Повышение оригинальности

Веротерпимость в России (исторический экскурс)
Многообразие вероисповеданий стало одной из исторических особенностей России — гигантского Востоко-Запада, территорию которого населяли сотни народов. Каждое столетие привносило в духовную жизнь страны новые религиозные течения. В современной России сосуществуют уже около 70 конфессий. Проблема веротерпимости — терпимого отношения к той или иной религии, допущения государством свободы вероисповедания — стала императивом современности. С исторической точки зрения интересно проанализировать процесс осознания российским обществом необходимости толерантного подхода к религиозному вопросу, эволюцию политики государства к признанию веротерпимости.
Религия древних славян
Дохристианские верования — представления о трехчастной структуре мироздания – небо, земля, преисподняя, управляемых верховными богами Перуном, Велесом, Сварогом
VII — VIII вв
В русских землях приверженцы ИСЛАМА появились в 7–8 вв. во время расширения Арабского халифата. С земель Северного Кавказа и Дагестана распространился по Волге, став государственной религией Золотой Орды, Казанского и Астраханского ханств, а позже и народов Сибири и Приуралья. В Российской империи центром ислама была Казань.
X век
Крещение Руси. В средние века Русь, приняв византийский вариант христианства, еще длительное время оставалась под влиянием языческих воззрений, которые своеобразно включались в православное вероучение. Спустя столетия православие стало доминирующей конфессией страны, что не произошло с исламом и иудаизмом.
XVIIв.
Иван IV
В средние века оформилась антикатолическая государственная идеологема, гласящая, что нет более опасного и постоянного врага, чем католический Запад. Антикатолические настроения, вероятно, возникли еще в XIII в., когда святой благоверный князь Александр Невский геройски победил германских рыцарей-латинян на Чудском озере и предпочел покориться монголам.
Характерная черта средневековья — отрицание принципа веротерпимости — позже получила законодательное оформление. Приоритет государственной власти над церковной и определение статуса Православной церкви как государственной религии получили правовое закрепление в Соборном уложении. (1649 г.)
Церковный раскол, который позволил царской власти установить контроль над церковью под предлогом защиты «правой» веры. На церковном соборе 1654 г. все противники реформы патриарха Никона были отлучены от церкви, а церковным собором 1667 г. сторонники старой веры объявлены еретиками. Тем самым старообрядцы автоматически подпадали под действие Уложения 1649 г., которое устанавливало жестокие наказания, вплоть до смертной казни, за преступления против православной веры.
XVII-XVIIвв.
Петр I
Появляются первые католические храмы. Создают католические приходы во всех крупных городах империи. В обществе перестали смотреть на католиков как на некрещеных и требовать перекрещивания их при переходе в православие; с разрешения Константинопольского патриарха перестали требовать перекрещивания и от протестантов. Стали позволительны браки православных с иноверцами.

Петр 1 создал государственную систему управления церковью, упразднил патриаршество и ввел Синод. Запрещалось строительство новых монастырей, пресеклось развитие национальных архитектурных стилей, летописания и иконописи.
XVIIIв.
Елизавета Петровна
Действия против раскольников стали более жесткими
Религиозная нетерпимость коснулась и мусульман. В 1744 Указ Сената и Синода запрещал строительство новых мечетей и требовал разборки мечетей, построенных ранее в деревнях, где одновременно с мусульманами проживали православные и новокрещеные.
XVIIIв.
Петр III
Поворот к веротерпимости в политике государства произошел 29 января 1762 года, когда был объявлен именной указ Петра III о веротерпимости или о равенстве вероисповеданий. Всем раскольникам, бежавшим от преследований в Польшу и другие страны, законом было разрешено вернуться в Россию, поселиться в Сибири, Барабинской степи или в других подобных местах и жить по своим обычаям и старопечатным книгам. Раскольникам, содержавшимся под караулом, предписывалось немедленное освобождение. Запрещалось гонение на инородцев на почве религиозных разногласий.
XVIIIв.
Екатерина II
Отказывается от полной русификации татар
В 1773 г. Святейший Синод выпустил эдикт «О терпимости всех вероисповеданий и о запрещении архиереям вступать в дела, касающиеся до иноверных исповеданий и до построения по их закону молитвенных домов, представляя все сие светским начальствам».
По приглашению русского правительства начинается массовое переселение немецких колонистов — протестантов-лютеран, меннонитов, католиков.
Но вместе с тем, сохраняется черта оседлости для лиц иудейского вероисповедания.
XVIII-XIXвв.
Павел I
7 марта 1797 года издал указ о свободе культов, в т.ч. общин старообрядцев, была разрешена свободная деятельность старообрядческой церкви; раскольникам возвратили отобранные у них старинные церковные книги, разрешалось строить церкви во всех епархиях.
«Жалованна грамота Калмыцкому Ламе Собину Бакши о свободном отправлении всех духовных обрядов калмыков».
Правительством принимаются меры против распространения влияния католической церкви среди «исповедующих другие христианские законы» и притеснений со стороны римско-католических священников и помещиков православных крестьян или перешедших в православие крестьян-униатов.
XIXв.
Александр I
Утвердил «Положение для евреев», гарантировавшее им, «наравне с другими российскими подданными», свободу вероисповедания, образования детей, право покупки незаселенных земель, заведения фабрик, «промыслов и торговли» и устанавливавшее черту оседлости в западных губерниях России.
XIXв.
Николай I
Возобновлена репрессивная политика в отношении религиозных меньшинств. В губерниях были созданы губернские комитеты о раскольниках — полицейские органы для борьбы со старообрядчеством.
XIXв.
Александр II
Ужесточил политику в отношении «сектантских» объединений
Правительство вмешивалось во внутренние дела различных конфессий, строго регламентировало их структуру и деятельность
Все религии на территории страны делились на три группы: государственную (православное исповедание), терпимые (католическая, протестантская, армяно-григорианская церкви, ислам, буддизм, иудаизм, язычество) и нетерпимые («секты» — духоборы, иконоборцы, молокане, иудействующие, скопцы).

Считалось особым видом преступления против веры — отвлечение и совращение из православия в другую веру, воспрепятствование воспитанию детей в православной или иной христианской вере, распространение ересей и расколов и др.
Деятельность по распространению материалистических, атеистических взглядов подвергалась уголовному преследованию.
XX-XXIвв.
Февральская революция 1917 г. упразднила самодержавие, лишив Православную церковь ее многовековой опоры, отменила «сословные, вероисповедные и национальные ограничения».
Первые декреты советской власти коренным образом изменили положение Православной церкви и других религиозных организаций. Были национализированы все монастырские и церковные земли, отменены все национально-религиозные привилегии и ограничения, переведены все учебные заведения в ведение Комиссариата по народному просвещению, передана регистрация актов гражданского состояния государственным органам и церковный брак лишен юридической силы.
Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (от 23.1.1918) каждому гражданину предоставлял право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.
Церковь отделялась от государства, упразднялись все прежние формы союза церкви и государства.
Конституция 1936 г. запретила религиозную пропаганду, оставив верующим лишь право на «свободу отправления религиозных культов».
И все же по переписи 1937 половина населения страны (из 98,4 млн. – 42,2 млн. чел.) назвала себя верующими.
Но с 1943 г. в Православной церкви было восстановлено патриаршество. Через два года религиозные организации получили статус юридического лица, им было разрешено строительство, покупка собственности для церковных нужд.
Конституция СССР 1977 года подтверждала принцип отделения церкви от государства и школы — от церкви (статья 52)
В 1990 г. Верховный совет СССР принял закон «О свободе совести и религиозных организациях», а Верховный совет РСФСР утвердил закон «О свободе вероисповеданий». Эти законы расширяли права и свободы в области религиозных отношений.
Конституцией 1993 года. Российская Федерация является светским государством, ни одна из религий не является государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Граждане равны в своих правах и свободах, независимо от отношения к религии. Каждому гражданину гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания.
Закон «О свободе совести и религиозных объединениях», принятом Государственной думой 19.09.1997. Закон подтверждает право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также равенство перед законом, независимо от отношения к религии и убеждениям. Исходя из светского характера государства, одновременно провозглашается принцип уважения христианства ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России, но при этом подчеркивается особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры.
В 1943 создано Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана, однако с течением времени гонения на религию вообще и мусульман в частности привели к появлению в 1990-е движения ваххабитов. Они выступили за очищение ислама от «новшеств», призвав к созданию отдельной исламской территории в России, на которой бы верующие жили по законам шариата и не подчинялись российским властям
Типичные черты русского национального характера
и их отражение в русских пословицах и поговорках
Сун Яньвэй, Даляньский политехнический университет (Китай)
Национальный характер – это совокупность наиболее значимых определяющих черт этноса и нации, по которым можно отличить представителей одной нации от другой. В китайской пословице говорится: “Какова земля и река, таков характер человека”. У каждого народа свой особенный характер. О тайнах русской души, о русском национальном характере много сказано и написано. И это не случайно, потому что Россия, имея долгую историю, переживая много страданий, перемен, занимая особенное географическое положение, вобрав в себя черты и западной, и восточной цивилизаций, вправе быть объектом пристального внимания и целевого изучения. Особенно сегодня, на рубеже третьего тысячелетия, когда в связи с произошедшими глубокими изменениями в России, интерес к ней все более возрастает. Характер народа и судьба страны находятся в тесной взаимосвязи, испытывают влияние друг на друга на всем историческом пути, поэтому заметен возросший интерес к национальному характеру русского народа. Как говорит русская пословица: “Посеешь характер, пожнешь судьбу”.
Национальный характер отражается как в художественной литературе, философии публицистике, искусстве, так и в языке. Ибо язык – зеркало культуры, в нем отображен не только реальный мир, окружающий человека, не только реальные условия его жизни, но и общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, видение мира. Поэтому язык должен изучаться в неразрывном единстве с миром и культурой народа, говорящего на данном языке. Пословицы и поговорки – это отражение народной мудрости, в них хранится представление народа о самом себе и поэтому тайны русского национального характера можно попробовать постигнуть через русские пословицы и поговорки.
Ограничивая объем статьи, автор не претендует перечислить все черты русского народа, а только останавливается на типичных положительных чертах.
Трудолюбие, одаренность.
Русский человек одарен и трудолюбив. Он обладает множеством талантов и способностей практически во всех областях общественной жизни. Ему свойственна наблюдательность, теоретический и практический ум, природная смекалка, изобретательность, творчество. Русский народ – большой труженик, созидатель и творец, обогатил мир великими достижениями культуры. Трудно перечислить хотя бы малую часть того, что стало достоянием самой России. В русских пословицах и поговорках эта черта находит отражение: “Счастье и труд рядом живут”, “Без труда не вытащишь и рыбку из пруда”, “Терпение и труд все перетрут”, “Бог труды любит”. Русский народ очень ценит труд: “Золото познается в огне, а человек в труде”, “Талант без труда не стоит и гроша”. Русский фольклор говорит и о существовании трудоголиков: “Скучен день до вечера, коли делать нечего”, “Без дела жить – только небо коптить”, “Не та забота, что много работы, а та забота, как ее нет”. Трудовой люд не завистлив: “Не пеняй на соседа, когда спишь до обеда”.

В пословицах осуждают ленивых: “Долго спать, с долгом встать”, “Кто поздно встает, у того хлеба недостает”. И одновременно хвалят трудолюбивых: “Кто рано встает, тому бог дает”.
Только честный заработок ценился народом: “Легко добыто, легко и прожито”, “Даровой рубль дешев, нажитой дорог”. И в воспитании молодых предпочтение отдавалось труду: “Не учи безделью, а учи рукоделью”.
Свободолюбие
К числу основных, глубинных свойств русского народа относится свободолюбие. История России – это история борьбы русского народа за свою свободу и независимость. Для русского народа свобода превыше всего.
Русскому сердцу ближе слово “воля”, понимаемое как независимость, свобода в проявлении чувств и в совершении поступков, а не свобода как осознанная необходимость, то есть как возможность проявления человеком своей воли на основе осознания закона. Например, пословицы: “Хоть тяжелая доля, да все своя воля”, “Своя воля дороже всего”, “Вольность всего дороже”, “Воля птичке дороже золотой клетки”, “Что хочу, то и ворочу”, “Своя рука владыка” – говорят о стремлении к свободолюбию.
Сила воли, мужество и смелость
Обладая свободолюбивым характером, русский народ многократно одерживал победу над захватчиками и добивался больших успехов в мирном строительстве. В пословицах находят отражение черты русских воинов: “Лучше смерть в бою, чем позор в строю”, “Либо полковник, либо покойник”. Эти же черты проявляются и в жизни мирных людей. “Кто не рискует, тот не пьет шампанского” – о том, что русский народ любит рисковать. “Либо пан, либо пропал” – о решимости предпринять что-либо, рискнуть, несмотря на возможный провал, гибель. Близки по значению и пословицы: “Или грудь в крестах, или голова в кустах”, “Либо в стремя ногой, либо в пень головой”, “Либо рыбку съесть, либо на мель сесть”.
Пословица “Волков бояться – в лес не ходить” говорит о том, что нечего и браться за дело, если страшиться предстоящих трудностей. А смелому всегда сопутствует удача: “Удача – спутник смелого”, “Кто смел, тот и съел”.
Доброта
Характерные черты русских людей – это доброта, гуманность, склонность к покаянию, сердечность и душевная мягкость. Многие пословицы и поговорки иллюстрируют эти черты: “Доброму бог помогает”, “С добрым жить хорошо”, “Делать добро спеши”, “Доброе дело и в воде не тает”, “Жизнь дана на добрые дела”, “Добро век не забудется”, “Тому тяжело, кто помнит зло”. К доброму человеку справедливо относится судьба: “Злому – смерть, а доброму – воскресение”. Однако слишком смирного пословицы осуждают: “Его разве только ленивый не бьет”, “Смирную собаку и кочет бьет”.
Терпение и стойкость
Это, пожалуй, одна из самых характерных особенностей русского народа, ставшая буквально легендарной. Русские обладают, кажется, безграничным терпением, удивительной способностью переносить трудности, лишения и страдания. В русской культуре терпение и умение переносить страдания – это способность к существованию, способность ответить на внешние обстоятельства, это основа личности.
Не трудно найти отражение этой черты в русских пословицах и поговорках: “Терпение – лучше спасенья”, “Терпение даст умение”, “На хотенье есть терпение”, “Век живи, век надейся”.
Русский народ терпелив и вынослив, упорен и стоек, не падающий духом от неудач и верящий в свои силы. Об этом говорят пословицы: “Терпи горе, пей мед”, “Час терпеть, а век жить”, “Терпя, в люди выходят”, “Поживи в рабах, авось, будешь и в господах”, “Бог даст день, даст и пищу”.
Гостеприимство, щедрость и широта натуры
Русское гостеприимство общеизвестно: “Хоть не богат, а гостям рад”. Для гостя всегда готово лучшее угощение: “Коли есть, что в печи, все на стол мечи!”, “Гостю щей не жалей, а погуще налей”.
Русские люди встречают гостя на пороге своего дома. Обычай преподносить гостям хлеб-соль пришел из глубины веков и сохраняется в России до сих пор. Хлеб-соль – это одновременно и приветствие, и выражение радушия, и пожелание гостю добра, и благополучия: “Хлеб-соль кушай, а добрых людей слушай”. Без хлеба нет жизни, нет истинного русского стола. Об этом говорят русские пословицы: “Хлеб всему голова”, “Хлеб на стол, так и стол – престол”, “Плох обед, коли хлеба нет”, “Хлеб – дар божий, отец, кормилец”, “Хлеба ни куска, так и в тереме тоска, а хлеба край, так и под елью рай”. И соль, как известно, играет важную роль в жизни человека: “Без соли, без хлеба худая беседа”, “Без хлеба – смерть, без соли смех”.
Отзывчивость
Отличительной чертой русского народа является его отзывчивость, умение понимать другого человека, чуткое отношение к чужому душевному состоянию, способность интегрироваться с культурой других народов, уважать ее. Удивительная этническая терпимость, а также исключительная способность к сопереживанию, умение понимать и принимать другие народы позволили русской нации создать невиданную в истории империю. И эта черта отражается в народных пословицах и поговорках: “Кто нас помнит, того и мы помянем”, “За добро добром платят”. По мнению Вл. Соловьева, “истинное единство народов есть не однородность, а всенародность, т.е. взаимодействие и солидарность всех их для самостоятельной и полной жизни каждого”. Такие свойства русского человека, как гуманизм, доброжелательность в отношении других народов, гостеприимство, самопожертвование, альтруизм порождают социально более глубокие свойства, такие, как интернационализм, взаимное уважение людей, их национальных обычаев, культуры.
Особое внимание русские уделяют отношению к соседям: “Худое дело обидеть соседа”, “Жить в соседах – быть в беседах”, “Близкий сосед лучше дальней родни”, “Межи да грани – ссоры да брани”.
Религиозность
Одной из глубинных черт русского характера является религиозность. Религиозное мировоззрение сыграло важную роль в формировании как нации в целом, так и русской личности в отдельности. Эта характерная глубинная черта русской национальной личности отражается с древнейших времен в фольклоре, в пословицах: “Жить – Богу служить”, “Сильна божья рука”, “Божья рука – владыка”, “Никто не может, так Бог поможет”, “С Богом пойдешь, до блага дойдешь” – эти пословицы говорят о том, что Бог всемогущий, и помогает верующим во всем. В представлении верующих Бог – идеал совершенства, он и милосерден, и бескорыстен, и мудр: “У Бога милости много”, “Бог на милость не убог”, “Друг обо друге, а Бог обо всех”, “Кто добро творит, тому Бог отплатит”. У Бога щедрая душа, он рад принимать любого человека, который обращается к нему, его любовь неизмеримо велика: “Кто к Богу, к тому и Бог”, “Любящих и Бог любит”, “Бог полюбит, так не погубит”, “Кто добро творит, тому Бог отплатит”.

Анализируя русский фольклор, мы пришли к выводу, что пословица – это не просто изречение. Она выражает мнение народа. В ней заключены народная оценка жизни, наблюдения народного ума. Не всякое изречение становилось пословицей, а только то, которое согласовывалось с образом жизни и с мыслями множества людей. Такие изречения существуют тысячелетия, переходя из века в век. Пословицы справедливо считают сгустками народной мудрости, т.е. тем самым народным опытом, который хранится в языке и передается из поколения в поколение. Анализ русского национального характера на основе пословиц является новым подходом к изучению этого вопроса.
Литература:
1. Вьюнов Ю.А. “Слово о русских”. М.,2002.
2. Воробьев В.В. “Лингвокультурологическая парадигма личности”. М.1996.
3. Даль В.И. “Пословицы русского народа”. М.,2000.
4. Соловьев В.М. “Тайны русской души”. М.,2001
5. Верещагин Е.М. Костомаров В.Г. “Язык и культура”. M,1990.
6. Тер-Минасова С.Г. “Язык и межкультурная коммуникация”. М.,2000.
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР И МЕНТАЛИТЕТ:
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ РУССКО-ЕВРОПЕЙСКОГО РАЗЛИЧЕНИЯ
Национальный характер, как один из вариантов внешнего проявления феномена менталитета, рассматривается как «исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт нации, определяющих привычную манеру поведения и типичный образ жизни людей, их отношение к труду, к другим народам, к своей культуре» . В национальном характере тесно переплетаются элементы сознания, идеологии, нравственной культуры, поведения и общественной психики. Отношение к окружающему миру характеризует направленность национального сознания людей. К данной группе черт национального характера относятся такие черты, как консерватизм, религиозность, оптимизм, пессимизм и другие, основанные на внутренних глубинно-психических социально-культурных установках менталитета
Русский национальный характер, по расхожему утверждению, наиболее ярко проявляется в бытовых особенностях, в повседневном стиле жизни, яркие с позиции иностранца черты которого (в настоящем или недавнем времени) для русского народа иногда выделяют исследователи: «существование под одной крышей разных поколений, приверженность к праздникам, семейным, религиозным, государственным, любым, отношения родителей к детям, которые так и не становятся самостоятельными в глазах родителей до седых волос, – все кажется странным…» . В ходе межкультурного диалога некоторые черты нашего национального характера становятся еще заметнее, например, русское неумение преподнести свои знания, узко специализировать их, приспособить на американский или иной лад (о чем писал и И.П. Павлов) . И при этой беспомощности особенной видится русская душевная распахнутость, а неумелость сочетается со стремлением жить общим домом с другими.
Социально-философский анализ проблемы русского менталитета в настоящей работе также не являет собой некоего идеального решения так называемого «русского вопроса». Но основной идеей здесь выступает следующая: менталитет общества есть феномен, оберегающий социально-психические глубины общества (нации) от внешнего воздействия с целью его, общества, изменения извне. В том же смысле «работают» личностные ментальности – в первую очередь, они оберегают глубинное сознание человека от целенаправленного психического подавления и разрушения, сохраняя индивидуальную и социальную самобытность.
Народность, самобытность – важные для изучения русского характера темы, отражающие круг серьезных проблем. Н. И. Надеждин, затрагивая вопрос о русской самобытности, сопоставляя российские примеры ее с примерами из европейских государств, переводит его в весьма интересную проблемную плоскость: «Почему русские стыдятся быть русскими?», – вопрошает он. Фиксируя «ситуацию отличия» между западной и российской цивилизациями, он говорит о необходимости учиться европейскому отношению к национальности. «Должно начать тем, – пишет Н.И. Надеждин, – чтобы выучиться у них уважать себя, дорожить своей народной личностью сколько-нибудь, хотя не с таким смешным хвастовством, как француз, не с такой чванной спесью, как англичанин, не с таким глупым самодовольством, как немец. …В нынешней Европе… всякий народ хочет быть собой, живет своей, самобытной жизнью» . Это стремление к самобытности видится необходимым развивать и культивировать в русском народе, «заимствуя» из Запада именно это – самопознание (как процесс) и самоуважение (как высокое национальное чувство).
Иллюстрируя тему различия тех или иных наций или их представителей, Н.И. Надеждин приводит следующие весьма примечательные характеристики: «Посмотрите на жителя седой туманной Британии: он везде один и тот же, везде верен и ровен себе, везде ходит обледенелым вулканом, везде расчетлив до скаредности и своенравен до самозабвения, величайший эгоист и величайший энтузиаст, в то же время, роскошничает и тяготится жизнью. Во Франции легкомыслие и суетность, родимые пятна народной физиономии, равно выглядывают из-под мантии, пера и блузы погонщика мулов, равно светятся в лекции Сорбонны и в статье “Фигаро”, равно оттеняются в красном колпаке республиканца и на красных каблуках вандетского маркиза. В Германии романтическая мечтательность, невнимание к положительным условиям жизни и страсть к идеализму звучат в стихах Шиллера и в системе Шеллинга, отражаются в пылком бреду молодого студента и в бессмысленной задумчивости честного бюргера, поникшего за кружкой пива, в табачном дыму, над заветным листком “Гамбургского корреспондента”. И никто из них не стыдится себя, не гнушается собой» .
Продолжая этот ряд характеристик русскими примерами, Н.И. Надеждин восклицает: «Отчего нам стыдиться даже наших щей, нашего квасу, когда англичанин с гордостью воспевает свой ростбиф и пудинг, когда немец считает нектаром свое пиво… Отчего нам не хвалиться своим богатырством, драгоценным наследием удалых предков, когда француз не ступит шагу, чтобы не вскричать, оглянувшись во все стороны: «я француз, я родился бравым…»» . Такой сравнительный аспект замечания автора выводит нас на рассуждения о деятель-ностном характере национальной гордости и самобытности. Важно не только быть собой или иметь гордость, но и прикладывать их, делать нечто, что не вызывало бы ни малейшего сомнения в национальной окраске делаемого. Причем эта «внешность» национальной деятельности должна быть выражением национального характера, то есть феноменом, переходящим из внутреннего плана бытия во внешний план.

Внешний аспект русскости подчеркивал и В.Ф. Одоевский. Русские, по мнению большинства европейцев, имеют ярко выраженные внешние отличия при всем нашем региональном многообразии. «Для живописца, – замечает он, – существуют особенные черты, которые определяют физиономию того или иного народа, и можно нарисовать, например, русское или итальянское лицо, не делая ни с кого портрета» . Это – своего рода «внешность народа», то есть кажущаяся физиологической характеристика. Понятно, что основой национальности, народности русских выступает, в первую очередь, внутреннее содержание «самости», существенное во «времени большой длительности», проявляющееся многообразием «русских характеров в русском народе».
и т.д……………..

19 самых популярных мифов о христианстве

В мире, наверное, нет людей, которые не слышали о христианстве. Но мы часто сталкиваемся с откровенно предвзятым негативным к нему отношением. Причина тому — распространенный в широких массах ряд мифов и предрассудков о христианстве, которые порой просто нелепы.
Итак, самые популярные мифы о христианстве…

1.Нет, церкви — не секты, одурманивающие разум и обманывающие людей.

Если уж углубляться в подробности, то в украинском законодательстве вообще нет трактования термина «секта» — есть только «религиозные организации». И уже здесь на одном ряду протестанты, православные, буддисты, кришнаиты и даже последователи Невидимого розового единорога (да-да, такие правда существуют). Но вернемся к заблуждению: этот миф берет начало в советской пропаганде. В 60-х годах по указке Хрущёва был снят псевдодокументальный фильм о «сектантах» — то есть не православных христианских общинах. Именно оттуда распространились слухи, что все верующие — сектанты, едят детей, сходят с ума и пытаются затащить к себе чем можно больше народа. С молчаливого согласия властей эта пропаганда продолжает проводиться и в наши дни, и народ ей верит так же, как раньше. До сих пор можно по телевизору увидеть «разоблачающие» передачи о «секте пятидесятников». Советского Союза официально уже давно нет, но в душах народа он живёт и исчезать не собирается просто потому, что людям часто удобно и выгодно утверждать, что все не православные — сектанты.

2. Нет, вера и религия — не одно и то же.

«Христианская религия» — часто употребляемое словосочетание. Но на самом деле религия — зло, опиум для народа, и по своей сути противоположна христианству. Религия — это догматизм, следование бесчисленным правилам, обряды, ограниченность мышления. За что формально Христа распяли? За регулярное игнорирование религиозных требований и пропаганду того же среди других. Христос учил, что нужно не пост в определённые дни соблюдать и обряды выполнять, а быть достойными людьми. Это очень не понравилось крупным священнослужителям, которые одновременно были и чиновниками.

Христианских религиозных ритуалов и обрядов много, причём у разных конфессий они различаются. Плохо ли это? Само по себе нет. Большей частью это не более чем традиции, придуманные людьми и существующиеся для порядка, торжественности, пафоса, отделенности от обычной жизни.
Но важно понимать, что у каждого действия есть суть, и именно в неё нужно вникать. Например, не так давно закончился великий пост. Зачем он нужен? Вообще пост — это когда человек на короткое время, обычно от дня до недели, добровольно отказывается от отвлекающих явлений в жизни, чтобы уделять больше времени размышлениям и молитве, уединению с Богом, очищению от греха. Сейчас эти отвлекающие факторы — телевизор, компьютер, шумные мероприятия. Раньше технологий не было, поэтому главным развлечением было чревоугодие. От него и отказывались на время поста. Для такого решения нужны сознательность и сила воли. А так как этими качествами большая часть народа не отличается, то официально ввели даты, когда поститься должны все. В наши дни это превратилось в какую-то диету. Если человек не вникает в суть, а только исполняет обряд, то это и называется религия. То же касается икон, свечек, крестных знамений, праздников, падений во время молитвы, поднятых рук, хлебопреломлений и т.д. Запомните: каждое таинство по-своему важно, но исключительно при условии того, что вы глубоко осознаете, что делаете и для чего. Исполнять христианские таинства «потому что так принято» или «так все делают» — совершенно бесполезно для вашего духа и души.

3. Нет, христианство — не рабство, наполненное запретами.

Нередко из самых разных источников приходится слышать о нелепейших версиях того, что якобы запрещено в христианстве. Вот некоторые примеры:
— нельзя работать или заниматься какими-то определёнными делами в воскресенье или какой-то другой день
— нельзя делать татуировки
— нельзя носить одежду определённого покроя
— нельзя слушать какие-то определённые стили музыки
— нельзя, пардон, исполнять супружеские обязанности, кроме как с целью пополнения семьи и только особым образом
— нельзя быть богатым
— нельзя красиво выглядеть, ухаживать за собой
— нельзя придерживаться определённых политических взглядов
На самом деле запрещено довольно мало. А главное — все немногочисленные запреты, не имеющие ничего общего с вышеприведённым списком, разумны и имеют причины.Не забывайте, что христианство — это, в первую очередь, близкие личные отношения с Богом. А каким образом вы их налаживаете — исключительно ваше дело. Одни находят Божье присутствие в церкви, другие — дома, за чтением Библии, в песне, в людях, да где угодно. Бог — внутри нас. Там его и ищите, невзирая на мифы и традиции.

4. Нет, христианство это не только интеллектуальное принятие некоторых фактов.

Конечно, христианство учит определенной картине мира, и в некоторых основополагающих вещах она отличается от той, которая предлагается материалистическим мировоззрением. Но суть христианства не в этом. Суть в том, что Сын Божий умер за грехи людей, и что это дает лично нам возможность обрести прощение и вечную жизнь с Богом на небесах. Христианином невозможно стать, просто приняв какие- то утверждения на веру и на этом остановившись. Такое принятие — это лишь первый шаг к настоящей вере, потому что христианство — это всегда практика. В христианстве путь к Богу лежит через покаяние, крещение и стремление к благочестию, а это требует серьезных усилий и длительной работы над собой.

5. Нет, христианство не противоречит науке.

Противоборство религии и науки, во многом, надуманное. Выдающиеся ученые XVII-XIX веков вполне успешно совмещали занятия серьезной наукой и глубокую христианскую веру. Христианство и наука предлагают разные пути к пониманию истины. При умелом их использовании они взаимодополняют и обогащают друг друга. Наука открывает нам тайны мира естественной природы, а религия пытается приоткрыть завесу над миром духовным. Проблемы возникают лишь только тогда, когда они заходят на чужую территорию и говорят на темы, далекие от сферы их применимости. Например, когда наука начинает выносить нравственные суждения, а религия — суждения, относящиеся к области естествознания.

6. Нет, христианство предназначено не только для слабых и неудачников.

Заблуждение популярное, но для первых трех столетий нашей эры в высшей степени противоречивое. В те времена христианами становились люди, убежденные в своей правоте настолько, что они были готовы подвергаться жестоким гонениям вплоть даже до самой смерти. В некоторых странах такая практика сохранилась до сих пор. Так что хотя христианская вера действительно придает человеку сил и приносит утешение, это совсем не означает, что ей нечего предложить людям, которые в этом якобы не нуждаются. Грехи являются универсальной проблемой человечества, и какими бы сильными и «удачливыми» мы ни были, мы всегда стремимся к избавлению от них.

7. Нет, христианство не учит слепой вере.

Конечно, в христианстве есть то, что принимается на веру. Само существование Бога является утверждением, строго доказать которое невозможно. Другой пример: посмертное существование. Или богодухновенность Библии. Или божественность Христа. Впрочем, есть множество и других постулатов, которые являются проверяемыми. Например, то, что христианская вера делает жизнь человека лучше, ярче, полнее и насыщеннее с духовной точки зрения. Подтверждений тому в истории масса. Также христианская вера делает человека сильнее. Становясь христианином, человек обретает силы, чтобы свидетельствовать об этом и бороться с грехом в своей жизни. И наконец, христиане, в целом, гораздо дольше и счастливее живут, реже совершают преступления, реже страдают от депрессий и алкоголизма. Всё это вполне проверяемые утверждения, и для их принятия не требуется никакой слепой веры.

8. Нет, христианская Библия не спустилась к нам с неба.

Важно понимать, что отношение к Библии в христианстве совершенно не такое, как отношение к Корану в исламе. Для христиан Библия не является чем-то продиктованным самим Богом слово в слово. Тексты Библии богодухновенны не в том смысле, что они совершенны и безошибочны, — в них есть то, что является следствием человеческого фактора: неточности, не слишком удачные литературные обороты, огрехи в стилистике, орфографические, географические и другие несущественные ошибки. Поскольку Библию писали разные люди и на протяжении многих веков, то одни и те же события они могли описывать по-разному. Но христиане действительно верят в то, что Библия истинно говорит о Боге и спасении души.

9. Нет, христиане не идеальны.

Убедиться в этом очень легко, достаточно лишь провести в обществе христиан какое-то время. Однако порой далекие от религии люди полагают, что христианство принимает в свои ряды только тех, кто идеален и окончательно победил в своей жизни любые слабости и грехи. Иногда так думают и те, кто недавно покаялся и делают только самые первые шаги в познании веры. Конечно, христианство делает человека лучше в нравственном отношении. Но истинная цель обращения человека состоит не совсем в этом. Цель в том, чтобы он приблизился в своей жизни к Богу через личные отношения с Ним и исполнение Его воли.

10. Нет, христиане не одинаковы.

Иногда высказывается такое мнение, что все христиане говорят одно и то же и никакие разномыслия среди них не поощряются. На самом деле, такое единообразие встречается крайне редко и только внутри общин, склонных закрываться от влияния внешнего мира. Конечно, христиане сильно отличаются друг от друга. Они могут иметь разные убеждения по многим вопросам, разные интересы, разные характеры, разные образы мышления, разный духовный и жизненный опыт. Это видно даже по первым ученикам Христа, его апостолам. Петр — импульсивный и всегда проявляющий инициативу. Иоанн — глубокий и обращающий внимание на суть. Фома — недоверчивый и осторожный. Симон (зилот) — ревностный и политически активный. Очень разные люди, тем не менее объединенные одной целью. Что делает нас христианами, так это то, что в какой-то момент своей жизни мы приняли Иисуса Христа своим Господом и Спасителем.

11. Нет, христианство не является уходом от проблем.

Случается так, что именно желание справиться с проблемами приводит человека ко Христу. И если его обращение было искренним, то проблемы действительно начинают разрешаться. Но разрешение проблем в христианстве обычно состоит в том, что их приходится вытаскивать на свет и работать над ними. Это никак нельзя назвать уходом. Христиане не забывают о проблемах и не начинают убеждать себя в том, что на самом деле их нет. Так воздействует на человека алкоголь, а не истинная библейская вера. Кроме того, христианство ставит перед человеком новые вызовы, которые ранее не были частью его жизни. Например, активное противостояние греху, личное благовестие, построение глубоких отношений с Богом и многое другое. Если человек просто хочет поменьше проблем в своей жизни, то христианство это не лучший путь для него.

12. Нет, христианство не ведет гарантированно к процветанию.

Разумеется, христианство не обязательно приводит человека к финансовому благополучию. Это видно хотя бы потому, что никто из первых учеников Христа не разбогател от своего служения Богу. Конечно, после обращения ко Христу человек начинает экономить на том, что ранее тратил на грех. Например, на сигареты или алкоголь. Основная проблема здесь в том, что для нас вполне естественно считать Божьим благословением достаток сам по себе. Однако христианство в равной степени обращается и к богатым, и к бедным. И те, и другие имеют свои искушения и свои препятствия в том, чтобы обратиться к Богу. И те, и другие имеют свои вызовы для служения людям. Вполне естественно, что нуждающиеся люди стремятся к тому, чтобы избавиться от своих нужд. Порой это их стремление настолько велико, что они не замечают искушений, которые приносит финансовый достаток, и, как следствие, поддаются им, теряя свое спасение. Христианское учение состоит в том, что каждый должен быть доволен тем, что имеет, и стремиться к тому, чтобы использовать это во благо.

13. Нет, христианство не гарантирует, что человек не будет болеть.

Опять же, христианство никак не связано со здоровьем человека. Хотя, конечно, если человек обращается к Богу, то оставляет грехи, некоторые из которых сильно вредят его здоровью. Например, курение или пьянство. Также христианин имеет в своей жизни цель и видит в ней смысл, что делает его более спокойной и цельной личностью. Поэтому, в целом, христиане являются более здоровой группой населения (хотя верно и то, что к Богу зачастую обращаются люди перед лицом серьезной болезни или иной опасности). Но Бог не дает никаких гарантий, что преданный Ему человек никогда и ничем не будет болеть. Учение о том, что всякая болезнь есть следствие греха или недоверия Богу, является ложным и крайне опасным, потому что человека могут заставить чувствовать вину за свои болезни или даже вовсе их не лечить, ожидая чудесного исцеления, что порой приводит к летальным исходам. К счастью, в современном христианстве такое учение распространено не слишком сильно.

14. Нет, христианство — это не только православие.

В культуре нашей страны христианство может ассоциироваться только и исключительно с православием. Но по сути это, конечно, не так. Всемирное христианство очень разнородно, и в нем можно выделить три основных направления: католицизм, православие и протестантизм. Внутри каждого направления есть свои конфессии, порой достаточно сильно отличающиеся друг от друга. Если подходить к вопросу с количественной точки зрения, то большинство современных христиан исповедуют католицизм. Второе место занимают протестантские церкви. И только на третьем православные, которые в основном сконцентрированы на территории стран бывшего СССР и Восточной Европы.

15. Нет, христианство это не свод правил и запретов.

Порой представляется, что каждая религия является сводом некоторых правил, и всё отличие одной от другой состоит в том, что эти правила немного отличаются друг от друга. Таким образом получается, что верить можно в то, во что представляется более удобным верить, а к настоящей Истине это никакого отношения не имеет вообще. Конечно, это неверное представление. Суть христианства не состоит в следовании правилам, и сама Библия не является сборником таких правил. Христианство это путь спасения, путь приближения человека к Богу. Просто исполняя правила, христианином не станешь.

16. Нет, христианство не делит мир на хороших и плохих.

Популярное заблуждение, — в том числе, к сожалению, и среди христиан. И, конечно, предполагается, что хорошими являются христиане, а плохими все остальные. На самом деле, христианство учит совершенно другому. Фундаментом библейского вероучения является утверждение о том, что все люди недостаточно хороши и все в равной степени нуждаются в прощении. Если человек решает в своей жизни следовать по пути исправления, то христианство — это как раз то, что ему нужно. Становится ли он сразу вследствие этого хорошим? Конечно, нет. В жизни каждого человека случаются взлеты и падения, но если вектор его стремлений направлен к Богу, то он не останется без духовной награды. Если же человек такого решения в своей жизни не принимал, то опять таки это означает не то, что он плох, — а то, что он все еще стоит перед этим вызовом.

17. Нет, христианство говорит не только о любви и желает не только того, чтобы всем было хорошо.

Нередко, в общении с нехристианами можно услышать, что христианская вера по сути своей очень простая. Следует всего лишь любить друг друга, поменьше делать всякого зла, почаще улыбаться и говорить, что всё будет хорошо. Некоторые люди представляют, что Иисус Христос был как раз тем, кто достиг во всем этом совершенства. С ответом на вопрос, за что же тогда Он был распят, обычно возникают затруднения. Здесь нам важно понимать, что является сутью христианства, а что следствием. Христианином человека делает именно его готовность сделать Христа Господом всей своей жизни. И обычно это приводит к тому, что он становится более любящим, добрым и даже в каком-то смысле «благостным» человеком. Но христианство говорит и о других вещах, — в том числе о таких, которые бросают вызов окружающему обществу. Например, о необходимости решительного отпора ложным учениям, активного противоборства греху, честной оценки некоторых поступков как неприемлемых. Всё это сложно ожидать от человека, говорящего только о благости и любви.

18. Нет, христианство — это не легкий путь на небеса.

Одним из важнейших шагов на духовном пути человека является покаяние. Фактически это первый серьезный шаг, который человек делает ко Христу. Конечно, прежде он должен уверовать, но обычно это не влечет за собой серьезных изменений в его жизни. Другое дело — покаяние. Именно на этом шаге он вынужден совершить переоценку собственных ценностей, изменить свою жизнь, сказать твердое «нет!» каким-то вещам, которые он практиковал раньше, и наоборот, «да!» — тому, над чем он раньше даже не задумывался. Слишком часто на своем пути к Богу человек спотыкается именно на покаянии. Но если он проходит через него, то можно быть уверенным, что его решение посвятить себя Христу является обдуманным и твердым. Таким образом, покаяние — это не «халява», как некоторые считают, а непростой путь работы над собой, своим сердцем, характером, привычками и самим мышлением.

19. Нет, христианство не является учением о политике, искусстве, моде, здоровье, питании, экологии, музыке, спорте или о чем-то еще, кроме, собственно, спасения души.

Нередко бывает так, что становясь христианином, человек выделяет в нем какой-то один аспект, близкий к нему самому, и считает его чуть ли не первоосновой всего христианства. Особенно опасно, если он начинает распространять свою веру среди окружающих, уча тому, что только согласные с ним в трактовке данного вопроса получат одобрение от Бога. Конечно, христианство имеет суждения на самые разные темы, — в том числе, и перечисленные выше. Не зря же Библию называют Книгой Жизни или инструкцией к жизни. Все потому, что она охватывает все сферы жизнедеятельности человека. Но не следует забывать, что суть христианства не в утверждениях о том, какой политический строй более, а какой менее правилен. И не о том, какую пищу можно, а какую нельзя употреблять. А о том, что Христос является истинным Сыном Божьим, умершим за наши грехи и воскресшим ради нашего спасения.

Николаев А. И. Десять лекций о религии

Проблема соотношения религии и этики связана с двумя аспектами. Во-первых, важно понять, существует ли некий «этический минимум», характерный для любого религиозного сознания. Во-вторых, нужно ответить на вопрос о том, насколько этические нормы определяются именно религией. Другими словами, какова в этом смысле функция религии: она закрепляет естественно сложившиеся нормы или создает их.

Для начала несколько слов о значении термина «этика». Принято двоякое понимание этого слова. С одной стороны, этика – это наука о принятых нормах социального поведения, с другой – общественные представления о самих этих нормах, обязательности их соблюдения и допустимых границах нарушения.

Сейчас нас будет интересовать второе значение, то есть принятая в обществе система норм поведения. Даже поверхностного взгляда на этические нормы в разных культурах достаточно, чтобы почувствовать, что они сильно отличаются друг от друга и в то же время в чем-то очень схожи. Схожесть эта касается самых основ человеческого общежития. Практически во всех современных культурах осуждается ложь, воровство, неоправданное убийство человека, клевета и лжесвидетельство. Везде культивируется уважение детей к родителям и родителей к детям.

В то же время в других аспектах этические нормы могут заметно варьироваться. Скажем, в некоторых культурах существует культ обнаженного тела, в других публичная демонстрация тела считается в высшей степени неприличной. Скажем, в Иране, где в основу этики и права положены законы шариата, женщина может получить пятьдесят ударов палкой, если появится в обществе в недопустимо «открытом» виде, хотя по европейским стандартам она будет выглядеть вполне прилично.

Возникает закономерный вопрос: имеются ли некоторые общие основания человеческой этики и, если да, то имеют ли они какое-то отношение к религии.

На этот вопрос современная наука дает, скорее, положительный, чем отрицательный ответ. Еще И. Кант сформулировал этический принцип, получивший название «категорический императив». Сущность этого принципа можно выразить афористически: поступай так, как ты хочешь, чтобы другие поступали с тобой. По сути, Кант философски переосмысливает принцип этики, отраженный уже в Евангелии от Матфея. Принцип Канта достаточно абстрактный, но в то же время очень действенный. Нам почему-то не хочется, чтобы нам лгали, чтобы нас ненавидели, а хочется, чтобы с нами были честными, чтобы нас любили. Откуда же берется у человека этот «минимум порядочности»? То, что он есть, Кант доказывает простым рассуждением. Если, например, мы знаем, что преступник много пострадал от общества еще до совершения преступления, мы учитываем это, но тем не менее все равно осуждаем преступника. Поскольку конечную ответственность за свой поступок человек все равно несет сам. Кант считал, что моральные принципы, в частности, данный человеку механизм контроля – совесть, нельзя вывести из мира разума, они даны непосредственно, то есть фактически имеют Божественное происхождение.

Канта много и обоснованно критиковали за чрезмерную абстрактность тезисов, но в то же время никто убедительно не доказал «земное» происхождение этических императивов и совести. Существующие физиологические или психологические гипотезы не более убедительны, чем тезис Канта.

В теологии, разумеется, акцент сделан на этико-философском трактовании религиозных учений. В частности, известный современный греческий философ и богослов Христос Яннарас* трактует библейский сюжет о первородном грехе как нарушение человеческой любви и доверия. До вкушения запретного плода Адам и Ева были наги и не стыдились, а после стали стыдиться друг друга. Почему именно на этом сделан акцент в Библии? Комментируя это место, Яннарас замечает, что в теплом раю одежда не могла выполнять функцию защиты от холода. Она могла выполнять только функцию защиты от другого человека. Значит, люди стали видеть друг в друге источник опасности, чего до грехопадения не было. Прислушаемся к оригинальной интерпретации Яннараса: «Что же означает это ощущение наготы, этот стыд наготы, сопровождающий грех? В нем выражается осознание того факта, что устремленный на меня взгляд принадлежит не любящему и любимому существу, к которому я питаю полное доверие, но чужому. В этом взгляде нет любви; чужой человек смотрит на меня лишь как на объект собственных желаний и вожделений. Своим взглядом он словно «объективирует» меня, превращает в некое безличное существо, лишая меня моей неповторимой, глубочайшей единственности. Ощущение наготы означает разрыв личного отношения, отрицание любви, потребность в самозащите от опасности, которую с этого момента воплощает в моих глазах другой человек. И я защищаюсь стыдом, я прикрываю свою наготу, чтобы сохранить собственную личность, чтобы укрыться от чужого взгляда и не превратиться в объект, служащий удовлетворению чужой эгоистической похоти».

Подобные комментарии скорее поэтичны, чем научны, однако хорошо показывают, как тонко и порой остроумно трактуются этические смыслы известных религиозных сюжетов.

В реальности трудно однозначно комментировать происхождение этических норм и уж тем более – выводить их из современно понимаемых строк священных книг. Однако нет никакого сомнения в том, что религия является если и не генератором, то катализатором этических процессов. При этом та или иная религия может не только гордиться выстроенной на ее основе гражданской этической системой (то есть принятых большинством населения этических норм), но и должна понимать свою ответственность за нее.

В свое время французский философ и социолог Ш. Л. Мон­тес­кье, доказывая ценность религиозной этики для современного гражданского общества, сделал, тем не менее, очень важную оговорку: «Когда религия осуждает то, что гражданские законы должны допускать, появляется опасность, как бы гражданские законы в свою очередь не допустили чего-нибудь такого, что религия должна осудить. Первое свидетельствует о недостатке гармонии и правильности в представлениях, проявляющемся во втором».

Монтескье имел в виду, что если религиозная этика становится догматом, тормозящим этику гражданскую, то в конце концов бумеранг вернется: гражданское общество перестанет ценить предложенные религией нравственные основания. В этом смысле этические нормы, даже освященные религиозной традицией, должны допускать достаточную гибкость, когда общественное развитие их пережило или не приняло.

Возможно ли на Ваш взгляд это? Да/нет и почему Вы так считаете? Желательно развернуто. Возможно, как я.
Напишу да. Поясню почему. У различных основных религий, вероисповеданий очень много общего. Созвучные имена героев, события, факты, мифы… Гипотетически выходит, что какая-то история, произошедшая в прошлом, была распространена устами, записями на большее расстояние. Разные языковые группы людей адаптировали эти истории «под себя» — под свой этнос. Читали сказки на ночь детям , быть может, про царя Соломона…или Вишну. Сказка видоизменялась под свою общественную модель, условия быта… Где-то для «обуздания» женского пола и косвенно мужского. Где-то с уклоном о возвышении женщины. Все эти сказки впитывались «с молоком матери» и откладывались в сознании.
В общем, если всё вышесказанное «перевести» во что-то физическое (и не только), например, еду, то… Дано изначально: бесконечный стол с едой. Напитки, явства. Местами бедный, местами богатый. Местами еда исчезает днем, а ночью появляется вновь. Вся кухня мира на том столе собрана.
Итак: каждый определённый этнос будет, в первую очередь, вкушать то, что он «впитал с молоком матери». Затем, думаю, без опаски попробует то, что употребляет «сосед по столу», т.е. человек из ближнего зарубежья. Будут и смельчаки, которые рискнут отведать неизвестные плоды и явства. Кто-то из них скажет «ммм мм, какая ягодка!» и приложит несколько перстов к губам в знак подчеркивания отменного вкуса и качества. Кто скажет гадость про заливную рыбу. В одном этносе ту ягоду многие станут уважать и почитать многие века (добровольно-принудительно), в другом про рыбу все забудут как вчерашний день. Зато найдутся такие, которые из-за любви к той гадкой заливной рыбе будут вынуждены покинуть прежние свои места. Краткая мораль: о вкусах не нужно было спорить за тем столом. С того момента начались «конечность» и разделение, дробление стола. Вкусы, предпочтения как и религии разделились. В этносах появились свои «шеф-повара», которые неплохо работали над новыми блюдами и вкусами. Ими было написано немало «кулинарных книг» со своими толкованиями, которые разошлись нереальными тиражами.
Вернусь из воображения в реальность и попробую их «припаять», образно, так сказать. Возьму в раскисление ИГИЛ. Кто что говорит из сильных мира сего об этой кухне… На Востоке жарко не только физически. Душно там, аж душегубно. Шеф-повар тамошний видимо полюбил человеческую кровушку. Случайно. Приготовил блюдо с кровью животных — этносу понравилось да так, что со временем повырезали всю живность в округе. Выхода не было — начали резать своих соседей «за соседним столом» (приверженцев других религиозных взглядов). Насыщения они приносили меньше, чем животные, посему приходилось больше убивать. Выше писал про молоко матери. Растут дети, которые под стол ходят не с куклами и машинками, а с оружием. Это ужаснее всей той пролитой крови. Данный этнос подобен ветке, которая возомнила себя самой сильной и плодоносящей. При порывах ветра так и норовит сломать ветви другого дерева. При урагане же надломится и засохнет. Остаётся потерпеть до урагана…как правило, он случается когда становится невыносимо жарко, душно…ах да и душегубно. Про истории из прошлого не буду вспоминать. Крестовые походы, инквизицию и так далее…
Обычно, при выборе одного из блюда (религии) подразумевается какой-то результат (исход) от употребления (жизни). Будь то просто «заморить червячка» или насыщение, или уже какое-то действие. Успокоительное или возбуждающее, тонизирующее или угнетающее. Кому в рай или/и больше не воплотиться или в ад или/и ещё разочек предстать во плоти. Может есть ещё какие-то частные случаи из вариантов, чего ждёт человека после конечной остановки сердца… В общем предлагается нечто, которое является подсознательным стимулом не сворачивать с пути истины или «антиистины». Грубо говоря, вот тебе Вася аванс, командировочные, а на конечной тебя ждут твои родные в раю или, если развернешься назад тебя сшибут на перекрестке на зелёный и привет в аду! Есть, конечно и религии без ада и рая…
Путь то один из пункта А в пункт Я, а вариантов перемещения бесконечное множество. Ползком, пешком, бегом, на самокате, велосипеде…лежа на диване. Можно оказаться в пункте Я в любой из моментов движения или покоя. Кто-то надолго зависает между пунктами, получая опыт в бессознательной сфере. Кому-то достаточно нескольких минут «на краю». Вернувшиеся, как это часто бывает, переоценивают всю свою жизнь, работу, свой уклад и со временем понимают цель своей жизни. Они более осознаннее следуют в пункт Я, чем их коллеги «по сборной». Ведь они представляют отчасти, что их там ждет.
Попробую подвести кратко итоги. У религий много общих моментов; их великое множество; разные взгляды на вещи у представителей одной религии «разветвило» её на две или несколько так или иначе; религия может не только даровать «жизнь вечную», но и нести смерть и разрушения (хотя это уже больше идеология одного человека); какая-нибудь вера, религия предполагает жизнь после смерти; люди, испытавшие клиническую смерть или очень тяжелое состояние более склонны к существованию высших сил.
Теперь напишу нет. Поясню почему. Каждая из религий стремится прямо или косвенно к распространению и поддержанию постоянной аудитории. Её члены поддерживают «огонь веры», приносят какие-никакие доходы, следят за храмами и помогают людям в каких-нибудь сферах жизни. Имеются свои определенные традиции, которые могут даже идти в противовес к традициям другой религии. В общем есть какая-то константа, постоянная. Лидеры, «шеф-повара» не желают, чтобы в их «кастрюлю с духовным борщом» влез со своей поварешкой другой «шеф-повар» и внес коррективы в рецептуру его «духовного борща».
Итак, кратко итоги. Первая — она же и последняя причина невозможности объединения религий — разногласие «лидеров». Традиции и обычаи можно как-то совместить, но не взгляды «их превосходительства».
А что думаешь ты?

Борьба с религией

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *