Как овладеть церковно-славянским языком?

МАТЕРИАЛЫ
К ИЗУЧЕНИЮ
ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО
ЯЗЫКА
Введение
Как овладеть церковно-славянским языком? Понятное дело, что за один-другой месяц эту задачу никто не в состоянии осилить. Как и в изучении любого иностранного языка, необходимо упорство, желание, личный труд. Каждый (современный) человек в школе силился (кто из-под палки, а кто и так) справиться с такой задачей, но зачастую она оказывалась непреподъемной так, что многим кажется, что владение языками – это удел только избранных, способных к ним. Но так ли это на самом деле, или проблема заключается в чем-то другом? Н. Ф. Замяткин, изучивший много иностранных языков самостоятельно, с полной уверенностью утверждает, что проблема по сути одна – в методике. Свой метод в овладении иностранными языками он изложил в книге «Вас невозможно научить иностранному языку».
В чем заключается суть его метода?

  1. Создать в центральной нервной системе отдельный языковый центр путем длительного прослушивания диалогов на этом языке;
  2. Загрузить в этот центр «языковую матрицу» путем многократного громкого проговаривания вышеуказанных диалогов на иностранном языке;
  3. Наполнить его лексикой и грамматикой (лучший способ – чтение книг с минимальным использованием словаря), пользоваться и наслаждаться.

Если следовать такой программе действий, то результат будет на лицо. Н.Ф. Замяткин предлагает на первом (подготовительном) этапе пользоваться матрицей – специально подготовленными диалогами, начитанными носителями изучаемого языка. Диалоги небольшие, несколько предложений. Необходимо их многократно прослушивать, чтобы в конце концов отчетливо различать все звуки речи. Каждый диалог повторяется помногу раз, так чтобы такой блок длился 10 минут. После прослушивания, на которое ходит, как правило несколько дней по часу (получасу) в день переходят к прослушиванию со слежением по тексту, снабженному литературным переводом. Далее – чтение самого текста, подражая громко и четко произношению дикторов. Здесь мы параллельно рассматриваем сам текст, знакомимся с грамматикой и лексикой иностранного языка практически.
Зачем именно такой подход?
Для подавления первоначальной реакции отторжения иностранного языка вашим «я», которое самым тесным образом связано с родным языком. Для выработки близкого к идеальному произношения. Для усвоения базовой грамматики. Для запоминания основного словарного запаса в контексте. Для научения элементарному чтению – следующим этапом будет переход к «марафонскому» чтению неадаптированной литературы. Для выработки начальных навыков понимания иностранной речи на слух. Для вхождения в ритм и гармонию чужого языка. Для создания плацдарма, с которого вы будете вести дальнейшее наступление на «противника».
Как использовать такой метод в изучении церковно-славянского языка?
Для нас этот язык не является совершенно незнакомым, далеким, мы сталкиваемся с ним постоянно, и это большой плюс. Существующая традиция произношения-чтения до предела облегчает путь «вхождения» в язык. Ведь в церковно-славянском нет известной многим другим языкам редукции, когда «слышится Манчестер, а пишется Ливерпуль». А значит, первый этап будет проходить для нас легко и непринужденно. Наверное, уже не найдется такого клирика, у которого не было бы никакой студийной записи псалтири или евангелия на церковно-славянском. Если и нет технической возможности сделать нарезку небольших отрывков, то уж по крайней мере можно прослушивать короткие псалмы, затем по нескольку раз их повторяя. Внимательно изучить смысл этих текстов, разумеется, не сложно – у каждого есть библия.

Единственно, какая может появиться проблема – духовно-нравственная. Эти тексты для нас священны, молитвенны, и повторять их чисто технически, не молитвенно проблематично.
Следующий этап. После того, как мы научились достаточно хорошо читать избранные места на церковно-славянском, мы приступаем к свободному чтению. Многие грамматические формы церковно-славянского нам близки из большого сходства с русским языком. Также близки и многие слова. Все это также облегчает решение поставленной задачи.
Представленный курс церковно-славянского языка – это, по сути, введение в его изучение, инструмент, с помощью которого при постоянном усердии вполне можно овладеть языком и как минимум – прекрасно понимать.
Наставление церковному чтецу о том, как читать в храме,
составленное по учению святых отцов и подвижников, по указаниям церковного устава и на основании многовекового опыта Богослужения Русской Православной Церкви (в сокращении)
Читай благоговейно, со страхом Божиим
1. Богобоязненный чтец должен всегда памятовать, что он возглашает славословия и молитвы за себя и за всех молящихся в храме, где всегда невидимо присутствует Сам Бог, Его Пречистая Матерь, Ангелы и святые. Господь Сердцеведец ведает чувство и отношение, с каким чтец совершает свои обязанности.
2. Богобоязненный чтец знает, что и предстоящие в храме замечают его ошибки, его невнимание и прочее, и могут соблазниться этим. Потому он не допускает небрежности, боится прогневать Бога. Ибо в Писании сказано: «Проклят всяк человек, творящий дело Господне с небрежением» (Иер. 48, 10). Читая в святом храме молитвословия вслух для всех верующих, мы исполняем дело Божие, поэтому читай благоговейно и благообразно, внятно и неспешно.
Тщательно подготовляйся к чтению
3. К чтению, которое ты должен исполнять, надо тщательно подготовиться: заблаговременно с ним ознакомиться и вдумчиво прочитать текст, обратив внимание на произношение слов, ударения, на содержание, чтобы читать правильно, сознательно и осмысленно. Если плохо читаешь, не ленись чаще упражняться в чтении, прочти несколько раз и попроси другого, знающего, проверить тебя.
Читай осмысленно
4. Читай так, чтобы прежде всего ты сам понимал, что читаешь, и чтобы читаемые молитвы и псалмы проникали в твое сердце.
5. Вместе с этим не забывай народа, стоящего в храме, и читай так, чтобы тебя понял и народ, чтобы и он вместе с тобой, читающим, едиными устами и единым сердцем молился и прославлял Господа, — для этого-то и собираемся в святой храм.
6. Читая в Церкви, помни всегда, что твоими устами произносится и возносится к Престолу Божию молитва всех предстоящих, и что каждое произнесенное тобою слово должно проникать в слух и душу каждого молящегося в храме.
Читай неспешно, внятно и отчетливо
7. Поэтому не торопись, читая святые молитвы, и не унижай молитвы торопливым чтением, не гневи Бога. Торопливое и невнятное чтение не воспринимается слухом, мыслью и сердечным чувством слушающих. Такое чтение и пение, по словам святителя Тихона Задонского, — «ленивым угождение, добрым печаль сердечная и воздыхание, всем же приходящим (в храм) соблазн и вред».

8. Богобоязненный чтец не будет в угоду немногим читать скоро и небрежно, чтобы всех молящихся не лишить возможности благоговейно и внимательно молиться. Ибо он хорошо понимает, что небрежением чтеца многие смущаются и соблазняются и могут даже уйти из храма. Лица же, которые склонны к сектантству или вообще склонные видеть недостатки в Православии, услышав небрежное и неблагоговейное чтение и пение в наших храмах, могут и совсем отпасть от Православия в сектантство или охладеть к вере. Таким образом, по вине небрежных чтецов и певцов подвергается бесчестию наше православное богослужение, храмы, духовенство и само Православие, а молящиеся лишаются много содержательных молитв и религиозно-нравственного назидания.
Ввиду этого церковный чтец не должен допускать скорого чтения, переходящего в небрежность, и не должен исполнять просьб тех, которые требуют от него нарушать его долг благоговейного чтения. Ибо повиноваться Богу подобает больше, нежели людям (Деян. 5, 29).
9. Для того чтобы самому знать меру, с какой скоростью читать, необходимо читать с пониманием читаемого, а не механически, и не на внешнюю только сторону чтения обращать внимание, а и на содержание, самому при этом в душе молиться.
Надо научиться читать так свободно, без напряжения, чтобы при чтении не было затруднения в произношении слов, сокращений (титла), ударений, в выборе высоты и силы голоса, повышений и понижений голоса и другого, — короче говоря, чтобы внимание как можно меньше отвлекалось на саму технику чтения, а больше сосредотачивалось на смысле читаемого и сердечном его восприятии чтецом.
10. Читать надо с такой размеренностью, чтобы слушатели успевали мыслью воспринимать каждое слово молитвы и сердцем ее прочувствовать.
Такое чутье у благоговейного чтеца приобретается тогда, когда он сам в храме и дома будет стараться внимательно молиться умом и сердцем. Тогда он опытом дознает, что при быстром чтении невозможно молящимся успевать улавливать содержание молитвы и молиться и умом и сердцем.
При чтении следует избегать другой крайности: не следует и растягивать чтение без нужды.
Читай со смысловыми остановками
11. Чтобы содержание читаемых молитвословий легче воспринималось молящимися в храме, надо каждое предложение (фразу) отделять небольшой паузой — чуть протянув голосом. В самом же предложении также следует делать смысловые остановки (замедления), разделяя ими одну от другой определенные смысловые группы слов.
Правильно читай, по-церковному
13. При чтении выговор слов должен быть славянский, т. е. каждую букву в слове следует произносить так, как напечатано, например: твердый, а не твёрдый (в славянском языке нет буквы ё); отец, а не атец, век, а не вик, его, а не ево или його, убогаго, а не убогаво. Впрочем, здесь, как и в других случаях, нет правил без исключений. Так, слова Аггел, Логгин, Пагкратий выговариваются: Ангел, Лонгин, Панкратий.
14. При чтении по-славянски следует обращать внимание на ударения и титла (знаки сокращений), чтобы правильно произносить слова.
15. Надо соблюдать древний образ церковного чтения. При чтении не следует искусственно оттенять или как бы подчеркивать смысл читаемого. В церковном чтении неуместна светская художественная выразительность. Читать нужно без изливания своих чувствований переливами и изменениями голоса; не следует голосу придавать нежность, умиление, суровость или другое какое-либо чувство — церковный чтец не актер. Пусть на слушателей действуют святые молитвословия собственным своим духовным достоинством. Желание передать другим свои чувства и переживания или подействовать на них изменениями голоса есть признак самомнения и гордости (епископ Игнатий Брянчанинов).

16. Читать надо своим природным голосом, а не напускным. Не следует читать на низких тонах: чтение тогда получается глухое, неслышное и чтец быстро устает. Высоту тона для чтения нужно брать близкой к высоте природного голоса при пении.
17. Читать нужно просто, ровно, нараспев (как бы полупеть), в один тон, с небольшими повышениями и понижениями голоса (на один тон или на полтона). Так принято издревле в Православной Церкви.
18. Читать надобно умеренным голосом, не слишком его ослаблять или усиливать, но так соразмерять, чтобы все слова ясно доходили до слуха каждого молящегося. Само собой разумеется, что чем больше храм или чем больше народа, тем более необходимо усилить голос, но никак не превращать его в крик.
19. Чтец должен стоять перед книгой прямо, без поклонов и читать, не переминаясь ногами, не отставляя их в сторону, телом не качаться, иметь руки свободно опущенными, головой не трясти, читать же неспешно, но и не тянуть, произносить слова отчетливо, внятно (с ясной дикцией и правильной артикуляцией), делая смысловые остановки в самом предложении.
Если читается на подставке (аналое), чтец должен следить, чтобы пелена на подставке лежала прямо, а не криво, и если она опустилась низко — поднять ее.
Г.И.Шиманский (1915–1970)
Часть 1. Церковно-славянский алфавит и правила чтения

Современная русская азбука восходит к старославянской, отсюда и большая схожесть в написании букв. В церковно-славянской азбуке есть некоторые буквы, неизвестные современному письму. Это «зело» — /з/, «i» — /и/, «омега» — /о/, диграф «от» — /от/, «ять» — /е/, «юс малый» — /я/, «кси» — /кс/, «пси» — /пс/, «фита» — /ф/, «ижица» — /и/, /в/. Также несколько своеобразное начертание имеет «ук» внутри слова и «я». Подробно о правилах чтения букв – в отдельном приложении. Ряд букв – зело, ферт, кси, пси, фита и ижица используются только в иностранных словах; «и» (i) пишется перед гласной, а в позиции перед согласными – в случае заимствования. После «а» и «е» ижица (v) обозначает звук «в», в остальных позициях – «и».
Ять —в далекой древности был отдельный звук, исторически долгий /е/ и отчасти напоминающий дифтонг /ие/. Еще во времена Ломоносова некоторые диалекты его выделяли отдельным звуком. В нынешнее время этот звук совершенно слился с /е/. В церковно-славянском он продолжает играть большую роль.
Другой особенностью славянской графики является ударение. Существуют острое, тяжелое, облеченное ударения, а также придыхание; сочетания придыхания с острым и тяжелым ударением. Реально для чтения различия ударения роли не играют, это «греческое» наследство церковно-славянского. Облеченное ударение играет грамматическую роль: ставится над формами множественного и двойственного чисел, если таковые совпадают с какой-либо формой единтвенного числа.
Большое значение в азбуке играет роль титло – значок сокращения на письме одного или нескольких букв. Тило ставится над словами, обозначающими особое почитание и уважение. Существуют сочетанные титла – когда на письме выпадают быквы «д», «р», «г», «с», «о». Слово с титлом читается так, как и без титла. В конце приложения дается список слов с сокращением под титлом.
Особое назначение титла – обозначение чисел. Церковно-славянская азбука, следуя греческой традиции, выражает цифры через буквы алфавита. Титло ставится на над буквой, обозначающей число, если это число однозначное или десяток. Если число записывается двумя и более знаками-буквами, то титло ставится над второй с конца. Список чисел размещен в приложении.
Иногда на письме можно встретить небольшую петельку над согласной в середине слова или в конце предлога – это «ерок». Он обозначает «ъ». Соответственно – не произносится. Особенность церковно-славянского – обязательное наличие непроизносимого «ъ» после согласной, если на нее оканчивается слово. Это наследие древне-русской и старославянской традиций чтения-письма.
Итак, в церковно-славянском существует правило: как пишется, так и читается. Исключением являются сочетания -ia, -аа в именах, месяцах, и некоторых других словах, где они читаются как -ия, -ая. В словах Богъ, благо, Господь и в их производных есть традиция произносить «г» как звонкий вариант от «х».
Упражнения в чтении: 1). Прослушайте чтение первого псалма в аудиоформате несколько раз. 2). Следите по тексту во время прослушивания несколько раз. 3). Прочтите самостоятельно несколько раз. 4). Сверьте свое чтение с чтением диктора, откорректируйте произношение.

5). Сопоставьте данный текст с русским переводом:
Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных и не сидит в собрании развратителей, но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь! И будет он как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успеет. Не так — нечестивые; но они — как прах, возметаемый ветром. Потому не устоят нечестивые на суде, и грешники — в собрании праведных. Ибо знает Господь путь праведных, а путь нечестивых погибнет.
Повторите такое же упражнение со вторым псалмом:

Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное? Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его. «Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их». Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им. Тогда скажет им во гневе Своем и яростью Своею приведет их в смятение: «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе; Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника». Итак вразумитесь, цари; научитесь, судьи земли! Служите Господу со страхом и радуйтесь с трепетом. Почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути , ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него.
Основная проблема усвоения лексики церковно-славянского языка – наличие паронимов – слов, которые исторически весьма изменили свой смысл, и по этой причине догадаться о значении такого слова стало сложно. Пример: шататися – метаться, превозноситься; наказание – наставление, вразумление. На такие слова необходимо обращать особое внимание. Запоминать такие слова следует в контексте – создается ассоциативный ряд. Существует словарь, которым желательно пользоваться при изучении таких слов: Седакова О.А. Церковнославяно-русские паронимы. – М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 2005.

В церковнославянском языке есть такое явление – позиционное смягчение согласных – палатализация. Иначе – переход одних согласных (к, г, х)в другие (ч/ц, ж/з, ш/с):

Это связано с тем, что в древности звуки к, г и х были всегда твердыми и по этой причине они сменялись на шипящие или свистящие. Переход на шипящую (ж, ш) возможен только в звательном падеже (в обращении).

Погружение в церковнославянский язык

Пушкин с горячностью воскликнул: «Мои дети будут читать вместе со мною Библию в подлиннике». «По-славянски?» – спросил Хомяков. «По-славянски, – подтвердил Пушкин, – я сам их обучу ему».
Митрополит Анастасий (Грибановский).
Пушкин в его отношении к религии и Православной Церкви

Русская сельская школа уже теперь обязана сообщать своим питомцам знание церковнославянского языка… это такой педагогический клад, которым не обладает ни одна сельская школа в мире. Это изучение, составляя само по себе превосходную умственную гимнастику, придает жизнь и смысл изучению языка русского.
С.А. Рачинский. Сельская школа

Церковнославянский язык – основа русского языка. Можно с уверенностью сказать, что не знающий церковнославянского не может по-настоящему знать и русский. Церковнославянский язык – ключ к традиционной русской культуре, без которого мы будем всего лишь любоваться на закрытую, пусть и красивую дверь, «знакомясь с культурой», но не приобщаясь к ней. Церковнославянский язык – язык православного богослужения, основного перевода Священного Писания на наш язык и язык русской богословской традиции. Церковнославянский язык – простейшее и при этом эффективное средство для русскоязычного ребенка познакомиться с основами языкознания.

Как ввести детей в мир церковнославянского языка, сделать его родным? Можно купить учебные пособия по изучению этого древнего языка, отдать в соответствующую школу или самому по мере сил и возможностей проводить ежедневные уроки, заставляя ребенка склонять любы по падежам. Но так можно подготовиться к сдаче экзамена, а вот чтобы породнить малыша с языком, этого недостаточно. Не знать правил грамматики, не иметь представления о том, что такое аорист, и при этом… думать по-церковнославянски. Возможно ли это? Мне кажется, да. Можно сначала породнить ребенка с языком, и потом, по мере возможности и необходимости, он освоит и грамматику уже близкого ему церковнославянского языка.

Жить по-церковнославянски

Чтобы включить ребенка в круг церковнославянской культуры, необходимо одно единственное очень важное условие: семья должна жить этой культурой, то есть жить жизнью Православной Церкви. Если это есть, серьезных усилий для освоения церковнославянского языка не потребуется; если этого нет – наверное, любые усилия окажутся малоэффективными и не имеют большого смысла. Но ребенок, отрезанный от церковнославянского языка, безусловно, не сможет по-настоящему освоить и русский, а без жизни в православной культуре он будет лишен богатства всей русской культуры.

Самое первое и основное погружение в церковнославянский – совместные молитвы детей и родителей, пение молитв, например утром, перед едой, на ночь. Мы делаем это всегда и отнюдь не ради изучения чего бы то ни было, но это уже «погружение в язык» – самая эффективная методика преподавания любого языка.

Изучение ребенком Священного Писания – отдельная тема. Здесь скажем о том, как при этом «погружать» малыша в церковнославянский язык. Просто читать Библию по-церковнославянски? Обязательно. Однако не то что ребенок, даже взрослый далеко не всегда может со слуха легко понять незнакомый славянский текст. Мы делаем так. Сначала я сама читаю соответствующий отрывок из Библии, например историю Каина и Авеля (одновременно полезно самим обратиться к толкованиям на это место святых отцов, но это снова другая тема…). Потом своими словами рассказываю детям эту историю. Затем смотрим, как об этой истории написано в Библии, – читаем в синодальном переводе. А на следующий день папа торжественно прочитывает этот же самый отрывок по-церковнославянски. И вот теперь всё будет действительно понятно, потому что все незнакомые слова и выражения будут восприниматься в хорошо известном контексте. После чтения можно спросить детей, что непонятно, обсудить эти места, при необходимости посмотреть еще раз русский перевод. Как ни удивительно, на самом деле даже пяти-шестилетним малышам может быть действительно всё ясно.

Можно привлечь внимание к интересным словам, их происхождению. Например, «отверзошася очи» – то есть «открылись глаза». «Отверзошася» похоже на отворились, как мы сейчас говорим о дверях. Очи – глаза, от этого слова произошло слово «очки», слово «очевидно» – то, что «очам видно». В сложных случаях удобно пользоваться словарями – например «Полным церковнославянским словарем» священника Григория Дьяченко, он, наверное, самый доступный; также «Словарем древнерусского языка XI–XIV веков» или «Словарем церковнославянского и русского языка», составленным Вторым отделением Императорской Академии наук (СПб., 1847). Можно обратиться и к другим словарям – в Интернете всё найдется. Такая работа со словами будет образованием не только для детей, но и для взрослых. Я не знаю ответа на вопрос, заданный ребенком, и в поиске этого ответа сама узнаю новое. И не просто новое – раскрывая значение слова, я вникаю в его смысл, а в данном случае это смысл текстов Священного Писания. Еще очень важный аспект: ребенок видит, что, если мама и папа не знают ответа, они не просто констатируют этот факт или, не дай Бог, стыдятся своего незнания – они ищут ответ, пока не найдут, и это учит ребенка соответственно относиться к собственному невежеству. Мы показываем путь ребенку – где именно надо искать ответ, он узнаёт о существовании словарей и энциклопедий, учится работать с ними и в «живом», и в электронной виде, учится искать однокоренные слова и находить неожиданные звучания и смыслы известных слов и застывших выражений.

Прикасаясь к этимологии церковнославянских слов, особенно в переводах Библии, мы обязательно сталкиваемся с греческим оригиналом, так как многие слова здесь – кальки с греческого языка. Со старшими детьми, читая тот или иной отрывок из Писания, можно посмотреть, в каких случаях синодальный перевод отличается от славянского – а иногда он отличается серьезно, – и тогда обращение к греческому оригиналу (а древнейшие списки Нового Завета, как и сделанный еще до Рождества Христова перевод Ветхого Завета – Септуагинта, написаны именно на греческом) поможет нам также глубже проникнуть в смысл текста и заодно позволит лучше познакомиться с церковнославянским. Так дети узнают и о проблеме переводов на другой язык вообще и проблеме перевода Священного Писания в частности, и об огромном значении языка в представлениях о мире, человеке, Боге.

Можно подумать, что это всё под силу только специалисту, – отнюдь, речь идет как раз о том, что при подготовке к такому особенному уроку родители будут учиться или вместе с детьми, или учиться для того, чтобы научить собственных детей.

Вторгаясь в область переводов, мы неизбежно сталкиваемся с проблемой значения слова, то есть в данном случае с богословием. Чтобы не запутаться в своих изысканиях, необходимо, разбирая соответствующее место Писания, обращаться к святоотеческому толкованию или к своему духовнику. И это еще один способ изучения славянского языка – уже как языка русского богословия.

Вот так, пытаясь прочитать с детьми несколько стихов из Библии, мы и детей введем в церковнославянский язык, и научим их работать с текстом, и сами научимся всему этому или по крайней мере начнем учиться. Иногда такое чтение с детьми у нас растягивается на несколько дней и продолжается уже без детей, когда какое-то интересное место мы, родители, ищем в разных переводах, смотрим, что о значении соответствующего текста писал святитель Иоанн Златоуст, или святитель Василий Великий, или святой Феофан Затворник… И это здорово, это интересно, это дает новые возможности продолжать работать с детьми.

Словом и буквой

Чтобы научить ребенка не только понимать наш древний язык, но и читать на нем, не обязательно устраивать уроки по расписанию, перемежая их контрольными и выставляя оценки. Малыш может научиться чтению на церковнославянском даже не заметив этого, когда уроки интегрированы в обычную жизнь семьи.

Первое знакомство с чтением на этом удивительном языке должно помочь ребенку воспринимать изображение славянских букв как понятных и близких. Наверное, самое простое – это написать церковнославянскими буквами полное имя малыша. Узнать, как правильно оно пишется, можно, посмотрев на икону с изображением небесного покровителя маленького ученика. Я пишу имя четко, крупно, первую букву – красным с золотом. Таким образом можно подписать рождественские подарки – и церковнославянская вязь будет вызывать ассоциации с праздником и сюрпризом. Можно подписывать книги ребенка – лучше красивые и соответствующего содержания. Во время семейных праздников – так подписать места за столом. Малыш может при этом даже еще не уметь читать по-русски. Не умеющий читать ребенок не читает свое имя по буквам – он воспринимает слово целиком. Ему сказали, что вот эти красивые закорючки, черные, а впереди красная с золотом – это «Николай», и он понимает: это «я». Если затем то же слово будет появляться и в других случаях – на форзаце подаренной малышу книги про батюшку Серафима, на альбоме для рисования – то постепенно этот набор букв станет родным, будет восприниматься ребенком как собственность.

Следующий шаг – или урок: малыш готовит рисунок или аппликацию в подарок бабушке на ближайший праздник. Чтобы подписать рисунок, мама простым карандашом, крупно пишет по-церковнославянски имя ребенка, а малыш обводит фломастером. Это слово надо обязательно произнести несколько раз вслух, ведя пальчиком малыша по буквам, затем отмечая каждый обведенный ребенком символ: «Н», «И», «К» и т.д. Теперь ребенок видит не слившиеся в единый образ красивые закорючки, а начинает осознавать их как соединение разных значков, которые все вместе – «я», «Николай». Можно считать, что первое знакомство с церковнославянским языком состоялось.

Ребенок, который уже немного умеет сам рисовать, может красиво оформить какую-то небольшую надпись, наприме на Пасху для домашнего иконостаса. Если ребенок умеет читать по-русски, с помощью подобной небольшой фразы он научится не воспринимать особую графику славянского как непонятную – мол, я по-такому не умею читать. Еры и яти легко прочитываются в знакомой фразе. Постепенно предлагаем малышу для списывания всё более длинные фразы, но всегда это должны быть знакомые ребенку предложения. Мне кажется, что легче и интереснее не усаживать ребенка за такой «урок церковнославянского», а делать украшения для дома, подписывать самодельные открытки и плакаты. Чтобы правильно написать фразу – а расставить тупые и острые ударения, определить, где , а где , далеко не всегда способен и дипломированный специалист, – легче всего списывать фразы из Писания или молитвословов на славянском, причем мама списывает из молитвослова крупными и красивыми буквами на листок, и с него уже срисовывает малыш.

Сначала – чтение, потом – азбука

Наверное, основной сложностью в таком вот простейшем освоении малышом этого непростого языка оказываются титла – сокращения слов, – «Господи, помилуй». В конце многих молитвословов на церковнославянском есть список основных слов, которые пишутся под титлом. Но в общем это не проблема, надо просто объяснить малышу, что это слово «Господи», но пишется оно вот так, сокращенно. Мы не предлагаем малышу сходу прочитать всю Псалтирь, мы предлагаем пока всего лишь одну фразу, и слово под титлом ребенок начинает воспринимать целиком, как образ, как когда-то он воспринимал свое имя. Необходимо лишь прочитать малышу фразу, водя пальцем по тексту, и затем проговаривать каждое слово, которое пишет сейчас ребенок.

В православных книжных магазинах продаются церковнославянские прописи – например, Елены Макаровой, Ирины Горячевой. Эти пособия можно использовать и как подготовку к обычной школе. Такие прописи предлагают выписывать элементы букв, обводить буквы, прописывать их в клеточках – это готовит руку к письму, учит внимательности и аккуратности. И одновременно такие занятия позволяют ребенку осваивать славянскую азбуку. Прописывая ту или иную букву – иногда всего один раз, иногда по две строчки – как захочет сам малыш, – мы проговариваем ее название: глаголь, живете, мыслете. Орнаменты из подобных прописей можно раскрашивать как раскраску, можно их использовать как образец при создании тематических поделок. При этом работа с прописями легко вписывается в режим дня. Ведь когда старшие дети садятся делать домашнее задание, дошкольники часто стремятся подражать им – тоже сесть за стол, получить тетрадь и ручку, но бывает, что и мешают своими активными играми старшим. Теперь же они тоже получают задание в славянской прописи – и взрослое дело, и тишина.

Первая буква в тексте обычно особенная – это отдельная картинка-фантазия, называемая буквицей. Иногда это просто украшенная узорами буква, но она может быть составлена и из изображений растений, даже животных и людей, или это простая буква, но вписанная в сюжетную картинку. Изображения этих буквиц можно легко найти на просторах интернета и предложить ребенку нарисовать так «свою» букву – начальную букву своего имени. Даже трех-четырехлетнему ребенку можно распечатать буквицу или нарисовать для него карандашом, чтобы малыш раскрасил ее. Но рядом с буквицей необходимо поместить небольшого размера обычное изображение той же буквы, чтобы малыш увидел ее, спрятанную в узорах. Так можно постепенно нарисовать все буквы алфавита, просто иногда предлагая малышу раскрашивать буквицы вместо раскраски.

Чтобы легко и без особенных усилий освоить славянский алфавит, работу с прописями и рисование буквиц можно совместить с изготовлением азбуки. Для этого хорошо сделать или купить плакат с изображением всех букв, где каждая подписана: аз, буки, веди… На листе формата А3 или А2 мама рисует эти буквы или же только их контуры, чтобы ребенок сам мог раскрасить их. Плакат вешается или над кроватью малыша – не в изголовье, где место иконам, а так, чтобы, лежа в постели, ребенок хорошо видел азбуку. Можно закрепить этот лист над партой, над кухонным столом – в том месте, которое будет часто попадаться малышу на глаза. Уже одно это позволит малышу потихоньку узнавать азбуку. Для лучшего эффекта стоит, во-первых, делать плакат все-таки вместе с ребенком, а также в первое время прочитывать вслух названия букв, чтобы привлечь внимание малыша. В дальнейшем удовлетворяем малейший интерес ученика к этому плакату. Например, ребенок спрашивает у меня: «Помнишь, там есть буква-червяк?» «Не червяк, – отвечаю, – а червь, вот она изображена. Ты сумеешь нарисовать ее?» И тут же, пока не угас интерес, предлагаю листочек и фломастер, и ребенок самостоятельно или с маминой помощью изображает букву. Ребенок сам проявил интерес, что обеспечивает внимание к теме, поэтому мамин ответ хорошо усваивается. Мы показываем букву на плакате – и ребенок теперь знает «место» этого знака. Рисование закрепляет полученное знание. К вечеру, например встречая папу с работы, можно снова вернуться к теме: «Папа, сегодня наш Сашенька узнал интересную букву. Саша, покажи папе свой рисунок, скажи, как называется эта буква». Это будет «повторением пройденного». Для более старших детей, умеющих читать, достаточно бывает просто повесить этот плакат – азбука всегда будет перед глазами, и в часы забав иль праздной скуки дети будут прочитывать одни и те же названия и со временем запомнят их.

Почему мы предлагаем изучать азбуку уже после того, как фактически начали чтение? При желании эти этапы легко меняются местами. Но читая по словам, а не по буквам, малыш воспринимает слово как целое, как единый образ, что особенно важно для чтения под титлами, тогда как чтение по буквам может скорее создавать препятствие для целостного восприятия слова. Особенно это актуально для детей, еще не освоивших чтение на современном языке. Дошкольнику легче понять, чт – обозначение знакомой еды, чем воспринимать абстрактный символ буквы и соединять его с другими абстрактными символами.

С молитвой без зубрежки

Если семья живет церковной жизнью, то перед едой читается или поется молитва «Отче наш», хотя бы однажды в день все вместе молятся и, конечно, прежде читаются начальные молитвы. В таком случае пяти-шестилетний ребенок уже должен знать наизусть эти молитвы без специального заучивания. Если не знает – значит, нужно начать молиться всей семьей, и малыш через несколько недель уж точно запомнит на слух эти короткие тексты. Здесь хорошо видна уникальность домашнего образования: ребенок учит, не зазубривая текст «для ответа у доски», а запоминает молитвословия во время молитвы, причем получая в качестве примера поведение самых значимых и авторитетных взрослых – родителей, что делает образование ребенка неразрывно связанным с жизнью.

В 5–6 лет (родители могут сами почувствовать степень готовности ребенка) можно предложить малышу сделать детский молитвослов. Логично приурочить эту поделку к какой-то реальной нужде: например, малышу предстоит переночевать у малоцерковной бабушки. «Как же ты будешь молиться на ночь и утром? Давай сделаем тебе молитвослов. Если что-то забудешь – книжечка тебе напомнит». В этот молитвослов мы записываем только действительно простые и короткие молитвы, хорошо знакомые малышу. Наша задача – написать именно то, что ребенок знает наизусть. Для чего? Во-первых, будет преодолен страх перед чтением вообще в том случае, если малыш не умеет читать, или плохо читает, или читает только по-русски. Во-вторых, чтение церковнославянского текста, как ни крути, все-таки не самое простое, что может осилить маленький ребенок. И знакомый текст он в таком случае скорее угадывает по некоторым знакомым ему очертаниям букв. Такое угадывание позволяет легко освоить и написание под титлами.

В первый молитвослов пяти-шестилетнего ребенка, наверное, достаточно будет записать начальные молитвы. Хорошо добавить молитву святому покровителю малыша, самую короткую – «Святая великомученица Екатерина, моли Бога о мне». Начертание имени уже должно быть хорошо знакомо ребенку, и к тому же собственное имя в молитвослове делает эту книгу своей, близкой.

Этот молитвослов, конечно, должен быть красиво оформлен. Можно взять плотную бумагу, например для черчения. Сложить пополам, внутри на получившихся листочках сделать небольшую рамку, разлиновать простым карандашом – так, чтобы потом можно было стереть эти вспомогательные линии. Дальше всё зависит от малыша, от того, сколько ему лет, насколько он хорошо умеет писать по-русски. Либо мама пишет весь текст сама простым карандашом, списывая из молитвослова, а потом малыш обводит черным фломастером, либо ребенок сам списывает молитвы из той же книги. Скорее всего, энтузиазм пропадет через несколько строчек, и я в таком случае не заставляю детей продолжать – мы дописываем строку и откладываем это дело до следующего раза. Подобная поделка занимает несколько дней и даже недель, поэтому лучше заранее готовиться к такой поездке к бабушке… То, что слова написаны самим ребенком, также оказывается преодолением страха перед текстом: ведь если я сам написал, то как же не смогу прочитать?

Первые буквы в каждой молитве мы делаем красивыми, красными. Поля молитвослова можно украсить орнаментом, на обложке нарисовать или приклеить крест, икону, просто красиво написать «Молитвослов» или «Молитвослов Екатерины». Здесь можно предложить малышу самому выбрать украшение его первой самодельной книги, ведь нам требуется, чтобы эта поделка нравилась малышу.

Даже если ребенок едва-едва научился разбирать буквы, он, вставая на общесемейную молитву, будет брать в руки этот самодельный молитвослов и водить пальчиком по строчкам, пусть и не понимая, что там написано. Можно подсказывать, какую молитву сейчас мы поем (обычный ответ: «Я знаю!»). Сопоставляя хорошо знакомые слова молитвы, которая в данный момент прочитывается или лучше – потому что медленнее – поется, с написанным текстом, ребенок со временем начинает просто автоматически читать. Сначала он запоминает, что большая красная буква «Ц» – это молитва «Царю Небесный», затем потихонечку становятся понятными и слова. Если эта книжечка сделана слишком рано, ребенок не умеет и не хочет читать, то скорее всего он поиграет во взрослого, изображая чтение, и бросит. Но некоторые пятилетние дети уже через неделю-две могут действительно прочитать свой церковнославянский молитвослов. Ребенок, сделавший такую поделку в семи-восьмилетнем возрасте, прочитывает такой молитвослов сразу же и в «поездке к бабушке» действительно читает эту книжку. А это значит, что начертания букв, особенности написания слов уже легко им разбираются. Следовательно, ребенок уже может прочитать практически любой церковнославянский текст. Можно сказать, теперь ребенок умеет читать по-церковнославянски.

Что дальше? Писать новые молитвословы не имеет смысла, имея такое изобилие печатных. По ним ребенок может читать утреннее и вечернее правила, молитвы к причастию. У меня в детстве был молитвослов именно на славянском. Впрочем, надо признать, мои дети хоть и пользуются книгами на славянском, но предпочитают молитвословы с современными русскими буквами. И по-моему, это не проблема, ведь главное, чтобы ребенок молился, чтобы он любил молитву и понимал ее смысл.

Что дальше?

Чтобы дети продолжали осваивать славянскую грамоту, мы периодически пишем тексты на этом языке. Не усаживаемся за стол и не записываем диктанты на пятерку, а делаем так. К каждому двунадесятому празднику, или к великому, или к именинам мы готовим тропари, кондаки, величания, написанные по-церковнославянски на красивой картонке. Одному ребенку достается одна молитва, другому – другая. Дети постарше сами списывают текст из молитвослова, младшим проще обвести написанное мамой. Совсем маленькие раскрашивают буквицу и рамочку-орнамент. Таким образом, все дети участвуют в подготовке к празднику, для младших это – первое знакомство, для детей постарше – обучение, для уже умеющих читать – закрепление. И эти листочки берем в храм на всенощную, чтобы подпевать хору. Дома в праздники мы также поем тропари, кондаки и величания – перед едой и во время общесемейных молитв. И очень удобно всем смотреть не в молитвослов, где тропарь еще надо отыскать и он написан мелким шрифтом, а на подготовленный детьми текст. Таким образом, дети регулярно занимаются церковнославянским, и не подозревая этого. Подобные занятия сами по себе учат ребенка правильно писать на этом древнем языке. Однажды я предложила своему девятилетнему сыну написать кондак какому-то празднику, но не смогла найти церковнославянский текст. Я дала ему этот кондак на русском, предложив списать. И он списал, но по-церковнославянски, сам по своему разумению расставляя еры в конце существительных мужского рода, ударения и даже придыхания, записав почти все нужные слова под титлами. Как он объяснил, так гораздо красивее. Правда, яти и ижицы у него были написаны не там, где надо, ошибки, конечно, были. Но в общем и целом ребенок, не побывавший ни на одном занятии по церковнославянскому языку, изучавший его в том примитивном виде, как описано в этой статье, просто следуя памяти, практически правильно записал незнакомый текст.

Чтобы изучать язык на более серьезном уровне, безусловно, придется все-таки обратиться к грамматике. Если не удовлетворяться приведенным здесь способом естественного погружения в язык, ненавязчивого освоения знаний, можно проводить и что-то похожее на уроки церковнославянского языка. Представив ребенку (в данном случае, уже умеющему читать по-русски) славянскую азбуку, выделим те буквы, которые не похожи на современные русские – их не так много. Попросим ребенка выписать их, укажем, как они читаются. Затем рассмотрим надстрочные и строчные знаки, в том числе простые и буквенные титла. Отдельно разберем запись цифр в церковнославянском языке. Если ребенок уже умеет читать по-славянски, такие уроки не затруднят ни его, ни родителей. Если есть задача по-настоящему изучить церковнославянский язык, то в дальнейшем можно либо приобрести учебники по этому предмету и осваивать их дома, либо пойти на курсы, затем в профильный вуз… Из учебников можно порекомендовать пособие Н.П. Саблиной «Буквица славянская», для старших детей и родителей – самоучитель церковнославянского языка Ю.Б. Камчатновой, уникальный тем, что написан он не для филологов и доступным языком. Но всё это будет изучением языка, уже ставшего родным.

Описанная здесь «методика преподавания» церковнославянского языка не просто может быть реализована в семье – она рассчитана именно на семью. Ведь культура родительской семьи в первую очередь становится нашей родной культурой, и именно язык наших родителей становится нашим родным языком. Школьное изучение может дать нам знания, возможно, блестящие – но для ребенка это знание не станет частью жизни, если оно не будет частью жизни семьи. Домашнее «погружение в язык», конечно, не сделает ребенка специалистом – но сделает церковнославянский язык его родным языком, будет ли он в будущем специалистом в этой области лингвистики или не будет вообще изучать язык как предмет. А самое главное: подобное домашнее образование, даже в таком простейшем виде, открывает новые возможности для общения родителей и детей, позволяет им находить новые общие темы, при этом не требуя особенных сил и времени у взрослых.

Такие домашние занятия образовывают родителей в еще большей степени, чем их учеников; родители учатся вместе со своими детьми, получают безграничные возможности для свободного педагогического творчества, что также сближает всех членов семьи. Может быть, не в каждой семье подобное возможно, но каждый может попробовать. Попробовать сделать свой дом местом образования.

Читать по старославянски

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *