Теологические исследования Czesław List
______________________________________
Тематика Библии включает сотни тем, часто вызывающих споры и разногласия. Словесная акробатика разных верующих относительно Личности Иисуса Христа, особенно со стороны религий отвергающие Триединого Бога, в т.ч. религиозное учение Льва Толстого, возникала ранее и продолжается по сей день там, где более доверяют околобиблейским (пред)писаниям и (пред)убеждениям, нежели Библии → см. Псевдохристианские и иные религиозные организации .
Трудно найти человека, который бы не знал русского писателя Льва Толстого. Но гораздо меньше людей знают о духовных исканиях писателя, за которые он в 1901 году был отлучен от православной церкви и предан анафеме.
И.Репин. Лев Толстой в 1901 году

Лев Николаевич Толстой (28.08.1828 – 7.11.1910) родился в аристократической графской семье в имении Ясная Поляна (Тульская губерния). Начальное образование Толстым было получено дома. Затем он учится в Казанском университете на философском, позже юридическом факультете, однако бросает университет и возвращается в фамильное имение. Следуя примеру старшего брата, офицера-артиллериста, Лев Николаевич поступает на службу в армию и отправляется на Кавказ. Во время Крымской войны он находится в осажденном Севастополе, командуя батареей. В 1856 г. Лев Николаевич выходит в отставку. Много путешествует за границей, знакомится с видными западными «прогрессивными» деятелями. Вернувшись в Россию, с 1859 г. Лев Николаевич активно занимается просветительской деятельностью, открыв в Ясной Поляне школу для детей крестьян. В 1862 г. в возрасте 34 лет Лев Николаевич женится на 18-летней Софье Андреевне Берс, дочери врача, ставшей на долгие годы его верным другом, матерью 13 детей (пять из которых умерли в детстве), заботливой хозяйкой и литературным помощником.
В 1863–1869 гг. Толстой написал свое знаменитое произведение «Война и мир», 1873–1877 гг. – роман «Анна Каренина», что сделало его известным писателем. В начале 80-х годов он переживает духовный кризис и решает, что необходимо заботиться о благополучии и просвещении простого народа. Он пытается «опроститься», заниматься физическим трудом, изменить свое отношение к крестьянам. Он пишет философские сочинения, статьи, участвует в создании издательства «Посредник», занимавшегося книгами для простого народа.
В последние два десятилетия жизни на жизнеучение Толстого оказали влияние разнообразные философские и религиозные течения: брахманизм, буддизм, даосизм, конфуцианство, ислам, квакерство, учения философов-моралистов Сократа, Канта, Шопенгауэра. Л.Н.Толстой, будучи верующим человеком и крещённым в православии, в ряде произведений, ясно показал, что не принимает ряд важнейших догматов православной церкви. Он распространял брошюры с описанием своего собственного понимания христианства, как морально-этическая и социальная идеология, в т.ч. христианский пацифизм , анархо-пацифизм, христианский анархизм, ненасильственное сопротивление, и др., также, Против Троицы, Против обожествления Иисуса, Отрицание Иисуса как Искупителя , … , далёкое от христианской теологии и учения Нового Завета

Толстой резко (и заслуженно) критиковал в частности религиозную корпорацию «Русская Православная Церковь» за то, что она, по его мнению, свои коррумпированные интересы ставит выше, чем изначальные христианские идеалы. Однако, Толстой не увидел разницу между новозаветной Церковью Божией, — как духовная субстанция, живой организм Тела Христа и творение Триединого Бога (Мф.16:18) и религиозной (мирской) организацией, — как творение рук человечечких. В догматах существующего православного религиозного учения он отвергал непогрешимый авторитет Вселенских соборов, верховенство духовенства, православное богослужение и церковные таинства (Л.Толстой. Критика православного богослужения). Выйдя за рамки православных догматов, Толстой отвергал учение о Троичности Бога, непорочное зачатие, действительность воскресения Иисуса Христа и его Божественность.
.

В эти годы сформировалось мировоззрение писателя о непротивлении злу силою, известное под названием «Толстовство», суть которого отражена в произведениях: «Исповедь», «В чем моя вера?». В учении «толстовства» в качестве главных принципов входили «всеобщая любовь», непротивление злу насилием, духовное и нравственное самосовершенствование. Согласно учению, сущностно необходима любовь к ближнему, духовные ценности важнее материальных. Со всех уголков России и мира в Ясную Поляну съезжались почитатели не только творчества писателя, к которому они относились, но и как к духовному наставнику. Толстой постепенно приходит к отрицанию церковного православного учения и иллюстрирует свою трактовку христианства в своих произведениях: «Исследование догматического богословия», «Соединение и перевод четырех Евангелий». В 1889–1899 годах он пишет роман «Воскресение», который был воспринят многими как антицерковный из-за карикатурного изображения православного духовенства и богослужения.
Церковный публицист и общественный деятель со стороны православной церкви В.М.Скворцов возбудил с критикой вопрос о «толстовщине» в 1897 году. Он говорил: «по исследовании еретических мудрований гр.Толстого, разбросанных во многих его религиозных трактатах …, съезд (православных) специалистов миссионерства … признал толстовское религиозное движение оформившеюся религиозно-социальною сектою, крайне вредною не только в церковном, но и в политическом отношении». А общественно-церковное издание «Миссионерское обозрение» в 1906 году, после состоявшегося Определения Святейшего Синода об «отпадении» графа Толстого от церкви, в статье подписанной священником Е.Зубаревым печатало: «Под доказательствами Л.Н.Толстого от Евангелия вполне можно бы подписаться, если бы он разумел под ним подлинное, а не своё евангелие.».
24 февраля 1901 года в официальном органе Святейшего Правительствующего Синода журнале «Церковныя Ведомости» было опубликовано Определение с Посланием Святейшего Синода № 557 от 20-22 февраля того же года об отпадении графа Льва Толстого от Церкви.

Определение Синода гласило: «Святейший Синод в своём попечении о чадах православной церкви, об охранении их от губительни преждение нарушения мира церковного, обнародовать, чрез напечатание в „Церковных Ведомостях“, нижеследующее своё послание: <Посланию предпосылалась цитата из Павлова послания к Римлянам: «Молю вы, братие, блюдитеся от творящих, распри и раздоры, кроме учения, емуже вы научистеся, и уклонитеся от них» (Рим.16,17)>».

Далее оно гласило:
«Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть её и поколебать в существенных её основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живаго. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви святой, которая пребудет неодоленною вовеки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой. Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь святая.
В своих сочинениях и письмах, в множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного живаго Бога, во Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа — Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святаго Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отторг себя сам от всякого общения с Церковию православною.
Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем пред всею Церковию к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остаётся без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.
Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь.»

Отклики на Определение Синода были разнообразны. Немало писем, полученных Толстым, содержали проклятия, увещевания, призывы покаяться и примириться с церковью, и даже угрозы. Особенно резко критиковал Толстого известный протоиерей Иоанн Кронштадтский. Ярыми противниками религиозных взглядов Толстого были Победоносцев, Н.Бердяев, Георгий Флоровский, В.Свенцицкий.
Однако, известный православный философ В.В.Розанов, не оспаривая Определение Синода по существу, высказал мнение, что Синод, как орган скорее бюрократический, чем религиозный, не имеет права судить Толстого. А философ Д.С.Мережковский заявил: «Религиозного учения Л. Толстого я не разделяю … Всё-таки мы говорим: если вы отлучили от церкви Л.Толстого, то отлучите и нас всех, потому что мы с ним, а мы с ним потому, что верим, что с ним Христос».
Одновременно, в адрес Толстого шли письма и телеграммы с выражением сочувствия, приветствиями и поздравлениями. И о том сообщается в дневнике Софьи Андреевны за 6 марта записью: «Льву Николаевичу три дня подряд делали овации, приносили корзины с живыми цветами, посылали телеграммы, письма, адресы … Несколько дней продолжается у нас в дому какое-то праздничное настроение; посетителей с утра до вечера – целые толпы …».
____________________________
На отлучение его от церкви Л.Н.Толстой ответил письмом:

«Я не хотел сначала отвечать на постановление обо мне Синода, но постановление это вызвало очень много писем, в которых неизвестные мне корреспонденты — одни бранят меня за то, что я отвергаю то, чего я не отвергаю, другие увещевают меня поверить в то, во что я не переставал верить, третьи выражают со мной единомыслие, которое едва ли в действительности существует, и сочувствие, на которое я едва ли имею право; и я решил ответить и на самоё постановление, указав на то, что в нём несправедливо, и на обращения ко мне моих неизвестных корреспондентов. Постановление Синода вообще имеет много недостатков: оно незаконно или умышленно-двусмысленно, оно произвольно, неосновательно, неправдиво и, кроме того, содержит в себе клевету и подстрекательство к дурным чувствам и поступкам.
Оно незаконно или умышленно-двусмысленно — потому, что если оно хочет быть отлучением от церкви, то оно не удовлетворяет тем церковным правилам, по которым может произноситься такое отлучение ; если же это есть заявление о том, что тот, кто не верит в церковь и её догматы, не принадлежит к ней, то это само собой разумеется и такое заявление не может иметь никакой другой цели, как только ту, чтобы, не будучи в сущности отлучением , оно бы казалось таковым, что собственно и случилось, потому что оно так и было понято. … Оно есть, наконец, подстрекательство к дурным чувствам и поступкам, так как вызвало, как и должно было ожидать, в людях непросвещенных и нерассуждающих озлобление и ненависть ко мне, доходящие до угроз убийства и высказываемые в получаемых мною письмах. … Так что постановление Синода вообще очень нехорошо. То, что в конце постановления сказано, что лица, подписавшие его, так уверены в своей правоте, что молятся о том, чтобы Бог сделал меня для моего блага таким же, каковы они, не делает его лучше. …

То, что я отрёкся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрёкся я от неё не потому, что я восстал на Господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить Ему. Прежде чем отречься от церкви и единения с народом, которое мне было невыразимо дорого, я, по некоторым признакам усомнившись в правоте Церкви, посвятил несколько лет на то, чтобы исследовать теоретически и практически учение церкви: теоретически — я перечитал всё, что мог, об учении Церкви, изучил и критически разобрал догматическое богословие; практически же — строго следовал, в продолжение более года, всем предписаниям Церкви, соблюдая все посты и посещая все церковные службы. И я убедился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же — собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения. …
То, что я отвергаю непонятную троицу и не имеющую никакого смысла в наше время басню о падении первого человека, кощунственную историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо. Бога же — духа, Бога — любовь, единого Бога — начало всего, не только не отвергаю, но ничего не признаю действительно существующим, кроме Бога, и весь смысл жизни вижу только в исполнении воли Бога, выраженной в христианском учении.
Ещё сказано: «Не признаёт загробной жизни и мздовоздаяния». Если разуметь жизнь загробную в смысле второго пришествия, ада с вечными мучениями, дьяволами, и рая — постоянного блаженства, то совершенно справедливо, что я не признаю такой загробной жизни; но жизнь вечную и возмездие здесь и везде, теперь и всегда, признаю до такой степени, что, стоя по своим годам на краю гроба, часто должен делать усилия, чтобы не желать плотской смерти, то есть рождения к новой жизни, и верю, что всякий добрый поступок увеличивает истинное благо моей вечной жизни, а всякий злой поступок уменьшает его.
Сказано также, что я отвергаю все таинства. Это совершенно справедливо. Все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о Боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия. В крещении младенцев вижу явное извращение всего того смысла, который могло иметь крещение для взрослых, сознательно принимающих христианство; в совершении таинства брака над людьми, заведомо соединявшимися прежде, и в допущении разводов и в освящении браков разведённых вижу прямое нарушение и смысла, и буквы евангельского учения. В периодическом прощении грехов на исповеди вижу вредный обман, только поощряющий безнравственность и уничтожающий опасение перед согрешением. В елеосвящении так же, как и в миропомазании, вижу приёмы грубого колдовства, как и в почитании икон и мощей, как и во всех тех обрядах, молитвах, заклинаниях, которыми наполнен требник. В причащении вижу обоготворение плоти и извращение христианского учения. В священстве, кроме явного приготовления к обману, вижу прямое нарушение слов Христа, прямо запрещающего кого бы то ни было называть учителями, отцами, наставниками (Мф.23:8-10).
Сказано, наконец, как последняя и высшая степень моей виновности, что я, «ругаясь над самыми священными предметами веры, не содрогнулся подвергнуть глумлению священнейшее из таинств — Евхаристию». То, что я не содрогнулся описать просто и объективно то, что священник делает для приготовлений этого, так называемого, таинства, то это совершенно справедливо; но то, что это, так называемое, таинство есть нечто священное и что описать его просто, как оно делается, есть кощунство, — это совершенно несправедливо. Кощунство не в том, чтобы назвать перегородку-перегородкой, а не иконостасом, и чашку — чашкой, а не потиром и т. п., а ужаснейшее, не перестающее, возмутительное кощунство — в том, что люди, пользуясь всеми возможными средствами обмана и гипнотизации, — уверяют детей и простодушный народ, что если нарезать известным способом и при произнесении известных слов кусочки хлеба и положить их в вино, то в кусочки эти входит Бог; и что тот, во имя кого живого вынется кусочек, тот будет здоров; во имя же кого умершего вынется такой кусочек, то тому на том свете будет лучше; и что тот, кто съел этот кусочек, в того войдёт Сам Бог.
Ведь это ужасно!
Верю я в следующее: верю в Бога, которого понимаю как дух, как любовь, как начало всего. Верю в то, что он во мне и я в нём. Верю в то, что воля Бога яснее, понятнее всего выражена в учении человека Христа, которого понимать Богом и которому молиться считаю величайшим кощунством. …
«Тот, кто начнёт с того, что полюбит христианство более истины, очень скоро полюбит свою церковь или секту более, чем христианство, и кончит тем, что будет любить себя (своё спокойствие) больше всего на свете», — сказал Кольридж.
Я шёл обратным путём. Я начал с того, что полюбил свою православную веру более своего спокойствия, потом полюбил христианство более своей церкви, теперь же люблю истину более всего на свете. И до сих пор истина совпадает для меня с христианством, как я его понимаю. И я исповедую это христианство; и в той мере, в какой исповедую его, спокойно и радостно живу, и спокойно и радостно приближаюсь к смерти.»
Лев Толстой. 4 апреля 1901. Москва. (полный текст письма).
____________________________

В 2001 году правнук графа Владимир Толстой, управляющий музеем-усадьбой писателя в Ясной Поляне, направил письмо к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой пересмотреть синодальное определение. В неофициальном интервью на телевидении Патриарх сказал: » … Не можем мы сейчас пересматривать, потому что всё-таки пересматривать можно, если человек изменяет свою позицию». И РПЦ отказалась пересмотреть решение об отлучения Льва Толстого от Церкви . А официальный представитель Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин тогда же подчеркнул, что синодальное Определение «должно восприниматься не как проклятие, а как констатация того факта, что убеждения писателя очень серьезно расходились с православным учением».

Постскриптум :
Библия открывает все, что касается самого человека и Бога , она является уникальной книгой из числа многих других книг в мире – в ней сокрыта вся бесконечная мудрость Бога, позволяющая отречься от утех околобиблейских писателей и(или) их мудрствований.
В мире множество религий и религиозных организаций, но они все порочны в своих вероисповеданий – различий исповеданий в христианстве, так как разделяют Тело Христа. Бог не в церковных организациях живёт. Религия есть вера в мертвого и бессильного Бога . Все Религии мира в материальном мире и в ней организации являются творением рук человеческих и созданы для контроля над людьми. В деятельности различных религиозных корпораций и организаций предостаточно примеров по изгнанию религиозных адептов. Но всё касаемое церкви Божией, — это функция Бога.
Бог никого из людей на земле не уполномочил исполнять Его — Бога функции, в т.ч. функционеров любой религиозной корпорации. Любые человеческие деяния в вопросе об «отлучении» члена церкви от Тела Христа не выдерживают никакой критики из-за абсурдности, ибо оное от непонимания Церкви (Ин.17:21-23, Еф.4:6,13, 1Кор.10:32, Гал.3:28, Рим.12:5) и её предназначения (Деяния 2:41-42), возвещанные Новым Заетом.
Только Господь Спасает человека и принимает в Свою семью, а не всякий человек или религиозная организация. Согласно Писанию, в своей окончательной и главной сущности, Церковь представляет собой живой организм (Еф.1:22-23; Кол.1:24, Рим.12:5; 1Кор.12:12-27), созданный Богом (Мф.16:18), а не искусственное образование в виде строения, организации с религиозной иерархией или христианская миссия. Только Триединый Бог может породить Церковь, а в ней всё происходящее только по воле Бога (Мф.16:18). Человеческие установления не обязательны для Бога. Церковь это Божья семья — субстанция духовная, состоящая из Его детей, которые являются сыновьями Бога и членами Церкви → см. Что такое церковь в свете учения Нового Завета? .
Для христианина жить с верой в Божественность Христа и Троицу, — это аксиома. С новозаветного времени дерево жизни это Бог во Христе — как Дух жизни. Согласно общепринятых основных положений вероучения христиан, идентифицировать христианина можно лишь по признанию им основных доктрин вероучения христиан в свете Нового Завета, и прежде: по вере в Божественность Иисуса Христа и Триединство Бога – Новый Завет повествует о Божественности Иисуса Христа и Триединстве Бога. Тот, кто в это не верит по причине парадоксальности этого догмата с точки зрения логики или по причине собственного разумения, даже если исповедует Христа и следует его заповедям, христианином не является. Посему говорить о писателе Л.Толстом как о христианине, отвергающий Божественность Иисуса Христа и Триединство Бога, не уместно (равно и о всех приверженцах религиозного учения Льва Толстого). Те верующие, кто в это не верят, даже если исповедуют Христа и следуют его заповедям, христианами не являются, не имеют прощение греха, не рождены свыше от Духа, отчуждены от Бога, силы Его не имеют, продолжают вкушать от дерева познания добра и зла, и жить сатанинской жизнью, в соблазне эгоса быть как бог, выражая собой сатану и все более и более погружаясь в сатанинскую жизнь — театр тьмы, зависти, ненависти и зла.
По теме:
Ответы на часто задаваемые вопросы о христианской вере и жизни
Понятие конфессия, секта, ересь
Божие творение и Его замысел – Тайна человеческой жизни
«Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня» (Иоанн 14:6)
Настоящее христианство
Основные положения вероучения внеконфессиональных христиан
«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1Ионна 2:15)
Плоть вынуждает человека делать зло, которого он не желает и не даёт ему делать добро к которому стремится
Христиане должны признать всех, кто со Христом — кого признал Господь как Своих детей
«Не обвиняйте, чтобы не быть обвиненными, … » (Мф.7:1)
Сатана — враг замысла Божия о человеке и человечестве
Заповеди или Закон Божий?
Проповедуемая ложь о десятине для христиан выживающих за счет заработка или на социальное пособие
Ложь и ересь патриотизма
Лев Николаевич Толстой. О патриотизме
Мы имеем дело с преступной религиозной организацией, — РПЦ
Современное российское православие
«Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу» (Рим. 14:12)
©Czesław List
Назад → История Россиии Теология Православие

Соединение и перевод четырех Евангелий

hide Table of Contents

  1. Соединение и перевод четырех Евангелий
  2. ГОЛОС ТОЛСТОГО (от составителя)
  3. ВСТУПЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ЗНАЧЕНИЕ ЗАГЛАВИЯ
  6. ЦЕЛЬ КНИГИ
  7. РАЗУМЕНИЕ ЖИЗНИ
  8. ВОЗВЕЩЕНИЕ О БЛАГЕ ИИСУСА ХРИСТА — СЫНА БОГА. ВВЕДЕНИЕ.
  9. Глава первая. ВОПЛОЩЕНИЕ РАЗУМЕНИЯ
  10. РОЖДЕНИЕ И ДЕТСТВО ИИСУСА ХРИСТА
  11. ОБЩИЙ СМЫСЛ ПРОПОВЕДИ ИОАННА
  12. ИСКУШЕНИЕ В ПУСТЫНЕ
  13. ПРИБЫТИЕ НА БРАК В КАНУ
  14. ПРОПОВЕДЬ ИИСУСА
  15. ПЕРВЫЕ УЧЕНИКИ ХРИСТОВЫ
  16. ПРОПОВЕДЬ ИИСУСА В НАЗАРЕТЕ
  17. РОЖДЕНИЕ, ДЕТСТВО И НАЧАЛО ПРОПОВЕДИ ИИСУСА. Общее изложение главы первой
  18. Глава вторая
  19. Общее примечание ко 2-й главе
  20. ОТРИЦАНИЕ СУББОТЫ
  21. ИЗГНАНИЕ ИЗ ХРАМА И ОТРИЦАНИЕ, ВНЕШНЕГО БОГОПОЧИТАНИЯ
  22. БЕСЕДА С САМАРЯНКОЙ
  23. ОБЩИЙ СМЫСЛ БЕСЕДЫ ИИСУСА ССАМАРЯНКОЙ
  24. ОБ ОЧИЩЕНИИ ДУХОМ И ИСТИННОМ БОГОУГОЖДЕНИИ
  25. МОЛВА О ХРИСТЕ
  26. НОВОЕ БОГОУГОЖДЕНИЕ В ДУХЕ ДЕЛОМ. ОТРИЦАНИЕ ИУДЕЙСКОГО БОГА. Общее изложение главы второй
  27. Глава третья.
  28. РАЗЪЯСНЕНИЕ ИИСУСОМ ЗНАЧЕНИЯ ИОАННА
  29. О ПРИШЕСТВИИ ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ
  30. БЕСЕДА С НИКОДИМОМ
  31. ЧТО СКАЗАНО В БЕСЕДЕ С НИКОДИМОМ
  32. ПРИТЧИ О СЕЯТЕЛЕ, ЗАКВАСКЕ И ДРУГИЕ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ЦАРСТВО БОЖИЕ
  33. ЦАРСТВО БОГА. Общее изложение главы третьей
  34. Глава четвертая. НАГОРНАЯПРОПОВЕДЬ
  35. НИЩИЕ И БОГАТЫЕ
  36. СОЛЬ ЗЕМЛИ; СВЕТ МИРА
  37. ВЕЧНЫЙ ЗАКОН
  38. ПЕРВОЕ ПРАВИЛО: НЕ СЕРДИСЬ
  39. ВТОРОЕ ПРАВИЛО: НЕ БЛУДИ
  40. ТРЕТЬЕ ПРАВИЛО: НЕ КЛЯНИСЬ
  41. ЧЕТВЁРТОЕ ПРАВИЛО: НЕ ПРОТИВЬСЯ ЗЛУ ЗЛОМ
  42. ПЯТОЕ ПРАВИЛО: НЕ ВОЮЙ
  43. О МИЛОСТЫНЕ, ПОСТЕ И МОЛИТВЕ
  44. БОГАТСТВО ЛОЖНОЕ И ИСТИННОЕ
  45. ТЕСНЫЙ ПУТЬ. ПРИТЧА О ПОСТРОЙКЕ ДОМА.
  46. ИЗБРАНИЕ ДВЕНАДЦАТИ АПОСТОЛОВ.
  47. ЗАКОН. Общее изложение главы четвертой
  48. Глава пятая. ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА ДАЕТ ЖИЗНЬ ИСТИННУЮ
  49. НОВОЕ УЧЕНИЕ О БОГЕ
  50. ЗЛО НЕ УНИЧТОЖАЕТСЯ ЗЛОМ
  51. ИСЦЕЛЕНИЕ РАССЛАБЛЕННОГО
  52. ПРИТЧА О НАСЛЕДСТВЕ (ТАЛАНТАХ)
  53. О ХЛЕБЕ ЖИЗНИ
  54. ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА ДАЕТ ЖИЗНЬ ИСТИННУЮ. Общее изложение главы пятой
  55. Глава шестая. ПИЩА ЖИЗНИ — НЕ ХЛЕБОМ СЫТ
  56. О РОДСТВЕ ПЛОТСКОМ И ДУХОВНОМ.
  57. БУРЯ НА ОЗЕРЕ
  58. ИИСУС У МАРФЫ И МАРИИ
  59. ПРИТЧА О БОГАТОМ
  60. ПРИТЧА О СМОКОВНИЦЕ
  61. ПРИТЧА О ПИРЕ
  62. ПРИТЧА О ХОЗЯИНЕ И ПРИКАЗЧИКЕ
  63. ПРИТЧА О БОГАТОМ И ЛАЗАРЕ
  64. ОБЪЯСНЕНИЕ ПРИТЧИ О ЛАЗАРЕ
  65. ГЛАВНЫЕ ЗАПОВЕДИ
  66. О БОГАТОМ И БОГАТСТВЕ
  67. ИИСУС И ЗАКХЕЙ
  68. МЕРИЛО ДОБРА
  69. ИСПОЛНЕНИЕ ВОЛИ БОГА
  70. ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ЖИЗНЬ ИСТИННУЮ, ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ОТРЕЧЬСЯ ОТ ЛОЖНОЙ ЖИЗНИ ПЛОТИ. Общее изложение главы шестой
  71. Глава седьмая. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ИСТИННОСТИ УЧЕНИЯ
  72. ТРЕБОВАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ОТ ХРИСТА
  73. БЕСЕДА ИИСУСА С ФАРИСЕЯМИ
  74. ПРОЗРЕНИЕ СЛЕПОГО
  75. ИИСУС — ДВЕРЬ ЖИЗНИ
  76. РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРИТЧИ О ПАСТУХЕ И ОВЦАХ
  77. ВОСКРЕШЕНИЕ ЛАЗАРЯ
  78. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ИСТИННОСТИ УЧЕНИЯ. Общее изложение главы седьмой
  79. Глава восьмая. ДРУГОЙ ЖИЗНИ НЕТ
  80. О НАГРАДАХ В ЦАРСТВЕ БОГА
  81. ПРИТЧА О РАСПЛАТЕ ХОЗЯИНА С РАБОТНИКАМИ
  82. БОЛЬШЕ ВСЕХ ТОТ, КТО ВСЕМ СЛУГА
  83. ПРИТЧА О БЛУДНОМ СЫНЕ
  84. ПРИТЧА О РАБОТНИКАХ В ЧУЖОМ САДУ
  85. ВЕРА ПОДОБНА ЗЕРНУ ГОРЧИЧНОМУ
  86. О НАСТУПЛЕНИИ ЦАРСТВА БОГА
  87. О МОЛИТВЕ
  88. ПРИТЧА О СУДЬЕ И ВДОВЕ
  89. ПРИТЧА О ДЕВАХ СО СВЕТИЛЬНИКАМИ
  90. О ПРИШЕСТВИИ СЫНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО
  91. ДРУГОЙ ЖИЗНИ НЕТ. Общее изложение главы восьмой
  92. Глава девятая. СОБЛАЗНЫ
  93. БУДЬТЕ КАК ДЕТИ
  94. ПОНЯТИЕ ВИНЫ
  95. О БРАКЕ И РАЗВОДЕ
  96. О ПОДАТЯХ
  97. О БЛУДНИЦЕ
  98. ОБ ИСТИННОЙ ЖИЗНИ
  99. О ВОСКРЕСЕНИИ
  100. ГЛАВНЫЕ ЗАПОВЕДИ
  101. О СОБЛАЗНЕ ФАРИСЕЙСКОМ, САДДУКЕЙСКОМ И ИРОДОВОМ.
  102. О ХУЛЕ НА ДУХА СВЯТОГО
  103. ЧЕЛОВЕК ЖИВЕТ ЖИЗНЬЮ ДУХА ВО ПЛОТИ. Общее изложение главы девятой.
  104. Глава десятая. БОРЬБА С СОБЛАЗНАМИ
  105. СОВЕТ КАИАФЫ
  106. СБОР И ЗАГОВОР ПЕРВОСВЯЩЕННИКОВ
  107. БОРЬБА С СОБЛАЗНАМИ ПРОТИВЛЕНИЯ НАСИЛИЕМ
  108. БОРЬБА С СОБЛАЗНАМИ. Общее изложение главы десятой
  109. Глава одиннадцатая. БОГ ДУХ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ
  110. ПРОЩАЛЬНАЯ БЕСЕДА
  111. ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЕСТЬ ОБМАН ПЛОТИ. ИСТИННАЯ ЖИЗНЬ ЕСТЬ ОБЩАЯ ВСЕМ ЛЮДЯМ. Общее изложение главы одиннадцатой
  112. Глава двенадцатая. ПОБЕДА ДУХА
  113. СТРАДАНИЯ И СМЕРТЬ ИИСУСА
  114. ПОБЕДА ДУХА НАД ПЛОТЬЮ. Общее изложение главы двенадцатой.
  115. ЗАКЛЮЧЕНИЕ К ИССЛЕДОВАНИЮ ЕВАНГЕЛИЯ
  116. КОММЕНТАРИИ. (даются в сокращении по комментариям Н.Н. Гусева из «Юбилейного издания первого полного собрания сочинений Л.Н. Толстого»).
  117. СОЕДИНЕНИЕ И ПЕРЕВОД ЧЕТЫРЕХ ЕВАНГЕЛИЙ. ИСТОРИЯ ПИСАНИЯ И ПЕЧАТАНИЯ.
  118. Примечания

Лев Толстой: «христианство» без Христа

В 2010 году исполняется 100 лет со дня смерти Льва Толстого. Издательство Свято-Тихоновского университета выпустило монографию священника Георгия Ореханова «Русская Православная Церковь и Л.Н. Толстой. Конфликт глазами современников», в которой автор не только рассматривает проблему отношений писателя с Церковью, но и дает широкий контекст эпохи, общественных настроений и особенностей русской религиозной жизни в предреволюционный период.

– Отец Георгий, многих образованных людей, которые приходят в Церковь, «проблема Толстого» сильно смущает. Для нескольких поколений Толстой стал символом русской классической литературы, мерилом нравственности. И вдруг, входя в храм, они должны оставить его за оградой?

– Вы сразу начинаете с очень трудного вопроса. Наша современная церковная жизнь так устроена, что очень часто человек приходит в церковь и приносит в нее весь свой интеллектуальный, эмоциональный груз, всю свою «историю болезни», и не хочет с этим грузом в Церкви расставаться. Даже когда ему говорят, что это с духовной жизнью не связано, от этого в Церкви надо избавляться.

С Толстым так происходит очень часто. Есть, конечно, люди, которые просто любят Толстого, для которых он – олицетворение русской культуры, русского XIX века, в каком-то смысле даже русского дворянства. Таких людей, конечно, все меньше, просто потому что сейчас, к сожалению, все меньше людей интересуются русской литературой. А большинство ведь только «Войну и мир» в школе читали.

Но на христианскую жизнь люди смотрят, тем не менее, глазами Толстого. Это взгляд, который основан на признании примата моральных ценностей, моральных принципов. То есть, большое количество современных людей, приходящих в Церковь, считают, что в христианстве самое главное – мораль, этическое учение, которое выражено, в частности, в Нагорной проповеди. Именно так считал и сам Толстой.

И надо сказать, что Толстой сформулировал очень характерный, но совершенно ложный методологический принцип. Если взять все учения всевозможных религий, у них есть общее ядро и есть то, чем они отличаются. Ядро – это мораль. Мораль во всех религиях одинакова: не убий, не прелюбодействуй, не укради т.д. То, чем они отличаются, – мистическая часть вероучения, и она ошибочна, с точки зрения Толстого. И многие считают, что главное в христианстве, – понимание того, как себя надо вести.

Священник Георгий Ореханов

Но на самом деле мораль в христианстве очень тесно связана с догматикой. Потому что фундаментом христианской жизни является вера в Христа и Христово воскресение, в то, что оно несет спасение людям. И только отсюда вытекает вся христианская мораль. То есть, схема здесь совсем другая: сначала догматика, потом этика. И с людьми, которые их переставляют местами, бывает очень часто трудно договориться и их переубедить.

Вообще для русских интеллектуалов, интеллигентов это очень характерная деталь. Например, символ шестидесятничества Булат Окуджава, несомненно талантливый поэт. Его лейтмотив: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Мы должны взяться за руки, потому что в этом мире тяжело, очень опасно, страшно и спасти нас может только союз. А этот союз, на самом деле, не спасет. Никакое человеческое сообщество, никакая группа людей, живущая даже самыми высокими моральными принципами, не спасается сама по себе, потому что спасать может только Бог. И либо человек в это верит, либо не верит.

– Ленин говорил, что Толстой – «зеркало русской революции». Не преувеличено ли советским литературоведением место Толстого в «литературном пантеоне»? Почему большевики считали его своим?

– Место в литературном пантеоне – это тема с субъективным оттенком. Но я много думал о том, каким видели Толстого его современники, как к нему относились люди начала XX века. Место в литературном пантеоне определяется в первую очередь отношением к художественному творчеству. И нужно сказать, что здесь мы имеем совершенно определенное свидетельство. В «Дневнике писателя» за 1877 год Достоевский прямо пишет, что «Анна Каренина» – это вершина русской литературы. Те, кто родились в 80-90– гг. XIX века, единодушно, за отдельными исключениями, свидетельствуют, что выросли на Толстом. Скажем, писатель Борис Зайцев или Сергей Николаевич Булгаков пишут, что не могу представить свое детство без собрания сочинений Толстого, которое зачитано до дыр. Мне кажется, эти свидетельства достаточно показательны.

С моей точки зрения, если оценивать художественное творчество Толстого – это великий русский писатель, который был бесконечно богато одарен, он получил такой дар, который немногие люди получают.

Вторая половина Вашего вопроса в том, как он этим даром воспользовался, почему большевики его полюбили, ведь так художественно одарен был не только Толстой, но и Достоевский, Чехов, Лесков и многие другие писатели и поэты? Для большевиков и для советской действительности Толстой был символом борьбы со всем тем, что сами большевики ненавидели. Это царская Россия, это самодержавие, это русская православная церковь, это вся государственная система, которая существовала в России, это судопроизводство, это тюрьмы, – все то, что Толстой уже к концу жизни начинает беспощадно критиковать.

Правда, есть и принципиальное различие: Ленин призывает к тому, чтобы все это, ему ненавистное, разрушить жестоко и как можно скорее, а для Толстого такой способ, конечно, был чужд, он к насилию и кровопролитию не призывал. Но, хотя он сознательно этого не делал, реально его произведения, которые написаны после так называемого «духовного переворота», были революционизирующим фактором. Они просто развращали русскую молодежь. Они приучали ее к мысли, что Церковь в России является служанкой власти, что Россия загнивает, что она разлагается, что пореформенные суды, скажем, это ужасно, очень плохо и с этим надо бороться.

– Я помню в воспоминаниях Анастасии Цветаевой рассказ о том, как они ездили на похороны Толстого. Для их круга смерть Толстого с предшествовавшими ей обстоятельствами была огромным драматическим событием. Кто-нибудь из тех, кто увлекался Толстым и толстовством, потом, после революции, террора, говорил, что разочаровался в нем?

– На самом деле, что значит «увлекался толстовством»? Увлекаться чтением Толстого, это одно, а причислять себя к числу его сторонников, – другое. Чтением Толстого были увлечены тогда очень многие русские интеллигенты. Что касается случаев обращения его сторонников, то у нас есть очень яркие примеры.

Могила Льва Толстого

Например, святой мученик Михаил Иванович Новоселов был некоторое время толстовцем и пытался осуществить на практике его программу, был одним из организаторов земельной коммуны, пытался обрабатывать землю и так далее. Но в какой-то момент он вдруг понял, что это очень зыбкий идейный фундамент, на котором жизнь человека не построишь и, тем более, не может произойти тех улучшений в жизни русского крестьянина, русских людей, которые, конечно, были необходимы, о которых все говорили. И разочарование в толстовстве происходит у него достаточно быстро: в 1901 году он уже пишет Толстому письмо, в котором очень четко излагает позиции, по которым они с Толстым расходятся. То есть, бывший ревностный толстовец, а он был именно ревностным толстовцем, потому что опубликованы его письма Толстову, где он подчеркивает, что считает Толстого своим учителем, наставником, в начале XX-го века он уже понимает, что эта программа является иллюзией и, на самом деле, она для молодых душ в первую очередь разрушительна. Такие примеры есть.

– В Ясной поляне жуткое впечатление производит могила Толстого, просто какой-то экзистенциальный ужас охватывает. Эта одинокая могила над обрывом, особенно после того, как ты побываешь в храме в Кочаках, где захоронена вся его семья: и предки, и дети, и почти все родные. Мне кажется, эта могила – символ его одиночества. Вы в своей книге вписываете его в широкий контекст российского общества, но при этом и при чтении биографии Толстого, и когда бываешь в Ясной поляне, есть ощущение, что контекст контекстом, но его трагедия была в том, что он был совершенно одинок…

– Так трудно сказать. Идейный мир человека сложно устроен. Во-первых, Толстой – это очень интересный культурно-психологический тип. Это человек, который, как замечательно пишет отец Георгий Флоровский, просто застрял в XVIII-м веке, в просвещенческой идеологии, которая для него актуальна в варианте Руссо. И этот просвещенческий след за ним тянется всю жизнь, он от этого избавиться не может. Отсюда его рационализм, установка на то, что религиозную ценность имеет только то, что может быть понято и прочувствовано лично. Для Толстого большое очень значение имеет чисто интеллектуальный процесс, рефлексия и эмоциональный процесс – чувства. Для него само понятие веры, так, как мы понимаем веру, не представляет ценности. Для него не существует объективных критериев идейных христианских установок. Христианство для Толстого – это некий субъективный процесс, субъективный фактор, можно так сказать, и именно поэтому Толстой очень близок к протестантизму XIX и начала XX-го века. Именно поэтому он сам изучал протестантов, и протестанты изучали Толстого и продолжают изучать очень настойчиво.

Но Вы правы: он действительно одинокий человек. В какой-то момент он вдруг увидел, что его взгляды никто разделить не может. Для семьи они были не актуальны, неинтересны, потому что Софья Андреевна была совершенно другим человеком. Правда, мне кажется, что некоторые авторы достаточно произвольно противопоставляют заблуждениям Толстого христианство Софьи Андреевны. Ее очень относительно можно назвать православной. Конечно, она была доброй женщиной, в ее сердце всегда жило покаяние, но, как и многие ее современницы, она, к сожалению, с учением Церкви, с самыми простыми вещами была знакома очень поверхностно. И, тем не менее, конечно, взгляды мужа ей были не близки. Не только религиозные взгляды, но и взгляды на ведение хозяйства, взгляды на собственность. Все это предопределило их расхождение.

А когда в жизни Толстого появился человек, который, казалось бы, мог эти взгляды с ним разделить, я имею в вид Владимира Григорьевича Черткова, то выяснилось, что масштаб личности Черткова не соответствует масштабу личности Толстого. Чертков, здесь я уже выражаю свое собственное мнение, не мог понять, что, собственно, Толстого так волнует и мучает.

Всякий раз, когда мы видим «переводы» тех или иных мыслей Толстого, мы понимаем, насколько здесь уровень снижен. Это очень схематично, очень политизировано, рассчитано на восприятие внешнего наблюдателя или читателя. Поэтому, я считаю, что у Толстого самое интересное – это его дневник. Не его публицистические произведения, не религиозные трактаты, где просто содержатся какие-то абсурдные вещи, а именно дневник, где он старается быть честным сам с собой всегда, и видно насколько по масштабам этот источник, – дневник Толстого, – стоит в стороне от других произведений русской литературы. Он интересен, как такая кухня, где Толстой пытается выработать некий позитивный взгляд на жизнь. Я думаю, что ему это не удалось.

Если посмотреть дневники последних лет его жизни, по ним видно, что он терпит идейный крах. Это и было одной из причин его ухода из Ясной поляны.

Все, кто занимается изучением Толстого, делятся на две группы: одни считают, что уход Толстого – это его победа, а другие – что это его поражение. Я отношусь к первой группе. Уход – тяжелое поражение, свидетельство его растерянности и беспомощности перед вопросами, которые перед ним встают. И очень важно, что в этот момент он направляется в Оптину пустынь. Почему? Не потому что у него было сознательное какое-то стремление, скажем, поговорить со старцами или какое-то осознанное, оформленное желание, просто он сердцем чувствовал, что там живут люди, которые его знают и ждут. В частности, старец Иосиф, преподобный Иосиф (Литовкин). Толстой это нутром своим понимал, потому что опыт приездов в Оптину пустынь в нем жил всю жизнь, когда он даже сознательно старался этот опыт в себе подавить, задавить, ему это не удавалось.

– Письмо, которое Софья Андреевна написала митрополиту Антонию (Вадковскому) после Определения Синода о графе Толстом, констатировавшего его отпадение от Церкви, – страшное письмо отчаявшейся женщины. У нее и мужа уже словно нет, и она его любит, и обида – на него, на Бога, на людей. В дневниках Толстого про нее написаны очень неприятные вещи. Почему он, будучи автором этического учения, превратил в такой ад жизнь свою и своих близких? Его жизнь идет вразрез, фактически, с тем, что он писал.

– Надо сказать, что сам Толстой это понимал. Потому что в том же самом дневнике у него постоянно присутствует мотив, можно сказать лейтмотив его жизни: а ну-ка, докажи, что ты сам христианин. Он чувствует, что это расхождение с близкими, с семьей, женой, окружающими людьми, противоречит его собственным взглядам.

Он понимает, что не может свою жизненную программу, свои идеи реализовать практически. Но он не хочет понять, что это не случайно, не потому что он не прикладывает своих собственных усилий, а потому что сами идеи висят в воздухе.

Дело в том, что всякий человек, который хочет быть просто моралистом, не веря в Того, Кто является источником морали, всякий человек, который отвергает Христа, но принимает Его учение, в конечном итоге все равно разрушает свою жизнь. Его жизнь саморазрушительна и разрушительна для окружающих.

Это замечательно прочувствовал Федор Михайлович Достоевский. Вообще, для меня это поразительно, каким образом Достоевский фактически предвидел то, что потом написал Толстой. Ведь Достоевский скончался в 1881 году, к этому моменту практически никому еще новые взгляды Толстого не были известны, их нигде нельзя было прочитать. И вот, тем не менее, и в «Дневнике писателя», и в художественном творчестве мы находим со стороны Достоевского понимание того, к чему такой взгляд на жизнь, такое «христианство» без Христа может привести. Я приведу только один пример, это роман «Идиот». В чем главный смысл романа «Идиот», кто такой князь Мышкин? Ведь в определенном смысле роман «Идиот» написан как художественный ответ на книгу Эрнеста Ренана, посвященную жизни Христа. Взгляд Ренана достаточно известен: Христос – это такой положительный тип, это человек, который нес людям высокое учение. И Достоевский блестяще показывает, что на самом деле происходит и с нравственностью, и с человеком, и с самим носителем этих идей, если он только человек, если он только добрый человек и даже если он человек очень высокой нравственности. Князь Мышкин в черновых материалах к этому роману назван «князь-Христос», то есть это некий образ Христа. Но это герой, у которого нет почвы под ногами, он сам очень добр и он пытается принести окружающим людям добро. И что происходит в результате: он разрушается сам, он возвращается в свое исходное состояние, становится идиотом и его увозят снова в Швейцарию. Он разрушает все вокруг себя, все вокруг него просто погибают. Вот замечательный художественный ответ Достоевского на эту идею. Мораль сама по себе не может никого спасти, она может только погубить. И, к сожалению, Толстой этого не осознал. Он понимал, что его, как Вы правильно сказали, собственные взгляды никому вокруг не несут счастье, начиная с членов его семьи. И при этом он не понимал, почему это происходит, потому что его рационалистические, эмоциональные и нравственные установки, они, на самом деле, без этой христианской почвы, без веры, разрушительны.

– Вернемся к проблеме отпадения Льва Толстого от Церкви. Протоиерей Иоанн Кронштадский довольно агрессивно обличал писателя, митрополит Антоний (Вадковский), напротив, написал Софье Андреевне очень спокойное мудрое письмо, многие иерархи были близки к интеллигенции, участвовали в религиозно-философском обществе, и, наверное, они уважали Толстого как писателя, потом, он же все-таки был дворянин, что тогда было немаловажно. Как церковные люди реагировали на постановление Синода?

– Реакция была очень разной. И, собственно, Вы в своем вопросе обозначили два разных полюса. Отец Иоанн Кронштадтский – это жесткий полюс, это такое обличение, которое было необходимо. Почему? По той простой причине, что многие люди, когда прочитали определение Синода, не очень поняли вообще, чем оно вызвано. Ведь в их глазах Толстой являл собой пример образцового христианина. Они считали, что взгляды Толстого – это и есть настоящее истинное христианство. Просто потому что они не были знакомы с учением Церкви и смутно представляли, какое на самом деле христианство проповедует Церковь. И отец Иоанн Кронштадтский просто четко обозначил эту разницу: Христос Толстого – это не Христос Церкви. Надо сказать, что задолго до отца Иоанна Кронштадтского эту мысль выразил в своем письме Толстому в 1881 году Константин Петрович Победоносцев. Это очень яркий документ. Победоносцев пишет: «Мой Христос – это не Ваш Христос. Своего я знаю мужем силы и разума, который исцеляет расслабленных, а Ваш Христос – это расслабленный, который сам требует исцеления».

А был другой полюс, полюс толерантности, в этом смысле вообще владыка Антоний (Вадковский) был очень терпимым человеком. Хотя, как свидетельствуют факты, именно митрополит Антоний был одним из инициаторов издания синодального акта. И в целом надо сказать, что, конечно, священнослужители и церковные иерархи поддержали эту инициативу Синода, правда, некоторые из них не были уверены, что она своевременна. Потому что в тот период, когда синодальный акт был издан, они полагали, что уже настолько общество наэлектризовано, что ничего, кроме раздражения и неприятия этот документ не может вызвать. Но Церковь не могла промолчать. Она могла по-разному говорить, она могла издать документ, написанный языком отца Иоанна Кронштадтского, но был издан очень мягкий документ, каким я считаю синодальный акт.

Было несколько священников, которые это определение не приняли, есть уникальный по-своему случай, когда даже один из Афонских монахов, отец Ксенофонт (Вяземский) не принял это определение и стал на Афоне проповедовать, что на самом деле Толстой настоящий христианин, а с ним поступили бесчеловечно.

Тут нет ничего поразительного, потому что магия личности Толстого такова. Мы с Вами дети второй половины XX-го века, для нас этой магии уже не существует. А для русских интеллигентов, которые жили во второй половине XIX века, как сейчас принято говорить: «Толстой – это наше все». Так и было в значительной степени. И очень важно, что был Достоевский, который показал, что возможна альтернатива, важно, что был человек, сопоставимый с Толстым по своему художественному таланту. А я лично считаю, что не менее одаренный, чем Толстой. Просто у него не было возможности так писать, как писал Толстой. Толстой всю жизнь был обеспечен, и в Ясной Поляне у него было время. А Достоевский все время нуждался и вынужден был заранее еще не написанные свои романы продавать издателям.

– Почему эта тема Толстого стала так актуальна сейчас? Например, практически одновременно с Вашей книгой вышла книга Павла Басинского «Бегство из рая». Как раз о проблеме ухода.

– Я могу высказать только свою собственную точку зрения на этот счет. С одной стороны, есть люди, которые, действительно, переживают всю эту историю, как свою личную беду. В первую очередь, это члены семьи, потомки Толстого, со многими из которых я знаком, это замечательные люди. И для меня, конечно, очень важно было понять в какой-то момент, что большинство из них – члены Церкви. Они по-разному воцерковлены, это уже не наши проблемы, но, тем не менее, они все-таки воспринимают Церковь как свой дом. Для них тема отлучения Льва Николаевича очень болезненна. И от этих семейных обсуждений расходятся круги, в них оказываются вовлечены другие люди.

Они искренне этим вопросом озабочены, но могут просто чего-то недопонимать. И когда мы устраиваем конференции многочисленные, посвященные Толстому, его взаимоотношениям с Церковью, мы встречаемся и пытаемся друг другу эти вещи объяснять. А есть люди, которые воспользовались годовщиной 100-летия со дня смерти Толстого для того, чтобы в каком-то смысле, помуссировать еще раз эту тему: какая плохая Церковь, как она плохо поступила с великим русским писателем 100 лет назад, посмотрите еще раз, никаких же оснований не было.

– Ведь есть же очевидные его собственные тексты. Там же просто написано: я не член этой Церкви.

– Эти тексты можно очень по-разному воспринимать, интерпретировать. Мне все эти аргументы хорошо известны. Один из них из книги Басинского, хотя я ее полностью не успел прочесть, эпизод с приходом Толстого в Оптину Пустынь. Как его автор воспринимает: Толстой всем своим видом показывал, что он хочет встретиться со старцами, он как бы мозолил им глаза, ходил к этому скиту, все ждал, что его туда пригласят. И неужели они, старцы, не могли его туда пригласить? Почему они так поступили? Они должны были ему по-христиански выйти на встречу, пригласить побеседовать. Вот если бы они это сделали, то, может быть, что-то сложилось бы и по-иному. То есть, вся ответственность с личности Толстого переносится на бедных и больных старцев.

– Которые должны были сами выбежать.

– Выбежать они не могли, потому что старец Иосиф болел и лежал. Я вообще не уверен, что он знал о приходе Толстого. Архимандрит Ксенофонт, настоятель Оптиной пустыни, знал, об этом есть свидетельства. А что знали старцы, я не знаю. Поэтому нельзя все так примитивно воспринимать.

– А Вы почему занялись темой Толстого? Она ведь не приятна церковному человеку, эмоционально она задевает, когда в этом всем копаешься.

– Вы сами на этот вопрос ответили. Я считаю, что с научной точки зрения интересно заниматься только тем, что эмоционально задевает. Потом, я сам учился в Университете и лекции читал, но мне все равно было не понятно с этой историей отлучения, как и почему это произошло.

Но главный интерес здесь в другом. Меня просто интересует история русской религиозности XIX-го века, а Толстой – это человек-губка. Он на самом деле впитывал в себя все, что было важного и интересного в этой области. Другое дело, что мы говорили о его изолированности, одиночестве. Его сознание, психический склад таковы, что то, что он не принимает категорически, он сразу отбрасывает. Поэтому это очень своеобразная губка. В нем находит отражение все, что есть, но что-то ему глубоко чуждо. Очень интересно, как он, например, читал славянофилов, Хомякова. Сначала он интересуется Хомяковым, затем его отвергает. А то, что он однажды отверг, для него уже не существует всю жизнь. В этом смысле он был не гибким человеком. Правильно про него сказали: медведь, который гнет дуги. В идейных своих поисках он был медведем. Но, тем не менее, мне показалось, что Толстой – это то, с чего надо эти поиски в области истории русской религиозности начать. Это будет достаточно удачно.

– А сейчас это имеет какую-то актуализацию? Поиск ответов на эти вопросы, почему он важен для наших современников?

– Я бы сказал, что актуальность не столько научная, сколько актуальность для церковной жизни. Почему это важно? Я прекрасно помню конец 80-х начало 90-х, какой был религиозный подъем: Тысячелетие Крещения Руси, молодежь приходит в Церковь, все узнают, что открылся наш Университет, открылась Оптина пустынь, туда можно поехать. А дальше что происходит? Человек в Церковь приходит и приносит какой-то свой духовный идейный багаж, все то, что он накопил в предыдущей жизни. Это какие-то философские концепции, это его увлечения личные, рок-музыка или что-то еще. И не хочет с этим расставаться.

Вот он вроде бы сюда пришел, он вроде бы переступил церковную ограду, но для него христианство – это то, что он сам считает христианством. То, что он себе придумал в качестве христианства. А христианство – это то, чему учит Церковь, то, о чем пишут Святые Отцы, то, что написано в Евангелии. И реальный переворот, эта метанойя, покаяние, оно происходит тогда, когда человек понимает, что он должен от своих страстей и многих своих взглядов отказаться. Понять, что то, что он исповедует, – это не христианство. И с этой точки зрения, тема «Толстой и Церковь» очень актуальна.

Я могу сказать, что в значительной своей части наши современные интеллектуалы (я тут сознательно не употребляю слово интеллигенция), люди, которые занимаются интеллектуальным трудом, которые вообще читают книжки, в значительной степени толстовцы, даже тогда, когда они сами этого не осознают. Даже тогда, когда они вообще Толстого не открывали.

Ну и второй вопрос, который часто задают: а как, например, школьный курс литературы, получается, надо от туда Толстого выкинуть, раз он отлучен? Есть православные гимназии, в которых его не изучают. Мне кажется, что здесь для нас важна некоторая широта взглядов. Да, Толстой – человек, который отбросил от себя Церковь, но даже в этом он остается русским человеком XIX века, даже в этом он остается частью русской культуры.

Он пренебрег своим художественным даром, потому что если бы он на той почве, на которой написана «Анна Каренина», оставался и дальше, он бы остался в Церкви. Художественная стезя его направляла каким-то образом. В этом смысле очень показательна его повесть «Хаджи-Мурат». Он в эту повесть постоянно хочет вставить какие-то свои идеи, связанные с правительством, войной на Кавказе и т.д. А художник все время прорывается. И по этому произведению можно видеть, как художник воюет с моралистом и как художник часто побеждает. И Толстой, это беда его, этого не видит и не понимает, что есть истина, а что есть надумано.

Поэтому я, конечно, его замечательные произведения из школьного курса бы не стал ни в коем случае удалять. И в нашей православной гимназии, конечно, «Войну и мир» изучают и «Севастопольские рассказы», но, к сожалению, в школе не изучают «Анну Каренину». Потому что это сложное произведение. Но я считаю, что культурный человек, как бы он к Толстому не относился, но один раз в жизни должен этот роман прочитать.

– Почему Толстой не создал какого-то систематического учения? Были толстовские общины, но он же их не сам организовывал, это уже была инициатива последователей. Он имел все шансы создать секту, ведь были на лицо все признаки: и харизматический лидер, и идеи, которые легко облекаются в руководство к действию, наличие последователей, поклонников. Почему же такая секта не возникла, и даже его учение систематически не изложено?

– Может быть, и нельзя так утверждать определенно. Ведь Толстой скончался в 1910 году. У него были последователи, некоторые из этих последователей пытались организовать коммуны, некоторые из этих последователей проповедовали неучастие в военных действиях. Просто до прихода к власти большевиков прошло всего 7 лет с момента смерти Толстого. А это слишком маленький срок для того, чтобы движение могло как-то оформиться. Но даже после большевистского переворота 1917-го года некоторые идеи Толстого были реализованы практически.

Например, в 1919-м году был издан декрет об освобождении от службы в армии по религиозным убеждениям. Причем этот декрет появился благодаря исключительно сторонникам Толстого. В первую очередь, благодаря деятельности Черткова. Существовало толстовское общество и не одно. Эти люди собирались, что-то обсуждали, но, понятно, что в какой-то момент все это было уничтожено.

Другое дело, Вы в чем правы, что даже если бы это движение имело возможность оформиться как-то широко, оно было не жизнеспособно совершенно, как показывает история общины Новоселова, общины Неклюева и каких-то других образований. Потому что сама по себе идея работать на земле, кормить себя трудом своих собственных рук – это головная идея, это типичная такая интеллигентская идея, то, что Сергей Николаевич Булгаков совершенно точно называет «народобожием». Опять это замена. Вот есть христианство Евангелия и христианство Церкви, а есть народный вариант: христианство – это то, что проповедует русский крестьянин. Сам по себе тезис благочестивый, но довольно сомнительный. Вобщем-то, можно сказать, что это движение потерпело крах. Хотя последние толстовцы были уничтожены уже в эпоху сталинского террора, в 1937-38-м годах. Я видел некоторые следственные дела. Как-то эта ниточка тянулась.

Анафема толстому за что

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *