ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Страница 1-я

Здравствуйте, дорогие дети и родители!

Мы вновь с радостью приветствуем Вас на страницах нашего с Вами православного сайта «Семья и Вера»!

Перед Вами интересные детские рассказы известного российского писателя и поэта монаха Варнава (Санин), которые автор отнес к серии «Школа добродетелей».

Рассказы о. Варнавы благотворно влияют как на детские души, так и на взрослые 🙂

КНИГА 1-я. Страница 1-я.

ВЫШЕ МЕЧТЫ

Максиму Сергееву очень захотелось слетать в космос.

Конечно, он прекрасно понимал, что в девять с половиной лет никто не пошлет его на орбиту Земли.

Как в десять.

И даже в пятнадцать…

Детей и юношей в космос пока еще не посылают.

Он бы и сам полетел.

Да не было даже ракеты.

Поэтому ему оставалось только одно: готовиться к тому, чтобы мечта стала явью прямо сейчас!

Решив так, Максим деловито оглядел свою детскую комнату: с чего бы начать?

Взгляд его остановился на круглом аквариуме, в котором, среди зеленых водорослей важно плавали красно-желтые круглобокие, с пышно спадавшими вниз хвостами, вуалехвосты.

«Буду привыкать к скафандру!» — быстро смекнул Максим.

Он ловко выловил сачком неповоротливых вуалехвостов и пересадил их в литровую банку.

Конечно, большим рыбкам сразу стало в ней тесно.

Но Максим, водрузив на голову освобожденный от воды аквариум, решил, что пусть и они потерпят немного.

Ведь их любимому хозяину тоже непросто будет ходить в оказавшемся неожиданно тяжелом и неудобном «скафандре»!

Бродить, спотыкаясь о стулья и столы в комнате, а затем и по всей квартире Максиму вскоре надоело.

И тут его осенило:

«Лифт!»

В доме — 15 этажей, прекрасная возможность выработать привычку к подъему на самый верх в скафандре.

Не долго думая, Максим выскочил на лестничную площадку.

И – вот удобства первого этажа! – сразу вошел в оказавшийся свободным лифт.

Со словами «Ключ на старт!» он нажал на самую верхнюю кнопку.

Кабина, привычно вздрогнув начала быстро подниматься. И… остановилась на седьмом этаже.

В открывшийся лифт вбежал молодой мужчина, папин приятель.

— Мне наверх! – непривычно чужим, гулким голосом сообщил Максим.

— А мне вниз! Опаздываю… — простонал мужчина.

— Ну ладно! – согласился Максим. И нажал нижнюю кнопку.

Сосед всегда был веселым и добрым, за что его и уважал папа.

А еще сообразительным.

Он сразу обо всем догадался и сказал:

— Что, в космос полетел? Смотри, только к ужину вернись, а то родители будут волноваться!

— И снится нам не рокот космодрома,
Не эта ледяная синева… — громко запел сосед.

Но, вдруг осекшись на полуслове, он как-то внимательно вгляделся в Максима и постучал себя по лбу указательным пальцем.

— Чего? – начал было обижаться тот.

И услышал:

— У тебя там трава!

— А-а… — скосив наверх глаза, увидел приклеившуюся к стеклу водоросль Максим и быстро ответил: — А это для того, чтобы кислород вырабатывать!

— Ну надо же, до чего наука дошла! – с деланным уважением протянул сосед.

И выходя, еще громче запел:
А снится нам трава, трава у дома,

Зеленая, зеленая трава!

После этого Максим уже без всяких помех два раза подряд поднялся и спустился на лифте.

А на третий раз… застрял! Почти на самом верху. В отчаянии он стучал по кнопкам, пытался вызвать аварийную службу – все было бесполезно. Кабина не двигалась ни туда, ни сюда.

Потекли медленные, томительные минуты.

Аквариум начал больно давить на шею… Водоросль щекотала… И в космос Максиму уже расхотелось лететь. Тем более, что он явно, как понял теперь, стал мечтать о нем от нечего делать.

Но тут, к счастью, дверь сама неожиданно открылась, и Максим увидел своего друга – Колю Боброва, который жил на пятнадцатом этаже.

— Что это с тобой?.. — опешил тот. – Куда это ты в таком виде?

Максим сразу приосанился и гордо сказал:

— Я — в космос! А ты?

Коля озадаченно покачал головой и ответил:

— А я — к Богу!

Максим знал, что приятель, в отличие от него, ходит в храм и воскресную школу. Много чего от него слышал, в том числе, и предложения ходить вместе. Но все же, на всякий случай, уточнил:

— А это выше космоса?

— Нашел, что спрашивать! – упрекнул его Коля. — Да это даже сравнить нельзя! Пошли – сам убедишься!

После этого Максиму окончательно расхотелось становиться космонавтом.

К радости Коли он попросил немного подождать его, пока снимет с головы надоевший аквариум, переоденется.

И вместе с приятелем пошел в храм.

Целых три часа провел он там, потому что, после службы еще долго беседовал на лавочке со священником.

И был как никогда рад всему, что увидел и услышал.

А Коля – так просто счастлив за друга!

Единственными, кто оказался недовольным во всей этой истории были вуалехвосты.

Ведь все это время им пришлось томиться в тесной банке!

ПЕРВАЯ ИСПОВЕДЬ

Целых три дня Гриша, путаясь в незнакомых церковно-славянских словах, вычитывал утреннее и вечернее молитвенное правило.

Всю пятницу пропостился.

И решил, что уже стал святым.

Он так прямо и сказал об этом священнику, когда подошел на исповедь перед Причастием.

А еще, с нескрываемой гордостью, добавил, что даже не знает, в чем каяться, потому что не видит у себя никаких грехов.

И вообще, он и так причаститься достоин!

Священник был стареньким, мудрым батюшкой.

Он, с хитроватой улыбкой взглянул на мальчика и, словно шутя, уточнил:

— Так ты, стало быть, уже святой? Ах, как хорошо! Тогда давай-ка скорей становись вон туда, к стене!

– Это еще зачем? – не понял Гриша, глядя на пустую стену, куда показывал батюшка.

И услышал:

— Храм, как сам видишь, у нас только восстанавливается. Фресок и икон не хватает. Вот ты и будешь теперь вместо иконы!

Священник сам подвел Гришу к стене.

Оглядел его и посетовал:

— Все хорошо, жаль только нимба над головой не хватает! Но не беда, мы его в следующий раз подрисуем!

Сказав так, батюшка ушел исповедовать остальных прихожан.

А Гриша…

Грише вдруг стало как-то неуютно…

Казалось, все, как один, люди в храме смотрят на него.

И правда, как на святого.

«А если хорошенько разобраться, какой я святой? – подумалось вдруг ему. — Папе с мамой все время грублю… Младшую сестренку то и дело обижаю, а над старшей смеюсь! Учительнице соврал, что болел и поэтому не сделал домашнего задания… Лешку из второго подъезда ни за что, ни про что недавно побил…»

Многое что неожиданно для самого себя понял Гриша.

О самом себе.

Несколько раз он хотел убежать от стыда из храма.

Но почему-то даже не смел тронуться с места, куда его поставил священник.

А тот, тем временем, исповедовал последнего человека.

И сам обратился к нему:

— Ну что, все еще не знаешь, в чем каяться?

— Знаю… — чуть слышно пролепетал Гриша.

— Тогда почему все еще там стоишь?

— Так ведь я грешен и недостоин причащаться…

— Все мы недостойны! — вздохнул батюшка.

Уже совсем по другому – ласково и серьезно – улыбнулся.

Подвел мальчика к аналою, на котором лежали Крест и Евангелие.

И сказал:

— Вот теперь тебе самое время!

НОВЫЙ ЗАКОН БУТЕРБРОДА

В новых многоэтажных домах все по-новому.

И люди, и стены, и даже запахи.

А самое главное новые – друзья!

С одним из них Витя познакомился так.

Из подъезда только что заселенного здания вышел мальчик с большим, чрезвычайно аппетитным на вид, бутербродом в руке.

Ему было столько же лет, и Вите стало ясно, что они – наверняка будущие одноклассники.

Поэтому он не стал особенно церемониться.

— Я – Витя! – сразу назвался он.

— А я – Саша!

— Поделись, а?

— Пожалуйста! — охотно согласился Саша и тут же деловито спросил: — А… как?

— А что, разве есть какая-то разница? – удивился Витя.

И услышал:

— Еще бы! Ты что, закон бутерброда не знаешь?

— Это когда он всегда падает маслом вниз?

— Нет, другой!

Саша отломил маленький кусочек:

— Можно делиться по-соседски.

Затем разломил бутерброд пополам.

— Можно по-братски.

После этого он добавил к предназначенной для Вити половины еще немного:

— Можно по-дружески.

И, наконец, протянул весь бутерброд:

— А можно и по-монашески. Так меня, когда мы ездили паломниками в монастырь, монах научил!

— Ух ты! Здорово! – восхитился Витя. – Хорошо жить с монахами!

Он вернул бОльшую часть бутерброда Саше, давая понять, что они теперь с ним – друзья.

Расспрашивая и рассказывая обо всем на свете, отправился с ним на площадку, играть.

А Сашу с его легкой руки после этого все стали называть не иначе, как Сашей-монахом.

Хотя тому не было еще и двенадцати…

Рассказы о. Варнавы. Книга 3-я. Страница 6-я

Притчи с иллюстрациями Вячеслава Полежаева. 10-я страница

Энциклопедия для самых маленьких. 23-я глава. В ДЕРЕВНЕ

<< На главную страницу На рубрику монаха Варнавы>>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добродетели

Если ваши дети будут благочестивы и богобоязненны, тогда они будут кротки, послушны и благодарны вам. Истинное воспитание должно состоять не только в том, чтобы искоренять в сердце ребенка все дурное, но и направлять на путь истинный, приучать и упражнять их в добродетелях, т. е. воспитать высоконравственными людьми.

В первые шесть лет дети должны быть приучены:

• к умеренности – чтобы привыкали есть и пить по потребности, но не сверх того;

к чистоте и опрятности в еде и питье, а также одежде; к порядку относительно своих вещей;

• к почтительности к старшим; они должны обращать внимание на свои поступки;

• к послушанию – это значит слушались во всем старших без промедления;

• к правдивости, т. е. говорили правду, лгать и обманывать не должны привыкать ни в шутку, ни серьезно;

к благотворительности, чтобы дети охотно делились всем, не были жадны, завистливы, недоброжелательны;

к работе, чтобы они не привыкали к праздности;

• к терпению, чтобы с детства привыкли в чем-то ограничивать, сдерживать себя от проявлений нежелательных эмоций;

• к вежливости, услужливости, воспитанности: дети должны быть приветливыми, здороваться, благодарить, если им что-то дают, и т. п.;

к скромности – не кривляться, держаться застенчиво.

По мнению многих православных педагогов, в частности Яна Амоса Каменского, именно до 6 лет в ребенке закладывается фундамент всех основ характера взрослого человека. Поэтому родители должны упражнять в этих навыках своего малыша. Приученный к таким добродетелям ребенок приобретает «любовь и милость у Бога и у людей». Самое главное – научить ребенка жить «в учении и наставлении Господнем».

В жизни человека должно быть непоколебимое основание, которое закладывается с детства. На нем строится здание его будущего. Ребенок с детства должен любить свое Отечество, знать и чтить веру, историю и обычаи своего народа, почитать своих родителей, знать, что смерть есть иная жизнь, связанная с ответственностью за прожитую земную. Если этого нет, то жизнь без основания, «на песке», без ценностей, за которые мы готовы пострадать, т. е. идеалов, бессмысленна.

У русского всегда было много того, за что он был готов отдать свою жизнь, – это, прежде всего, его родина, дети, принципы, честь, его вера.

Великий русский философ Иван Ильин писал о том, что у каждого человека должно быть понимание, что он призван в этот мир для чего-то и несет свое призвание, талант, крест, который ему дал Господь; что он предстоит пред Всевышним, Который его призвал, отвечает перед Ним за это призвание, за эту жизнь. И это наполняет человека высоким духовным смыслом. Но об этом, к сожалению, сегодня не говорят. Никто не говорит, почему надо чтить традиции, зачем хранить чистоту.

Раньше простые люди понимали, что смысл жизни в том, чтобы любить все то, что передали им их отцы, деды, суметь сохранить это и передать своим детям. Именно это и было основой православной жизни наших благочестивых предков.

«Если воспитаешь детей своих в страхе Божьем в поучении и наставлении и до возмужания их сохранишь в целомудрии и в чистоте телесной, законным браком их сочетаешь, благословив, и обеспечишь всем, и станут наследниками имения твоего, и дома, и всего твоего прибытка, который имеешь, то упокоят они тебя в твоей старости, а после смерти вечную память отслужат по родителям своим, да и сами благословенны пребудут вовеки, и великую награду получат от Бога в сей жизни и в будущей, если живут они по заповедям Господним».

Василия Кесарийского поучение юношам. Следует оберегать душевную чистоту и телесное бесстрастие, имея походку кроткую, голос тихий, слово благочинно, пищу и питье не острые; при старших – молчание; перед мудрейшими – послушание; знатным – повиновение, к равным себе и к младшим – искреннюю любовь; нечестивых, плотских, любострастных людей избегать, поменьше говорить да побольше смекать, не дерзить словами, не засиживаться в беседах, не бесчинствовать смехом, стыдливостью украшаться, с распутными бабами не водиться, опустить очи долу, душу возносить горе, избегать прекословия, не стремиться к высокому сану, и ничего не желать, кроме чести от всех. Если же кто из вас сможет другим помочь, тот и от Господа сподобится награды и вечных благ наслаждения. (Домострой. – С. 46).

В своих дневниковых записях протоиерей Александр Ильин, родившийся в 1895 году и умерший в 1971-м, пишет о своих родителях – крестьянах из бывших крепостных. Отец его обучался токарному делу в Петербурге и там работал 40 лет. Он был высокой духовной жизни – «постоянно читал Псалтырь, соблюдал посты, праздники, имел дар слезной молитвы, был очень милостив и отзывчив к ближним, в работе был аккуратен и усерден, дома за работой пел молитвы. Имел ум рассудительный, волю твердую». Мама всю жизнь прожила в деревне. имела сердце «очень доброе, всегда принимала нищих в своем доме и ухаживала за ними». (Собеседник православных христиан. С. 11–12).

Таковым был и Александр – человеком высокой нравственной жизни. Родители всегда были для него примером, образцом для подражания.

Выдающаяся личность нашего времени, знаменитый ученый врач-хирург архиепископ Лука Крымский, проживший жизнь, полную страданий и скорби, который 12 лет провел в ссылках, претерпел многие лишения, в своей работе «О воспитании детей» писал о том, как необходимо воспитывать детей, насаждать в них высшую христианскую нравственность.

Прежде всего вашим примером, ибо дети воспитываются именно примером родителей своих. Скажите, вырастут ли людьми чистыми и хорошими дети, которые в лице родителей своих видят самые дурные примеры безнравственности? Будут ли чисты и целомудренны дочери ваши, если вы сами подаете пример прелюбодеяния? Будут ли чисты, неспособны к воровству дети ваши, если вы не будете останавливать их от этого с самых юных лет?

Когда сыновья ваши воруют и опустошают огороды, рвут чужое, не оставляют созревать плоды в садах и когда приходят жаловаться на них, то матери спокойно отвечают, – ну что же, дети малые, что же с них спрашивать? Господь спросит с вас! Спросит грозно, зачем позволяли детям вашим воровать с самого юного возраста, зачем не учили заповедям Божиим, зачем не внушили отвращения и презрения к воровству и хулиганству?

Тяжкий ответ дадите вы перед Богом за всякий соблазн, который видят в вас дети ваши, за все ссоры, ругательства, пустословие, драки, которые происходят на их глазах. Если сами так поступаете, то чему научите детей ваших?

Великий вселенский учитель, один из выдающихся церковных ораторов, Иоанн Златоуст обращался к родителям, которые не учат детей своих добру, а поощряют их дурные свойства и страсти, с такими словами:

Ведь вы, как будто намеренно стараясь погубить детей, показываете им делать только то, что, делая, невозможно спастись.

«Горе, сказано, смеющимся», и вы подаете детям множество поводов к смеху. «Горе богатым», а вы только о том и стараетесь, чтобы они разбогатели; «горе егда добре рекут вам вси человецы», а вы часто тратите все свое имущество из-за славы людской; «поносящий брата своего повинен есть геенне», а вы считаете слабым и трусливым тех, кто молчаливо сносит обидные речи от других.

Христос повелевает отвращаться брани и распри, а вы постоянно занимаете детей своих этими злыми делами. «Любяй душу свою, сказал Господь, погубит ю», а вы всячески вовлекаете их в эту любовь; «аще не отпущаете, говорит Он, человеком согрешений их, ни Отец ваш Небесный отпустит вам», а вы даже попрекаете детей, когда они не захотят мстить обидевшим. Христос сказал, что любящие славу, постятся ли, молятся ли, подают ли милостыню, все это делают без пользы; а вы только и стараетесь о том, чтобы ваши дети получили славу.

И худо не это одно, что вы внушаете детям противное заповедям Христовым, но и то еще, что доброе хулите, называя скромность необразованностью, кротость – трусостью, справедливость – слабостью, смирение – раболепством, незлобие – бессилием.

…Разве не внушаете детям вашим, что в деньгах сила, что нужно приобретать большие знания ради богатства и обеспеченной привольной жизни?

А разве это нужно? Нужно как раз обратное. Нужно детям вашим внушать презрение ко всему этому – к деньгам, богатству, славе, высокому положению в обществе. Нужно привить им любовь к чистоте, святости, благочестию. (Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). См.: Опыты православной педагогики. С. 199–201).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Детям о добродетелях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *