Содержание

Гностицизм как наиболее влиятельная разновидность религиозно-философской мысли

Религиозно-философское течение гностицизма зародилось на востоке Римской империи. Оно лишь отчасти было связано с иудейской религиозной мыслью, большая же часть его содержания была почерпнута из вавилонских, иранских, египетских и других ближневосточных религиозно-мифологических представлений. Религиозно–мифологический синкретизм, интенсивно развивавшийся с начала эпохи эллинизма, получал в гностицизме свое «теоретическое» осмысление.

Для религиозно-философского развития поздней античности весьма характерно само наименование этого направления, происходящее от греческого слова gnosis, т. е. знание. В религиозных кругах, чьё влияние всё более возрастало, знание стало означать не изучение реального мира и человека посредством науки и эмпирических доказательств, а толкование различных систем и образов ближневосточных религий и античных мифологических представлений.

Методом такого осмысления стало у гностиков, как и у Филона, аллегорическое, символическое истолкование мифов. Еще более широко, чем Филон, гностики прибегали при этом к помощи понятий греческой идеалистической философии, черпая их главным образом из платоновско-пифагорейского круга идей. Вульгаризируя эти идеи, гностики в своем учении стремились сочетать их с положениями и образами ближневосточной (отчасти и греко-римской) религиозно-мифологической мысли. Они были убеждены в том, что получающиеся при этом системы представляют собой «знание», далеко возвышающееся над простой и наивной верой подавляющего большинства, которое не задумывается над содержанием религиозно-мифологических верований и понимает его буквально. В действительности же гностические системы представляли собой фантастический конгломерат отдельных идеалистических понятий и положений, вырванных из философского контекста платонизма, пифагореизма или стоицизма и приспособленных кое-как к религиозно-мифологическим верованиям.

Эта особенность гностицизма отразила общую идеологическую атмосферу, господствовавшую в рассматриваемую эпоху и охарактеризованную в следующих словах Энгельса: «Это было время, когда даже в Риме и Греции, а еще гораздо более в Малой Азии, Сирии и Египте абсолютно некритическая смесь грубейших суеверий самых различных народов безоговорочно принималась на веру и дополнялась благочестивым обманом и прямым шарлатанством; время, когда первостепенную роль играли чудеса, экстазы, видения, заклинания духов, прорицания будущего, алхимия, каббала и прочая мистическая колдовская чепуха». К числу суеверий, перечисленных Энгельсом, следует добавить также вавилонскую по своему происхождению астрологию, которая в гностических построениях играла примерно ту же роль, какую физика играла в аристотелевской первой философии (метафизике).

Одной из основных черт, характерных для гностицизма, является дуалистическое понимание мира, в особенности социального. Подобное миропонимание восходит к иранскому зороастризму и к некоторым учениям греческой религиозно-философской мысли. Согласно гностическим системам, борьба света и тьмы, добра и зла представляет собой космическое, природное явление. Она выступает в качестве борьбы материи, являющейся главной носительницей злого начала, и духа, воплощающего все светлое и доброе в человеческом и природном мире. Эти религиозно-дуалистические представления обосновывали аскетические воззрения и аскетическую практику гностических общин. Как и большая часть религиозных и религиозно-философских направлений рассматриваемой эпохи, гностики стремились к преобладанию духа над плотью, освобождению человека от греховных вожделений, обосновывая такие аскетические стремления теоретически.

Виднейшим представителем гностицизма был Валентин (ум. ок. 161), происходивший из Египта, но в середине II в. живший в Риме и имевший успех в возникшей там христианской общине. Воззрения Валентина известны нам по изложению их одним из ранних христианских писателей Иринеем Лионским, который в конце того же столетия написал сочинение «Обличение и опровержение , ложно именующего себя знанием». Согласно этому источнику, Валентин учил, что последней основой бытия является некая таинственная и непознаваемая «полнота» (pleroma), лишенная всякого различения и оформления. Из нее рождаются тридцать эонов (греч. aion — «век», затем»возраст», «поколение», «жизнь»), представляющих собой творческие мировые силы и одновременно абстрактно-мифологические существа. По сообщению Иринея, Валентин и его последователи учили, что «в невидимых и неименуемых высотах сперва существовал какой-то совершенный эон, который называют первоначальным, первоотцом, глубинным… вот первая и родоначальная пифагорейская четверица, которую они называют корнем всего: именно – глубинный и молчание, потом ум и истина»; «сперва первоотец совокупился со своей мыслью, а единородный, т. е. ум, с истиной, слово с жизнью и человек с церковью».

Аналогичным образом рисует нам Ириней и воззрения другого виднейшего гностика этого века, Василида, происходившего из Сирии и жившего в Антиохии, Александрии, Иране. Согласно этому источнику, Василид учил, что «сначала от нерожденного отца родился Нус, а от него родился Логос, затем от Логоса – Суждение, а от Суждения – Мудрость и Сила, а от Силы и Мудрости родились доблести, начала и ангелы, которых он называет первыми, и ими создано первое небо. Затем от них путем эманации образовались другие, которые создали другое небо, подобное первому». Аналогичным образом возникли третье и четвертое небо, «затем подобным же образом созданы все новые и новые начала и ангелы и 365 небес; поэтому и год имеет такое число дней, соответственно числу небес».

Приведённые выше отрывки помогают определить основной метод гностицизма, суть которого – персонификация абстрактно-философских понятий, отождествлённых с мифологическими существами. Гностицизм представляет собой отражение вульгаризированных идеалистических понятий поздней античности в религиозно-мифологических представлениях.

Несмотря на всю фантастичность гностических философско-теологических представлений, им присуща одна черта, поднимающая их над ветхозаветным учением о творении мира и человека богом в течение нескольких дней. Согласно воззрениям Валентина, Василида и других гностиков, «полнота», которая иногда истолковывается как великий мир, или Вселенная, существует искони, не имеет начала и порождает целый ряд эонов. Отсюда враждебность гностиков иудейскому Ветхому завету и попытки некоторых из них (например, Маркиона, одного из вероятных авторов «Посланий апостола Павла» и Евангелий) игнорировать этот документ при разработке мифов и догматов христианского вероучения.

Как уже отмечалось, гностическая картина мира и человека основывалась на резко дуалистических представлениях, согласно которым в мире действуют два взаимоисключающих начала. Первое восходит к сугубо духовным, «пневматическим» стремлениям человека, второе же – к его низменным, плотским стремлениям. Эта двойственность человеческих стремлений отражает раздвоенность в высшем мире эонов. Духовное начало возглавляется высшим эоном, отождествляемым с Христом, который, будучи свидетелем и участником первоначального происхождения мира, становится потом хранителем и спасителем человеческого рода. Противоположный ему эон, носитель телесного и греховного начала, называется гностиками по-платоновски демиургом. Именно этот низший бог является творцом видимого телесного мира, который создан им благодаря использованию материи, и притом так, что демиург как бы и не знает того, что он сам же творит. Существенно, что упомянутый выше Маркион отождествлял демиурга с ветхозаветным Яхве, подчеркивая национальную узость, злобность и ограниченность этого верховного иудейского бога. Понятно, что мир, созданный им, не может быть совершенным миром. Эти представления отражали начавшийся процесс разделения между формирующимся христианством как межнациональной религией и иудаизмом – религией только одного еврейского народа.

Социальная сущность гностицизма не однозначна. У некоторых из авторов мы встречаемся с идеей социального равенства, т. е. с одной из основных идей христианства как идеологии низов общества. Однако учение о равенстве всех людей перед богом не было определяющим социальным учением, характерным для всех гностиков. Скорее можно утверждать, что как в интеллектуальном, так и в социальном смысле гностицизм выражал аристократические тенденции раннего христианства. Об этом в особенности свидетельствует та классификация человеческого рода, какую мы находим у Валентина. Он учил, что все человечество распадается на три разновидности. Первую из них составляют «плотские» люди (sarkikoi, hulikoi, somatikoi). Это язычники, привязанные к своим страстям и низменным побуждениям, не способные подняться над ними и осужденные на гибель. Вторая состоит из «душевных» людей (psuhikoi, психики) и включает большинство иудеев и христиан, которые уже встали на путь раскаяния, диктуемый совестью, а тем самым и на путь спасения.

Но даже от них принципиально отличаются те немногие избранные, которых Валентин называет «духовными» людьми (pnevmatikoi, «пневматики»). Это и есть, собственно, гностики, способные к непосредственному общению и познанию подлинного бога. Их вера не столь примитивна, как у «психиков», большинства христиан, и представляет собой подлинное знание, которое непосредственно внушено богом. Поэтому только свои теологические системы гностики считали единственно правильными, не подлежащими никакому контролю. Только пневматики могут действительно рассчитывать на спасение. Некоторые авторы видят в этом гностическом превознесении «духовных» людей первое проявление идеологии клира, формировавшегося в недрах ранних христианских общин, клира, уже противопоставлявшегося подавляющему большинству рядовых их членов.

Как показывает цитированная выше книга Иринея, епископа Лионского, уже к концу II столетия формировавшаяся официальная церковь стала вести борьбу с гностицизмом и отвергла его. Это произошло прежде всего потому, что гностицизм представлял собой слишком сложное учение, мало или даже совершенно недоступное подавляющему большинству верующих. То, что в Священном писании христиан подавалось как факт, который нужно было понимать буквально, «не мудрствуя лукаво», гностики превращали в аллегорию и символ, открывая тем самым путь к ереси.

Совершенно неприемлем был для христианской церкви отказ многих гностиков от Ветхого завета в пользу туманной псевдофилософской мифологии. При всей своей непонятности для философского сознания, творение мира ветхозаветным богом в течение нескольких дней давало рядовым верующим наиболее доступное мировоззрение. Вот почему Ветхий завет, вопреки желаниям многих гностиков, стал незыблемой основой христианской религиозности, несмотря на антииудейскую направленность Нового завета. Гностицизм не был приемлем для христианской церкви и потому, что в иерархии эонов она справедливо усматривала пережиток языческой, политеистической мифологии. Наконец, крайний дуализм гностицизма, заключающийся в полной независимости материи от бога, ограничивал божественное всемогущество и тем самым подрывал монотеистическую идею.

Тем не менее, гностицизм отнюдь не исчез бесследно после своего официального поражения. О его влиянии на христианство свидетельствуют не только некоторые места из «Посланий апостола Павла» и цитированное выше начало «Евангелия от Иоанна», но и некоторые положения догматики христианства.

Использованная литература:

1. Соколов В. В. Средневековая философия: Учеб. пособие для филос. фак. и отделений ун-тов. — М.: Высш. школа, 1979. — 448 с.

Учение гностицизма

Архимандрит Павел (СТЕФАНОВ)

Церковные отцы неслучайно прибегают к сравнению со «стоголовой гидрой», когда сталкиваются с изумительным калейдоскопом гностических учений (1). Это полностью подтверждается рукописями, найденными близ Наг Хаммади, в которых встречаются различные и даже противоречащие версии одного и того же текста. Такая неистощимая вариативность неслучайна, она одна из главных характеристик гносиса как философско-религиозного явления. В нем не существует таких понятий, как «церковь», «богословие», «символы веры». Нет ограничений в отношении художественного воображения и религиозного творчества, если они не противоречат гностическому мировоззрению. Сектанты проявляют изумительную виртуозность при извлечении материалов из самых различных традиций, в их истолковании и вставлении в новую «рамку», при котором они получают новый смысл и характер. В этом случае используется аллегорично-символический метод поиска «нераскрытых» понятийных пластов. С формальной точки зрения гностические тексты являются компиляцией иудейских, греческих, персидских, египетских, христианских и других верований и идей (2). Они – продукт эллинистического синкретизма, в котором смешаны преимущественно греческие и восточные традиции. В сравнении с античными образцами гностические мифы отличаются искусственностью и гетерогенностью и могут сравниться с «паразитами», прикрепляющимися к «стеблям» других растений. Сектанты, однако, воспринимают их как традицию, ведущую к «древнему откровению», которое временно скрыто или забыто.

Главная идея, объединяющая все гностические школы, это понятие «гносис» (познание или понимание) (3). Французский ученый М. Тардье видит восемь смыслов термина «гносис»: 1. эпистемологический, который восходит к Платону; 2. прямой, относящийся к еретическому гносису или историческому «гностицизму», развившемуся в период с І по V в.на Ближнем Востоке (в Египте, Сирии, Аравии, Месопотамии) и на Западе (в Италии, Франции); 3. ересеологический; 4. смысл Климента Александрийского; 5. смысл Евагрия Понтийского; 6. эзотерический; 7. синкретический; 8. психологический (феноменологический, экзисктенциальный). (4).

Новозаветные авторы предупреждают об опасности «ложной науки» (гносис – 1 Тим. 6:20), а ересеологи как св. Ириней Лионский противопоставляют ее «истинному познанию» Церкви. В гностицизме познание является не философским, интеллектуальным, теоретическим, а «практическим», потому что имеет высший искупительный и спасительный смысл. Владимир Лосский утверждает, что гностицизм самоцелен, в чем грубо ошибается (5). Эта религия, которая дается через предполагаемое откровение, предназначенная для отдельных избранников, имеет эзотерический характер и в ее системе соединяются объект (познаваемая божественность), средства познания и субъект (познающий человек). Поэтому автор «Евангелия от Филиппа» перефразирует пассаж Евангелия от Иоанна (8:32): «Тот, кто имеет познание истины, свободен. Невежество порабощает» (6). Познание гностиков отвергает религиозную и более всего христианскую веру, так как, по их мнению, она не испытывает себя и преклоняется перед чужими авторитетами. Кроме того, гностицизм заменяет динамическую полноту постепенно раскрываемой и доступной всем божественной истины Церкви статической и пассивно полученной тайной «премудростью» (7). В некоторых исследованиях неправильно говорится об «этико-гностическом направлении» в мистике таких церковных светил, как св. Исаак Сирин и Максим Исповедник, потому что они идрользуют термин «гносис» в чисто ортодоксальном смысле (8). Также неуместно употреблять термин «теогносис» в отношении православного практического богословия. (9). Некоторые авторитеты гностицизма, будучи убежденными в обладании тайными знаниями, применяют на практике магические действия для овладевания и контролирования несовершенной природы. Подобную функцию имеет и устный фольклорный «гносис», который является привилегией ясновидцев и знахаре (10). Влияние гностицизма устанавливается даже у оккультиста и язычника, темнокожего джаз-музыканта Стива Коулмена, альбом которого «Звуковой язык мифа» (1999) имеет многозначительное подзаглавие «Верование, изучение, познание» (11). Подобную семантику имеет и термин «шаманство». Он происходит от тунгусского глагола sa, который означает «знаю»..

Драматург Фридрих Дюренматт, атеист с острым метафизическим чутьем, раскрывает семантическую амбивалентность термина: «Религиозность идет от познания, которое не равно знанию. Знание дают природные науки, например, физика, но познание идет дальше, оно отрывается от мира слов, который хочет дефинировать» (12).

Термин „гностицизъм” появляется в научной лексике в ХVІІ в. и синонимен «гносису» Ученые, участвовавшие в международном коллоквиуме в Мессине (Италия) в 1966 г. дали определение гносису, как «эзотерическому познанию божественных тайн, сохраненному для избранных». В этом универсальном смысле гносис охватывает различные религиозные явления, которые связаны со знанием как с личным эзотерическим переживанием, а не с получением информации рациональным или догматическим путем. Сегодня без разбора говорят и пишут об «исламском» гносисе, «буддистском» гносисе и т.д. Исследователь буддизма, бывший коммунист Эдуард Конзе (1904-1979) опубликовал свои мемуары под заблуждающим заглавием «Воспоминания одного современного гностика» (13). «Широкое» определение, данное в Мессине, согласуется с исследованиями Ханса Ионаса и новозаветной школы Бултманна. В том же духе богослов Пауль Тиллих утверждает: «В эллинистическо-христианском языке слово «гносис» означает познание, отношение между полами и мистическое единство» (14). Но эзотерическое наполнение таким образом осмысленного термина «гносис» настолько обширно и туманно, что может означать различные и даже противоположные явления в основном в сфере оккультизма. В Мессине гностицизм развитых школ ІІ века был дефинирован конкретнее в согласии с традиционной ересеологией как «познание божественной искры в человеке, исходящей от божественного царства, попавшей в этот мир судьбы, рождения и смерти, который должен пробудиться божественным двойником «я» (15). К этому определению нужно добавить и акосмический дуализм в почти всех гностических системах. Древние последователи религии, называемой сегодня гностической, не называют себя гностиками (по гр. «знающими»), а христианами. Гностиками считают себя только платоники, пифагорейцы и некоторые христианские философы – такие, как Климент Александрийский и Ориген (16). Психоаналитик Карл Густав Юнг, подчеркивающий визионерские и монистические переживания гностиков, считает, что «гностицизм – несомненно психологическое познание, чье содержание происходит от неосознанного» (17). Знаток еврейской каббалы Гершом Шолем видит в гностицизме «мистический эзотеризм для избранных, который основывается на просветлении и приобретении высшего знания о небесных и и божественных вещах» (18). Эта тенденция доведена до крайности Дэном Меркюри. Он с легкостью отвергает иногда противоречивые, но во многих случаях единственные сведения церковных отцов о гностицизме, как тенденциозные и недостоверные и вместо них выделяет в нем отдельные мистические элементы, которые считает доминирующими. Мнение Меркюри разделяется и другими учеными, которые пытаются превратить его в устойчивую тенденцию (20).

В сущности гностическое «знание» отличается от христианского прежде всего по способу его получения и передачи. В гностицизме этот процесс совершается на индивидуальном уровне и связан с полным произволом фантазии, в то время как христианское знание принадлежит Церкви и нераздельная часть Священого Предания.

Современная ревизия источников приводит не к надежным результатам и заключениям, а к полной путанице. Неслучайно Г. Лившиц заявляет: „Оказывается невозможно дать точное определение этому термину (гностицизму – прим. авт.), так как нет единой гностической религии или единой гностической философии» (21). Майкл Уильямс предлагает вообще не использовать понятие «гностицизм», так как оно противоречивое и спорное. По его мнению, гностические секты чересчур разнородны, чтобы поставить их под общий знаменатель. Он видит две основные идеи в учении античного гностицизма – сотворение мира демиургом и предсуществование душ. Они существуют в философских системах эллинизма и не являются каким-то религиозным новаторством. Анализируя выбранные пассажи из источников, Уильямс пытается опровергнуть обобщения св. отцов, связанные с моральным и социальным поведением гностиков и отрицает антикосмический и еретический характер их доктрины (22). В том же духе пишет и Карен Кинг, профессор Гарвардского университета. По ее мнению, гностицизм – не историческая религия, а только термин ранних христиан, с помощью которого они очерчивают границы своего правоверия (23).

Мы не можем согласиться с подобным ревизионизмом, который грубо субъективен. Подход и аргументы Уильямса и Кинг опровергаются Алистером Лоугеном, который доказывает, что вопреки идейному разнообразию, древние гностики формируют обособленный религиозный культ (24).Дефиниция, которой мы отдаем предпочтение, совпадает с традиционным толкованием и может быть сформулирована следующим образом: гностицизм – религиозное движение, двумя основными чертами которого являются тайное познание с сотириологической направленностью на божественную сущность человека и антикосмический дуализм. Все остальные характеристики гностицизма являются второстепенными и происходят из вышеуказанных.

Дуализм

Вопреки многообразию гностических произведений, через всех них проходит красная линия нескольких концепций. На первом месте – дуалистическое мировоззрение, которое обуславливает почти все космологические и антропологические рассуждения сектантов (25). Оно переплетается с монистической идеей схождения и внесения божественной искры в человека, или точнее части Бога в Бога (отсюда происходит идея о Боге «человеке»). Богословие гностицизма предлагает идею «незнакомого Бога», который включает в Себя «полноту» (плерому) небесных существ, независимо представляют ли они олицетворения или ипостаси. В текстах большое внимание уделяется космогонии, которая объясняет настоящее пессимистическое состояние человека через дихотомное понятие о «мире света» и «мире тьмы». Последний охватывает видимую вселенную, ее злого творца, сотрудничающие силы, планеты и знаки зодиака. Вселенная является лабиринтом (26), капканом, темницей и могилой, из которой самая интимная часть человека может быть исторгнута только с помощью трансцендентного Бога и Его подчиненными. Поэтому самое значимое место в гностической системе занимает сотириологическая теория и сложный образ искупителя. Эсхатология тесно связана с космологией и сотириологией и абсолютизирует избавление индивидуальной небесной души до степени космического события. Заслуживает внимания структура и культ гностических общин, о которых мы не имеем достаточно сведений.

Начнем с дуализма. В истории религий известны различные представления двух независимых друг от друга божеств или принципов мира. Классическим примером является персидско-зороастрийский дуализм, при котором доброе божество Ахура Мазда ведет космическую борьбу с воплощением зла Ариманом и в эсхатологическую эпоху окончательно побеждает. (27) Ориентация дуализма на Зороастра преимущественно нравственная. Он оказывает воздействие на развивающийся гносис и особенно на мандейство. Более ясно философское обоснование онтологического дуализма Платона, который оказал сильное влияние на греческую и вообще античную мысль (28). Он обосновывает два уровня бытия – мир духовных вечных идей и их пространственно-временные соответствия. Несмотря на то, что существование материи не полное, она относится к «хорошей» части творения, в то время как за «плохую» ответственность несет мировая душа. В идеализме Платона существенную роль играет материя как «мать» всех вещей наравне с эйдосом (идеей), который именуется «отцом» (Тимей, 41 а, 50 cd). Для иудаизма также нехарактерно категорическое неприятие телесного (материального) начала, т.к. оно поддерживает веру в будущее воскресение (4 Цар. 8:1; Дан. 12:2). Можно вспомнить и об индийском дуализме – бытие и иллюзия бытия, но вопреки убеждениям некоторых ученых, он не имеет существенного значения для оформления гносиса (29). Другие исследователи ищут типологические параллели между безличным Абсолютом даоизма и трансцендентным верховным Богом гностицизма (30). Более надежные доказательства существуют о точках соприкосновения буддизма и гностицизма, что предполагает косвенное воздействие Индии при посредничестве Персии (31)

Гностический дуализм отличается от всех видов дуализма своей центральной антикосмической характеристикой. Он отрицает видимый мир как царство зла и тьмы, и отсюда отвергает и его творца. В полемике с гносисом греческую прокосмическую концепцию защищает блестящий представитель неоплатонизма Плотин (ок. 204/205 – ок. 269/270 г.) и его ученик Порфирий (ок. 233 – ок. 304) (32). Первоначальное значение греческого термина «космос» – порядок, красота, изящество. Отсюда происходит слово «косметика». Есть ряд общих моментов в гностицизме и греческой прокосмической концепции в области космологии и психологии (иерархизация эманаций Верховного блага и т.д.), но не нужно умалять значения пропасти, которая их разделяет. Большой американский исследователь и популяризатор гностицизма Гаролд Блум называет «пародийным презрением» способ, по которому гностики позволяют себе трансформировать Платона (33).

Положительным полюсом гностического дуализма, который изображается в самых различных модусах, является потусторонний незнакомый Бог, Который возвышается над всем временным и тленным и является истинным Властелином вселенной. Как подчеркивает еще ап. Павел, Он – «тайна, сокрытая от веков и родов», (Кол. 1:26), «тайна, сокрывавшаяся от вечности» (Ефес. 3:9) (34). Мир сотворен второстепенным существом или существами, но незнакомый Бог, описанный апофатическими определениями, в конечном счете упражняет верховную власть в нем. Непознаваемость Бога обсуждалась самыми ранними сектантами – Симоном и Менандром. Видный гностик Василид (ІІ в), согласно св. Ипполиту, говорит о первичном, несуществующем боге”, а позднее Валентин повествует о „предсуществующем совершенном эоне, который недостижим и невидим, вечен и несотворен» (35). Эту идею поддерживает и Маркион (ІІ в.). «Тайная книга Иоанна» из Наг Хаммади превозносит незнакомого Бога, как превышающего все возможные предикаты: «Он – ни совершенство, ни блаженство, ни божество, но несравнимо превосходнее их. Он – ни телесен, ни бестелесен. Он – ни большой, ни маленький. Он – ни измеримое величие, ни творение; никто не может его постичь…» (36). Автор «Письма блаженного Евгноста» пишет таким же образом о «Боге истины», Которого называет «Отцом всего», но которого точнее квалифицировать не как «Отец», а как «пред-Отец» (37). Согласно пятому валентинианскому сочинению в кодексе Юнга, известному как «Трехчастный трактат», Он – «корень всего» и «ни одно из имен, которые понимаются или говорятся, или видятся или ощущаются, ни одно не подходит для Него…» (38). Эти цитаты свидетельствуют, что гностическая концепция Бога представляет собой крайний контраст с предыдущими концепциями, хотя и использует философский язык современной ей античности. Познание «предвечного Бога» открывается только избранным через промежуточные существа. В гностицизме Бог никогда не называется Любовью, как в христианстве (39).

Дуализм отдельных гностических систем имеет очень разнообразные и даже противоречивые формы. Это наблюдается более всего в понирологии, которая рассматривает место зла и материи при создании мира. Согласно манихейству и мандейству, извечно существуют два основных принципа, называемые «царством света» и «царством тьмы», в результате столкновений которых началась плачевная история мира. В других гностических системах постепенная нисходящая градация или самовоспроизведение «незнакомого Бога», Который чужд миру, является причиной происхождения зла и темных сил. Здесь зло не является предвечным метафизическим принципом. Ионас называет первый принцип «иранским», (точнее «персидским»), а второй – «сирийско-египетским» (40). Ко второму принципу относятся и тексты из Наг Хаммади. В этой эманационной теории первичная материя обычно описывается такими фигуративными и библейскими выражениями как хаос и представляет собой предельно низкий антитезис всевышнего Бога, т.е. зло (41). Гностическая антропология также зависит от дуализма. Между телесным и душевным, с одной стороны, и духовным – с другой, простирается невидимый, но непреодолимый барьер. Дух – божественная составляющая, небесная «искра» в человеке, активированная через познание (гносис). Микрокосмос человека соответствует макрокосмосу и наоборот, что особенно ярко выражено в мандейских писаниях (42).

Примечания

1. Irenaeus Lugdunen. Adv. haer. I.30.14; Hippolytus. Refutatio V.11.

2. Представление о гностицизме только как о примитивном сочетании язычества (греко-римского?) с христианством, как утверждает Д. П. , устарело. Гностицизъм. – В: Религиите (Кратък речник). С., 1994, с. 144.

4. Tardieu, M., J.-D. Dubois. Introduction á la littérature gnostique. T. I. Paris, 1986, 21-37.

5. Лоски, В. Н. Мистическото богословие на Източната църква. Догматическо богословие. Велико Търново, 1993, с. 12.

6. НХК II.3.77 (125).14-15; 84 (132).10.

7. Лоски, В. Преданието и преданията. – В: Кураев, А., дякон. Традиция, догмат, обряд. С., 1996, с. 353 (Библиотека Плерома, 7).

8. Минин, П. Древноцърковната мистика. Основни направления. Велико Търново, 1999, 68-84.

9. Мерджанова, И. Есхатологична антроподицея. Човекът и историята в съвременното православие. Велико Търново, 2000, 77-83 (глава „Теосисът като теогносис”!).

10. Срв. Тодорова-Пиргова, Ив. Властта на „тайното знание” в нейната културно-антропологична интерпретация. – Български фолклор, 1994, № 2, 30-39; Ziolkowski, T. The Sin of Knowledge: Ancient Themes and Modern Variations. Princeton, 2000, 3-238 (рассматривает мифологемы об Адаме, Прометее и Фаусте); Солькин, В. В. Сакральный аспект феномена знания в древнеегипетской традиции. – В: Проблема знания в истории науки и культуры. Отв. ред. Е. Н. Молодцова. СПб., 2001, 207-226.

11. Dischi Scelti. – Musica Jazz, 1999, № 7, p. 62.

12. Дюренмат, Фр. Разговори 1961-1990 в четири тома. Т. 3. В плен на сюжети. Разговори 1981-1987. С., 2002, с. 93.

13. Conze, E. The Memoirs of A Modern Gnostic. Sherborne, 1979.

14. Тиллих, П. Систематическая теология. Т. 3. М.-СПб., 2000, с. 126 15. The Origins of Gnosticism. Colloquium of Messina, 13-18 April 1966. Ed. by U. Bianchi. Leiden, 1970, p. XXVI.

16. О гносисе Платона см.: Fine, G. Plato on Knowledge and Forms. Selected Essays. Oxford, 2003.

17. Юнг, К. Г. Еон, с. 243.

18. Scholem, G. G. Jewish Gnosticism, p. 1.

19. Merkur, D. Gnosis. An Esoteric Tradition of Mystical Visions and Unions. New York, 1993, 111-116.

21. Лившиц, Г. М. Происхождение христианства в свете рукописей Мертвого моря. Минск, 1967, 170-171.

23. King, K. What is Gnosticism? Princeton and London, 2005.

24. Logan, A. H. B. The Gnostics: Identifying an Early Christian Cult. London, 2006. Рецензия исландца Иона Асгеирсона тенденциозна (http://www.bookreviews.org/pdf/5710_6026.pdf).

26. Ср. Стефанова, Св. Ехотония и лабиринт. Плевен, .

27. Самое полное исследование: Boyce, M. A History of Zoroastrianism. T. 1. Leiden, 1975 (rev. ed. 1988); T. 2. 1982; T. 3. 1991; русский перевод: Бойс, М. Зороастрийцы: Верования и обычаи. 4-е изд. М., 2003. Автор скончалась 4 апреля 2006 г. Ср. Nigosian, S. A. World Faiths. 2nd ed. New York, 1994, 297-321; Shaked, S. Dualism in Transformation: Varieties of Religion in Sasanian Iran. London, 1994 (Jordan Lectures in Comparative Religion, 16); de Jong, A. F. Traditions of the Magi: Zoroastrianism in Greek a and Latin Literature. Leiden, 1997; Елиаде, М. История на религиозните вярвания и идеи. Т. 1, 370-407; Мейтарчиян, М. Б. Погребальный обряд зороастрийцев. М., 1999; Сайяр, Дж. Култура и литература на древния Иран. С., 2000, 113-149; Драгунчев, Г. Дуализъм, маздеизъм – религията на Заратустра. – Философия, 1996, № 1, 37-42; An Anthology of Philosophy in Persia. T. 1. Ed. by S. H. Nasr and M. Aminrazavi. Oxford and New York, 1999, 3-82; Дюшен-Гилемин, Ж. Сасанидската църква и маздеизмът. – В: История на религиите. Т. IV. Ред. Г. Цанков. С., , 9-43; Муминджанов, Х. Х. Философские проблемы зороастризма. Душанбе, 2000; Крюкова, В. Ю. Зороастризм. СПб., 2005; Hinnells, J. R. The Zoroastrian Diaspora: Religion and Migration. Oxford, 2005.

28. Капитальная монография: Fontaine, P. F. M. The Light and the Dark: A Cultural History of Dualism. T. 1-12. Amsterdam, 1986-1997 (Фонтен ищет влияние дуализма даже в сфере экономики); Елиаде, М. Увод в религиозния дуализъм: диади и полярности. – В: Същият. Търсенето. История и смисъл в религията. С., 2000, 152-197; Lombardo, M. G. Gnosticismo e sistemi binari mitopoietici: Strutturalismo o ermeneutica. – Studia Patavina, 50, 2003 , № 1, 199-215. Pennington, J. T. Dualism in Old Testament Cosmology: Weltbild and Weltanschauung. – Scandinavian Journal of the Old Testament, 18, 2004, № 2, 260-277;

30. Торчинов, Е. А. Космогония даоизма и гностицизма. – В: 15-ая научная конференция „Общество и государство в Китае”. Т. 1. М., 1984, 167-173.

34. Ср. Денкова, Л. Вечността в разбирането на ранната старо-българска литература: живецът на една традиция. – В: Хиляда и осемдесет години от смъртта на св. Наум Охридски. Ред. П. Атанасова. С., 1993, 148-160.

35. Irenaeus Lugdunen. Adv. haer. 11.

36. Pap. Ber. 8502, 22.19-26.2.

38. НХК I.5.54.2-23.

40. Jonas, H. The Gnostic Religion.., 57-58.

Гностики, их учение

Глава из книги Сергея Шестака «Символ веры, история догматов Христианской церкви».
Гностики, их учение
По мнению Иеронима, Василид (р. 125/130) основатель гностицизма: «Василид же, от которого произошли гностики, жил в Александрии во времена Адриана». Согласно Епифанию, диакон Николай основатель гностицизма: «Еще эти гностики, люди, различно вовлеченные в обман Николаем, произросли в мире, как плоды горести». Они – дикие звери, скорпионы, порождения аспидов, пустые змеиные яйца. Учение Николая вызвало у Епифания тревогу, крушение. Он ощутил смрад, уязвление.
Кто основатель гностицизма, Василид или диакон Николай? Афанаситы объясняют различные мнения – разными «Апостольскими Преданиями». По моему мнению, Епифаний солгал, как Руфин и Феофан с крещением императора Константина.
«Как полагают многие известные исследователи (Ганс Йонас, Жиль Куиспел и др.), гностицизм – это отдельная мировая религия, сравнимая по историческому значению с христианством, исламом и буддизмом» (Афонасин).
Источник сведений о гностиках – рассказы афанаситов. Эти рассказы, как минимум, необъективные: гностики были идеологическими врагами афанаситов.
Согласно Иринею, гностик Керинф учил, что Бог иудеев, создавший Вселенную, – это некое низшее существо, которое ничего не знало о Боге. Некий Христос, сойдя на человека Иисуса в виде голубя, рассказал людям о настоящем Боге.
Ириней сознательно не объяснил, почему Керинф пришёл к этому выводу. Цель сочинения Иринея – выставить Керинфа глупым.
По мнению Керинфа, Бог должен быть всемогущим и всеведущим. А Бог иудеев знает не всё и ошибается. Доказательство Керинфа – иудейская книга «Бытие».
Бог иудеев сказал: «Да будет свет. И стал свет. И увидел Бог, что свет хорош, и отделил Бог свет от тьмы» (Быт. 1: 3-4). Бог пришёл к выводу, что свет – хороший. Значит, Он знал о плохом свете. Следовательно, Бог иудеев создал хороший свет не с первого раза. Керинф считал, что Бог сразу делает всё хорошо: он всемогущий.
Бог иудеев, создавав Вселенную, решил отдохнуть. «К седьмому дню Бог окончил работу, которую делал, и стал отдыхать в седьмой день от всей работы, которую сделал» (Быт. 2: 2). По мнению Керинфа, Бог никогда не устанет: он всемогущий.
Бог иудеев не сразу понял, что Адаму понадобится Ева. «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника» (Быт. 2: 18). Если бы Бог иудеев был всеведущий, Он сразу понял бы, что Адаму понадобится Ева, и создал бы их одновременно.
Люди начали грешить. Бог иудеев раскаялся, что создал людей. «И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своём» (Быт. 6: 6). Бог иудеев ошибся, создав людей. Керинф считал, что Бог никогда не ошибается.
Бог иудеев утопил людей. А потом осознал, что поступил неправильно. «Не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого – зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал» (Быт. 8: 21). Бог иудеев опять ошибся, утопив людей. Кроме того, Он не сразу понял, почему люди грешат. Их топить не нужно было. Они грешат от юности своей.
Бог иудеев не соответствовал Богу, каким представлял Его Керинф. Вот почему Керинф решил, что некий Христос рассказал иудеям о настоящем Боге устами человека Иисуса, сойдя на него в виде голубя.
По моему мнению, пророк Моисей, автор книги «Бытие», сообщил людям, что знания и могущество Бога ограничены. Ограничены не на том уровне, как рассказано в книге «Бытие»: рассказ в книги «Бытие» – аллегория. Границы знания и могущества Бога – размер Вселенной и время её существования, которые имеют свои пределы.
«Не должно думать, что тварям нет конца (в том числе и звёздам. – С. Ш.), как этого желают некоторые, потому что где нет конца, там нет и никакого познания, и невозможно никакое описание. Если бы это было так, то Бог, конечно, не мог бы содержать сотворённое или управлять им, потому что бесконечное по природе – непознаваемо. И Писание говорит: «Бог сотворил всё мерою и числом»» (Ориген).
Ориген высказал «оригинальную… странную мысль о Боге, как Существе самоограниченном по всемогуществу и всеведению… «Если бы могущество Божие было безгранично, то оно по необходимости не знало бы Самого Себя, потому что по природе безграничное непознаваемо»» (Поснов).
Епифанию не понравилось учение гностиков.
Что нужно сделать, чтобы наказать этих людей? Их нужно – оболгать. Язычники оболгали христиан Лиона (якобы ели своих детей, жили со своими родителями, как муж и жена). А Епифаний оболгал гностиков (якобы у них были общие жёны, и они пили менструальную кровь). Он указал на тайных гностиков, которые официально принадлежали к Церкви. Афанаситы репрессировали около восьмидесяти человек.
«…я доложил о ситуации местным епископам и помог опознать тех (тайных) членов этой секты, которые официально принадлежат к Церкви. И разоблачённых изгнали из города, числом около восьмидесяти человек» (Епифаний).
Источник сведений о гностиках – их враги афанаситы. Репрессировав гностиков, уничтожив их книги, они рассказали об учении, моральном поведении гностиков так, что сразу понимаешь, что гностики – извращенцы, глупые, еретики.
«Ересиологи пользовались стандартным оружием, с помощью которого утверждается любая ортодоксия, – сначала опошлить, а затем растоптать, как безумный вздор то, что получилось… Ввиду всего этого с самого начала приходится настраиваться на то, что мы не найдём в работах ранних христианских авторов объективного описания гносиса… Распущенность еретиков, по Епифанию, не имеет пределов. Они забыли, что такое нормальный секс, увлекаются лишь гомосексуализмом, оральным сексом и онанизмом (одновременно)… А как же быть с такими еретиками, которые с моральной точки зрения безупречны? Например, в чём можно упрекнуть Секунда и его последователей, которые даже не пьют вина, или тем более последователя Валентина Птолемея? Его Послание к Флоре вполне этически выдержано и представляет собой замечательный образец морального наставления. В чём их-то упрекнуть?» (Афонасин).
По мнению Епифания, такие еретики – обманывали людей: они делали вид, что ведут воздержанный образ жизни.
Кто рассказал Епифанию, что гностики использовали сперму в своих ритуалах, говоря, что это плоть Христова?
«Гностические тексты, например, Пистис София (147; 251, 14-19) осуждают такое вульгарное понимание смысла «небесного семени». Здесь именем Иисуса осуждаются те, кто «смешивают сперму и менструальную кровь и едят её». Не мог ли Епифаний прочитать это и выдать желаемое за действительное?» (Афонасин).
Какие-то ненормальные люди смешивали и ели. Иисус осудил таких людей. «Фома сказал: «Мы слышали, что есть некоторые (люди) на земле, которые берут мужское семя и менструальную кровь женщины и добавляют их в чечевичную похлебку и едят это, приговаривая: «Мы веруем в Исава и Иакова. Достойно это или же нет?» Иисус… сказал Фоме: «Истинно говорю я: этот грех хуже всех грехов и всех преступлений»» («Пистис София», 147). Автор этих строк – гностик. Епифаний объявил, что это гностики смешивали и ели!
Епифаний не постеснялся поставить себя в один ряд с библейским Иосифом, братом Иуды, который был пращуром Иисуса Христа.
Бог помог Иосифу и Епифанию. Братья продали Иосифа в рабство в Египет. Епифаний добровольно приехал в Египет. Жена сановника Потифара пыталась соблазнить Иосифа. Женщины-гностики, – очаровательные внешне, безобразные внутри, – пытались соблазнить Епифания. Иосиф и Епифаний не соблазнились. Результат: Бог назначил Иосифа помощником фараона. А Епифания – епископом Саламина (Кипр).
Афанаситы не смогли уничтожить все книги гностиков.
Книга «Пистис София» написана на коптском языке, на котором разговаривали коренные жители Египта до завоевания этой страны арабами. Британский музей купил эту книгу у лондонского врача и библиофила А. Эскью в 1785 году. Как книга попала к Эскью – неизвестно. У селения Наг-Хаммади (Египет) были найдены в 1945 году гностическая библиотека. Сейчас эти книги хранятся в Каирском музее. Учёные предполагают, что библиотека была захоронена в 367 году – после того, как Афанасий Великий написал пасхальное послание, в котором осудил еретические книги. Епифаний, исполняя поручение Афанасия, разгромил гностиков в Египте. И в том же 367 году он стал епископом Саламина – по личному распоряжению Бога, как утверждают афанаситы.
Существовало много философских школ гностиков. «Гностические школы, говорит Ириней, «разрослись, как грибы»» (Афонасин). Учения гностиков разнились. Афанаситы уничтожили гностиков прежде, чем они успели привести своё учение к общим постулатам, как это сделали афанаситы на Вселенских соборах.
По мнению одного из исследователей библиотеки гностиков Фредерика Уиссе, «единственное, что объединяет трактаты из Наг-Хаммади – это аскетическая этика». Уиссе предположил, что гностики не были владельцами этой библиотеки. Владельцем библиотеки был некий учёный афанасит, который по какой-то причине интересовался гносисом. Аскетическая этика трактатов указывает на вкусы владельца, нежели доказывает, что Епифаний оболгал гностиков.
Не все исследователи согласны с Уиссе. «Между современными исследователями здесь разногласий и споров гораздо больше, нежели среди древних. Причём полемика ведётся иногда в духе лучших страниц Епифания» (Афонасин).
«О знаменитых мужах», 21.
«Панарион», 26: 1. Глава «О так называемых гностиках, шестой или двадцать шестой ереси». Т. 1. С. 151.
«Некто Керинф, наученный в Египте, учил, что мир сотворён не первым Богом, но силою, которая далеко отстоит от этого превысшего первого начала и ни чего не знает о всевышнем Боге»… Христос, сойдя на человека Иисуса, рассказал о «неведомом Отце» («Против ересей», 1: 26).
Перевод «Нового мира». Синодальный перевод: «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал».
«О началах», 2: 9, 1. С. 157.
Ориген сослался на книгу «Премудрости Соломона», 11: 21.
«Панарион», 26: 17. Перевод Е. В. Афонасина. «Античный гностицизм. Фрагменты и свидетельства». С. 47.
Перевод Московской Духовной Академии: «…тогда же постарался указать их епископам того места, сделать известными скрытые в церкви имена, изгнать их из города человек до восьмидесяти имён, и очистить город от этих проросших в нём плевел и тернов» (Т. 1. С. 175-176).
Перевод А. Мома. http://apokrif.fullweb.ru/nag_hammadi/
«Кроме этих, от вышеупомянутых симониан произошло ещё множество гностиков, появившихся как грибы из земли» (Ириней, «Против ересей», 1: 29, 1).
Цитата из книги Е. В. Афонасина «Античный гностицизм. Фрагменты и свидетельства». С. 107.
Е. В. Афонасин сослался на книгу Wisse F. The Nag Hammedi Librari and the Heresiologists. – Vigiliae Christianae 25 (1971). P. 205-223.

Тайное знание

В гностицизме содержание гносиса, тайного знания, как раз и есть осознание человеком своей божественности, и обретение гносиса само по себе спасительно.

Эллинские истоки

Философия гностицизма связана с античными философскими школами (герметизма, орфизма, пифагореизма, платонизма, неоплатонизма). Безусловно, важна и роль взаимопроникновения философий и религий запада и востока в результате завоеваний Александра Македонского (задолго до зарождения христианства).

В основе идей дохристианских гностиков лежит «комплекс специфических интерпретаций реальности, претендующих на тайный характер и подтверждающихся особыми психодуховными практиками». Адепт воспринимал себя уже находящимся на более высокой стадии личности, посвященной в тайны какого-либо общества или учения, открытого только избранным.

Предтечей данного эзотеризма является и орфизм — мистическое учение в Древней Греции и Фракии, связанное с именем мифического поэта и певца Орфея. Более изучены элевсинскими мистерии, в которых вероучение, обряды, культовые действия держались в тайне от непосвящённых, а инициация объединяла человека с богом, вплоть до бессмертия и обладания божественной властью в потустороннем мире.

Древнеегипетские истоки

В Египте на дохристианский гностицизм серьёзное влияние оказал культ Изиды и связанные с ним мистерии. Самыми торжественными и оккультными были, без сомнения, те, что исполнялись в Египте «группой хранителей тайны».

Морис очень наглядно описывает их природу в нескольких строках. Говоря о Мистериях, разыгрываемых на Филе (остров на Ниле), он говорит: «Именно в этих мрачных пещерах раскрывались поклоняющемуся ученику тайны богини (Изиды), когда торжественный гимн посвящения плыл, отражаясь в длинных вереницах каменных ниш».

«Избранный» совершенный гностик, живущий в «иллюзорном мире» тайного знания

В гносисе утверждается, что все религии мира подобны жемчужинам, продетым золотой нитью божества.

В мире, по мнению гностиков, рассеяны частицы потустороннего света, которые должны быть собраны и возвращены к своим истокам. Искупителями является просвещённые силы, знающие тайный смысл бытия, прежде всего Христос, но его призыву следуют лишь «духовные» люди («пневматики»), тогда как не принявшие гностического посвящения «душевные» люди («психики») вместо подлинного «познания» достигают лишь «веры», а «плотские» люди («соматики») вообще не выходят за пределы чувственной сферы.

В основе гностицизма — учение о иллюзорности материи. Гностики пошли ещё дальше античного скептицизма и их «учения о чистой кажимости материи не скептическое, но абсолютно догматическое в своём отрицании существования материи». Для гностицизма характерно представление о ступенях, или сферах, мира и их демонических властителях, препятствующих искуплению.

Так возникает совершенный «гностик», как отрешившийся от мира, владеющий собою дух, живущий в Боге и готовящийся к вечности. Остальные же люди — «гилики». Но есть выдающиеся учители (школы Валентина), отличающие «гиликов» от «психиков», называя последними людей, которые живут законом и верой, для которых вера общины достаточна и необходима. Центр тяжести гностических систем находился не в меняющихся, нам недостоверно известных, деталях, но в их цели и в основных предположениях. Высшие спекуляции сообщались лишь под конец и, очевидно, не всем; о различных ступенях преподавания можно заключить из письма Птолемея к Флоре.

Появление гностицизма

Гностицизм — порождение великого синкретического движения в Римской империи (зачатками движения стала ещё до неё недолговечная империя Александра Македонского, соединившая Восток и Запад), начавшегося вследствие перехода религии от одной нации к другой, вследствие соприкосновения востока (древневавилонская религия) с западом и вследствие влияния греческой философии на религии.

Сочинения гностиков дошли до нас главным образом в виде отдельных цитат, приводимых в сочинениях христианских богословов, боровшихся с гностицизмом. Первый известный гностик — Симон Волхв из Самарии, упомянутый в Деяниях апостольских. Наивысшего развития гностические тенденции достигают во II веке.

Помимо влияния иудейства и восточных религиозных мистерий, для гностицизма характерно усвоение ряда идей позднеантичной философии, главным образом платонизма и неопифагорейства. В основе гностицизма лежит представление о падении души в низший, материальный мир, созданный демиургом — низшим божеством. В дуалистической мистике гностицизма материя рассматривается как греховное и злое начало, враждебное Богу и подлежащее преодолению. В мире рассеяны частицы потустороннего света, которые должны быть собраны и возвращены к своим истокам.

Искупителем является прежде всего Христос (как, в прочем, и существуют так же гностические схемы, в которых такой персонаж отсутствует), но его призыву следуют лишь «духовные» люди («пневматики»), тогда как не принявшие гностического посвящения «душевные» люди («психики») вместо подлинного «познания» достигают лишь «веры», а «плотские» люди («соматики») вообще не выходят за пределы чувственной сферы. Для гностицизма характерно представление о ступенях, или сферах, мира и их демонических властителях, препятствующих искуплению.

Иудейский гностицизм

Терапевты

Терапевты представляют собой своего рода монашеские общины, ведущие аскетический образ жизни и состоящие в основном из евреев египетской диаспоры. Жили терапевты уединенно недалеко от Александрии. Вся информация, которой мы располагаем, исходит от Филона, из его трактата «О созерцательной жизни».

Терапевты посвящали себя созерцательной и благочестивой жизни, они отрицали всякую собственность и жили уединенно в пустыне, проводя время в изучении Св. Писания и посте. В толковании Ветхого Завета у них доминировал аллегорический подход. Тору они уподобляли живому существу, телом которого были буквальные предписания, а душу составлял невидимый смысл, скрытый в словах. По всей видимости, основное содержание их деятельности сводилось к синкретическому примирению иудаизма и эллинистической мысли, при помощи аллегорического толкования. Они отличались воздержанием от семейной жизни и строгим аскетизмом.

Ессеи

Ессеи (с конца II века до н.э. по конец I века). Сведения о нём мы встречаем у Филона, Иосифа Флавия и Плиния младшего.

Все источники по ессейству в основном согласны между собой в основных характеристиках этого движения. Ессейские общины строились на чисто иудейской, свободной от влияния христианства основе. В то же время многие из их особенностей нельзя вывести из чистого иудейства. Почитание солнца, чрезмерный аскетизм и безбрачие, знание тайных имен ангелов, мистерии посвящения и трапез, особые омовения, отрицание помазания маслом, иерархическая четырёхступенчатая структура, дуалистический взгляд на человеческую природу, выделение особых людей, выполняющих роль медиумов для предсказания будущего, отрицание рабства и принесения клятв, — все это и многое другое никак не вытекает из иудейских воззрений и социально-религиозной структуры еврейской жизни.

Внешнее влияние очевидно, хотя какое влияние — неопифагорейство, средний платонизм или парсизм, — было доминирующим, судить затруднительно. Однако, гностический характер наглядно представлен, во-первых, религиозной сотериологической направленностью ессейства, во-вторых, дуалистической антропологией и исходящим из неё аскетизма, иерархическим устройством общины, особым сроком послушничества, специальными обетами при поступлении и т. д. По всей видимости, вероучение ессеев отражалось в особых тайных книгах.

Основные черты гностических экзотерических учений

Гностики полагали, что у них есть сакральное знание о Боге, человечестве и остальной части Вселенной, которым остальные не владеют. Этот постулат стал одним из трёх главных систем веры в пределах христианства I столетия, и был отмечен четырьмя факторами, благодаря которым эта ветвь отличается от двух других ветвей христианства:

  • иные верования о Боге, Библии и мире, которые отличались от таковых у христианских групп;
  • вера, что спасение достигается через интуитивно постигаемое Знание.

Также к особенностям гностицизма относятсят:

  • идея Плеромы, известная, в основном, из текстов последователей Валентина.
  • концепция Демиурга. Демиург является создателем материальной Вселенной, которой управляют его слуги — Архонты.
  • Докетизм — учение о иллюзорности материи. Гностики пошли ещё дальше античного скептицизма и их «учение о чистой кажимости материи не скептическое, но абсолютно догматическое в своём отрицании существования материи». А. Ф. Лосев называл докетизм гностиков «гибелью античной мысли».

Общим для гностических систем является резкое неприятие Яхве и дуализм (противопоставление духа и материи). В основе гностического мифа лежало представление, что мир пребывает во зле и это зло никоим образом не могло быть сотворено Богом. Отсюда следовало, что мир был сотворён либо злой, либо ограниченной в своем могуществе силой, которую гностики именуют Демиургом (гностический Демиург не имеет ничего общего с Демиургом (богом-ремесленником) Платона), а Высший Бог обитает в занебесной области, однако из сострадания к человечеству он направляет к людям своего посланца (или посланцев), чтобы научить их, как освободиться из-под власти Демиурга. Также в основе систем верования лежит примирение и воссоединение божества и мира, абсолютного и относительного бытия, бесконечного и конечного. Гностическое мировоззрение отличается от всей дохристианской философии присутствием в нём идеи определённого и единого целесообразного мирового процесса. Жизнь материального мира основана только на хаотическом смешении разнородных элементов (греч. σύγχυσις ἀρχική), и смысл мирового процесса состоит лишь в разделении (греч. διάκρισις) этих элементов, в возвращении каждого в свою сферу.

Мир не спасается — спасается (то есть возвращается в область божественного, абсолютного бытия) только духовный элемент, присущий лишь некоторым людям (пневматикам), изначально и по природе принадлежащим к высшей сфере.

Существовало также либертинистское направление в гностицизме, которое академик А. Ф. Лосев считал (наравне с докетизмом) «чудовищным символом всей античной философско-эстетической гибели». Целью гностиков было достижение знания, но поскольку знание о вещах само вовсе ещё не есть вещь, то, следовательно, тот, кто обладает знанием, тем самым свободен от подчинения вещам, а значит, и от подчинения каким бы то ни было запретам — в том числе социальным и нравственным. Некоторые христианские источники утверждали о разврате у некоторых гностиков, в то же время Иоанн Златоуст писал про гностиков: «Хотя старание о девстве и у нас и у еретиков одинаково, а может быть у них и гораздо большее, но плод этих трудов не одинаков: для них (готовятся) узы, слезы, скорби и вечные мучения, а для нас — участь ангельская, блистательные светильники и главнейшее из всех благ — общение с Женихом… ни Маркион, ни Валентин, ни Манес не удержались в (пределах) такой умеренности; ибо в них говорил не Христос, щадящий овец Своих и полагавший за них душу Свою, но человекоубийца, отец лжи (Иоан. 10:11; 8:44). Посему, они погубили и всех поверивших им, здесь обременив их бесполезными и невыносимыми трудами, а там увлекши вместе с собою в уготованный для них огонь.».

Проблема интерпретации теоретиков гностицизма

Маркион

По мнениею Г. Йонаса, несмотря на полемику отцов церкви, Маркион не может быть с полной уверенностью причислен к гностикам, как Василид и Валентин, чей гностицизм бесспорен, ибо: 1) им руководили не метафизические и не апологетические, а чисто сотериологические интересы; 2) он ради этого придавал главное значение чистому Евангелию и вере (а не познанию); 3) он для своего понимания христианства не использовал философию — это был, по крайней мере, его принцип; 4) он старался не основывать школы знающих (не было тайного учения), а преобразовывать соответственно Евангелию ап. Павла все общины, христианство которых он признавал законническим (иудействующим) и исключающим свободную благодать (у Маркиона не было различия между пневматиками и гиликами: Евангелие для всех, а не тайное знание)». «Маркиона часто классифицируют как гностика, хотя он христианин-еретик с элементами иудо-христианства и ревизии текстов священных книг христианства (попыток удалить из Писания не устраивающие его учение строки, а то и целые главы), однако: — Маркион, в отличие от гностиков, признавал Спасение верой, а не знанием — Маркион признавал буквальное, а не аллегорическое толкование Библии»

Дискуссионный вопрос: религия или философия первична в гностицизме

Развитие гностицизм в начале нашей эры получил: — и в философии (многие идеи гностицизма получили распространение в неоплатонизме и неопифагореизме и т.д.) — и в религиях (в манихействе, в различных ересях в христианстве, в иудейском каббале; современном мендействе, езидство и т.д.) — и в окультизме, и в мистицизме, и т.д.

Обосновано и столь его лёгкое проникновение в любые близлежащие религии (т.е. над-религиозность, так как «Гностическое учение уважительно относится к верованиям любого народа» ). Это исходит из его тезиса «все религии мира подобны жемчужинам продетым золотой нитью божества». При этом ряд гностических схем считают слово «жемчужина» аллегорией слова «душа».

При этом гностицизм претендовал на «высшую», главенствующую религию над всеми существующими религиями и философскими течениями. Именно это устремление гностицизма переросло в отпочкование манихейства из недр Гносиса в более распространившуюся сформировавшуюся религию.

Легко гностицизм проникал и в любые восточные религии, а также в атеистические концепции, так как «гностическая философия направлена на изучение самого себя; на работу против своих дефектов, эго, и на развитие и освобождение сознания». Это уже роднит её и с даосизмом, и с буддизмом, и с атеизмом.

Безусловно, философское учение Платона и его последователей, утверждающее абсолютную реальность идей и бессмертие души, было воспринято гностицизмом, даже в большей степени, чем христианством (для которого мысль об иллюзорности видимого мира кощунственна, в отличие от того же гностицизма или буддизма, говорящего о несомненной иллюзорности нашего мира). Т.е. последователи Гносиса развили идею Платона об абсолютной реальности идей. Превратили её в полное отрицание реальности видимого людям мира, признавая лишь мир потусторонних существ реальным.

Классификация гностических учений

Гностицизм I-III века, конкурировавший с ранним христианством

  • последователи магии и учения Симона Волхва, современника апостолов
  • Докеты
  • Николаиты

Персидский гностицизм

В начале III века гностические системы начинают терять свое значение. На смену им является новое еретическое учение, по началам сходное с гностицизмом, но отличающееся от него тем, что, при полнейшем отсутствии идей греческой философии и учения иудаизма, оно представляет собой смесь христианства с началами религии Зороастра.

  • Мандеи — название происходит от арамейского «знание». Основана в II веке н. э. Представители этого течения считали себя последователями Иоанна Крестителя. До сих пор существуют небольшие группы мандеев в южном Ираке (ок. 60 тыс. чел.), а также в иранской провинции Хузистан.
  • Манихейство — составленное из вавилонско-халдейских, иудейских, христианских, иранских (зороастризм) гностических представлений синкретическое религиозное учение перса Мани (III век).

Поздний гностицизм

  • Офиты
  • Борбориты
  • Каиниты
  • Сифиане
  • Павликиане
  • Тондракийцы
  • Богомилы
  • Катары
  • Розенкрейцеры
  • Гностические писания
    • Мандейские тексты
    • Тексты валентинианской школы на коптском языке:
    • Библиотека Наг-Хаммади, из Верхнего Египта
    • Манихейские папирусы
    • Свитки Мёртвого моря
  • Полемические сочинения отцов Церкви
    • Иустин Философ Syntagma
    • Ириней Лионский Против ересей
    • Ипполит Римский Опровержение всех ересей
    • Климент Александрийский Строматы
    • Епифаний Кипрский Панарион
    • Аврелий Августин О ересях
    • Иоанн Дамаскин Источник знаний
    • Тертуллиан Об отводе возражений еретиков

Основная терминология

Эоны

Основная статья: Эон (философия)

В гностицизме: божественные самодовлеющие и совершенные сущности, плод эманационного творения изначального неименуемого бога; стоят несоизмеримо выше вещества.

Эоны являются продуктом эманации божества, по мере отдаления от которого они теряют свою силу. Примеры эонов: Демиург, София-Ахамот. Численность эонов может доходить до 360. Иногда они могут иметь гендерные различия и образовывать пары Первоисточником термина Эон, скорее всего, служит герой Эон, который из орфического гимна к Мусею (ст.28).

Отождествляется так же Эон и с половым членом Кроноса (см. Иоанн Лид. О месяцах IV 64 // Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С.791). Образ встречается у Гераклита (фр.93 Маркович), который называет его «играющим ребёнком на престоле».

В системе Валентина пары эонов (среди которых один представляет мужское начало, а второй — женское) образуют сопряжения-сизигии, тем самым формируя завершенность Плеромы; отпадение одного из эонов (Софии) приводит к рождению Демиурга и созданию несовершенного материального мира.

Архонты

Основная статья: Архонт

В гностицизме: духи-мироправители. В гностических представлениях архонты рассматриваются как творцы материального космоса, а заодно и системы влечений и эмоций, делающих человека рабом материи.

Абраксас

Основная статья: Абраксас (гностицизм)

Абраксас или (более ранняя форма) Абрасакс — гностическое космологическое божество, Верховный глава Небес и Эонов, олицетворяющий единство Мирового Времени и Пространства. В системе Василида имя «Абраксас» имеет мистический смысл, поскольку сумма числовых значений семи греческих букв этого слова дает 365 — число дней в году.

Согласно Каббале Вселенная разделена на 365 эонов, или духовных циклов; их сумма является Великим Отцом, которому дано каббалистическое имя Абраксас. Это символ числа Божественных эманаций.

Абраксаса изображали в древнем индийском, персидском, египетском искусстве, на античных геммах в виде существа с телом человека, головой петуха и змеями вместо ног. В одной руке он держит нож или плеть, в другой — щит, на котором начертано имя Йах (егип. Jah — молитвенный возглас, в Элевсинских мистериях превратившийся в имя божества Солнца).

Другие эманации этого божества — Ум, Слово, Мудрость, Сила. Считается, что своим происхождением Абраксас обязан древнейшим образам змея, дракона.

Демиург

Основная статья: Демиург

Демиург (др.-греч. δημιουργός — «мастер, ремесленник, творец» от др.-греч. δῆμος — «народ» и ἔργον — «дело, ремесло, промысел»). Первым в таком значении его использовал Платон. В гностицизме Демиург является одной из ключевых фигур. Правая рука создателя бессмертных душ, неспособный понять любовь. Стремится показать, что может создать лучший мир, чем Первый Бог.

Исправляя план Создателя, создает материю и заключает души в материальных телах. Его незавершенность считается причиной всех бед и несовершенств мира.

Несовершенный дух-творец мира, «злое» начало, в отличие от Бога, «доброго» начала. В гностических текстах — как ранних (Апокриф Иоанна), так и в поздних (Пистис София) обозначался именем Ялдабаоф (Иалдабаоф); происходил от эона Софии, возжелавшего творить без духовной половины, что привело к появлению Демиурга. Описывался как порочный, невежественный, ограниченый демон, одним из эпитетов которого был «Саклас» («глупый», «дурак»). Ялдабаоф, согласно Апокрифу Иоанна, стал богом над материей, создал ангелов и властей, совместно с ними сотворил из вещества тело человека по подобию божественного эона Человека, пребывавшего гораздо выше материи.

В гностических учениях Демиург воспринимался как «злой бог», сотворивший несовершенный и греховный материальный мир. Как правило отождествлялся с ветхозаветным Яхве, иногда с Сатаной.

Гнозис

Основная статья: Гнозис

Особое духовное знание и познание доступное только сознанию просветлённых.

Плерома

Основная статья: Плерома

Плерома — совокупность небесных духовных сущностей (эонов). По мнению гностиков, Иисус Христос был эоном, который передал людям тайное знание (гнозис), чтобы они смогли воссоединиться с Плеромой.

София

Основная статья: София (философия)

Гностицизм в искусстве

В литературе

  • К теме гностицизма неоднократно обращался Хорхе Луис Борхес (рассказы «Хаким из Мерва, красильщик в маске», «Секта Тридцати»; эссе «Оправдание Лже-Василида», «Реликт»).
  • Повесть Германа Гессе «Демиан» содержит переосмысление гностического мифа о боге Абраксасе в духе модернизма и на уровне знаний о гностицизме начала ХХ в.
  • Роман Филипа Дика «ВАЛИС» содержит основные гностические учения о Демиурге и Софии.
  • Мотивы гностицизма затрагивались в романах Умберто Эко «Маятник Фуко» и «Баудолино».
  • Трилогия Филипа Пулмана «Тёмные начала» во многом основана на гностических идеях, в частности, на представлении о несовершенном демиурге, объявившем себя высшим богом.
  • Аналогии с идеями гностицизма, развившиеся самостоятельно, прослеживаются в творчестве Г. Ф. Лавкрафта: высшее божество лавкрафтовского пантеона, «слепой безумный бог» Азатот, типологически близок к демиургу-Ялдабаофу или Геймармену (персонифицированному жестокому року).
  • Анатоль Франс использовал гностический миф в романе «Восстание ангелов».

В музыке

  • Неоклассический экспериментальный коллектив Elijah’s Mantle во главе с М. Эллисом, существовавший в 1990-х гг., в своем творчестве развивал и переосмысливал гностические тексты и учения.
  • Тема гностицизма — ведущая в творчестве неоклассического проекта GOR, основанного перкуссионистом Ф. Банчини из группы Ataraxia.
  • В творчестве группы Therion идеи гностицизма затронуты в таких композициях, как Abraxas (альбом Lemuria) и Perennial Sophia (альбом Gothic Kabbalah).
  • Абраксас — одна из песен группы Оргия праведников

> См. также

  • Апокрифы
  • Гнозис
  • Манихейство
  • Гимн жемчужине
  • Евангелие Иуды
  • Библиотека Наг-Хаммади
  • Агностицизм

Примечания

  1. Шабуров Н. В. Гностицизм // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Степин. — М.: Мысль, 2000—2001. — ISBN 5-244-00961-3.
  2. Гностицизм // Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.
  3. 1 2 Йонас Г. Гностицизм (гностическая религия). Jonas H. The Gnostic Religion: The Message of the Alien God and the Beginnings of Christianity. Boston: Beacon Press, 1958 – СПб.: «Лань», 1998
  4. 1 2 http://krotov.info/history/04/alymov/harn_01.html параграф 13
  5. 1 2 3 http://apokrif.fullweb.ru/study/harlamov.shtml
  6. 1 2 ГЕРМЕТИКА
  7. Елизарова М. М., Община терапевтов (Из истории ессейского обществ.-религ. движения 1 в. н. э.), М., 1972
  8. Филон Александрийский. О созерцательной жизни
  9. А. В. Петров. Памятники античной синкретической магии. AKADEMEIA. Материалы и исследования по истории платонизма. Межвузовский сборник. Выпуск 3. Под ред. д-ра филос. наук Р.В.Светлова и канд. филос. наук А.В.Цыба. СПб., 2000. С. 349-376
  10. Гром. Совершенный Ум. Гимн из библиотеки Наг-Хаммади
  11. Виолет МакДермот Идея Плеромы в гностицизме.
  12. в гностической традиции Демиург также именуется Самаэль (ܣܲܡܝܵܐܝܼܠ), Сакла (ܣܲܟ݂ܠܵܐ), Ялдаваоф (ܝܲܠܕ݁ܵܒ݂ܵܐܘܿܬ݂)Родин Е. В. Сирийская реконструкция гностических текстов)
  13. 1 2 3 А. Ф. Лосев История античной философии в конспективном изложении» — М.: Мысль, 1989. — 204 с.
  14. Родин Е. В. Гностический этос в либертинистском направлении (Симон Маг, николаиты, сифианский гносис).
  15. Иоанн Златоуст О девстве //Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. Книга первая. Том первый.
  16. http://krotov.info/history/04/alymov/harn_01.html%7C см. работу А. фон Гарнак, оспаривающую гностицизм Маркиона
  17. http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/History_Church/Jonas/07.php см. работу Йонас Г. Гностицизм
  18. Апокриф Иоанна.

Литература

  • Статья Владимира Соловьёва «Гностицизм» для «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона.
  • Алексеев Д. A. Античное христианство и гностицизм
  • Владимиров А. Апостолы: гностико-эллинские истоки христианства. М.: Беловодье, 2003. — 582 с.
  • Йонас Ганс. Гностицизм.(Гностическая религия). — Jonas H. The Gnostic Religion: The Message of the Alien God and the Beginnings of Christianity. Boston: Beacon Press, 1958 — СПб.: «Лань», 1998
  • Лосев А. Ф. Гностицизм / История Античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. — История античной эстетики, том VIII, книги I и II. М.: «Искусство», 1992, 1994
  • Трофимова М. К. Историко-философские вопросы гностицизма (Наг-Хаммади, II, соч. 2, 3, 6, 7). М., 1979.
  • Афонасин Е.В. Гносис. Фрагменты и свидетельства. СПб: Издательство Санкт-Перебургского университета, 2008. — 318 с.
  • Хосроев А. Л. Александрийское христианство по данным текстов из Наг Хаммади (II, 7; VI, 3;. VII, 4; IX, 3). Ответственный редактор К. Н. Юзбашян. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. — 276 с.
  • Гайденко П. П. Искушение диалектикой: пантеистические и гностические мотивы у Гегеля и Вл. Соловьева // Вопросы философии. — 1998. — № 4. — С.75-93.
  • Дьяков А. В. Гностицизм и русская философия. Опыт историко-философского анализа. — М.: Изд-во РГСУ «Союз», 2003. — 328 с.
  • Козырев А. П. Соловьев и гностики М.: Изд. Савин С. А., 2007. — 544 с. ISBN 978-5-902121-12-1
  • Памятники литературы на коптском языке. Введение, перевод с коптского и комментарии А. И. Еланской. СПб: Издательство Чернышева, 1993, 316 с.
  • Стефанов П., архим. Ялдаваот: История и учение на гностическата религия.. — София: Омофор, 2008, 504 с.
  • Шохин В. К. Санкхья-йога и традиция гностицизма. // Вопросы философии. — 1994. — № 7—8.
  • Massimo Introvigne Il ritorno dello gnosticismo (Nuove spiritualità), SugarCo, Carnago (Varese), 1993 pp. 266. ISBN 88-7198-216-9

Кто такой агностик?

Агностик — это человек, который не отрицает существование бога, но и признает, что его может просто не быть. Процент агностиков с каждым днем увеличивается. Для них нет авторитетных источников в различных религиях, все священные писания для агностика — лишь литературные памятники. Все агностики стремятся к истине и понимают, что мироустройство гораздо сложнее, чем видится на первый взгляд, но в отсутствии доказательств познание для агностика становится невозможным, а пытливый разум все подвергает сомнению.

Впервые термин «агностицизм» введен в науку Т.Г. Гексли – последователем дарвинистской эволюционной теории для обозначения своих взглядов на религиозные верования. Ричард Докинз в своем труде «Бог как иллюзия» выделяет несколько типов агностиков:

  1. Агностик по факту. Вера в бога немного выше, чем неверие: не совсем убежден, но склонен полагать, что Творец все-таки есть.
  2. Непредвзятый агностик. Веры и неверия ровно пополам.
  3. Агностик склонный к атеизму. Неверия немного больше чем веры, испытывает ряд сомнений.
  4. Агностик по существу больше атеист. Вероятность существования бога абсолютно мала, но не исключается.

Во что верят агностики?

Может ли агностик верить в бога, таким вопросом задаются люди, которые постепенно отходят от религии, но продолжают верить «своим» способом. Типичная характеристика агностика помогает разобраться в этих вопросах:

  • воздерживается от суждений: есть Бог или его нет, т.е. не может ни опровергнуть ни доказать существование или отсутствие Творца;
  • верит, что человек должен действовать сам;
  • даже если бог существует, то до человека ему нет никакого дела;
  • понятие добра и зла относительное, есть нежелательное поведение;
  • совесть человека – мерило его поступков;
  • большинство агностиков восхищаются личностью и жизнью Иисуса Христа, но видят в нем обычного человека, пусть и наделенного сверхкачествами;
  • сомневаются в существовании души и бессмертия;
  • смысл жизни для агностика – сама жизнь с ее радостями и печалями и теми целями, которые ставит для себя человек;
  • считают доказательства существования бога или его отсутствие делом времени, пока их мало и все сомнительные.

Агностицизм в философии

Немецкий философ Нового времени И. Кант занимался изучением явления агностицизма и вывел стройную и последовательную теорию этого направления. По Канту агностицизм в философии — это невозможное познавание действительности или реальности субъектом, потому что:

  1. Человеческие способности познания ограничены его природной сущностью.
  2. Мир непознаваем сам по себе, человек может познать только узкую внешнюю область явлений, предметов, тогда как внутренняя остается «terra incognita».
  3. Познание — это процесс, при котором происходит изучение материей самой себя со свойственной ей отражательной способностью.

Д. Беркли и Д. Юм другие видные философы, также внесли свой вклад в данное направление философии. Кратко агностик кто это и общие черты агностицизма из трудов философов представлены в следующих тезисах:

  1. Агностицизм тесно связан с философским течением – скептицизмом.
  2. Агностик отвергает объективное знание и возможность познать мир в полной мере.
  3. Богопознание невозможно, получение достоверной информации о боге затруднено.

Гностики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *