Катя в игрушечном городе; Сказки мудрого профессора; Друзья зимние, друзья летние; Таинственная тетрадь.

АЛЕКСАНДРОВА Т. И. ДРУЗЬЯ ЗИМНИЕ, ДРУЗЬЯ ЛЕТНИЕ: Рассказы / Рис. автора. — Одесса: Вариант-Два Слона, 1992. — 128 с.: ил. — (В кругу семьи).

Рассказы-воспоминания о детстве, которое пришлось на предвоенные и военные годы. Книга прекрасно иллюстрирована рисунками Татьяны Ивановны. Среди них портреты детей и цветов — любимые работы художницы.

АЛЕКСАНДРОВА Т., БЕРЕСТОВ В. КАТЯ В ИГРУШЕЧНОМ ГОРОДЕ: Повесть-сказка / Рис. Л.Токмакова. — М.: Дет. лит., 1990. — 127с.: ил.

Интересно, что поделывают куклы, когда их маленькие хозяева отправляются спать?..

АЛЕСКАНДРОВА Т. КУЗЬКА: Сказка / Худож. Г.Александрова, А.Скориков. — М.: Дет. лит., 1986. — 128 с.: ил.

Ну до чего же повезло девочке Наташе, ведь именно к ней в новую квартиру поселился домовенок Кузька. И пусть ему только 7 веков от роду — мал еще — но уж такой хозяйственный да рассудительный, любому взрослому домовому не уступит.

АЛЕКСАНДРОВА Т. СКАЗКИ / Худож. Т.Александрова и Г.Александрова. — М.: Дет. лит., 1989. — 175 с.: ил.

Собрались однажды под одной книжной обложкой Мудрый профессор, старая тряпичная кукла да домовенок Кузька. И каждый рассказал, о чем захотел. Кукла — о старой русской деревне, где когда-то жила у двух сестричек. Кузька — о том, как спасал свой волшебный сундучок со сказками. И у Мудрого профессора тоже нашлось в запасе немало разных забавных историй.

Т.И.АЛЕКСАНДРОВА — ХУДОЖНИК

АЛЕКСАНДРОВА Т. ДРУЗЬЯ ЗИМНИЕ, ДРУЗЬЯ ЛЕТНИЕ: Рассказы / Рис. автора. — Одесса: Вариант-Два Слона, 1992. — 128 с.: ил. — (В кругу семьи).

АЛЕКСАНДРОВА Т.И. ИГРУШЕЧНАЯ ШКОЛА: Книжка-игрушка / Стихи В.Берестова. — М.: Малыш, 1981. — 18 с.: ил.

АЛЕКСАНДРОВА Т. СКАЗКИ / Худож. Т.Александрова и Г.Александрова. — М.: Дет. лит., 1989. — 175 с.: ил.

АЛЕКСАНДРОВА Т., БЕРЕСТОВ В. СУНДУЧОК С КНИЖКАМИ: КАТИНА БИБИЛИОТЕКА. — М.: Малыш, 1971. — 16 с.: ил. — (Книжка-игрушка).

БЕРЕСТОВ В. ПЕРВЫЙ ЛИСТОПАД: Стихи / Рис. Т.Александровой. — М.: Дет. лит., 1990. — 94 с.: ил.

БЕРЕСТОВ В. ЗАСТЕНЧИВЫЙ ТРУБАЧ / Худож. Т. и Н. Александровы, И.Билибин. — М., 2001. — 484 с.: ил. — (Б-ка журнала «Вагант-Москва»).

БЛАГИНИНА Е.А. БАБУШКА-ЗАБОТА: . — М.: Дет. лит., 1996. — 14 с.: ил. — (Для маленьких).

Александрова Т.И. Кузька; Катя в игрушечном городе

Бывают сказки, хранящие в себе тепло деревенской печки и тихого бабушкиного голоса, который поведает на сон грядущий и о леших, и о домовых, и о кикиморах болотных… Татьяна Ивановна Александрова написала как раз такую сказку, на редкость уютную и добрую. А её главный герой — юный, но весьма рассудительный и хозяйственный домовёнок Кузька — настолько обаятелен и «реален», что редкий ребёнок устоит перед желанием поискать и у себя в квартире подобного представителя славного рода домовых.
Во всяком случае, родители вполне могут включиться в эту игру. А уж приспособить любую шкатулку под волшебный сундучок — и вовсе пара пустяков. Главное, потом не забывать о нём, открывать почаще и доставать оттуда новые истории, а попросту — сочинять их вместе с малышом.
Есть у Татьяны Александровой и ещё одна книжка для малышей — «Катя в игрушечном городе», написанная в соавторстве с замечательным поэтом Валентином Берестовым. Эта история про кукол незатейливая, но очень славная и спокойная. Прочитав её, тоже можно попытаться вместе с малышом сочинить пару-тройку историй о любимых домашних игрушках.
Так книжки подарят вам не только хорошую добрую сказку, но и увлекательную совместную игру.

Александрова Т.И. Кузька в новой квартире: Повесть-сказка / Рис. Е.Чайко, М.Грана. — М.: Дет. лит., 1977. — 48 с.: ил.
Для малышей это издание — лучшее. Оно включает в себя только первую (самую лёгкую и доступную) часть сказочной повести Т.Александровой.

Александрова Т.И. Домовёнок Кузька / Худож. Т.Казмирук. — М.: Мартин, 2005. — 175 с.: ил.

Александрова Т.И. Сказки: Сказки Мудрого профессора; Сказки старой тряпичной куклы; Кузька. — Худож. Т.Александрова и Г.Александрова. — М.: Дет. лит., 1989. — 175 с.: ил.
Эта книга не очень новая, зато прекрасно составленная, а главное, оформленная рисунками самой Т.Александровой.

Александрова Т.И., Берестов В.Д. Катя в игрушечном городе: Повесть-сказка / Рис. Л.Токмакова. — М.: Моск. клуб, 1993. — 127 с.: ил.

Ссылки:

Александрова Татьяна Ивановна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *