Философская герменевтика

Гуманитарное познание обладает рядом особенностей по сравнению с познанием естественнонаучным. Предметом гуманитарного познания являются тексты. Текст – это любая знаковая система, которая способна быть носителем смысловой информации и имеет языковую природу. Изъятый из мира культуры, текст теряет своё значение. Особенности гуманитарного познания таковы, что на первое место в нём выходит оценка (аксиологический аспект) научных положений. Она зависит от взглядов автора и социально-политических условий его жизни. В гуманитарном познании наряду с объясняющими методами присутствует понимание, и приоритет принадлежит именно понимающим методам. Понимание – это постижение смысла явления культуры или текста. Герменевтика есть наука о понимании, истолковании текста.

Сначала герменевтическая практика возникла в рамках экзегетики, то есть дисциплины, цель которой – понимание священного текста. Так, Августину Блаженному необходимо было соединить в единой интерпретации Ветхий и Новый заветы, такая же проблема стояла и перед протестантизмом. Но, как отмечает П.Рикер, экзегеза могла привести к появлению общей герменевтики только в конце XVIII – начале XIX вв. благодаря развитию классической филологии и исторических наук. Философской проблемой герменевтика становится благодаря Шлейермахеру и Дильтею. Герменевтическая проблематика выводится из психологии: для человека как конечного существа понимать означает переноситься в чужую жизнь, говорил Рикер.

Соотношение понимания и объяснения в герменевтике принимает характер герменевтического круга: для того, чтобы понять, надо объяснить, а для того, чтобы объяснить, надо понимать. В понимании наличествует психологический оттенок, которого нет в объяснении. Психологический характер понимания, подчеркивал Г. Зиммель, сводится целиком к эмпатии – вчувствованию, то есть воссозданию в сознании ученого духовной атмосферы, всего мира чувств и разнообразия мотивов автора.

Основоположником герменевтики как общей теории интерпретации и методологии гуманитарного знания является немецкий филолог Фридрих Шлейермахер (1768–1834). Для него герменевтика была искусством понимания чужой речи и правильного сообщения другим отраженного в мыслях интерпретатора содержания. Главное место отводится Шлейермахером предполагаемому диалогу автора и интерпретатора, а основная цель его герменевтического метода – понять автора и его труд лучше, чем он сам понимал свое творчество. Для этого надо войти в духовный мир автора и понять его жизненные обстоятельства.

Главное в герменевтике Шлейермахера – это диалектика части и целого, герменевтический круг, предварительное понимание. Часть понимается через целое, а целое через часть. Понимание целого изменяется при переходе от одной части к другой, третьей и т.д. Новое гипотетическое понимание целого влияет на понимание частей. Происходит постоянное возвращение для того, чтобы уточнить смысл. Полное понимание произведения состоит, по Шлейермахеру, из диалектического синтеза предварительных пониманий. «Взаимосогласие отдельного и целого – всякий раз критерий правильности понимания. Если такого взаимосогласия не возникает, значит, понимание не состоялось», – уточняет Гадамер. Субъективная сторона понимания заключается во вживании в другого, перевоплощении в автора, что возможно при родстве душ, конгениальности. Это уже психологическая интерпретация.

Превращение герменевтики из методологии гуманитарного познания в общенаучную философскую дисциплину осуществил немецкий философ В. Дильтей (1833–1911). Метод понимания у него выступает как метод непосредственного постижения духовной целостности. Объектом понимания выступает внутренний мир человека, внешний мир и культура прошлого. Дильтей использует герменевтику для понимания культуры прошлого. Дильтей впервые разделил всю совокупность наук на науки о духе и науки о природе. Хотя эти два мира наук и отличаются по предмету и законам, но они всё же переплетаются и взаимодействуют друг с другом.

Предмет историко-общественных наук – это система «жизненных единств», под которыми понимается всё собственно человеческое. Понимание и истолкование – вот адекватные методы, используемые науками о духе. Дильтей пришел к выводу, что в жизненном единстве целого существует некоторая часть, которая не может быть познана рациональными методами. Здесь мы сталкиваемся с областью бессознательного. Для его познания нужны особые методы: сопереживание, вчувствование, симпатическое проникновение во внутренний мир другого. Если сама жизнь иррациональна, значит, нечто иррациональное есть и во всяком понимании, говорит Дильтей. Существуют границы логической разработки гуманитарной проблематики. «Поэтому искусство понимания имеет свой центральный пункт в истолковании или интерпретации содержащегося в произведении остатка человеческого бытия».

В конце Дильтей приходит к тому, что использует герменевтику для понимания любых «жизненных проявлений», а не только культуры прошлого. Это внутренний мир индивида, объективированный вовне, ставший таким образом правом, религией, языком, моралью, то есть объективным духом, через который люди опосредуют свое понимание друг друга. Дильтей устанавливает, что между объектом понимания и понимающим существует общность. Она основана на одинаковых элементах сознания индивидов. Общность – это основа понимания, а не сам способ понимания. Через Дильтея дошла до нас от Шлейермахера проблематика герменевтического круга.

Следующий этап превращения герменевтики в философскую дисциплину связан с именем немецкого философа Мартина Хайдеггера(1889–1976). Понимание для Хайдеггера возможно только в языке, который есть сущностное свойство человеческого бытия. Язык определяет постановку всех герменевтических проблем, а герменевтика превращается в учение о бытии.

Понимание – это онтологическая категория. Понимание выявляет онтологическое или общефилософское отношение к миру. Это область философского дискурса, а не научного. Хайдеггер толкует герменевтику как поиск смысла текста, который предзадан еще до начала чтения. «Кто хочет понять текст, тот всегда делает предположение, – комментирует Гадамер хайдеггеровское понимание герменевтического круга. – Он предполагает смысл целого, который кажется ему первым смыслом в тексте. Так получается потому, что текст читают уже со значительным ожиданием определённого смысла». Хайдеггер начинает толкование с предварительных понятий, которые со временем заменяются более адекватными понятиями, – это есть постоянное проецирование, пробрасывание смысла, составляющее смысловое движение понимания и истолкования.

Хайдеггер осознает, как пишет о нём Гадамер, что понимание текста всегда предопределено забегающим вперёд движением предпонимания. Предмнения, неоправданные самой сутью дела – источник заблуждений. Понимание должно разрабатывать верные, адекватные самой сути дела предмнения. Кто хочет что-то понять, должен быть открыт к инаковости текста. Герменевтически воспитанное сознание осознает свою предвзятость, тогда и текст ему является во всей своей инаковости. Это и составляет предварительную структуру понимания, по Хайдеггеру.

Круг понимания вообще не является т.о. «методологическим» кругом, он описывает онтологический структурный момент понимания. Человеческое существование невозможно без языка, язык – это дом бытия (Хайдеггер). Понимание поэтому – момент человеческого бытия. Понимание, по Хайдеггеру, «не просто одна из форм познания среди других, но наша самая основная способность вживаться и умело справляться с нашим миром».

Герменевтика представляет собой феноменологию (описание явлений сознания) нашего повседневного мира, понимание и интерпретация составляют фундаментальные способы человеческого бытия, а философия – герменевтическую интерпретацию этого бытия. Философское толкование является у Хайдеггера интерпретацией не текста, а Dasein`а, то есть вот-бытия. То, что понимается, это не смысл, а сущее.

Немецкий философ Х.-Г. Гадамер (1900–2001) – крупнейший представитель герменевтики, ученик Хайдеггера. Философ, интерпретирующий текст, не должен вживаться в авторский мир, а находить в нём современный смысл, говорит Гадамер. Понимание основывается на предпонимании. Первое из условий герменевтики – это предметное понимание, ситуация, когда я и другой имеем дело с одной и той же вещью. Смысл сопричастности реализуется в форме общности основополагающих предрассудков – заранее сложившихся суждений. Тот, кто хочет понять, связывает себя с предметом, о котором гласит предание, либо находится в контакте с традицией или ищет такого контакта. Для Гадамера полярность близости и чуждости выступает как основа герменевтики, как её местопребывание. Отсюда проблема времени как основы события, в котором коренится наше сегодняшнее понимание. Со временем проявляются те предрассудки, которые обеспечивают истинное понимание. Только эта временная дистанция и в состоянии решать настоящую критическую задачу герменевтики – задачу дифференциации истинных и ложных предрассудков. Надо признать, что существуют вполне законные предрассудки, пишет Гадамер.

Авторитет может быть источником истины, а не противоположностью разуму и свободе, он связан прежде всего с познанием, а его высказывания доступны пониманию. Форма авторитета – традиция. Традиция является методом культурного обоснования. В рамках традиции человек воспитывается, чтобы затем критиковать её. Традиция это форма внеличностного авторитета, связывающего историю и современность. Мы находимся внутри предания всегда. Принадлежность к традиции – непременное герменевтическое условие для Гадамера.

Современный французский философ-герменевт Поль Рикер (р. 1913) поставил перед собой задачу сделать прививку герменевтической проблематики к феноменологическому методу. Для этого нужно найти подходящую структуру. В феноменологии есть пути обоснования герменевтики. Первый короткий путь онтологии понимания, как у Хайдеггера: онтология отказывается от рассуждений о методе и сразу переносит себя в план онтологии конечного сущего, чтобы обнаружить здесь понимание как способ бытия, а не познания. Вопрос при каком условии познающий субъект может понять текст или историю? – заменяется вопросом: что это за существо, бытие которого заключается в понимании? Отсюда герменевтическая проблематика становится аналитикой того бытия, которое существует, понимая.

Вопрос об истине не является больше вопросом о методе, это вопрос о явленности бытия для сущего, чьё существование заключается в понимании бытия. Не в самом ли языке надо опять искать указания на то, что понимание является способом бытия? Рефлексия и язык приводят к онтологическим корням понимания. В языке и только в языке открывается всякое понимание. Нет символики до говорящего человека, именно в языке космос, желание, воображение получают свое выражение, непременно нужно слово, чтобы воспроизвести мир и сделать его священным. Отсюда и масштаб философской герменевтики, и её предназначение – стать подлинным арбитром в споре интерпретаций, каждая из которых претендует на исчерпывающий характер своих выводов.

Рикер рассматривает эту общую герменевтику как вклад в создание масштабной философии языка. «Сегодня мы, люди, располагаем символической логикой, экзегезой, антропологией и психоанализом, которые, может быть, впервые способны охватить вопрос о целостном воссоздании человеческого дискурса». Отсюда намечается и движение к онтологии: именно через самопонимание в рефлексии мы имеем шанс познать сущее.

Всякая герменевтика, говорит Рикер, это понимание самого себя через понимание другого. Рикер пойдет по пути философской рефлексии о психоанализе: сначала через устранение классической проблематики субъекта как сознания (Декартово Cogito), потом через восстановление проблематики существования как желания. Существование есть желание и усилие. Философия остается герменевтикой, то есть прочтением смысла, скрытого в тексте за явным смыслом. Задача герменевтики – показать, что существование достигает слова, смысла, рефлексии лишь путем непрерывной интерпретации всех значений в мире культуры. Существование становится человечески зрелым существованием, лишь присваивая себе тот смысл, который пребывает сначала вовне, где объективируется жизнь духа – в институтах, в памятниках культуры. Так радикально противоположные герменевтики (искусства, морали и религии), каждая по-своему, продвигаются в направлении онтологических корней понимания. Онтология неотделима от интерпретации. Рикер возвращается к онтологии Хайдеггера, чтобы показать механизм его отказа от Декартовского Cogito как простого эпистемологического принципа и от всей старой метафизики, к которой оно принадлежало.

Рикер показывает отказ от Cogito также и в плане психоанализа, который заменяет его желанием. Философская функция фрейдизма заключается в установлении интервала между абстрактным Cogito и возвращением к истине конкретного субъекта. Рикер задаётся вопросом: как выявить упорядоченную последовательность образов духа (по типу гегелевской феноменологии духа) и взаимосвязь сфер культуры, которая была бы на деле сублимацией желания и разумным использованием энергии человеческих фантазий. Таким образом, Рикер показывает связь феноменологии, психоанализа и герменевтики.

Контрольные вопросы:

1. Что такое герменевтический круг?

2. Назовите особенности гуманитарного познания.

3. Каковы особенности герменевтики XX века?

Основные идеи и принципы герменевтики как методологии социально-гуманитарного познания

Герменевтика (от греч. hermeneutics – разъясняющий, истолковывающий) — теория и методология исследования общества, человека, культуры, выдви­гающая в качестве основного способа познания интерпретацию и понимание смыслового содержания различных социально-гуманитарных феноменов. Гер­меневтику рассматривают как специфически социально-гуманитарный метод познания, поскольку, выдвигая метод понимания как основной, она тем самым утверждает специфику таких объектов как общество, человек, культура, демон­стрирует, что это объекты особого рода – «смыслосодержащие» объекты. Ос­новные значения термина «герменевтика», утвердившиеся в современном со­циально-гуманитарном дискурсе, можно свести к следующим: искусство выяв­ления смыслов и значений знаков, теория и общие правила толкования текстов, философское учение об онтологии понимания и эпистемологии интерпретации.

Герменевтика неоднородна. Принято выделять специальную – юридиче­скую, теологическую, историческую и т.д. герменевтику, разрабатывающую правила интерпретации принадлежащих к той или иной сфере знания текстов; и универсальную герменевтику, систематизирующую методологию интерпрета­ции и понимания любых текстов безотносительно к их дисциплинарной при­надлежности. Представители герменевтической традиции Г. Гадамер и П. Ри­кер полагали, что невозможно формализовать интерпретационные принципы герменевтики. Тем не менее, техника истолкования текстов может быть пред­ставлена в обобщенном виде.

Рассмотрим основные принципы и исследовательские процедуры синергетического метода.

Исходное положение герменевтической теории: общество, человек, куль­тура – объекты особого рода, «смыслосодержащие объекты», т.е. объекты, об­ладающие смысловым содержанием. Смысл понимается как закрепленное в опыте человека семантическое значение тех или иных явлений, предметов, процессов и мира в целом. В герменевтике смысл рассматривается как порож­дающая основа социальных, культурных и антропологических явлений, про­цессов. Представление об обществе, культуре и человеке как «смыслосодер­жащих объектах» дает основание обозначить эти объекты как Тексты. Герме­невтика определяет предмет своего исследования как Текст. Текст понимается широко – им могут быть любые артефакты, общество, культура, деятельность человека. Таким образом, в герменевтике осуществляется текстуализация соци­ально-культурной реальности, сама эта реальность предстает как текст.

Основные процедуры герменевтического анализа – понимание и интер­претация. Интерпретация (лат. interpretatio – толкование) – есть процесс рас­крытия смыслов, заключенных в тексте как предмете исследования. Интерпре­тация — достаточно свободный творческий акт, вследствие этого герменевтиче­ская парадигма характеризуется терпимостью к множественности результатов интерпретации. В герменевтике сложились две точки зрения относительно сущности интерпретационного процесса: согласно первой, интерпретация есть реконструкция авторских смыслов, их обнаружение в исследуемом объекте; со­гласно второй — интерпретация есть конструирование собственного смысла в результате развертывания имманентной логики текста, который рассматрива­ется как относительно самостоятельная по отношению к его творцу данность. Интерпретация может быть объективированной – грамматической, направлен­ной на выявление смыслов с позиций той или иной традиции и субъективиро­ванной — психологической, ориентированной на постижение мыслительного процесса автора текста.

Интерпретация — средство достижения понимания, которое представляет собой усвоение смысла текста. Выделяют два вида понимания: интуитивное и дискурсивное. Первый соответствует полному непосредственному схватыва­нию смысла, посредством дивинации – догадки. Второй предполагает дости­жение понимания текста как целого в результате последовательного смысло­вого анализа его частей, сопоставления частных и общих значений.

Герменевтический методологический стандарт характеризуется такой особенностью как утверждение дихотомии естественных наук и наук о чело­веке, культуре и обществе. В естественных науках или науках о природе глав­ной процедурой, в представлении сторонников герменевтической парадигмы, является объяснение, направленное на выявление природных закономерностей, лежащих в основании того или иного явления природы. В науках о культуре, обществе и человеке такой процедурой должно быть понимание, фокусирую­щее внимание исследователя не на общих закономерностях, лежащих в основа­нии социокультурных явлений, но на уникальных смыслах, вложенных в них людьми – создателями этих явлений.

Специфической особенностью герменевтического метода является его диалоговый характер. Понимание предполагает диалог автора и интерпрета­тора. Интерпретация неотделима от процедуры эмпатии,суть которойзаклю­чается в том, что исследователь ставит себя на место автора – создателя иссле­дуемого объекта, вживается в объект исследования и таким образом пытается понять смыслы, заключенные в нем. Понимание текста достигается в резуль­тате проникновения в духовный мир автора и повторения акта его творчества. Таковое, с позиций герменевтики возможно лишь при условии конгениально­сти – соразмерности духовных потенциалов автора и интерпретатора.

Один из принципов герменевтики — принцип «лучшего понимания»-базируется на идее, согласно которойсовременный исследователь должен понимать текст и мир его автора лучше, чем сам автор понимал себя и свое собственное творение, поскольку многие моменты, которые были для автора бессознательными, для исследователя должны стать сознательными. Принцип «понять автора лучше, чем он сам по­нимал себя» ориентирует интерпретатора на видение невидимого, нележащего на поверхности, превращение бессознательных импульсов творческого процесса в достояние знания.

Интерпретация и понимание текстов обеспечиваются особыми методоло­гическими средствами, главным из которых является герменевтический круг. Герменевтический круг представляет собой особую, соединяющую индукцию и дедукцию, анализ и синтез систему логических процедур. Суть движения по кругу заключается в постоянном разрешении смыслового противоречия между частью и целым, между частным и общим, между второстепенным и главным, между текстом и контекстом, между пред-пониманием и пониманием. Понима­ние имеет круговую структуру: целое понимается через части, а часть через це­лое; текст понимается через контекст, а контекст через текст, субъект познает себя через других, но других понимает через себя, постигая традицию интер­претатор сам находиться внутри нее.

Наличие широкой исследовательской свободы дает основание ставить под сомнение статус герменевтики как научной методологии. Главное обвине­ние, которое выдвигается оппонентами герменевтики – это отсутствие строго­сти, точности, единообразия интерпретации, интерпретационный произвол, до­пускающий неограниченную свободу толкований. Необходимость обоснования герменевтики как метода делает актуальным определение критериев ее научно­сти и истинности. В рамках герменевтической парадигмы в качестве таких кри­териев выдвигаются: критерий всеобщности, утверждающий идею смысловой общности людей, обеспечивающей их взаимопонимание; и критерий компара­тивности, позиционирующий сравнение как путь преодолении конфликта ин­терпретаций.

Психологическая герменевтика.

Фридрих Шлейермахер (1768-1834) – немецкий протестантский теолог, переводчик и философ. Он предпринял первую попытку систематизации герменевтики и ее философского осмысления.

Герменевтику следует развивать как универсальную теорию понимания. Если природу нужно объяснять, то все, что связано с человеком, требует понимания. И здесь герменевтика становится незаменимым средством. Ее основные целевые предметы весьма разнообразны: как понять чужую индивидуальность? Как следует понимать специальные и профессиональные тексты, священные книги, философские трактаты, научные монографии? Как выстроить понимание чужих культур (сколько народов, столько культур)? Как понять свою, но ушедшую в историческое прошлое, культуру? Для этой работы недостаточно герменевтического искусства, здесь нужна единая наука с универсальными правилами, которые способны конкретизироваться.

Сложным барьером для понимания памятников культуры является историческая дистанция. Особые трудности для герменевта представляют памятники культуры. Речь идет о письменных текстах, произведениях искусства, орудиях труда и о других продуктах прошлой человеческой деятельности. На всем этом лежит печать ушедшего времени. Когда-то давно личности-творцы совершили небольшие и все же значительные открытия. Их духовная энергия воплотилась в некие материальные формы – книгу, украшение, картину и т.п. В памятнике культуры буквально нет жизни, но есть следствие работы духа – смысл. Понять его не просто, ибо он пребывает в материальной форме в виде шифра. Перед герменевтом стоят три барьера: время (массив прошлого), чуждость культуры и скрытость языка объективации.

Понимание текста сводится к сравнению и дивинации. Шлейермахер полагал, что на приемы понимания произведений письменности указывает структура текста. В ней можно выделить два компонента: объективный смысл языка и субъективный стиль творчества автора. Это обстоятельство и дает два основных приема – сравнение и дивинацию.

Сравнительное понимание реализует правила грамматики и диалектику кругов. Языковая форма текста неявно указывает на свои содержательные смыслы. Эти «что» следует сделать явными. Герменевт начинает с самого простого, зная грамматику, он использует ее правила для грубой и предварительной оценки содержания. Сначала производится общий обзор произведения, потом раскрывается бытие отдельных понятий. Затем снова следует оценка целого с учетом знания частей. Но уже дальше вступает в дело весьма сложная процедура. Она состоит в том, что данный текст сравнивается с другими текстами одной и той же родовой тематики. Допустим, предметом истолкования выступает алхимическое сочинение неизвестного автора XIII века. Герменевт должен найти другие тексты по алхимии примерно этого периода. Известно, что Альберт Великий (1205-1280) оставил труд, где он не только критиковал алхимическое искусство, но и дал его положительное изложение. Сравнение, хотя бы двух книг, даст безусловный эффект. Однако истолкование можно углубить, сравнивая текст с контекстом, то есть, находя его место в определенной исторической эпохе. Если продолжить дело с алхимическим сочинением, то многое с его оценкой прояснится, если мы учтем, что поздняя схоластика становится либеральной к алхимии. Тот же Альберт Великий, отвергая черную магию с демоническими силами, признавал права «естественной магии». Алхимия попала в одну группу с экспериментальными науками. Таким образом, диалектика понимания реализуется двумя большими кругами: а) текст – другие тексты; б) текст – исторический контекст.

Дивинация как способ вживания во внутренний мир автора. У любого текста есть свой автор, который придает ему особый субъективный характер или стиль. Вот это «как» весьма важно для понимания текста и герменевту тут остается только особый психологический путь. Поскольку духовная жизнь всех творческих индивидуальностей в сути едина, то герменевт может вжиться в идейный горизонт автора. Чувственно-переживательное проникновение в душу творца есть дивинация и она позволяет понять его лучше, чем он сам себя понимал («со стороны иногда виднее»).

Заслуга Шлейермахера в том, что он разработал исходные идеи, часть из них будет совершенствоваться, а другие подвергнутся критической переоценке.

Немецкий мыслитель Вильгельм Дильтей (1833-1911) придал герменевтике философский статус.

Если гуманитарные науки есть понимание познанного, то им нужна герменевтика. Дильтей исходил из различия наук о природе и наук о духе. Естествознание культивирует внешний опыт и здесь важно объяснить, что происходит вне человека. Другое дело – гуманитарное познание, где человек познает самого себя во внутреннем опыте. Его необходимость диктуется своеобразием предмета гуманитарного познания. Немецкий историк И.С. Дройзен указал на коренную особенность гуманитарных наук – иметь дело не с объективными фактами, а с тем, что в свое время было уже как-то познано. Работа историка или филолога сводится к «пониманию познанного» и здесь важно уяснить, что такое понимание. Ответ может дать только философская герменевтика.

Понимание – ключевой процесс Жизни. Мир человека представлен Жизнью, которая обладает полнотой различных форм, целостностью и историчностью. Сюда вписаны личности со всем спектром способностей – чувствами, волей и разумом. Но исходной основой здесь выступает духовность как переживание, обладающее достоинствами непосредственного пребывания в Жизни. Собственные переживания даны личности изначально, развиваются опытом и закрепляются памятью. Духовные чувства Другого даются посредством чувствования и знания его биографии. Жизнь невозможна без активной деятельности, единицами которой выступают поведенческие акты. Направление и ориентацию им придает разум, вырабатывающий знания. Все три уровня жизни интегрирует в себе понимание как единство переживания – поступка – познания.

Понимание как сущностная сторона жизни языка. Человек есть творческое существо и все новации рождаются в его внутреннем опыте. Социальная природа предполагает взаимообмен духовными благами, что и осуществляет язык. Он выполняет функции объективации духа и понимание. Первое заключается в том, что внутренним силам личности язык придает внешнюю объективную форму. Языковые выражения разнообразны: картина, музыка, танец, книга и т.п., их общее выражение – «текст». Любой текст позволяет вынести работу личностного духа на всеобщую оценку и признание. Другой стороной языка является понимание. Здесь уже надо по объективной форме текста воссоздать субъективный дух автора в его былой жизни. Хотя это трудно, но не безнадежно. Человек может понять то, что создал другой человек.

Понять текст, значит, подняться по ступенькам жизненного духа автора. Для Дильтея понимание есть форма жизни и она несет в себе всю ее полноту. Если текст автора рождался в муках творчества, то и герменевту нужно вызвать в себе соответствующий строй переживаний («сопереживание»). Если вы читаете хроники походов Александра Македонского, то надо мысленно перенести себя не его место («транспозиция») и попытаться воспроизвести его основные поступки («подражание»). И, наконец, необходимо получить рациональные смыслы, используя технику истолкования в виде грамматических и логических приемов («истолкование»). Такая последовательность усилий и даст искомое понимание.

От «систематической философии» к «понимающей философии». Дильтей выделил два типа философии: систематическую и понимающую. Первая ориентируется на идеалы научного естествознания, она увлечена логическими доказательствами и рациональными объяснениями, соответственно она строится как система категорий. От жизни здесь остаются одни сухие и пустые стручки абстракций (Декарт, Гегель и др.). Полноту жизни способна выразить лишь понимающая философия, ориентированная на искусство, литературу, риторику и описательную психологию (Августин, Ницше и др.).

Дата добавления: 2016-04-02; просмотров: 1258;

Герменевтический метод

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *