Церковный год

Большинство населения России считают себя православными. Понятно, что не все из них регулярно ходят в храм и участвуют в церковных таинствах, но Рождество и Пасху Христову так или иначе отмечают многие. Да и СМИ теперь регулярно сообщают нам о православных праздниках и постах… Но положа руку на сердце признаемся себе, все ли мы понимаем, зачем нам каждый год вспоминать одни и те же давно прошедшие события, то, что случилось тысячу или две тысячи лет тому назад? Какое это имеет значение для нас сейчас? Автор попытался дать ответы на эти вопросы.

Церковный календарь – это не простое воспоминание в течение года исторических событий из земной жизни Иисуса Христа, Богородицы и святых. Календарный год – это период жизни христианина, в течение которого он призывается Церковью взойти на новую ступень духовной лестницы, возводящей нас на небо к Самому Богу, через Его Сына, призывающего каждого из нас к божественному совершенству: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 48). «Сего бо ради Бог на землю сниде (сошел), да нас на небеса возведет», – говорится в церковном песнопении. «Для того Бог вочеловечился, – писали древние святые, – чтобы человек обожился», то есть стал «богом по благодати».

Каждый год Церковь наставляет своих чад на путь духовного совершенства выверенной веками системой праздников, постов, всем строем своего богослужения – суточного, седмичного (еженедельного) и годового его кругов. Эти три круга богослужения составляют суть церковных праздников и православного календаря.

В Православии каждое время суток и каждый день недели посвящены молитвенному воспоминанию особенного Божественного промышления о спасении человечества (например, в среду воспоминается, как Иуда сговорился с первосвященниками предать им Христа, в пятницу – распятие Господа, в воскресенье – Его восстание из мертвых). В течение года каждый день в храмах творится молитвенная память кого-то из угодников Божиих: пророков, апостолов, мучеников, святителей, праведников, блаженных – тех, кто своей жизнью показал нам пример служения Богу и ближним, пример достижения заповеданного нам Господом совершенства. Кроме того есть еще ежегодные праздники в честь Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери. Потому в Церкви каждый день года праздник – малый, средний или великий.

Что же такое православный праздник, как его надо понимать и отмечать? Слово «праздник» однокоренное со словом «праздный», означающим «порожний», «пустой». «Праздник» буквально – это день, не занятый делами, свободный от работы, порожний от вседневной суеты.

По четвертой заповеди, данной Богом еще Моисею, человек должен шесть дней «делать дела свои», а каждый седьмой день посвящать Богу – богослужению, молитве, добрым делам по отношению к ближним – всем нуждающимся в нашей помощи. Кроме каждого седьмого дня («шаббата» – дня покоя) Ветхий Израиль по прямому указанию Яхве почитал и особые дни года. Так же поступают и христиане – Новый Израиль. В такие «праздные» от привычной суеты дни человек должен погрузиться умом в созерцание Бога и Его благих дел, дабы и самому подражать Ему в том же. Издревле в праздники христиане совершали особые торжественные богослужения.

В чем же его суть, зачем оно нам?

Православный праздник есть прежде всего молитва – славословие Бога за Его промышление (заботу) о нас – Его «блудных сынах», некогда ушедших от Него «на страну далечу» за легкой и сладкой жизнью, но впавших в скорби, болезни, тоску и уныние от однообразия и бессмысленности своего существования, духовно изголодавшихся по Его благодати – милующей, прощающей, утешающей, исцеляющей, просвещающей, вразумляющей, умудряющей, освобождающей нас от рабства греху и сатане и преображающей в славу сынов Божиих. Но сами мы не знаем, как правильно молиться, славословить и благодарить Бога, и потому нам следует учиться этому у святых, а для этого – молиться в храме на богослужении вместе со всей Церковью.

Преподобный Петр Дамаскин писал: «Церковь хорошо и богоугодно приняла песни и прочие тропари, ради немощи ума нашего, чтобы мы, неразумные, привлекаемые сладостию песнопения, как бы нехотя воспевали Бога. А имеющие познание от вникания умом в произносимые слова приходят в умиление и, как по лестнице, восходят в благие мысли… И насколько мы преуспеваем в навык мыслей по Богу, настолько Божественное желание влечет нас достигнуть разумения и поклонения Отцу духом и истиною (Ин. 4: 24), как сказал Господь».

Праздник – это созерцание Бога и Его славы открытым лицом, что доступно пока только ангелам и святым, уже пребывающим на небе. Наши земные праздники – это символ и подобие небесного торжества, как хор, поющий в храме богослужебные песнопения, символизирует и в меру сил подражает хору ангелов, на духовном небе славословящих Творца всяческих.

По своей духовной немощи и малоопытности большинство из нас не умеет молиться, не знает, как и за что славословить Бога, какими словами и о чем должно и можно Его просить; еще не испытали на собственном опыте, что значит «преклонить колена сердца» пред Господом, не научились «устраняться суетного мира, ум на небеса преложив», и, говоря словами апостола Павла, еще не нашли и не ощутили Бога, «хотя Он и недалеко от каждого из нас» (Деян. 17: 27).

Этому мы можем научиться у святых, у тех, кто многими потами, а часто собственными страданиями и даже своей кровью стяжали благодать Святого Духа, вступили в непосредственное богообщение и передали нам свой опыт познания Бога, составив молитвы, праздничные и будничные службы на каждый день церковного года. И для этого научения мы должны ежедневно молиться дома и как можно чаще приходить на службу в храм, если и не каждый день, как это делают монахи в монастырях, то, по крайней мере, в воскресные и праздничные дни, чтобы вместе со всей Церковью боговдохновенными словами древних псалмов и христианских гимнов воздавать Богу хвалу за Его милость, благость и неизреченную любовь к Своему норовистому и, по большому счету, неблагодарному творению.

Священномученик Сергий (Мечёв), пострадавший за Христа в начале прошлого века, говорил, что совершаемое здесь, на земле, богослужение есть последовательное раскрытие во времени тайн вечности. А для каждого верующего оно есть путь, ведущий нас к вечной жизни. Поэтому церковные праздники представляют собой не случайное собрание памятных дней, но сияющие в нашем временном мире точки вечности, прохождение через которые подчиняется неизменному духовному порядку. Точки эти сменяют друг друга в определенной последовательности, как ступени единой лестницы духовного восхождения, так что, стоя на одной из них, мы уже видим свет, озаряющий нас с другой ступени. Тайна богослужения есть величайшая из тайн Церкви, которую мы сами не можем постигнуть сразу. Но она открыта святым. Поэтому, только входя в их опыт через те молитвы и богослужебные песнопения, в которых они его запечатлели, прося их помощи за нас грешных, мы начинаем прикасаться к этой тайне. И по мере того как через это в нас будут рождаться и возрастать элементы вечности, мы начнем понимать, что наша жизнь есть только путь, ведущий к ней. И тогда, после исхода из сей жизни, мы, быть может, сподобимся Вечного Царства, уготованного Господом для тех, кто уже на земле начал входить в Его Вечную Память, которая есть величайшее достижение для человека, идущего от дольнего к горнему.

Всем православным христианам важно научиться понимать церковный календарь, читать его как книгу, повествующую о спасении Богом человеческого рода от власти сатаны, о преображении человека, о победе над грехом и смертью. Однако чтобы по-настоящему понять эту книгу, ее надо прочитывать собственной жизнью, или, как говорил святой Иоанн Кронштадтский, «жить жизнью Церкви». И тогда прожитый нами в Церкви очередной год станет не просто «прошлым годом» нашей биографии, а новым витком на восходящей спирали, приближающей нас к «небу небес».

Заметим, что церковный год начинается не 1 января (и даже не 14-го), а 1 сентября по юлианскому календарю, или 14 сентября по принятому теперь григорианскому («новому стилю»), и потому заканчивается он соответственно 31 августа (13 сентября). Поэтому первый большой праздник церковного года – Рождество Богородицы (8/21 сентября), а последний – Ее Успение (15/28 августа) – переход из временной жизни в вечную. Во временных границах, обозначенных двумя этими событиями, протекает год жизни православного христианина, который должен быть наполнен для него глубоким духовным содержанием и смыслом.

Символически рождаясь вместе с Приснодевой в начале церковного года, христианин призывается прожить предстоящие двенадцать месяцев, дарованных ему Богом, как время, благоприятное для спасения – духовного и телесного труда по очищению себя от греховных страстей и стяжанию добродетелей, – так, чтобы закончить год, уподобившись в них совершенству Богородицы, Которая была удостоена за то блаженного завершения сей временной жизни – Успения – и воссоединения со Своим сыном Иисусом Христом.

Этот путь длиною в год Церковь, как вехами, обозначает малыми и большими праздниками, главные из которых Рождество Богородицы (8/21 сентября), Воздвижение Креста Господня (14/27 сентября), Покров Пресвятой Богородицы (1/14 октября), Введение Богородицы во храм (21 ноября / 4 декабря), Рождество Христово (25 декабря / 7 января), Обрезание Господе (1/14 января), Крещение Господне (6/19 января), Сретение (2/15 февраля), Благовещение (25 марта / 7 апреля), Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресение), Пасха Христова, Вознесение Господне, Пятидесятница (Святая Троица), Рождество пророка Иоанна Крестителя (24 июня / 7 июля), память апостолов Петра и Павла (29 июня / 12 июля), Преображение Господне (6/19 августа), Успение Пресвятой Богородицы (15/28 августа). А также периодами особенного телесного и молитвенного делания – многодневными постами. Это посты Рождественский, Великий, Петровский (или Апостольский) и Успенский.

Не у всех перечисленных выше праздников проставлена дата. Это не случайно. Православный календарь представляет собою соединение Месяцеслова (или Святцев) и Пасхалии. Месяцеслов указывает на имена святых, чья память празднуется в тот или иной день месяца, а также непереходящие (или неподвижные) праздники, которые имеют постоянную календарную дату. Пасхалия определяет подвижную дату праздника Пасхи и всех зависящих от нее переходящих праздников (Вербное воскресение, Вознесение, Троица), которые не имеют постоянной даты в календаре, но перемещаются в зависимости от дня празднования Пасхи. Так происходит потому, что Месяцеслов связан с солнечным календарем, а Пасхалия – с лунным.

Правилами Православной Пасхалии определено праздновать Пасху Христову в первое воскресение после первого весеннего полнолуния, последовавшего за днем весеннего равноденствия 21 марта (по юлианскому календарю). Поэтому православная Пасха отмечается в разные годы в период от 22 марта до 25 апреля по юлианскому календарю (то есть от 4 апреля до 8 мая нового стиля), приходится почти на середину церковного года и в календарном, и в духовном смысле является его центром.

Прежде чем перейти к рассказу о великих праздниках, скажем еще несколько слов о сути церковного праздника.

Радость праздника

Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru

Православный христианин, живущий духовной жизнью, то есть старающийся жить по-евангельски и потому строго судящий себя за нарушение заповедей Божиих, приходит к празднику с сознанием своей греховной немощи, видением своих неизжитых греховных страстей и привычек, своей непобеды над грехом, исповедует это в таинстве покаяния и просит за это у Бога прощения. Но одновременно он приходит в храм с надеждой и искренне просит и ожидает от Господа милости и помощи, которые Христос подает нам, соединяя с Собой в таинстве Евхаристии, и без участия в этом таинстве человек, по слову Спасителя, не может наследовать жизни вечной (ср.: Ин. 6: 26–59).

У каждого праздника своя благодать, свое откровение таин Божиих, хотя и подается она от одного Святого Духа. И потому, ожидая праздник, христианин должен подготовить себя к принятию благодати – жизнью по заповедям, добрыми делами, молитвой, чтением Священного Писания и духовной литературы, а когда надо, и длительным постом, ибо благодать действует в человеке сообразно его устроению и готовности вместить ее.

Суть православного праздника заключается вовсе не в праздничной трапезе («яствах и питии»), не в провозглашаемых за столом тостах и многолетиях, не в том, как украшен храм (березками, елями или вербами), а в радостном ожидании и в самой встрече человека со своим Господом, Который приветствует приходящего к Нему – пусть и грешного, но искренне кающегося в своем несовершенстве (ибо «Бог и намерение целует»). В праздник Господь особенным образом открывает Себя человеку, дарует верующим – Своим ученикам – радость Свою совершенную (см.: Ин. 15: 11), которой никто не может отнять (см.: Ин. 16: 22). В праздники Господь вновь и вновь призывает нас к Себе, извлекая из суеты будней и тины наших страстей, приподнимает над бренной землей, открывая нам Царство Свое будущее, уже пришедшее в силе. И это Царство Божие – внутрь нас есть.

Освободить душу от привычных забот, «упразднить», очистить от греховных помыслов и нечистых желаний, чтобы в это уготовленное место вошел Господь, – вот задача истинного «празднолюбца» – верующего христианина, идущего в храм на праздник. А вовсе не то, что совершают многие: поставил свечку, перекрестил лоб, помазался маслицем у священника, да и бегом домой к телевизору. А то и того не делают – заглянул в календарь: «Праздник что ли? Ну, так у нас, православных, есть повод по рюмочке…»

Нет, не для того Бог сошел на землю, стал Человеком, учил заблудших, насыщал голодных, исцелял болящих, был гоним соплеменниками, предан ближайшим учеником, распят на Кресте, воскрес и перед Своим Вознесением дал повеление ученикам проповедовать Евангелие по всему миру и крестить все народы. Не для того! Так постараемся стать достойными учениками Христа! И если будем не слушателями только, но и делателями слов Его, то, заслышав в храме: «Приидите, празднолюбцы! Возрадуемся Господу и Его Пречистой Матери и святым Его!», «Хвалите имя Господне…», сердце наше будет исполняться неотмирной радостью, а душа приходить в восторг. Потому что только у нас есть такой Бог – милующий кающихся, прощающий согрешающих, страдающий со страдающими, давший заповедь любви до смерти (см.: Ин. 15: 12–13) и Сам первый исполнивший ее, распявшись за нас на Кресте… Только у нас есть такой Бог, Который «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить, и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10: 45).

Те же, кто еще не испытал на себе действия благодати Божией и скучает, стоя на праздничной службе в храме, пусть вспомнят слова Спасителя о молитве: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам», ибо «Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7: 7, 11).

Дерзайте – и вера наша спасет нас!

Итак, церковный год начинается не в январе, а в сентябре. Кратко расскажем, почему и когда это случилось.

Церковное новолетие 1/14 сентября

Миротворный круг (схема Зелинского)

В этот день Православная Церковь празднует церковное новолетие – начало нового церковного года, которое в соответствии с византийской традицией именуется Началом индикта.

В Римской империи начало индикта было началом финансового года. Сам индикт – одна пятнадцатая часть индиктиона – 15-летнего промежутка времени, который утвердился при императоре Константине Великом. Официальное византийское счисление по индиктионам начиналось с 1 сентября 312 года. В христианской Церкви календарное счисление по индиктам было введено в царствование Юстиниана I (527–565).

Кроме привычного нам года, в котором через 12 месяцев всё возвращается к своему началу, в юлианском (то есть церковном) календаре есть еще «полный церковный год» продолжительностью почти в полтысячелетия, называемый также «Великим индиктионом», а на Руси – Миротворным кругом. Дело в том, что через 532 года все церковные праздники – неподвижные (например, Рождество Богородицы, дни памяти святых) и подвижные (Пасха и связанные с ней) возвращаются на те же числа месяца и дни недели. Так, в 2011 году Пасха была тогда же, когда она была 532 года назад по юлианскому календарю, то есть в 1479 году. По византийскому счету от Сотворения мира (5508 г. до Р.Х.) сейчас идет 15-й Великий индиктион, который начался в 1941 году.

Миротворный круг юлианского календаря представляет собой совершенное творение в области летоисчисления, гармонично сочетающее в себе систему религиозных, астрономических и гражданских аспектов измерения времени. А.Н. Зелинский наглядно представил Миротворный круг в виде круговых таблиц (см. рис.), по которым без сложных вычислений определяется дата Пасхи. Шкала Миротворного круга простирается в прошлое и будущее, отражая вечное круговое течение времени и циклическую повторяемость астрономических явлений по числам юлианского календаря.

С принятием христианства Русь усвоила византийское летоисчисление от Сотворения мира (5508 г. до Р.Х.) и индиктионы. Но до XV века гражданский год на Руси начинался с 1 марта – так исчисляли начало года все древнерусские летописцы. Только в 1492 году (в 7000 г. от Сотворения мира) произошло слияние гражданского и церковного новолетия – началом года официально стало 1 сентября, которое два века отмечалось как церковно-государственный праздник. В этот день совершалась особая праздничная служба – «чин летопроводства», во время которой епископ с процессией выходил на городскую площадь, где пелись праздничные песнопения, читался Апостол и Евангелие, а затем под пение тропаря праздника вся процессия шла в храм для совершения Божественной Литургии.

В 1699 году Петр I ввел в России европейское летоисчисление (от Рождества Христова) и перенес гражданское новолетие на 1 января. Однако в современном гражданском календаре сентябрьский новый год сохранился в сфере образования, поскольку в старину учебный год в церковноприходских школах всегда начинался с церковного Новолетия – 1 сентября, и эта традиция распространилась на все учебные заведения.

***

Основным смыслом богослужения в Новолетие (1/14 сентября) является воспоминание проповеди Спасителя в Назаретской синагоге, когда Иисус Христос прочел пророчество Исаии (Ис. 61: 1–2): «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное». И добавил: «Ныне исполнилось писание сие, слышанное вами» (Лк. 4: 16–22).

Со времени пришествия в мир Спасителя человечеству дарована Богом возможность спасения – избавления от несвободы (рабства греху), стяжания добродетелей (богоподобного совершенства) и даже обожения. Именно это должно быть целью и содержанием всей жизни христиан, а более конкретно – наступающего нового церковного года.

Святые учат нас, что каждый день, каждый год своей жизни человек должен жить как последний, за которым его ждет строгий и нелицеприятный суд Божий. Потому и наступивший год, как и любой другой, надо использовать с духовной пользой, больше заботясь о своей душе, ища «прежде Царства Божия и правды Его», веруя словам Христа, что тогда все остальное приложится нам (Мф. 6: 33).

Поэтому и в песнопениях праздника говорится, что Господь в мир пришел, ища «удобрити создание» Свое, «завещав уставы и лета, во спасение наше». Прославляя и благодаря Христа в праздничных песнопениях за Его жертвенный подвиг ради спасения человечества, Церковь «приносит», то есть посвящает, новый церковный год Творцу мира, Который «нам, мудростию времена и лета положил». «Начало лета» (то есть года) мы посвящаем Начальнику нашего спасения Христу. Это значит, что мы, верующие христиане, даем обещание посвятить весь наступающий год Богу – служить Ему, а не своим греховным желаниям. И это служение Благу, Добру должно направить нас на борьбу со грехом в себе и вокруг нас, к возрастанию в добродетелях, как и сказано в псалме: «уклонись от зла и сотвори благо». Потому Церковь просит за богослужением сподобить нас «житие начати, благоугодно Тебе, Владыко, с летным начинанием»; «сподобить начавшим лето (год)» и «скончати благоугодно», чтобы «многокружное лето» сие Господь благословил «благоплодием», увенчал «благословеньми»; чтобы нашим воздаянием за понесенные труды, за наше служение Добру стало познание Бога – истинного Блага – и наше «преложение (то есть изменение) к лучшим, мирное устроение», чтобы нам «славити вседетельную Его благость».

В тропаре праздника Церковь просит Бога: «Всея твари Содетелю, времена и лета во Своей власти положивый, благослови венец лета благости Твоея, Господи, сохраняя в мире люди и град Твой молитвами Богородицы и спаси ны».

Петр Дамаскин, преподобный. Творения. Б.м. , Б.г.. С. 78.

Свят. Начало (СИ) — «MAD Gentle Essence»

Фантастика и фэнтези

  • Боевая фантастика
  • Героическая фантастика
  • Городское фэнтези
  • Готический роман
  • Детективная фантастика
  • Ироническая фантастика
  • Ироническое фэнтези
  • Историческое фэнтези
  • Киберпанк
  • Космическая фантастика
  • Космоопера
  • ЛитРПГ
  • Мистика
  • Научная фантастика
  • Ненаучная фантастика
  • Попаданцы
  • Постапокалипсис
  • Сказочная фантастика
  • Социально-философская фантастика
  • Стимпанк
  • Технофэнтези
  • Ужасы и мистика
  • Фантастика: прочее
  • Фэнтези
  • Эпическая фантастика
  • Юмористическая фантастика
  • Юмористическое фэнтези
  • Альтернативная история

Детективы и триллеры

  • Боевики
  • Дамский детективный роман
  • Иронические детективы
  • Исторические детективы
  • Классические детективы
  • Криминальные детективы
  • Крутой детектив
  • Маньяки
  • Медицинский триллер
  • Политические детективы
  • Полицейские детективы
  • Прочие Детективы
  • Триллеры
  • Шпионские детективы

Проза

  • Афоризмы
  • Военная проза
  • Историческая проза
  • Классическая проза
  • Контркультура
  • Магический реализм
  • Новелла
  • Повесть
  • Проза прочее
  • Рассказ
  • Роман
  • Русская классическая проза
  • Семейный роман/Семейная сага
  • Сентиментальная проза
  • Советская классическая проза
  • Современная проза
  • Эпистолярная проза
  • Эссе, очерк, этюд, набросок
  • Феерия

Любовные романы

  • Исторические любовные романы
  • Короткие любовные романы
  • Любовно-фантастические романы
  • Остросюжетные любовные романы
  • Порно
  • Прочие любовные романы
  • Слеш
  • Современные любовные романы
  • Эротика
  • Фемслеш

Приключения

  • Вестерны
  • Исторические приключения
  • Морские приключения
  • Приключения про индейцев
  • Природа и животные
  • Прочие приключения
  • Путешествия и география

Детские

  • Детская образовательная литература
  • Детская проза
  • Детская фантастика
  • Детские остросюжетные
  • Детские приключения
  • Детские стихи
  • Детский фольклор
  • Книга-игра
  • Прочая детская литература
  • Сказки

Поэзия и драматургия

  • Басни
  • Верлибры
  • Визуальная поэзия
  • В стихах
  • Драматургия
  • Лирика
  • Палиндромы
  • Песенная поэзия
  • Поэзия
  • Экспериментальная поэзия
  • Эпическая поэзия

Старинная литература

  • Античная литература
  • Древневосточная литература
  • Древнерусская литература
  • Европейская старинная литература
  • Мифы. Легенды. Эпос
  • Прочая старинная литература

Научно-образовательная

  • Альтернативная медицина
  • Астрономия и космос
  • Биология
  • Биофизика
  • Биохимия
  • Ботаника
  • Ветеринария
  • Военная история
  • Геология и география
  • Государство и право
  • Детская психология
  • Зоология
  • Иностранные языки
  • История
  • Культурология
  • Литературоведение
  • Математика
  • Медицина
  • Обществознание
  • Органическая химия
  • Педагогика
  • Политика
  • Прочая научная литература
  • Психология
  • Психотерапия и консультирование
  • Религиоведение
  • Рефераты
  • Секс и семейная психология
  • Технические науки
  • Учебники
  • Физика
  • Физическая химия
  • Философия
  • Химия
  • Шпаргалки
  • Экология
  • Юриспруденция
  • Языкознание
  • Аналитическая химия

Компьютеры и интернет

  • Базы данных
  • Интернет
  • Компьютерное «железо»
  • ОС и сети
  • Программирование
  • Программное обеспечение
  • Прочая компьютерная литература

Справочная литература

  • Прочая справочная литература
  • Путеводители
  • Руководства
  • Словари
  • Справочники
  • Энциклопедии

Документальная литература

  • Биографии и мемуары
  • Военная документалистика
  • Искусство и Дизайн
  • Критика
  • Научпоп
  • Прочая документальная литература
  • Публицистика

Религия и духовность

  • Астрология
  • Индуизм
  • Православие
  • Протестантизм
  • Прочая религиозная литература
  • Религия
  • Самосовершенствование
  • Христианство
  • Эзотерика
  • Язычество
  • Хиромантия

Юмор

  • Анекдоты
  • Комедия
  • Прочий юмор
  • Сатира
  • Юмористическая проза
  • Юмористические стихи

Дом и семья

  • Домашние животные
  • Здоровье и красота
  • Кулинария
  • Прочее домоводство
  • Развлечения
  • Сад и огород
  • Сделай сам
  • Спорт
  • Хобби и ремесла
  • Эротика и секс

Деловая литература

  • Банковское дело
  • Внешнеэкономическая деятельность
  • Деловая литература
  • Делопроизводство
  • Корпоративная культура
  • Личные финансы
  • Малый бизнес
  • Маркетинг, PR, реклама
  • О бизнесе популярно
  • Поиск работы, карьера
  • Торговля
  • Управление, подбор персонала
  • Ценные бумаги, инвестиции
  • Экономика

Жанр не определен

  • Разное

Техника

  • Автомобили и ПДД

Прочее

  • Газеты и журналы
  • Изобразительное искусство, фотография
  • Кино
  • Музыка
  • Подростковая литература
  • Театр
  • Фанфик

Драматургия

  • Водевиль
  • Драма
  • Киносценарии
  • Мистерия
  • Сценарии
  • Трагедия

Фольклор

  • Былины
  • Загадки
  • Народные сказки
  • Пословицы, поговорки
  • Фольклор: прочее

Военное дело

  • Спецслужбы
  • Боевые искусства
  • Военная техника и вооружение
  • Военное дело: прочее

Вопрос 19. Индикты

Счёт индиктами, или пятнадцатилетними периодами, заимствован в древней Руси из Византии. Индиктом называется порядковое место данного года в пределах текущего пятнадцатилетнего цикла, при чём исходной точкой этого циклического счёта является византийская эра — «сотворение мира», а смена индиктов в каждом цикле совершается в день византийского новогодия — 1 сентября.

Этимология слова «индикт», так же, как и происхождение самой системы, выяснены недостаточно. По-видимому, счёт индиктами ведет свое начало от тех переписей населения, которые раз в 15 лет производились в Римской империи и в Византии. В Византии индикты введены в 313 г. н. э.

Каким образом найти индикт какого-либо интересующего нас года? Предположим, нам дан 6973 год по византийской эре. Прежде всего, мы узнаем, сколько прошло от «сотворения мира» до указанной даты законченных пятнадцатилетних циклов. Для этого делим число 6973 на 15. Полученное частное (464) даёт ответ на этот предварительный вопрос. Но основной интерес для нас представляет не частное, а остаток (13). Он указывает, что 6973 год занимает 13-е место в незавершившемся 465-м пятнадцатилетнем периоде от «сотворения мира». Это цифровое указание на порядковое место, или, как говорят, порядковый номер данного года, и является его индиктом. Таким образом, индикт 6973 г.=13.

Отсюда общее правило определения индикта любой даты сводится к нахождению остатка от деления цифрового обозначения данного года от «сотворения мира» на 15. Если в результате деления остатка не получается, то индикт приравнивается делителю, т. е. цифре 15.

Далее следует иметь в виду, как было уже указано выше, что индиктный счёт ведется от 1 сентября до 1 сентября следующего года. Поэтому, одна и та же дата, приведенная по двум календарным стилям (мартовскому и сентябрьскому), будет иметь общий индикт только для месяцев, совпадающих в обоих календарях, именно, с марта по август включительно. Для периода с января по февраль и с сентября по декабрь включительно индикт мартовского года будет на единицу больше сентябрьского, т. к. мартовский календарный счёт, как мы видели .выше, расходится с сентябрьским.

При определении индиктов для дат от «рождества христова» предварительно следует произвести перевод этих дат на летосчисление от «сотворения мира», а затем уже приступить к вычислению остатка от деления их на 15.

Табличный индикт, найденный для дат современной эры, следует увеличить на единицу в том случае, если событие произошло в один из месяцев с сентября то декабрь включительно. Для периода с января по август включительно табличный индикт остается в силе, т. к. эти месяцы январского года совпадают с соответственными месяцами сентябрьского календарного стиля, по которому ведется счёт индиктов. Аналогичное правило следует учитывать для мартовского календарного стиля византийской эры. В пределах совпадающего с сентябрьским календарём периода мартовского года (с марта по август включительно) мартовский индикт равен сентябрьскому, т. е. табличному. Для остальных месяцев (январь — февраль, сентябрь — декабрь), к индикту, найденному по таблице, следует прибавить лишнюю единицу.

1) индикт заменяет собою обозначение года, который вовсе не указан в источнике; Например, если мы встретим в источнике 14-й индикт и если нам известно, что этот источник относится, скажем, ко времени великого московского князя Ивана III (пусть это будет хотя бы жалованная грамота, выданная Иваном III), то зная начальную и конечную даты княжения последнего (6970—7013 или 1462—1505), мы легко установим по таблице, что 14-й индикт соответствует или 1466, или 1481, или 1496 гг. Конечно, вряд, ли исследователь в поисках даты источника удовлетворится подобным итогом, далеким от абсолютной точности. Но все же индикт помог нам в пределах сорока с лишним возможных лет остановить свой выбор только на трех и исключить все остальные, как явно непригодные для датировки: А привлечение каких-либо дополнительных косвенных признаков, быть может, укажет, какая же из этих трех дат является наиболее вероятной или даже единственно возможной. Если в документе отсутствует год, к которому относится его возникновение, но помечен индикт, то сам по себе последний, конечно, не достаточен для точной датировки. Но при наличии некоторых косвенных признаков индикт помогает исследователю уточнить дату даже при отсутствии в источнике непосредственного цифрового обозначения интересующего нас года.

2) индикт дополняет указание на год и полная дата приводится в следующих выражениях: «лета такого-то, индикта такого-то». В источнике приведены одновременно и год и индикт. В этом случае последний помогает установить тот стиль (мартовский или сентябрьский), по которому приведена дата. А это важно, чтобы знать какое число следует вычесть для перевода даты на нашу эру. Например, если нам, указано, что событие произошло в 6905 г. в феврале месяце индикта 5-го, то для нас очевидно, что мы имеем дело с.сентябрьским стилем, т. к. по таблице можно установить, что 6905-му году соответствует 5-й индикт. Если для февраля 6905 г. в источнике указан 6-ой индикт, то это свидетельствует о датировке по мартовскому стилю, т. к. в таблице находим для 6905 г. цифру индикта 5, которую в случае датировки мартовским стилем (в пределах января — февраля и сентября — декабря) следует увеличить на единицу. Если мы придем, на основании индикта, к выводу, что перед нами сентябрьский стиль, то поскольку событие относится к февралю, мы при переводе даты на наше летосчисление, должны будем вычесть цифру 5508. В случае мартовского стиля вычитаемым явится 5507.

ИНДИКТ

ИНДИКТ (индиктион; лат. indictio; греч. ἰνδικτιών, ἴνδικτος, ἐπινέμησις ) — Пятнадцатилетний период, использовавшийся в качестве единицы системы летосчисления.

Термин (буквально — указание, разверстка налога) впервые появляется в документах из римского Египта после 297 года по Рождству Христову в качестве обозначения периода налоговой отчетности, продолжительность которого c 287 года была установлена в 5 лет. С 308/309 годов появляется последовательная нумерация годов индикта начиная с 292/293 годов; после 20 лет последовал 1-й индикт (312/313 года), а в 327/328 годах нумерация была начата заново. С этого времени регулярным индиктом стал период в 15 лет.

Однозначное определение даты по году индикта требовало дополнительной информации, поскольку сами циклы индикта не нумеровались (в отличие, например, от олимпиад); редчайшим исключением является египетский папирус 933 года, датированный «43-м циклом» (счет индикта, таким образом, идет с 297 года). Для практических нужд датировка по индиктам оказалась удобнее традиционной римской системы счета лет по консулам и уже в IV веке получила широкое распространение по всей Римской империи. Одни из наиболее ранних примеров датировки по индиктам — дата Антиохийского Собора у святого Афанасия Великого (консульство Марцеллина и Пробина, 341 год), 14-й индикт, а также начало епископата свтятого Афанасия в индексе его посланий (44 год Диоклетиана (327/238 года), 1-й индикт. В так называемом досье Сардикийского Собора 343 года среди прочих документов сохранилась пасхалия, составленная восточным епископами на обособившемся от православных отцов соборике в Филиппополе. Она идеально приспособлена к 15-летнему циклу индикта (за счет утраты точности) и показывает даты пасхальных полнолуний на 30 лет, начиная с 1-го индикта в единодержавное правление Константина Великого, то есть на 328-357 года. Подобный тип 30-летнего цикла известен и в поздней русской пасхалистической традиции (XV-XVII века) под названием «руки лунной индиктовой».

Первым официальным документом, датированным по индиктам, считается декрет императора Констанция от 15 января 356 года (indictione XV Constantio augusto VIII et Iuliano caesaris consulibus (указанной дате соответствует не 15-й, а 14-й год индикта) — CTh. XII 12. 2). По закону Юстиниана I, вступившему в действие с 1 сентября 537 года, индикт наряду с годом царствования и консульством был признан обязательным элементом датировки документов.

Поскольку изначально индикт возник как налоговый период, он был приурочен к подведению итогов хозяйственной деятельности. В большинстве провинций сбор урожая основных культур заканчивался осенью. Однако традиция, по которой датой начала индикт стало 1 сентября, сложилась не сразу. Так, из памятников V века следует, что на Востоке империи индикт начинался позднее. Надпись 452 года в Халкидоне с датой 22 сентября, «по истечении 5-го индиктиона», предполагает начало индикта не ранее 23 сентября. Дата землетрясения 458 года в Антиохии указана у Евагрия Схоластика как «14 сентября, воскресенье, 11-й индикт»; таким образом, 12-й индикт начался не 1 сентября, а позднее. Древняя памятная надпись, датированная «месяцем октябрем, началом индиктиона», была найдена во Фракии близ древнего Паниона. По-видимому, начало индикта совпадало с началом нового года в различных календарях, имевших хождение на территории империи. Так, в Антиохии началом года в I-V веках было 1 гиперберетайоса (тишрина), то есть 1 октября; не ранее 483 года было перенесено на 1 сентября. Во многих календарях греческого Востока начало года было совмещено с осенним равноденствием, то есть с 23 сентября — днем рождения императора Августа (Асия, Вифиния, Памфилия, остров Крит, Смирна, Пафос на Кипре, Иераполь (сир. Маббуг). В Египте, где полевые работы оканчиваются в июне с разливом Нила, наряду с индиктом, приуроченным к началу египетского года (1 тоута — 29 августа), применялись и «александрийские» индикты с началом в мае. Они отражены, в частности, в датировках актов «Разбойничьего» Эфесского Собора (август 449 года обозначен как 3-й индикт вместо принятого 2-го). 1 сентября было признано началом индикта во 2-й половине V века (древнейший пример — дата кончины прп. Симеона Столпника, 2 сентября 459 года, «в конце 12-го и начале 13-го индиктиона», в его сир. Житии, написанном в 474 года). По мнению В. Грюмеля, переход на «сентябрьский стиль» индикта произошел с 462/463 годов.

После указа Юстиниана I Великого об обязательной датировке по году царствования (537 год) система летосчисления по консулам-эпонимам выходит из употребления (последний из них был назначен в 541 году, после чего консулами становились только императоры) и 1 января (традиционная дата вступления консулов в должность) постепенно теряет статус официального начала года. В VI-X веках в Византии существовало множество других вариантов начала года: с 25 декабря, с 1, 21 или 25 марта, с Пасхи, с начала правления императора и другие. В богослужебную литературу 1 сентября вошло не как начало года, а именно как начало индикта. В качестве «новолетия» (τὸ νέον ἔτος) в некоторых литургических памятниках закрепилось 23 сентября — праздник зачатия святого Иоанна Предтечи святой Елисаветой. Дата встречается в греческих церковных календарях и в славянских богослужебных Евангелиях X-XII веков — Ассеманиевом, Остромировом, попа Саввы, Мирославовом (Сергий (Спасский). На богословское осмысление этой древней календарной традиции как начала проповеди Христа, «лета Господня благоприятного», указывает особое место «нового лета» в древних циклах евангельских литургических чтений.

Византийская эра от Сотворения мира, сформировавшаяся в VII веке, идеально приспособлена к счету по индиктам. Ее начало — 1 сентября 5509 года до Рождества Христова — совпадает с началом 1-го года индикта, что значительно облегчает пересчет: последняя цифра года от Сотворения мира либо совпадает с цифрой индикта (например, 6601 год — 1-й индикт; 6581 год — 11-й индикт), либо отличается от него на 5 (6590 год — 5-й индикт, 6600 год — 15-й индикт). Несмотря на то что счет по индиктам был в Византии самым распространенным способом летосчисления, сами византийцы не знали точно, откуда он произошел. В «Пасхальной хронике» (около 630 года) под 1-2-м годами 183-й олимпиады (48-47 года до Рождства Христова) указано: «1-й год Антиохии Великой и первый год пятнадцатилетних индиктов считаются с первого года Гая Юлия Цезаря… Индикты начали считать с первого числа месяца горпиайоса (сентября)». Это не мешает хронисту отметить далее, что в 8-м году Константина Великого «был установлен первый индиктион в консульство Волусиана и Аниана». Через посредство хроники Георгия Амартола (Монаха) легенда об изобретении индикта Юлием Цезарем проникла и в славянскую книжную традицию.

Протопоп Максим Исповедник в пасхалистическом трактате (641 год) следовал другому объяснению, указывая, что индикт «произошел, согласно историописателям, от Августа Кесаря, во второй год его царствования»; кроме того, протопоп Максим, уверенный в естественном характере всех хронологических циклов, в том числе и индикте, считает нужным объяснить несовпадение начала творения по александрийской эре с 1-м годом индикта особой реформой, проведенной Августом. К этому же 2-му году Августа возводит начало индиктов хронист XI века Георгий Кедрин, черпавший сведения из более ранних источников. Однако в другом месте он же сообщает, что «индикты (ἴνδικτοι) начали считать с 15-го года правления Августа Кесаря; называется же индиктион, то есть инактион, от победы при Акции. Акций — мыс Никополя Эпирского, где Август победил в сражении Антония и Клеопатру и был в то время провозглашен единовластным правителем». Своего рода итог подобным «гипотезам» подвел в конце XI века Михаил Пселл: «О числе 15 и названии индиктиона некоторые баснословно рассказывают, будто бы это идет от некоего полководца, звавшегося таким именем, которому 15 лет сопутствовала удача, а другие 15 лет — неудача, и потому он заповедал потомкам соблюдать при счете лет это число. Но это выглядит недостоверным, поскольку мы видим, что счет индиктионов и совокупность лет от самого Сотворения мира идут во взаимном тождестве… Так что они идут не от какого-то полководца, но от самого бытия мира… «Индиктион» переводится как «распределение». Что же касается числа 15… мы говорим, что причина этого в смене человеческих возрастов. Ведь через 15 лет мы проходим главные перемены — юность, зрелость, средний возраст, седину, старость, преклонную старость и долгожительство».

На Западе в VIII века в трудах Беды Достопочтенного появляются индикт с началом в день осеннего равноденствия — 24 сентяря. На связь сентябрьского И. с осенним равноденствием указывал уже в IV веке святой Амвросий Медиоланский, не приводя, впрочем, никаких точных дат. Под влиянием Беды такая система вошла в употребление сначала на его родине, в Англии, а затем при дворе Каролингов (с Людовика Благочестивого) и их преемников, германских королей и римско-германских императоров (с Конрада I до Карла IV, 912-1378 года); в XI-XIII веках она использовалась на нем. церковных землях и во Франции, а также во Флоренции (начало XII века) и в Риме при папе Урбане II (1088-1099 года) и регулярно с понтификата Александра III (1159-1181 года). Нумерация этих индиктов, известных под названием «имперских» или «цезарианских», совпадает с византийскими. Индикты с той же начальной датой, но отстающие от «имперских» на 1 год, применялись в Генуе в XIII веке. Их началом считалось 24 сентября 3 года до Рождества Христова. Наконец, на Западе были популярны индикты, начало которых было совмещено с началом календарного года. Таковы индикты с началом 25 декабря или 1 января («римские» или «понтификальные индикты»), применявшиеся в Риме в VI-VII и X-XI веках (наряду с византийскими), а также в Германии (наряду с «имперскими»); с XIII века «римские» индикты стали широко известны в Западной Европе. Другими датами начала индикта были 8 сентября (Сиена, XIII век), 1 октября (Кёльн, XIV век) и 25 марта (Флоренция, Рим при папе Николае II (1059-1061 года), Дофине). В целом в употреблении индиктов на Западе не было системы, и некоторые памятники содержат неопределенные датировки типа «indictione Xa, plus vel minus». Один французский документ 1023 года датирован даже 21-м индиктом.

Формула для вычисления индикта, соответствующего данному году современного летосчисления от Рождества Христова, указана создателем этой эры Дионисием Малым: к номеру года следует прибавить 3 и разделить на 15; остаток покажет год индикта.

Дополнительная литература:

Duchesne L. Inscription chrétienne de Bithynie // BCHell. 1878. T. 2. P. 289-299

Giry A. Manuel de diplomatique. P., 1894. P. 96-101;

Schwartz E. Christliche und jüdische Ostertafeln. B., 1905. S. 122-123

Ginzel F. K. Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie. Lpz., 1914. Bd. 3. S. 148-155;

Kubitschek J. W. Grundriss der antiken Zeitrechnung. Münch., 1928. S. 108;

Индикт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *