Христианские добродетели

Теологи́ческие доброде́тели (англ. theological virtues, фр. vertus théologales, исп. virtudes teologales) — категории, постулирующие идеальные качества человека.

Как фундаментальная философско-богословская категория, добродетель охватывает все ценностно-значимые аспекты духовно-нравственного совершенства человека. На протяжении всей истории христианской мысли учение о добродетели постоянно развивалось; многие богословы развёртывали своё видение состава этой комплексной категории, сами эти составляющие неоднократно переосмысливались. Понятие теологической добродетели, активно развиваемое в современном западном богословии — фрагмент этого цельного учения, фокусирующий внимание на «трёх добродетелях», поставленных в контекст спасения человека в богословском смысле; наряду с теологическими здесь рассматриваются и четыре т. н. «кардинальные добродетели»; все они в своей совокупности составляют «семь католических добродетелей».

Несмотря на общность отправной точки (в данном случае, Новый Завет), современные западные (католические, протестантские) теологи, с одной, и православные с другой стороны могут приходить к разным трактовкам содержания некоторых элементов этой триады добродетелей. В частности, это может касаться этимологических различий между англ. love и англ. charity, выражающих в теологии то же, что и рус. любовь и греч. ἀγάπη . Со своей стороны и англ. virtue в английском одновременно выражает и понятие «добродетель», и имя одного из ангельских чинов, в то время как в русском языке этот чин называется Силы, а в греческом (греч. Δυνάμεις ).

Три христианских добродетели

Состав трёх христианских добродетелей — вера, надежда, любовь — сформулирован в Первом послании к Коринфянам:

А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше
(1Кор. 13:13)

Если античная этика была в первую очередь этикой справедливости, то учение Евангелия и весь Новый Завет выдвигают на первый план любовь к Богу и ближнему.

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, и вы да любите друг друга
(Ин. 13:34)

приводит слова Иисуса Христа евангелист Иоанн. Это же свидетельствуют и все три остальные евангелиста:

  • «Иисус сказал ему: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим»… возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:37–39)
  • «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею… возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет» (Мк. 12:30–31)
  • «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10:27)

Общую для всех христиан отправную точку в разработке учения об этих трёх добродетелях дал в VI веке Григорий Великий (папа римский Григорий I, почитаемый в православии как Григорий Двоеслов). Веру, надежду и любовь он считал основанием и источником всех остальных добродетелей, без которых невозможно достичь спасения и вечной жизни:

Посредством одних добродетелей Святой Дух всегда пребывает в сердцах святых, а посредством других — то уходит, то возвращается. Действительно, Он не покидает сердец совершенных людей посредством веры, надежды, любви и других благ, без которых невозможно достичь Небесного Отечества, таких как смирение, целомудрие, праведность и милосердие. А посредством пророческой силы, учительного красноречия и творения чудес Он иногда пребывает в Своих избранных, а иногда удаляется от них

— Григорий Великий

На этих теологических добродетелях богослов призывает строить духовную жизнь, в которой должно быть «совершенное долготерпение надежды, совершенная широта любви, совершенная точность веры и совершенное усердие к деятельности». При этом, если в настоящей жизни эти три добродетели равны между собой; то «в жизни будущего века» любовь окажется больше веры и надежды, ибо последние «прейдут», и останется лишь любовь.

В другом трактате Григорий Двоеслов указывает, что приобретаться теологические добродетели должны в деятельной жизни. Деятельную жизнь святитель рассматривает как необходимую предпосылку ведения жизни созерцательной. Тому, кто укротил в себе плотские страсти, остаётся ещё усовершенствовать свой дух усердием в доброделании (лат. per studia sanctae operationis), а тому, кто «расширил» свой дух в добрых делах (лат. per sancta opera), — распространить его на усердие во внутреннем созерцании, «ведь равным образом не будет совершенным ни тот, кто пренебрёг деланием из-за усердия к созерцанию, ни тот, кто отбросил созерцание из-за усердия к деланию».

Григорий Двоеслов уподобляет любовь духовному механизму, отделяющему душу человека от мира и возносящему её к Богу, к созерцанию Божественного света. Любовь предполагает полное самоотвержение, поскольку человек преуспевает в Боге, когда полностью отказывается от себя.

Восток: вера, надежда, любовь

Добродетели побеждают страсти Основная статья: Вера, надежда, любовь

Православные богословы соблюдают преемственность единства понятий веры и верности. Оно дошло ещё с раннехристианских времён, когда греч. πιστός и лат. fidelis означало и «верующий», и «верный».

Вера есть прежде всего Божий дар (Еф. 2:8), опыт переживания личного Бога — источника воскресения и вечной жизни. Как одна из основ христианской добродетели, вера—верность «подразумевает терпение и стойкость человека в ожидании исполнения Божия обетования». Она же формирует религиозную и нравственную ответственность человека за свои поступки.

Отмечая, что «не всякая вера есть добродетель» (например, сопровождающаяся недостойным отношением к своему объекту: «вместо радости — с ужасом, вместо влечения — с отвращением», В. С. Соловьёв, считал добродетельной только ту веру в высшее существо, «которая относится к нему достойным образом, именно — с свободным, сыновним благочестием».

Надежда есть «бытийное самополагание человеческой личности в Боге»; она возлагается на Бога («На Тебя, Господи, уповаю, да не постыжусь вовек» (Пс. 30:2)), чья неиссякаемая благость является источником оптимизма. Иоанн Кронштадтский писал: «Надежда происходит из веры, как растение из семени, как ручей из источника». Это — «сверхъестественная добродетель, сопровождающая человека в течение всей его земной жизни до самого момента смерти, когда отступает всякая естественная надежда». Христианская надежда осуществляется под знаком эсхатологических ожиданий: («Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века»), уступая в таинстве будущего века своё место любви.

Любовь — высшая добродетель и основополагающее понятие христианского нравственного учения. Её основа — в надмирной и абсолютной благости Бога: «Бог есть любовь» (1Ин. 4:8), «…и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём» (1Ин. 4:16). Епископ Игнатий (Брянчанинов) отмечал, что, как и вера, любовь к Богу «есть дар Божий: она изливается в души истинных рабов Божиих действием Святого Духа». В своей побеждающей силе она превосходит все другие этические добродетели.

Добродетель любви — «основополагающий принцип христианского нравственного отношения к человеку как к носителю богоподобного достоинства и сонаследнику божественных благ», «интегральное выражение религиозной и нравственной доблести человеческой личности». Православие рассматривает христианскую любовь как «преодоление чувственности, эгоцентризма и самоутверждения, победа высших и абсолютных нравственных начал человеческого естества, осуществление способности нравственной природы человека к обо́жению, к святости».

Деятельный и созерцательный аспект христианской любви рассматривается и как «элемент нового порядка бытия, о котором говорит Евангелие: любовь к личным врагам, прощение обидчика, благословение злословящих, молитва за гонителей, благотворение ненавистникам». Об этом Игнатий (Брянчанинов) писал: «достигши любви к врагам, достиг совершенства в любви к ближнему, и ему сами собою отворились врата любви к Богу».

В своём Христианском катехизисе митрополит Филарет (Дроздов) рассматривает триаду вера-надежда-любовь в следующем ракурсе:

  1. О вере — истолковывается Символ веры и рассказывается о семи Таинствах;
  2. О надежде — разъясняет молитву Отче наш и Нагорную проповедь как средства утвердиться в надежде на Бога;
  3. О любви — сквозь призму Десяти заповедей рассказывает о любви к Богу и ко всему, что Он любить повелевает.

Запад: fides, spes, caritas

Возможно, этот раздел содержит оригинальное исследование. Добавьте , в противном случае он может быть удалён.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (22 августа 2013)

Вера, Надежда, Любовь. 1819Ю. Шнорр. слева направо:
Вера, Любовь, Надежда

Триада «вера, надежда, любовь» выражена в первоисточнике 1Кор. 13:13 словами:

  • греч. πίστις, ἐλπίς, ἀγάπη, и
  • лат. fides, spes, caritas.

До XVII века во всех классических английских переводах Писания, в том числе Женевской (1560), Тиндейла (1564) и «Епископской Библии» (1568) слово «любовь» переводилось как англ. love.

Однако в вышедшей в 1611 году «Библии короля Якова» слово love было заменено на англ. charity. Эта библия «быстро стала стандартной для англоговорящих протестантов» и «оказала глубокое влияние на всю литературу на протяжении 300 лет». В 1752 году такая же корректировка была проведена и в Douay Rheims Bible.

Римское милосердие.
А.-В.Бугро, 1878

Понятия love и charity неравнозначны. Слово charity, восходящее к лат. caritas со временем утратило в английском языке исключительный смысл «милосердия, отзывчивости, сострадания» как альтруистической любви; впоследствии к нему добавились «милостыня, филантропическое (в том числе денежное) пожертвование», то есть форма в бытовом употреблении слова стала довлеть над содержанием. Это осложнило рассуждения по предмету в той мере, в которой к исходной философско-этической категории приходится подбирать примеры на основе синонимического или ассоциативного ряда. В отдельных случаях это различие возвращается обратно, в доктринальную основу, и, к примеру, мормоны формулируют это следующим образом:

Выражаясь простыми словами, мормоны уверуют, что благотворительность есть любовь. Точнее, благотворительность есть чистая любовь Иисуса Христа.

Оригинальный текст (англ.) In simple terms, Mormons believe charity is love. More specifically, charity is the pure love of Jesus Christ. — Why Mormonism? Charity in Mormonism.

Дискуссии о неравнозначности понятий love и charity достаточно обширны, однако их комментирование требует более, нежели словарного (love=любовь, charity=благотворительность) понимания исходных терминов теми, для кого английский язык не является родным. Так или иначе, со второй половины XX века стали вновь издаваться переводы, следующие изначальной традиции передачи греч. ἀγάπη через англ. love. Это — такие современные переводы, как New King James (с 1975), New American Standard Bible (с 1963) и протестантский New International Version (с 1965).

Пример упрощённой трактовки теологических добродетелей:

  • Вера — устойчивость в веровании
  • Надежда — ожидание и желание получения, устранение от отчаяния и способность не сдаваться
  • Благотворительность (Charity) — бескорыстная, безусловная и добровольная любовь-доброта (англ. loving-kindness) — например, проявляемая при помощи соседям.

Католическое богословие проводит различие между добродетелями «теологическими» (триада вера-надежда-любовь) и добродетелями «кардинальными»: первые не могут быть получены только индивидуальными человеческими усилиями; для их обретения необходима благодать (или, дословно, Божья милость — англ. Divine grace).

> См. также

  • Добродетель
  • Главные грехи

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 архим. Платон (Игумнов). Добродетель // Православная энциклопедия. — М., 2006. — Т. 12. — С. 169. — ISBN 5-89572-017-Х. Ошибка в сносках: Неверный тег <ref>: название «ПЭ_Д_И» определено несколько раз для различного содержимого
  2. Gregorius Magnus. In Ezech. I 5. 11; ср.: Ibid. II 4. 4-5
  3. Gregorius Magnus. In Ezech. II 10. 17.
  4. Gregorius Magnus. Moral. VI 37. 56.
  5. Gregorius Magnus. Moral. VI 37. 58.
  6. Gregorius Magnus. Moral. XXII 20. 46.
  7. Соловьёв В. С.. Оправдание добра. М., 1996. С. 130—131
  8. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе // Соч., Т. 5. С. 298.
  9. Никео-Константинопольский Символ веры
  10. Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. М., 2005. Т. 2. С. 59; ср.: Рим. 5:5
  11. Игнатий (Брянчанинов), свт. Советы относительно душевного иноческого делания. Гл. 31 // Собр. соч. М., 2005. Т. 5: Приношение современному монашеству. С. 145—146.
  12. Пространный Христианский катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. Составлен митрополитом Филаретом (Дроздовым)
  13. The Studylight Version of the Bishops Bible Text.
  14. King James Version (KJV Bible) — Version Information — BibleGateway.com
  15. Charity in Mormonism. — www.whymormonism.org
  16. Ср.: Charity Clarity: Biblical Charity Never Faileth
  17. New King James Version (NKJV Bible) — Version Information — BibleGateway.com
  18. The New American Standard Bible (HTML). The Most Literal is Now More Readable. The Lockman Foundation. Проверено 10 октября 2010. Архивировано 1 июля 2012 года.
  19. New International Version (NIV Bible) — Version Information — BibleGateway.com

7 добродетелей и их толкование

В христианстве выделяют семь добродетелей человека. Любовь, нестяжание, целомудрие, смирение, воздержание, кротость, трезвение.

Рассмотрим каждую из них в отдельности и дадим описание.

Любовь

Любовь — это царица добродетелей. Это самая высшая добродетель. Христианская любовь — дар Духа Святого, по своей сущности – обожение человека, по форме — жертвенное служение. Заповедь Господа — любовь к Богу и ближним.

Игнатий Брянчанинов святой

Вот как описывает эту добродетель свт. Игнатий Брянчанинов:

«Изменение во время молитвы страха Божия в любовь. Верность Господу…Мир Христов. Любовь к ближним братская, чистая, ко всем ровная…»

Любовь — это царица добродетелей

Кротость

Кротость (от слова укрощение) — это незлобивый и отходчивый нрав человека.

Господь Иисус Христос сказал:

«Научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» и «Блаженны кроткие ибо они наследуют землю».

Последнее высказывание действительно сбывается. Потому как кроткие христиане наследовали вселенную, которой прежде обладали язычники. Хотя могли бы быть истреблены яростью язычников. Значение этих слов Господа можно также истолковать как наследие вечных благ в Царствии Небесном, на земле живых.

Такой человек ничем не возмущается, не гневается, не мстит, но терпеливо переносит обиды, укоризны и снисходительно относится к недостаткам ближних. Это поистине Божественное качество. Укрощение человека самого себя — одна из задач, которая стоит перед каждым крещеным.

Кроткие наследуют землю

Нестяжание

Эта добродетель входит в один из трех монашеских обетов. Можно сказать что нестяжание это бескорыстие, отсутствие жадности, страсти к накоплению и богатству, а также отсутствие пристрастия к каким-либо вещам, ненависть к роскоши, любление нищеты евангельской.

Нестяжательный человек всю надежду возлагает на Бога, и не заботится что есть и пить и во что одеться. Потому то и Господь заботится о нем. Свои деньги он раздает нищим, довольствуясь лишь самым необходимым. Его главное сокровище это стяжание Царствия Небесного.

Богатый человек становится многопопечительным, вовлекается в круговорот суеты. Все его мысли заняты о том, как приумножить, сохранить или потратить земные средства. Его ум уже не занят Богом и вечной жизнью. Чем больше готов человек отдать своего имущества, тем меньше он от него зависит.

Говорит ему Иисус:

(Матф. XIX. 21)

аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим; и имети имаши сокровище на небеси, и гряди в след Мене .

Христианин всегда богатеет в Бога, раздавая, он больше получает, попирая страсть к богатству. Привязанность к вещам не дает всецело доверится Богу и привязаться к Нему. Эта добродетель также дает человеку небывалую свободу. Она освобождает от страха потерь и ненужных забот, давая человеку много времени для духовного занятия.

Главное сокровище — стяжание Царствия Небесного

Целомудрие

Кто достиг этой добродетели, тот имеет чистоту помыслов, чувств.

«Всякий любящий чистоту и целомудрие становится храмом Божиим.»

(апостол Павел)

Целомудрие — цельное мудрование, цельность души, уклонение от блуда, развратных мыслей и цельный, незамутненный взгляд на лиц противоположного пола, чистота души и тела. Целомудрие это когда все силы души соединены воедино Духом Божиим.

Эта добродетель не только у монахов. Живущие в браке также могут иметь чистые целомудренные отношения. В церковном браке происходит соединение двух личностей – супругов, на всех уровнях: духовном, душевном и телесном.

Святость брака затрагивает и интимную сторону отношений, которые должны быть воздержанными, то есть плотская сторона не преобладает, а лишь дополняет союз. Целомудрие есть воздержание и победа над искушающими нас удовольствиями.

Иоанн Дамаскин святой

Иоанн Дамаскин говорил о целомудрии:

Прекрасен брак для тех, у кого нет воздержания, но лучше – девство, умножающее чадородие души и приносящее Богу благовременный плод – молитву.

Кто достиг этой добродетели, тот имеет чистоту помыслов, чувств.

Воздержание

Эта добродетель завершает список плодов Духа у апостола Павла. Это способность управлять своими страстями и держать их в узде, удержание от излишнего употребления пищи, хранение постов. Воздержание это начало духовной жизни. Оно может быть душевным и телесным.

Посты соблюдаются православными христианами 4 раза в год. Как влияет на духовную жизнь употребление пищи?

Человек, имеющий пресыщение легкосклоняется ко греху. Но помимо телесной составляющей поста должно быть и душевное воздержание от грехов и страстей. Сей род изгоняется только молитвой и постом сказал Господь.

Поэтому так важна добродетель воздержания. Она дает исцеление душе. Грехопадение началось именно из-за нарушения заповеди воздержания.

Воздержание — исцеление души

Смирение

Смирение — это одеяние Божества.

Иоанн Лествичник святой

Святой Иоанн Лествичник называет смирение сокровищем, хранящимся в бренных сосудах, и говорит, что никакое слово не может вполне изъяснить свойств этого духовного сокровища. Смирение — это трезвое видение самого себя. Оно может проявляться по отношению к Богу как видение своих грехов, стремление подчинить свою волю воле Божией.

Смиренным Бог дает благодать.

По отношении к человеку эта добродетель проявляется как отсутствие гнева, видение других превосходнее себя во всем, простота и прямота.

Эта добродетель заключается в познании таинства, сокровенного в Кресте Христовом.

Смиренным Бог дает благодать

Трезвение

Трезвение — причина чистоты сердца, а поэтому и причина Боговидения.

Трезвение – сокровенное познание Божественных Таин, исполнение всякой заповеди. Это постоянное бодрствование, хранение себя от многоспания, праздности, любовь к нощным бдениям, поклонам, подвигам.

Трезвение заключается во внимательной, нерассеянной духовной жизни, стремлении очиститься от греховных мыслей и чувств. Трезвение есть и лествица к созерцанию. Для успешного прохождения духовной жизни эта добродетель очень нужна. Она помогает видеть и отсекать вражии прилоги и чисто молиться.

Трезвение — причина Боговидения.

7 грехов и их толкование

Мы рассмотрели семь благодетелей, теперь перечислим рассмотрим

7 основных смертных грехов. Грехи и добродетели связаны друг с другом. Определенная добродетель побеждает определенный грех. Далее в таблице показано как греху противостоит добродетель.

Таблица грехов и добродетелей

Добродетель Грех
любовь гордость
смирение тщеславие
трезвение уныние
кротость гнев
нестяжание сребролюбие
целомудрие любодеяние
воздержание чревообъядение

Гордость

Эта страсть называется матерью всех грехов. Гордость — наиглавнейшая страсть, которая выражается в отвержении Бога и презрении ближних.

Является наиболее опасной, поскольку сразу не видима как радиация. Это болезнь духа, и она не находится в чувственно-воспринимаемом мире.

Оттенки или подвиды этой страсти таковы: надменность, самолюбие, высокомерие, нетерпение упреков, жажда похвал, искание легких путей.

Гордость тянет человека к наслаждению своим падшим я.

Тщеславие

Тщеславие — это высокомерное стремление к тщетной славе, почитанию. Тщетная, потому что земная. Такая слава преходяща и заканчивается. Она ничто в сравнении с той которую Господь уготовал любящим Его.

Эту тонкую страсть называют дочерью гордости.

Уныние

Уныние — беспечность, нерадивость, совершенное расслабление, упадок духа.

Этой страсти особенно подвергаются монахи. Проявляется как безучастность к молитве, богослужению, нерадение, охлаждение к подвигу, угашении ревности к вере.

Гнев

Гневающийся убивает свою душу, потому что всю жизнь проводит в смятении и беспокойстве.

Эта страсть имеет много оттенков: раздражительность, вспыльчивость, ярость, злопамятство, желание мести, непрощение обид, страстные споры, ненависть, презрение, неприязнь, возмущение. В своем развитии этот грех приводит к крику, колким словам, ударам, толканиям и убийству.

Сребролюбие

Сребролюбие есть нарушение второй заповеди, поклонение богатству.

Этот грех заключается в любви к деньгам, страсти к накопительству, ненасытном увеличении земных благ.

Есть множество его подвидов: жадность, скупость, любостяжание, мшелоимство, лихоимство, скверноприбытчество, корыстолюбие.

Любодеяние

Любодеяние — принятие нечистых помыслов, беседа с ними, услаждение ими, соизволение им, медленнее в них, блудные мечтания и пленения. К этой страсти также относиться супружеское невоздержание и измены.

Чревообъядение

Разновидности данной страсти таковы: объядение, пьянство, нехранение и разрешение постов, тайноядение, лакомство, вообще нарушение воздержания.

Неправильное и излишнее любление плоти, ее живота и покоя.

Потерянная добродетель: скромность.

Я не знаю, круто ли быть скромным, но точно знаю, что, согласно Библии, скромным быть нужно. Одним из признаков образовавшейся в этом мире путаницы можно считать тот факт, что многим подросткам и молодым людям порой стыдно придерживаться скромности в одежде, при этом практически полностью раздеться они могут без каких-либо угрызений совести. Даже когда мы громко проповедуем все эти предостережения, что быть красивым – это не грех, работа над своим внешним видом не всегда должна считаться тщеславием, что граница между скромностью и нескромностью не может быть черной или белой, что она размыта оттенками серого, нам никак не уйти от простого библейского факта: Бог считает скромность добродетелью, а ее противоположность – пороком.

Хотите 5 библейских причин, почему христианам стоит искать скромности, как Богом задуманной и желанной добродетели? Вот они…

1. Скромность защищает сокровенное. Среди феминисток существует мнение, что женщины должны гордиться своей сексуальностью, а любые намеки на то, чтобы ее скрывать, только усиливают патриархальные понятия, при которых мужчины диктуют женщинам, что делать со своими телами. Но библейский призыв быть скромными ни коим образом не основан на потенциальной пикантности округлостей женских форм. Божье повеление покрываться было не наказанием, а защитой. Как пишет Уенди Шалит: «Причина, по которой современные девочки делают сексуальные «селфи», кроется в современной культуре, которая приравнивает скромность к стыду, отвергая, что скромность – это инстинктивное желание защитить свое ценное и сокровенное». В Песне песней Соломона постоянно повторяется припев: «Не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно». Это призыв к женщине или группе женщин приберечь сексуальное возбуждение и сам секс до поры до времени, когда наступит правильный для этого момент – с правильным человеком и в правильном месте.

2. Скромность принимает тот факт, что наши тела тоже живут в окружающем их сообществе. Что это значит? Это значит, что как бы нам ни нравилось говорить: «Это мое тело, если я хочу, чтобы его все видели – это мое личное дело», нам не стоит забывать, что наши тела существуют в более широкой среде взаимоотношений, точно так же как наши слова, наши дела, наша воля, наши желания. То, как мы решаем одеваться, не определяется окружающими нас людьми. Тем не менее было бы не по-христиански, если бы мы считали, что духовное состояние окружающих нас людей несущественная деталь.

Прежде чем продолжить, разрешите мне особо почеркнуть, что мужчины полностью ответственны за свои прелюбодеяния, за развращение, за просмотр порнографии, за сексуальное насилие, как бы женщина не одевалась. Библия призывает к скромности не потому, что один из полов не может удержать свои брюки застегнутыми, а мысли в чистоте. Послушайте, мужчины: если даже жена Портифара заявится к вам домой голой, станцует стриптиз на столе и самостоятельно разденет вас до костюма Адама, у вас все равно не будет оправдания за совершенное с ней прелюбодеяние. Отсутствие скромности у одной из сторон не оправдывает отсутствие самообладания у другой.

Теперь, когда я все это сказал, позвольте задать вопрос: «Разве закон любви не настаивает на том, чтобы мы не искушали других ко греху?» Слова про «вожделение» из Евангелия от Матфея 5:28 открыто указывают на похоть, а некоторыми переводятся как процесс «породить в ней ответную похоть в свой адрес». Другими словами, похоть эта не столько в сердце мужчины, сколько желание возбудить ответную похоть в сердце женщины. Не важно, согласны вы с такой редкой интерпретацией Писания или нет, все равно применение этих слов Иисуса Христа позволяет запретить и похотливые желания в своем сердце, и стремление возбудить похоть к себе в сердцах других людей. Некоторые люди хотят смотреть порнографию, а другие хотят быть этой порнографией. Может быть, не буквально. Но в мире полно людей, ищущих внимания, власти и статус, которые приходят благодаря «заметности» и «вожделению в свой адрес». Такое побуждение других ко греху – грех сам по себе.

3. Скромность – это отклик библейской негативной оценки наготы на публике после грехопадения. От Адама и Евы (Быт. 3:10), прикрывшихся фиговыми листочками, до позорной наготы Ноя (Быт. 9:21), до оголенных задов слуг Давида (2 Царств 10:4), Библия подразумевает, что мы унаследовали этот падший мир, в котором отдельные части наших тел должны оставаться спрятанными. Именно о них Павел в 1 послании Коринфянам говорит как о «менее благородных» частях тела, о которых мы более других «прилагаем попечения». Не зря же мы называем их интимными местами.

4. Скромность играет в гармонии с библейским наставлением воздерживаться от чувственности. Чувственность (греч. аселгея, т.е. бесстыдство, выставляемое напоказ) – это характеристика плотского, одна из отличительных черт языческого мира (Гал. 5:19, Рим. 13:13, 2 Кор. 12:21, 2 Пет. 2:2,18). Дает ли нам Божье Слово четкие инструкции, когда хороший вкус преобладает над чувственностью, и какой длины должны быть юбки, какого фасона купальные костюмы, и разрешено ли мускулистым «тарзанам» снимать майки, когда на улице не больше 15 градусов? Нет. Но мы можем согласиться, что довольно часто мужчины и женщины своей одеждой играют по правилам сошедшей с ума от повсеместной чувственности культуры. Если слово «аселгея» указывает на избыточность сексуальности, стоит подумать, хотим ли мы своими действиями этого зверя подкормить или стоит его уморить голодом.

5. Скромность показывает окружающим, что вы можете предложить им более важные вещи, чем приятная внешность или сексуальная привлекательность. Смысл слов апостолов Павла (1 Тим. 2:9) и Петра (1 Пет. 3:3-4) не в полном запрете попыток выглядеть красиво. Запрет касается отчаянных попыток выглядеть красиво, как будто все остальное – менее важно. Вопрос, который задается женщинам, да и мужчинам тоже, в этих стихах: будете ли вы привлекать к себе внимание людей прической, украшениями и сексуальными нарядами, или ваше присутствие в комнате не останется незамеченным из-за вашего христоподобного характера? Нескромное платье кричит всему миру: «Я не уверена, что у меня есть что-нибудь еще, что я могла бы вам предложить. Все, что у меня есть – на мне».

Давайте я скажу очевидную вещь: в Библии нет картинок. Она не похожа на журнал, в котором фотомодели вдохновляют вас выбрать подходящий наряд, который стоит одеть завтра с утра. Разумеется, есть вопросы культуры, совести и контекста, которые играют какую-то, важную или не очень, роль. У меня нет списка, по которому вам нужно пройтись, прежде чем выйти на улицу.

Но если уж в Библию верить, то весь этот вопрос скромности невозможно вычеркнуть из контекста христианского воспитания. Наши тела были выкуплены за высокую цену. Прославляйте Бога своими телами (1 Кор. 6:20). Это значит, что мы не показываем всем то, что нам иногда хочется всем показать. Стыд – это сильное слово. В Библии и в нашей жизни. Главное, научиться понимать, чего именно мы должны стыдиться.

Христианская добродетель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *