Эмбрион чувствует боль

Доктор медицинских наук Морин Кондик (Maureen CondicPh.D.), адъюнкт-профессор нейробиологии и анатомии Университета медицины штата Юта в Солт-Лейк Сити (США), приезжала в Москву в июле 2015 года для участия в симпозиуме «Фундаментальные представления современной науки о начале человеческой жизни», посвященном научным, правовым, демографическим, социально-политическим, медицинским, этическим и прочим аспектам жизни человека в период от зачатия до рождения. Ее доклад «Способность ребенка ощущать боль до рождения» стал одним из важнейших на симпозиуме, прошедшем в рамках фестиваля «За жизнь». Нейробиолог рассказала о последних научных открытиях, опровергающих утверждение о том, что ребенок внутри утробы матери может полноценно воспринимать болевые ощущения только в тот период, когда кора головного мозга полностью сформирована. Когда в интервью Морин еще раз привела медицинские свидетельства способности нерожденного ребенка чувствовать боль на раннем этапе внутриутробного развития, переводчик Таисия неожиданно для себя расплакалась, впервые осознав, что ее старший брат, видимо, расплачивается своей болезнью за аборт, совершенный их матерью. Морин Кондик, мама четверых детей, помимо науки, много сил и времени отдает общественной деятельности, рассказывая людям правду о том, что эмбрион ощущает боль в утробе матери точно так же, как и взрослый человек. Она уверена, что долг ученого – озвучивать данные научных исследований не только в кругу коллег, но и для широкой общественности, оправдывающей аборт тем, что «эмбрион еще не чувствует боли, не являясь полноценным человеческим существом». Теперь религиозно-этические соображения противников аборта подкреплены научными данными. По мнению Морин Кондик, все люди должны знать, какие ужасные муки претерпевает малыш во время процедуры аборта.

— Морин, на основе исследований вашего соотечественника Бернарда Натансона в 1984 году был снят документальный фильм «Безмолвный крик», который шокирует. По признанию Натансона, как акушер-гинеколог он сделал более 60-ти тысяч абортов. Увидев с помощью ультразвукового исследования, как плод кричит от боли во время аборта, Натансон понял, что это убийство, и стал активным сторонником запрета абортов. Критикуя фильм, некоторые медики говорят, что в действительности плод на сроке беременности в 12 недель не способен чувствовать боль, и происходящее в фильме не может быть криком. Вот почему так важны последние исследования о болевых ощущениях плода. Расскажите, пожалуйста, о вашей работе.

— В настоящее время ученые доказали, что боль опознается нервной системой. Невозможно оспорить доказанные наукой факты о развитии способности нервной системы чувствовать боль и реагировать на неё. Помимо опубликованной мною научной работы о развитии эмбриона, было много разных публикаций, обращающихся к широкой публике. В них я говорю о боли, которую чувствует эмбрион. Всеми признанные результаты научных исследований показали, что человеческий плод различает болевые стимулы и реагирует на них уже через 8 недель от момента зачатия. Схема таламического восприятия и реагирования на боль развивается уже с 18-й недели после оплодотворения и остаётся в таком виде на протяжении жизни человека. Долговременные же синаптические связи в коре головного мозга образуются позже, между 22 и 24 неделями внутриутробного развития. Нет работ, в которых была бы продемонстрирована необходимость участия коры головного мозга для полноценного болевого восприятия. Оно может быть оспорено иными научными фактами. На этот счет нет точных данных.

— Почему все же так важно для общества открытие о том, что плод чувствует боль уже на восьмой неделе своего развития?

— В Соединенных Штатах мы с ужасом воспринимаем случаи, ко гда детей убивают убийцы, которых за это судят. Но при этом мы толерантно относимся к жестокости по отношению к детям, достигшим 20-ти недель внутриутробного развития. Начиная с восьми недель, плод реагирует на боль. Он воспринимает ее точно так же, как мы. Нам нужно решить, что выберет наше общество – причинение боли плоду или нет, будем ли мы это игнорировать или нет. Мы считаем, что жестоко не только причинять боль любому живому существу, которое способно ее воспринимать, но и игнорировать эту боль, зная о ней. Очень важно, чтобы люди знали, что когда они убивают человеческое существо в утробе матери, оно страдает. Нет ни одного научного свидетельства в поддержку абортов. Говоря о переживании боли ребенком в утробе матери, мы представляем всему человечеству научное свидетельство в защиту нерожденных младенцев.

— Морин, расскажите, пожалуйста, о себе и своей семье.

— Я родилась в штате Иллинойс. Сначала училась в университете в Чикаго, а потом в Калифорнии защищала диссертацию. У меня есть семья, четверо детей. Я считаю, что ребенок – это свободная личность, которая может самостоятельно выбирать свой путь. Мои дети много спорят со мной на самые разные темы, по многим вопросам. Мы проводили очень большую работу, объясняя им, что, конечно, у них есть право игнорировать какие-то факты, не принимать их во внимание, но по каким-то базовым, важным, ключевым вещам они уважают мое мнение.

— Думаю, что они разделяют Ваше мнение о ценности жизни нерожденного ребенка. Как Вы пришли к теме защиты жизни ребенка в утробе матери?

— Как ученый я начала с того, что изучала развитие нервной системы. Сейчас я занимаюсь изучением эмбриона. Я придерживалась той точки зрения, что аборт – это убийство человека. При изучении эмбриона вас просто шокирует тот факт, что с самого начала перед вами человек. Я всегда это знала в теории, но никогда не пыталась обращаться к общественности с этим вопросом.

— А что Вас подтолкнуло к публичным выступлениям на эту тему?

— Я работала с человеком, который попал в очень сложную ситуацию. Это был взрослый человек. Он оказался жертвой политиков, которые пытались повлиять на то, чтобы он изменил законодательство. И в результате этого изменения пострадали люди. У него случилось нервное потрясение, была поражена нервная система, он находился в полном замешательстве. Общаясь с ним, я поняла, что этот человек так много страдал, что нужно обратиться к другим людям, выйти на публику. Так я стала обращаться к широкой общественности.

— Морин, насколько широко в вашей стране движение в защиту жизни?

— Соединенные Штаты – это неоднозначная страна. Движение в защиту жизни достаточно большое, но в кругу ученых или медицинских работников как-то не вяжется представление о том, что ученый должен делать такие вещи. Так что в достаточно большой степени я чувствую негатив вокруг себя среди тех людей, с которыми работаю.

— Расскажите, пожалуйста, о сути вашего исследования на основе прочитанного в Москве доклада.

— И в США, и в других странах мира идут дебаты о том, что плод испытывает боль на 20-й неделе, насколько эта боль обнаруживается, не страдает ли при этом плод. В некоторых публикациях утверждается, что плод испытывает боль, но при этом не страдает. В 2005 году в еженедельном международном журнале Американской медицинской ассоциации «JAMA» (TheJournaloftheAmericanMedicalAssociation), издаваемом American Medical Association более чем на 20 языках, была опубликована статья, утверждающая, что плод не испытывает боли. Американская медицинская ассоциация (AMA), основанная в 1847 году, является самой большой ассоциацией врачей и студентов в США (http://www.medcom.spb.ru/publ/info/932), а «JAMA» – самым читаемым медицинским журналом в мире.

Скажу об основных этапах или вехах в развитии ощущения боли плодом. Уже на седьмой неделе беременности формируется синапс, и начинается формирование коры головного мозга ребенка. Самый ранний этап развития плода, когда он начинает испытывать боль и реагировать на нее, – это 8-10 недель, когда у плода формируется нейронная сеть, которая необходима для зрелого ощущения. В течение этого периода нейроны получают проекцию в центрах мозга. «Зрелое» восприятие боли плодом возникает к 12-18 неделям, когда формируются спиноталамические пути, и плод в состоянии испытывать боль точно так же, как испытываем ее мы, взрослые зрелые люди. Плод начинает реагировать на боль. Это очень важно, потому что многие не могут оценить, насколько хорошо формируется и развивается плод к 18 неделе. Полностью сформирована мозговая структура, которая необходима для восприятия боли. На 20 неделе после оплодотворения плод уже может выживать. Недавно в Англии в журнале появились данные о том, что при необходимой медицинской помощи, даже в столь раннем возрасте плод может выжить без серьезных медицинских последствий и проблем. Между 22 и 24 неделями формируются проекционные участки коры, но мозг продолжает развиваться в течение долгого времени – до 25-летнего возраста человека.

Факты в отношении развития мозга не оспариваются и являются общепринятыми (в частности, не оспаривается, что кора головного мозга очень важна для высших мозговых функций). Журнал «JAMA» настаивает на том, что плод не страдает от боли, потому что структура коры головного мозга, которая отвечает за ощущение боли, развивается позднее. Журнал принимает без всяких научных доказательств утверждение, что кора необходима для способности испытывать страдания. Но есть большое количество научных доказательств, которые противоречат заключению, выдвинутому «JAMA».

— Вы могли бы назвать некоторые из них?

— Назову четыре из них. Первое доказательство. Хотя опыт животных и людей, конечно, не одинаков, всем понятно, что животные испытывают боль и могут страдать. Членистоногие (либо насекомые, раки), все виды рыб и амфибии не имеют тех структур, которые, как настаивает «JAMA», необходимы для ощущения страдания. Но фермеры убивают рыбу или птицу быстро и гуманно, потому что не хотят, чтобы животные мучились.

Второе доказательство – это то, что существуют люди, которые рождены вообще без коры головного мозга и которые тоже могут испытывать боль. На симпозиуме я показывала фотографию такой пациентки и ее МРТ. Эта девочка обладает небольшим количеством мозговых структур. На фото желтая звездочка показывает отсутствие коры, которая, как утверждает «JAMA», необходима для того, чтобы испытывать физическую боль. Синяя звездочка указывает на таламус – среднюю структуру мозга, которая развивается у плода в течение первых 18-ти недель. На самом деле именно она ответственна за ощущение боли. Эта девочка без коры способна испытывать боль, и она реагирует на нее так же, как реагируют и другие дети. Она может убегать, визжать.

Третье доказательство. Ясно, что нервные пути, которые, как утверждает «JAMA», необходимы для ощущения боли, развиваются в течение последнего триместра беременности или первых месяцев после рождения. На фото красным цветом обозначены незрелые структуры, которые развиваются в течение длительного времени, а синим – зрелые, сложные структуры. Для восприятия боли не требуется дорсолатеральная, префронтальная кора.

После рождения рост и развитие продолжаются с 5-летнего до 25-летнего возраста. Мозг становится все более зрелым, мозговые сети становятся более сложными. В соответствии с выводами «JAMA» эти структуры не являются зрелыми для страдания до 25 лет. Но наш личный опыт страдания очень похож и в детстве, и во взрослом состоянии.

И четвертое. Большое количество экспериментальных данных показывает, что участок мозга, который по утверждению «JAMA» необходим для того, чтобы была способность испытывать боль, на самом деле, не кодирует информацию о боли. Ученые проанализировали ответ на стимуляцию кортикальной зоны коры головного мозга и выяснили, что ответ был очень редким: сознательное осознание боли через кору является очень редким, а на самом деле все это происходит через таламус, который на 12-18 неделе внутриутробного развития уже достаточно зрелый.

аким образом, приходим к заключению, что мы не можем сказать, что плоду не хватает тех структур, которые ответственны за восприятие боли. У преждевременно рожденных детей уже существует поведение, которое ассоциировано с проявлениями боли. На фото можно видеть разные выражения лица у ребенка, рожденного на 23-й неделе. Эти наблюдения сделаны теми, кто ухаживал за ребенком, рожденным так рано.

Также у преждевременно рожденных детей есть гормональный ответ на боль. Например, когда у них внутриутробно берут кровь, у них увеличивается уровень гормонов, ассоциированный с болью. И эти ответы одинаковы и у 20-недельного плода, и у новорожденного. Конечно, эти увеличения концентрации гормонов негативно влияют на развитие. Есть доказательства подсознательного влияния боли на неврологическое развитие и пластичность.

Со второго триместра, с 12-ти недель внутриутробного развития и старше, плод реагирует на боль, и это может приводить к досрочным последствиям. Это привело к консенсусу у анестезиологов. Понимая необходимость предупреждать страдание плода во время внутриутробного развития, рекомендуется обеспечивать анестезию, проводя потенциально болезненные процедуры. И в то же время мы остаемся толерантными к абортам на этой стадии развития.

— Приходилось ли Вам участвовать во Всемирном конгрессе семей?

— Я не участвовала в нем, но слышала много хорошего про этот конгресс. Я часто принимаю участие в подобных мероприятиях по всему миру. Мне очень понравилась широкая проблематика симпозиума в Москве: о защите жизни нерожденного ребенка говорили с точки зрения юриспруденции, психологии, социологии, истории, с точки зрения социальных проблем.

— Что лично Вам показалось наиболее интересным и важным?

— Так или иначе были взаимосвязаны все затронутые темы. Когда мы говорим об этих вещах, все обсуждения очень тесно связаны с эмоциями, все идет на эмоциональном уровне. Когда люди слышат какие-то научные данные, эти сухие голые медицинские факты не могут будоражить людей изнутри так, как будоражат какие-то эмоциональные вещи. Это относится, в том числе, к людям, которые разрабатывают законы. То есть они тоже через себя пропускают эти эмоциональные составляющие. Конечно, я понимаю, что мне как человеку медицины важно доносить до людей какие-то медицинские факты, но еще более важно, мне кажется, пытаться достучаться до людских душ и сердец.

— Часто удается достучаться?

— Расскажу историю, как эти две вещи соприкасаются. Я разговаривала с адвокатом, который выступал против прав эмбриона. Он больше склонялся в сторону принятия закона, разрешающего аборты. Но он обратился ко мне, потому что вел дело, в ходе которого ему пришлось занять другую позицию. По долгу службы ему пришлось защищать права эмбриона. Я у него спросила: «Что заставило тебя изменить свою точку зрения?». Он сказал, что когда забеременела его жена, они делали УЗИ. И он меня с большим удивлением спросил, знаю ли я о том, что на 20-й неделе у плода есть пальчики. Я рассмеялась, потому что я эмбриолог и, конечно, знаю о таких вещах. А он, несмотря на то, что занимался этими вещами, никогда об этом не знал. Вот пример того, когда факты и эмоции, чувства соединились для него в одно. Поэтому, мне кажется, нужен комплексный подход, чтобы затронуть душевные человеческие струны. Мы должны использовать все ресурсы, которые у нас есть, включая научные данные, музыку и визуальные вещи.

— Знаете ли Вы примеры, когда аборт ломал женщине, ее родным, ее детям жизнь?

— Я не могу судить о том, наказывает ли Бог за аборт. Я не вправе эту тему обсуждать. Но я знаю очень много случаев, когда женщины испытывали большие страдания и большие сожаления из-за сделанных ими абортов. Мне они говорили о том, что на тот момент просто не понимали последствий и не осознавали фактов, когда делали это.

— Нужно ли начинать профилактику абортов со школьной скамьи, чтобы потом не приходилось прибегать к психологическому консультированию женщин, решившихся на аборт?

— Я считаю, что это важно – проводить беседы с девочками, с девушками. Но это, конечно, не решение проблемы полностью, потому что есть еще мальчики. Мне кажется, будет хорошо, если дети, подростки будут больше узнавать о проблеме нерожденных детей, об абортах еще до того, как они начнут вступать в сексуальные отношения друг с другом. В Америке детям очень много рассказывают о том, как предотвратить беременность, но не рассказывают об эмбрионе. И, конечно, в их головах складывается такая картинка, что аборт – это просто возможность «уладить» беременность.

— В православном греческом лагере, где отдыхали дети от 6-ти до 18-ти лет, архимандрит Нектарий (Антонопулос) (ныне митрополит Арголидский) регулярно проводил с ребятами беседы о взаимоотношении полов и, в частности, обсуждал с ними «Дневник нерожденного ребенка» (http://www.pravoslavie.ru/47558.html). Именно там я впервые узнала про этот дневник. Можно ли читать его маленьким детям?

— Это очень сильно зависит от семейных традиций. Некоторые родители с самого раннего возраста начинают объяснять детишкам, как появляются дети, а другие считают, что это надо делать позже. Поэтому, наверное, для маленьких детей нужно все-таки согласие родителей.

— Из-за болезни брата-диабетика, который посвятил жизнь медицине, меня начала волновать тема «наука и религия». Я поняла, что вера и медицина – это как два крыла, что храм – это «врачебница» для души, а больница – «лечебница» для тела. Что Вы думаете по этому поводу?

— Все люди по-разному реагируют на разные вещи. То есть у кого-то это идет через голову, а у кого-то – через сердце. Поэтому сказать, что есть какой-то один механизм, когда религия и наука соединяются воедино, – нельзя. Для разных людей по-разному. Я занимаюсь наукой, потому что очень серьезно уважаю правду, факты. Я религиозна, потому что я в это верю. Я хотела бы увидеть в России православные церкви, потому что они отличаются от церквей в Штатах. Но если бы когда-нибудь в моей жизни произошел некий конфликт между религией и наукой, то я бы выбрала науку. То есть я бы поставила науку на первое место. Для других людей это по-другому. Для некоторых вера сильнее, а какие-то научные вещи и доказательства имеют меньшее значение. И я думаю, что эти люди в лучшем положении, чем я.

— Знаете ли Вы о святителе Луке (Войно-Ясенецком), архиепископе Симферопольском и Крымском, который был профессором, ученым с мировым именем, практикующим хирургом и в то же время архипастырем? Он сумел соединить медицину и религию, помогал людям и как врач, и как священнослужитель.

— Конкретно о нем я не слышала, но знаю много примеров, когда у людей происходит такое сочетание, когда они занимаются научными вещами и при этом очень верующие.

— Несмотря на широко известные научные факты о том, когда начинается жизнь человека (http://sm.cnsr.ru/ru/news/org/s_chego_nachinaetsya_zhizn__cheloveka_/,

http://sm.cnsr.ru/ru/analitics/abort_–_eto_indikator_vershini_bezotvetstvennosti__pokazatel__padeniya_nravstvennosti_vsego_obshestva/), аборты как делали, так и делают. Есть ли выход?

— Для меня один из наиболее удивительных моментов при обсуждении вопроса абортов – это то, насколько извращены эти простые факты, которые не противоречат друг другу. Биологам очень давно (десятки лет) известно, что человеческая жизнь начинается со слияния сперматозоида с яйцеклеткой, и эта научная точка зрения не обсуждается. Момент слияния сперматозоида и яйцеклетки – это буквально одна секунда, в результате чего формируется эмбрион, который ведет себя так же, как и целое существо. Из человеческой клетки появляется новый человек, которой должен стать зрелой индивидуальностью. Требуется некоторое время, прежде чем эмбрион достигает той стадии, когда он может переживать боль, но это занимает не так много времени, как может показаться на первый взгляд. И мы имеем научное свидетельство, что структура нервной системы, которая требуется для восприятия боли, уже существует в период от восьми до десяти недель с момента слияния клеток. Это может произойти еще до того, как женщина поймет, что она беременна. И, безусловно, зародыш имеет способность реагировать на раздражители болевого плана уже к концу первого триместра, к 12-й неделе своего развития. И он страдает точно так же, как животные и более зрелые человеческие существа. То, что он имеет способность чувствовать боль – это не обсуждаемые факты, это не вопрос мнений, это научное свидетельство.

Беседовала Ирина Ахундова
Фото автора

PS. Благодарю Александра Молчанова за помощь в редакторской правке.

Абортом считается любое прерывание беременности, произошедшее в срок до 28 недель, если прерывание случается позже, то это уже искусственные роды, так как родившейся плод является жизнеспособным.

Аборт бывает самопроизвольный, чаще такое явление называют выкидышем, и искусственный, который производится по желанию женщины. Искусственные аборты были известны с глубокой древности, но всегда эта операция вызывала весьма неоднозначную реакцию. Часть людей выступает против абортов, горячо отстаивая право на жизнь с момента зачатья, а их оппоненты, не менее горячо, защищают право женщины самой решать, когда ей становиться матерью.

Оставим в стороне моральные и религиозные аспекты данной операции, рассмотрим виды и сроки проведения абортов исключительно с медицинской точки зрения.

Самым безопасным видом аборта считается фармакологический или медикаментозный. Проводится эта манипуляция в срок до 6-9 недель, но для лучшего результата следует ограничить срок четырьмя неделями. В результате действия препаратов, которые принимает беременная, плодное яйцо погибает и происходит выкидыш. Чем слабее прикреплено яйцо к стенке матки, тем легче пройдет аборт. Поэтому рекомендуется проходить данную процедуру как можно раньше в срок от 0 до 4 недель. Медицинский аборт, проведенный в более поздние сроки может не вызвать результат, или яйцо полностью не выйдет. Тогда придется делать выскабливание матки, что сводит на нет все преимущества медикаментозного аборта, заключающиеся в том, что шейка матки не травмируется хирургическим инструментом и не требуется применение анестезии.

Если после проведения фармакологического аборта поднимается температура, появляется слабость, сильные боли в животе и обильное кровотечение, все это повод для немедленного обращения к врачу.

На сроке 5-6 недель можно провести вакуумный аборт, его еще называют мини-аборт, выполняется он под местной анестезией. Это неплохое время когда можно делать аборт. Для его проведения в полость матки вводится вакуумный аспиратор, соединенный со специальным оборудованием. При проведении процедуры в матке создается разрежение, и плодное яйцо отрывается от стенки. Вакуумный аборт не всегда дает хорошие результаты, не полностью удаленное плодное яйцо приходиться удалять выскабливанием.

На таких же сроках, то есть до 6 недель, возможно проведение аборта при помощи магнитного колпачка. Врач надевает колпачок, излучающий магнитное поле на шейку матки, в результате чего беременность не может нормально развиваться и случается выкидыш. Этот способ применяется довольно редко, так как велик риск осложнений для женщины в виде воспалений внутренних половых органов.

В сроки от 6 до 12 недель проводят хирургический аборт. Эта операция проводится, как правило, под общим наркозом. В хороших клиниках ход выскабливания контролируется ультразвуковыми датчиками. Самым тяжелым осложнением хирургического аборта может стать прободение стенки матки, что приводит к внутреннему кровотечению, перитониту, травмированию внутренних органов. В этом случае, для спасения жизни женщины, приходиться прибегать к удалению матки

После 12 недель беременности аборт по желанию пациентки уже не делают. Чтобы прервать беременность позднее этого срока, нужны серьезные причины. Это могут быть медицинские, а так же социальные показания.

К медицинским показаниям относят различные патологии плода, при которых рождение здорового ребенка невозможно, а так же угроза жизни или здоровью матери, которая не позволяет ей выносить беременность.

Под социальными показаниями понимают особые обстоятельства в жизни женщины. Например, слишком юный (до 15 лет) или зрелый (больше 45 лет) возраст, а так же смерть мужа, случившаяся во время беременности, наличие не менее 5 детей.

Самое плохое время, когда можно сделать аборт – это поздние сроки беременности, так как в этом случае проводится сложная операция, грозящая серьезными осложнениями.

Делают несколько видов абортов на сроке более 12 недель (аборт на сроке 14, 15, 16 недель). Один из них, так называемый солевой аборт или заливка, при котором в плодный пузырь вводится солевой раствор, после чего, уже погибший плод, извлекают из матки.

Применяются так же искусственные роды, путем введения препаратов, вызывающих схватки, этот метод плохо переносится женщинами, помимо сильных болевых ощущений, возникают тошнота рвота, мигрени. Так же проводят операцию, которая называется малое кесарево сечение, от обычного кесарева сечения она отличается только размерами плода. На сроках около 20 недель ребенок может родиться живым.

Все виды абортов на поздних сроках – это весьма болезненные процедуры, кроме того очень тяжелые в моральном плане. Довольно часто после аборта на позднем сроке женщины нуждаются в психологической помощи.

Прерывание беременности, проведенное на любом сроке, безусловно, негативно сказывается на здоровье женщины. Поэтому важно тщательно предохраняться, чтобы избежать аборта. Но, если нежелательная беременность все же случилась, и другого выхода у женщины нет, то не стоит откладывать визит к врачу. Гинеколог, диагностировав беременность, сможет предложить вам щадящие методы избавления от беременности, которые возможны только на самых ранних сроках.

Аборт – это всегда гормональный срыв, так как организм женщины, настроившись на беременность, производит специфические гормоны, и при искусственном прерывании сбои в гормональной системе неизбежны. Это еще один аргумент в пользу проведений операций на самых ранних сроках, так как гормональная перестройка на 4-й неделе гораздо менее глобальная, чем на 12-й. Ни в коем случае нельзя пытаться вызвать выкидыш «домашними» средствами! Такие эксперименты над здоровьем могут привести к необходимости произвести удаление внутренних половых органов или даже к смерти.

Если женщина решается на аборт производить его надо только в специализированных клиниках и только в приемлемые сроки. После проведения операции, следует соблюдать все рекомендации врача и внимательно относиться к своему здоровью.

аборт на сроке 7 недель , аборт на сроке 2 недели, аборт на сроке 12 недель , аборт на сроке 14 недель ,
аборт на сроке 3 недели, аборт на сроке 4 недели, аборт на сроке 8 недель , аборт на сроке 15 недель,
аборт на сроке 10 недель , аборт на сроке 5 недель, аборт на сроке 9 недель

Что чувствуют дети во время абортирования?

По последним данным Федеральной службы государственной статистики за последний год в России было совершено 1 063 982 абортов, 7 из 10 зачатых детей не рождается. И это официальная статистика, в которую не входят аборты проведенные в частных клиниках, и самостоятельные медикаментозные аборты. По неофициальной предлагают помножить на 6. Просто Шесть миллионов малышей в год так и не смогли увидеть отражения своей улыбки в маминых глазах…
Действительно ли весомы аргументы за аборт?
Приведём мнение одного из миссионеров Православной церкви.
«— По моим наблюдениям, наиболее яростные сторонники абортов в большинстве своем – женщины. Почему так получается?
— Есть такой закон человеческой психологии, что человек не может убить человека. Ну не может он этого сделать! Поэтому любое убийство в реальной жизни должно предваряться убийством виртуальным – словесным. Нельзя убить человека, можно убить «черномазого», «жида», «фашиста», «масона», «коммуняку», «еретика», «мироеда», «мракобеса». Их можно убить – «мерзавца», «бандита»… Человека нельзя убить. И поэтому такая самка (женщиной назвать сторонницу абортов трудно) не называет ребенком того, кого она хочет убить. Потому что тогда, признав, сказав, что это «ребенок», она уже не сможет его убить. Поэтому она обзывает его плодом.
Напротив, когда женщина ждет ребеночка, на каком бы сроке она ни находилась, для нее это уже «малыш». Одни женщины понимают, что эмбрион – это уже самостоятельная жизнь. А другие считают, что это лишь опухоль в материнском организме, с которой можно поступить, как, скажем, с грязью под ногтями – взял и вычистил. И в этом для них нет никакого нравственного преступления.
Но вот, например, в Индии празднуют годовщину ребенка через три месяца после его рождения. Считают, что 9 месяцев в утробе матери – это не подготовка к жизни, а это уже жизнь.
С женщиной, сделавшей аборт, происходит очень много плохих вещей. Прежде всего, она грешит против себя самой, против своего организма, который настраивается на выполнение своего высшего призвания – родить новую жизнь, – а тут, как бы на взлете, идет удар молотом по всем системам. Это биологическая катастрофа.
Во-вторых, это огромная психологическая травма.
В-третьих, этот поступок бросает очень серьезную тень на отношения души с Богом.
Из Патриархии уже давно был сделан запрос на биологический факультет МГУ с просьбой сказать, что считается минутой начала новой жизни: выход младенчика из лона матери, перерезание пуповины, первый вздох, начало формирования нервной системы эмбриона, первое деление яйцеклетки или же просто оплодотворение? Нам ответили: с точки зрения науки началом новой жизни считается оплодотворение яйцеклетки. Здесь начинается самостоятельная жизнь, ибо возник уникальнейший, никогда не встречавшийся доселе набор хромосом. И это уже новая жизнь.
Так что и с точки зрения науки, и с точки зрения религии (любой религии) аборт – это убийство.
Дискуссия сторонников и противников абортов сводится к одному вопросу. Сторонники считают, что плод в утробе матери – часть ее организма, поэтому женщина вправе со своим организмом делать все, что хочет. Например, захотела короткие волосы – пошла и подстриглась, захотела ресницы нарастить – нарастила. Захотела матку свою почистить – пошла и почистила.

Противники аборта говорят, что зародыш – это уже больше, чем часть организма. Это уже самостоятельная жизнь. Да, он не может жить вне организма матери. Но ведь отдельно от матери и людей не может жить не только четырехмесячный зародыш, но и четырехмесячный новорожденный. Тем не менее убийство новорожденного младенца считается убийством самостоятельной жизни. А ликвидация этой же жизни на несколько месяцев раньше отчего-то считается нравственно безупречным поступком.
Самое страшное то, что большинство абортов делаются не по медицинским показаниям, а по социальным. Люди не хотят иметь ребенка. Почему? – «Мы не сможем прокормить его, достойно воспитать», – говорят они. Конечно, жить сегодня тяжело. Но предположим, что у меня четверо детей. После обвала рубля уровень моей зарплаты резко снизился. И вот я собираю своих детей и говорю: «Вы знаете, у нас проблема. Я стал получать намного меньше, чем раньше, и не смогу дать вам все, что собирался. Поэтому одно из двух: или мы все будем жить гораздо беднее, и тогда Ваня откажется от уроков тенниса, Маша – от уроков японского языка, а Петя перестанет ходить на уроки музыки. Или же мы сохраним прежний уровень жизни, но убьем младшую Танечку, тем более что она еще маленькая и ничего не поймет. На этом мы с вами сэкономим, и деньги, которые пошли бы на Танечку, пойдут на сохранение прежнего уровня жизни».
Дикость? Но почему же считается вполне нормальным сэкономить на жизни ребенка, находящегося в утробе матери? А какая разница между уже родившимся ребенком и еще не родившимся? Он уже чувствует. Японские врачи сняли фильм «Беззвучный крик», который у нас даже запрещают показывать в школах старшеклассникам. Японские медики ввели световод в матку беременной женщины, дали подсветку, а затем снимали, что испытывает малыш в утробе матери во время аборта. А он – кричит, когда щипцами откусывают ему ручки, ножки. Ведь из тела матери его вынимают по частям. Малыш чувствует все, что с ним делают. Как убивают…
— Замолить этот грех можно?
— Недавно я вспомнил слова одного преподавателя семинарии, когда в начале 80-х годов мы обсуждали с ним очередное убийство – то, что называлось «свинцовой мерзостью советской жизни». Он сказал: «На самом деле, я греховный человек, потому что порой радуюсь, когда слышу о коррупции, взяточничестве чиновников, воровстве. Если бы этого не было, правыми оказались бы коммунисты, утверждавшие, что можно на земле без Бога построить рай или воспитать нового человека. Тогда Христос был бы не нужен на Земле. А когда я вижу, что на самом деле люди страдают даже в самом «совершенном» обществе, значит, все же правы христиане, утверждающие, что без Бога ни до порога».
Моя позиция очень похожа. Я думаю, было бы очень странно, если бы Россия сейчас была счастливой, процветающей страной. Россия не может быть счастливой – страна, в которой на одного родившегося ребеночка приходится три вычищенных, занимающая первое место в мире по количеству абортов. Если бы мы, граждане страны, затопленной кровью неродившихся младенцев, жили богато и счастливо, тогда можно было бы сказать: «Боже, да есть ли Ты?».
— Говорят, что аборт – это плохо, но в то же время лучше, чем детдом, лучше, чем измученная болезнями душа ребенка.. .
— На самом деле, взрослый человек обычно предпочитает смерти любые условия жизни. Иногда готов сдаться в плен, столкнуться с тяжелейшими условиями существования, чтобы только сохранить жизнь… Поэтому лучше не решать за ребенка – жить ему или нет. Давайте дадим ему шанс.»

Что чувствует ребенок во время аборта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *