История составления канона

Книги Ветхого Завета создавались на протяжении значительного промежутка времени: с XIII века до н. э. до I века до н. э. Считается, что книги Ветхого Завета были собраны воедино боговдохновенным писателем, книжником Ездрой, жившим приблизительно за 450 лет до н. э. Но после этого продолжали создаваться книги, которые входили в состав Священного Писания, например Маккавейские книги. Эти книги уже на греческом также позже вошли в Септуагинту. Иудейский Библейский канон был создан не раньше конца I века, после разрушения Второго Иерусалимского храма на заседании Синедриона в Явне.

В Христианской церкви, для которой решения синедриона не имели значения, Библейский канон был создан значительно позже. Он включал в себя не только книги Нового Завета (ни одна из которых не принимается в иудаизме); но и книги Ветхого Завета, не вошедшие в иудейский канон. Отцы церкви и поместные соборы создавали списки Священных книг: 85 Апостольское правило (IV век), 60 правило Лаодикийского собора (364 год), 39-е послание Афанасия Великого о праздниках (IV век), Стихи святого Григория Богослова (IV век), Стихи святого Амфилохия Иконийского (IV век), 33 правило Карфагенского собора. В 692 году на большом Трулльском соборе все эти правила были приняты вторым правилом этого собора как общеобязательные для всей церкви, и упомянутые книги (исключая послания Климента) стали соборно утверждённым Библейским каноном для Восточной церкви, впоследствии — Православной церкви. На Западе, в Риме решения Трулльского собора приняты не были ни в VIII, ни в последующих веках. В Католической церкви Библейский канон был утвержден значительно позже в 1546 году на Тридентском соборе, на его 4-м заседании Хотя до этого на Западе пользовались большим авторитетом решения Лаодикийского и Карфагенского соборов, они неоднократно издавались в сборнике: «Codex Canonum vetus ecclesiae Romanae», точно также как и текст используемой в богослужении Вульгаты не вызывал сомнения в его святости в Католичестве. Необходимость в соборном утверждении Библейского канона в Католичестве возникла в связи с движением реформации. Протестантские деятели при переводе Ветхого Завета Священного Писания брали не Вульгату или Септуагинту, а текст масоретской редакции Танаха на еврейском, при этом они совершенно не включали в состав, вновь издаваемых ими Библий, книги Ветхого Завета, которых нет в иудейском каноне. Эти книги протестанты объявили апокрифами, хотя эти книги неоднократно цитируются многими отцами Церкви и чтения из них входят, например, в состав Православного богослужения.

Каноны различных христианских деноминаций

Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование. Добавьте , в противном случае она может быть выставлена на удаление.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (13 июня 2014)
Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей.
Эта статья должна быть полностью переписана. На странице обсуждения могут быть пояснения.
Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.
В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 июня 2014 года.
Западная традиция Восточная традиция Древневосточная традиция Сиро-ассирийская традиция
Книги Протестантская Католическая Православная Славянский текст Библии Грузинский текст Библии Армянская апостольская Сирийская православная Коптская православная Эфиопская православная Ассирийская церковь Востока
Бытие Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Исход Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Левит Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Числа Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Второзаконие Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Иисуса Навина Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Судей Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Руфь Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Самуила Да
Как 1 и 2 Самуила
Да
Как 1 и 2 Самуила
Да Да Да Да Да Да Да Да
Царей Да
Как 1 и 2 Царей
Да
Как 1 и 2 Царей
Да Да Да Да Да Да Да Да
Паралипоменон Да Да
Как 1 и 2 Паралипоменон
Да Да Да Да Да Да Да Да
Молитва Манассии Нет
(Апокрифы)
Нет
(приложение)
Да Да Да Да Да Нет
историческая
Да
часть 2 Паралипоменон
Да
Ездры Да Да Да
(Ездры B)
Да
(1 Ездры)
Да
(1 Ездры)
Да Да Да Да Да
Неемии Да Да Да
(Ездры B)
Да Да Да Да Да Да Да
2 (3) Ездры (греческая) Нет
(Апокрифы)
Нет
(3 Ездры)
Да
(Ездры A)
Нет
(2 Ездры)
Да
(2 Ездры)
Да Да Нет Да
(2 Ездры)
Нет
3 (2) Ездры (латинская) Нет
(Апокрифы)
Нет
(4 Ездры)
Нет Нет
3 Ездры
(приложение)
Да
3 Ездры
Да
3 Ездры
Да
4 Ездры
Нет Да
Ezra Sutuel
Нет
Есфирь Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Дополнения к Есфири/ Греческая книга Есфири Нет
(Апокрифы)
Да Да Да Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Товита Нет
(Апокрифы)
Да Да Нет Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Юдифь Нет
(Апокрифы)
Да Да Нет Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Иова Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Псалмы 1-150 Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Псалом 151 Нет Нет
(приложение)
Да Да Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Псалмы 152-155 Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет — inc. in some mss. Нет Нет Нет — inc. in some mss.
Плач Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Притчей Да Да Да Да Да Да Да Да Да
в двух книгах
Да
Екклесиаст Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Песнь песней Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Премудрости Соломона Нет
(Апокрифы)
Да Да Нет Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Премудрости Иисуса, сына Сирахова Нет
(Апокрифы)
Да Да Нет Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Исаии Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Иеремии Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Варуха Нет
(Апокрифы)
Да Да Да Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Послание Иеремии Нет
(Апокрифы)
Да
6 глава книги Варуха
Да Нет Да Да Да Нет
историческая
Да
Часть книги Иеремии
Да
2 Варуха Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет — inc. in some mss. Нет Нет Нет — inc. in some mss.
Послание Варуха Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет — inc. in some mss. Нет Нет Нет — inc. in some mss.
4 Варуха Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Да
Rest of Baruch
Нет
Иезекииля Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Даниила Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
Дополнения к книге Даниила Нет
(Апокрифы)
Да Да Да Да Да Да Нет
историческая
Да Да
Двенадцати малых пророков Да Да Да Да Да Да Да Да Да Да
1 Маккавейская Нет
(Апокрифы)
Да Да Да Да Да Да Нет
(историческая)
Нет Да
2 Маккавейская Нет
(Апокрифы)
Да Да Да Да Да Да Нет
историческая
Нет Да
3 Маккавейская Нет Нет
(приложение)
Да Да Да Да Нет — inc. in some mss. Нет Нет Нет — inc. in some mss.
4 Маккавейская Нет Нет
(приложение)
Нет
(приложение)
Нет (приложение) Да Нет Нет — inc. in some mss. Нет Нет Нет — inc. in some mss.
Еноха Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Да Нет
Юбилеев Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Да Нет
1-3 Meqabyan Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Да Нет

В протестантских Библиях, в особенности в Библии короля Якова и Лютеранской Библии, многие книги являются частью традиции в разделе под названием «Апокрифы» (The Apocrypha).

Египетская коптская церковь исторически имела больший канон, но в настоящее время в него входят лишь 66 канонических книг.

Сирийская православная церковь и Ассирийская церковь Востока придерживается традиции Пешитты. Обратите внимание, что в некоторых Библиях (армянской, сирийской и эфиопской) Откровение Ездры — это не то же самое, что латинская книга Ездры (2-я книга Ездры в Библии короля Якова или 4-я книга Ездры в Вульгате), которая включает в себя латинский пролог (5-я книга Ездры) и латинский эпилог (6-я книга Ездры).

Книги Протестантская традиция Римско-католическая традиция Восточная Православная традиция Древневосточная православная традиция Сиро-ассирийская традиция Язык оригинала (Греческое койне)
Канонические Евангелия
Матфея Да Да Да Да Да Греческий (?)
Марка Да Да Да Да Да Греческий
Луки Да Да Да Да Да Греческий
Иоанна Да Да Да Да Да Греческий
Апостольская история
Деяния Да Да Да Да Да Греческий
Послания Павла
Римлянам Да Да Да Да Да Греческий
1 Коринфянам Да Да Да Да Да Греческий
2 Коринфянам Да Да Да Да Да Греческий
Галатам Да Да Да Да Да Греческий
Ефесянам Да Да Да Да Да Греческий
Филиппийцам Да Да Да Да Да Греческий
Колоссянам Да Да Да Да Да Греческий
1 Фессалоникийцам Да Да Да Да Да Греческий
2 Фессалоникийцам Да Да Да Да Да Греческий
1 Тимофею Да Да Да Да Да Греческий
2 Тимофею Да Да Да Да Да Греческий
Титу Да Да Да Да Да Греческий
Филимону Да Да Да Да Да Греческий
Соборные послания
Евреям Да Да Да Да Да Греческий (?)
Иакова Да Да Да Да Да Греческий
1 Петра Да Да Да Да Да Греческий
2 Петра Да Да Да Да Да Греческий
1 Иоанна Да Да Да Да Да Греческий
2 Иоанна Да Да Да Да Да Греческий
3 Иоанна Да Да Да Да Да Греческий
Иуды Да Да Да Да Да Греческий
Откровение
Откровение/ Апокалипсис Да Да Да Да Да Греческий

В общем, среди христианских деноминаций, канон Нового Завета является согласованным списком 27 книг, хотя порядок книг может быть разным. Новый Завет имеет разные порядки в лютеранской, славянской, эфиопской, сирийской и армянской традициях. Протестантские Библии в России и Эфиопии обычно следуют местному православному порядку Нового Завета.

Дидахе, Пастырь Гермы, а также другие послания, якобы написанные Апостольскими Отцами когда-то считались Писаниями некоторыми ранними Отцами Церкви. Они до сих пор почитаются в католической традиции, как Протоевангелие Иакова, хотя эти книги не считаются каноническими в любой традиции.

Третье послание к Коринфянам и Заветы двенадцати патриархов когда-то считались частью армянской православной Библии, но в современных изданиях больше не печатаются. Послание к Лаодикийцам когда-то было частью латинской Вульгаты и было включено в английский перевод Джона Уиклифа.

Полные догматические определения канонов не были сделаны до Тридентского собора 1546 года для Римско-католической церкви, 39 статей 1563 года для Церкви Англии и Иерусалимского собора 1672 года для греческого православия.

Примечания к таблице

  1. 1 2 3 4 Эти четыре произведения были поставлены под вопрос или «отвергнуты» Мартином Лютером, и он изменил порядок своего Нового Завета, чтобы отразить это, но ни не исключил их, ни включил в тело Лютеранства. Традиционные немецкие Библии Лютера по-прежнему печатаются с Новым Заветом в этом изменённом, «лютеранском» порядке.
  1. 1 2 3 4 5 Из Пешитты исключены 2-3 Иоанна, 2 Петра, Иуды, и Откровение, но Библии современной Сирийской православной церкви включают поздние переводы этих книг. Сирийская православная церковь и Церковь Востока следуют официальному лекционарию, уроки которого составлены только из двадцати двух книг Пешитты.

Ветхий Завет

Собрание книг Ветхого Завета в один состав совершалось постепенно, по мере появления самих священных книг.

В первом веке н. э. несомненно существовали и были известны все ветхозаветные книги. Несомненно и то, что все канонические книги Ветхого Завета составляли одно целое задолго до Рождества Христова. Указание на состав Канона и деление ветхозаветных книг на три отдела мы замечаем у Иисуса, сына Сирахова (за 220 лет до Р. Х.). Перевод LXX (270 лет до Р. Х.) служит явным доказательством, что все ветхозаветные канонические еврейские книги и неканонические греческие входили в один состав, так как они находятся в этом переводе.

Как составлялся канон и с какого времени — этого нельзя сказать с точностью. Указание на постепенное составление канона встречаются в самых священных книгах: вписав в книгу все слова Закона и передавая её для хранения левитам, Моисей повелел положить её одесную Ковчега завета (Второз. 31, 24—26). Иисус Навин слова и откровения Господа, ему бывшие, вписал в книгу Закона, то есть присоединил к Пятикнижию Моисееву (Иис. Навин 24, 26). Самуил, обнародовав права царствия, вписал их в книгу и положил пред Господом (1 Цар. 10, 25). Из школ пророческих, основанных Самуилом, вышли его ученики и бытописатели дальнейших событий — пророки Нафан, Гад и др., которых не одни только предположения заставляют считать священными писателями и охранителями священных писаний.

Священные книги хранились во Святая Святых вместе с Ковчегом завета, были известны левитам и священникам, дополнялись многими писаниями знаменитых в ветхозаветной церкви мужей о событиях новейших времён и переписывались для церковного и народного употребления. Древнее существование, общая известность отдельных книг доказываются многочисленными ссылками одних священных книг на другие. Плен Вавилонский не заставил иудеев забыть Закон и Пророков, но возбудил особенную ревность к их чтению (Даниил 9, 2, 10—11) и охранению. Окончательное приведение священных книг в один состав относится к временам после плена Вавилонского и было совершено Ездрой, Неемией и Последними пророками (1 Ездры 7, 6—10, Неемии 8 и 9 гл., 2-я Ездры 8, 7—2, Макк. 2—13). О составлении Канона при Ездре свидетельствуют древние отцы и учители церкви; и евреи окончательное составление Канона считали делом великой синагоги, которая образовалась во времена Ездры и к которой они причисляют вместе с Ездрой, Неемией, Аггеем, Захарией и Малахией последующих знаменитых мужей. По мнению евреев дело, начатое Ездрой, закончено было Симоном Праведным в начале III-го века до н. э.

Новый Завет

Новозаветный канон составлялся и определялся постепенно, с полной тщательностью в рассмотрении действительного апостольского происхождения и достоинства писаний. Первоначальные писания, какими пользовались христиане, были писания ветхозаветные. Но в первом же веке появляются Евангелия и Послания апостольские, а вместе с ними и подложные сочинения о жизни Иисуса Христа и о христианском учении.

Во втором веке появляются писания мужей, известных и чтимых в Церкви, непосредственных учеников апостольских, как то: Климента, Поликарпа, Игнатия и других так называемых мужей апостольских. Таким образом для церкви настала необходимость определить точно, какие именно писания она считает истинно апостольскими, священными и боговдохновенными, чтобы отделить их, с одной стороны, от подложных и содержащих нездравое и неправое учение, а с другой — от писаний мужей апостольских, хотя подлинных и содержащих здравое и правое учение, но все-таки человеческих и не могущих равняться по значению, важности и обязательности с писаниями божественными и откровенными. Это делала Церковь постепенно, после осторожного и тщательного решения вопроса о подлинности и происхождении писаний апостольских.

Косвенное указание на существование в Церкви определенного Канона священных книг мы имеем из середины II века. В это время Маркион составил свой канон из Евангелия Луки, немного отличающегося от канонического Евангелия Луки, и десяти Павловых посланий, также с альтернативными чтениями. Попытка Маркиона и других подобных побуждала Церковь точнее определить Канон, чтобы традиции гностиков противопоставить апостольское учение, содержащееся в несомненных и всей Церковью признаваемых писаниях апостольских. Во II-м веке никто в Церкви не сомневался относительно подлинности четырёх Евангелий, деяний апостольских и тринадцати Посланий Павловых, 1-го послания апостола Петра и 1-го послания апостола Иоанна. Эти книги составляли всеобщий канон во второй половине II века.

Остальные новозаветные писания, истинные и подлинные для одних церквей, были неизвестны с этой стороны другим церквам, а потому общее церковное признание получили после. Так, Ориген ещё в III в. не был убежден в подлинности апостольского происхождения — Послания к Евреям, Послания Иакова, Иуды, 2-го Петра, 2-го и 3-го Иоанновых. На Западе очень долго сомневались относительно Послания к Евреям; на Востоке долго возбуждал сомнение Апокалипсис.

Рядом с истинными апостольскими писаниями пользовались великим уважением и употреблялись в церкви до IV века некоторые неапостольские писания, как то: послания Климента, Варнавы и Пастырь Гермы.

Церковный историк Евсевий ещё в IV веке все новозаветные писания разделяет на три класса: во-первых — признанные всей Церковью по апостольскому происхождению гомологумены (др.-греч. όμολογούμενα): четыре Евангелия, Деяния апостольские, четырнадцать Посланий ап. Павла, 1-е Иоанна, 1-е Петра. Во-вторых, не всеми признаваемые или спорные антилегомены (др.-греч. ἀντιλεγομένα) или подложные (др.-греч. νόθα): из этого отдела одни, как послание Иакова, Иуды, 2-е Петра, 2-е и 3-е Иоанна и Апокалипсис, впоследствии были признаны Церковью и внесены в Канон, а другие, как деяния Павла, пастырь Гермы, апокалипсис Петра, послание Варнавы, учение апостолов и евангелие к евреям, как не апостольские по своему происхождению, не были приняты в Канон. В третьем отделе Евсевий перечисляет книги несомненно не апостольские и даже прямо еретические.

Запад прежде Востока пришёл к признанию настоящего Канона. Собор Лаодикийский (Восточный) 360—364 г. при определении Канона ещё не дает определенного мнения об Апокалипсисе; западные соборы в Гиппоне (393), в Карфагене (397), в Риме при Иннокентии I, в начале V века, и Consilium Romanum при Геласии I (493) уже утверждают весь настоящий Канон. После этого против канонического достоинства тех или других книг могли высказываться лишь отдельные нерешительные голоса.

Попытки ревизии канона Нового Завета

Только со времени немецкой Реформации высказаны были в довольно решительной форме сомнения относительно канонического достоинства некоторых новозаветных книг. Лютер решился назвать апокрифами — Апокалипсис и Послание к Евреям; вслед за ним другие лютеранские богословы семи спорным (Антилегомен) древней церкви — 2-е послание Петра, 2-е и 3-е Иоанна, послание Иакова, Иуды, к Евреям и Апокалипсису — придавали лишь второстепенное значение: не выбрасывали их из канона, но признавали неравными по достоинству с другими писаниями, — второканоническими.

В таком положении вопрос относительно канона находился до половины XVIII века. С этого времени рационализм, порвав с верой в откровение и в богодухновенность писания, начал свою разрушительную деятельность и накопил множество возражений против подлинности, целости и достоверности как отдельных книг, так и относительно Св. Писания вообще. Главными деятелями в этом направлении были: Землер, Гризбах, Михаэлис и Эйхгорн. Они встретили дружный и основательный отпор и от католиков, и от ортодоксальных протестантов, как Генгетенберг, Геферник, Гэрне, Делич и Каспари.

Дело старых рационалистов продолжали — Бертольд, Де-Бетте, Креднер, Рейс и многие другие. Они высказали много взглядов произвольных, личных и в самой рационалистической школе спорных; впрочем, школа признаёт за несомненно доказанное неподлинность Послания к Евреям и неподлинность 2-го послания ап. Петра, а кроме того, что Евангелие Иоанна и Апокалипсис принадлежат двум различным авторам.

Совершенно новую эпоху в области отрицательного направления составили работы Фр. Хр. Баура и основанной им Тюбингенской школы. Баур отверг и церковные, и прежние рационалистические положения, от внешней критики перешёл к внутренней, сосредоточивающей все внимание на духе, характере и тенденции книги, и благодаря своей методе произвел в Каноне великие опустошения. Нельзя отрицать философское глубокомыслие и удивительное остроумие, подавляющую ученость и непобедимую диалектику творца Тюбингенской школы, но должно признать, что результаты, добытые его работами, не отличались прочностью и устойчивостью. Не говорим, как высказалась по этому поводу ортодоксальная наука; и рационалисты не приняли целиком положений Баура, и даже в самой Тюбингенской школе результаты его исследований были значительно ограничены и смягчены. Так, школа не признала несомненным и окончательно доказанным неапостольское происхождение Посланий к Колоссянам, к Филиппийцам, 1-го к Фессалоникийцам и к Филимону. Точно так же не принято положение Баура и о времени происхождения Новозаветных Писаний. Баур признает, что Евангелия и большинство других новозаветных книг появились во второй половине II-го в.; но другие указывают на более раннее происхождение Новозаветных Писаний.

Представители отрицательного направления не признают апостольского происхождения Евангелий от Матфея и Иоанна (некоторые), а также отрицают из Писаний апостола Павла его пастырские послания, к Ефесянам и 2-е к Фессалоникийцам и все соборные предания, — вместе с первым Петра и первым Иоанна, с древнейших времен внесенных в Канон.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Канон церковный // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Еврейская энциклопедия, статья «Явне»: «Среди наиболее важных решений, принятых Синедрионом в Явне, — установление библейского канона»
  3. 85 правило святых апостол
  4. 60 правило Лаодикийского собора
  5. Святаго Афанасия, архиепископа Александрийскаго, из 39 послания о праздниках
  6. Стихи святаго Григория Богослова о том, какия подобает читати книги Ветхаго и Новаго Завета.
  7. Стихи святаго Амфилохия, епископа Иконийскаго к Селевку о том, какие книги приемлются.
  8. 33 правило Карфагенского собора
  9. Толкование на 85 правило святых апостолов Иоанна Зонары
  10. 2 правило Шестого Вселенского собора
  11. The Council of Trent The Fourth Session
  12. «Codex Canonum vetus ecclesiae Romanae» 1523 год
  13. The Humble Advice of the Assembly of Divines/Chapter 1
  14. Nova Vulgata — Vetus Testamentum
  15. http://www.armenianchurchlibrary.com/files/BibleintheArmenianChurchMovsesian.pdf
  16. English Bible — The Old Testament & The new Testament | St-Takla.org
  17. The Ethiopian Orthodox Tewahedo Church
  18. DNS Made Easy: Your DNS has expired (недоступная ссылка). Проверено 23 марта 2013. Архивировано 7 июля 2011 года.
  19. См. Арамейское и Еврейское. Большинство учёных считают, что Евангелие от Матфея было написано на греческом койне, хотя некоторые специалисты утверждают, что первоначально было написано на арамейском или еврейском языке. См. статьи Евангелие от Матфея и Новый Завет.
  20. Современные учёные считают, что Послание к Евреям, было написано на греческом языке, хотя меньшинство считает, что первоначально оно было написано на еврейском языке, а затем переведено на греческий Лукой. См. Новый Завет.
  21. Catholic Encyclopedia, Canon of the New Testament
  22. Бон, Алжир. World Digital Library (1899). Проверено 25 сентября 2013.

История Библии — как появился Канон Библии — ч.1

Вопрос: Как и когда был составлен канон Библии?

Кано́н (греч. κανών, буквально — прямой шест — всякая мера, определяющая прямое направление: ватерпас, линейка, наугольник).
Kanon — правило (греч.).
Таким образом, «канонические книги» — это книги «правильные». С ранних пор слово «канон» стало носить и довольно сильную церковную окраску, что придает термину «канонические» книги не только «правильность» но и «церковность». В современном значении «канонические книги» можно расшифровать как «книги, признанные церковью как откровение Божье», книги, обладающие непререкаемым авторитетом в церкви.

Вопрос: Как и когда был составлен канон Библии?

Ответ: В данном случае термин «канон» используется для описания книг, вдохновенных свыше и, таким образом, являющихся частью Библии. Сложность определения библейского канона состоит в том, что Библия не предлагает нам перечень книг, которые относятся к ней. Определение канона – это процесс, осуществлявшийся сначала иудейскими раввинами и книжниками, а далее – ранними христианами. Разумеется, это Бог определял, какие книги должны входить в библейский канон. Библейская книга принадлежала к канону с того самого момента, когда Бог вдохновил ее написание. Бог просто открывал Своим последователям, какие книги должны были быть включены в Библию.

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Моисей повелел положить её одесную Ковчега завета

«Когда Моисей вписал в книгу все слова закона сего до конца, тогда Моисей повелел левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: возьмите сию книгу закона и положите ее одесную ковчега завета Господа Бога вашего, и она там будет свидетельством против тебя…» (Второз. 31:24—26).

Иисус Навин словеса и откровения Господа, ему бывшие, вписал в книгу Закона, то есть присоединил к Пятикнижию Моисееву
«И вписал Иисус слова сии в книгу закона Божия, и взял большой камень и положил его там под дубом, который подле святилища Господня.» (Иис.).

Самуил, обнародовав права царствия, вписал их в книгу и положил пред Господом
«И изложил Самуил народу права царства, и написал в книгу, и положил пред Господом. И отпустил весь народ, каждого в дом свой.» ().

Закон и книги хранились «пред Господом» (1.Цар.10) Пророческие школы, основанные Самуилом, сделали много работы! Они были знакомы священникам и левитам и размножались для народного употребления. Свидетельством этому:

«в первый год царствования его я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку … и не слушали гласа Господа Бога нашего, чтобы поступать по законам Его, которые Он дал нам через рабов Своих, пророков.» ()

«Цари наши, князья наши, священники наши и отцы наши не исполняли закона Твоего, и не внимали заповедям Твоим и напоминаниям Твоим, которыми Ты напоминал им.» ()

О составлении Канона при Ездре свидетельствуют древние отцы и учители церкви; и евреи окончательное составление Канона считали делом великой синагоги, которая образовалась во времена Ездры и к которой они причисляют вместе с Ездрой, Неемией, Аггеем, Захарией и Малахией последующих знаменитых мужей. По мнению евреев дело, начатое Ездрой, закончено было Симоном Праведным в начале III-го века до Р. Хр.

В сравнении с Новым Заветом, по поводу ветхозаветного канона дебаты были незначительные. Еврейские верующие признавали Божьих вестников и принимали их писания как вдохновенные Богом. Несомненно, некоторые споры по поводу канона Ветхого Завета все же были. Тем не менее, до 250 г. н.э. существовало почти всеобщее согласие относительно канона «еврейских писаний». Единственный оставшийся вопрос – это апокрифические книги, по поводу которых дискуссии ведутся до сегодняшнего времени. Подавляющее большинство еврейских богословов считали их хорошими историческими и религиозными документами, но не на том же уровне, что и «еврейские писания».
главные священные книги у иудеев были везде одинаковыми, но «дополнительный список» мог несколько различаться в разных общинах. По-видимому, это всех устраивало — но только до конца I века от Р. Х. В это время Иерусалимский храм был разрушен, книги стали, по сути, самой главной святыней иудеев, а с другой стороны — произошел их окончательный разрыв с христианами. Пусть у тех и других был общий Закон и пророки, но христиане добавили к ним свои собственные священные книги, которые иудеи категорически отказывались признавать.
Именно на рубеже I-II веков окончательно сформировался иудейский канон, а из всех существовавших вариантов текста был выбран один, который сегодня мы называем Масоретским. Насколько мы можем судить, он был самым распространенным в Палестине, но все же не единственным.

Иудейский канон Библии формировался постепенно. Александрийский канон Ветхого Завета складывался в диаспоре, преимущественно египетской, в связи с переводом Библии на греч. язык (Септуагинта). Александрийский канон включал Пятикнижие и Пророков, третий же его раздел был достаточно неопределенен. Ок. 120 до н.э. палестинские иудеи писали единоверцам диаспоры о существовании богатой библиотеки священно-исторических книг, но они не проводили ясного различия между обычными и боговдохновенными писаниями (). Точно так же библейские цитаты Филона Александрийского не позволяют обозначить границы канона, который был ему известен. Составители Александрийского канона, как и ессеи, были убеждены, что время откровений еще не кончилось и Бог продолжает возвещать людям Свою волю. Канон диаспоры обнимал поэтому и те книги, которые отсутствовали в палестинском Ямнийском каноне.

Ямнийский канон Ветхого Завета сложился в Иудее. Первое упоминание о «священных книгах» мы находим в. В это время (ок. 100 до н.э.) уже закрепилась мысль, что пророческая харизма угасла. Концом эпохи Откровения считались годы царствования Артаксеркса I (V в. до н.э.). Такова была точка зрения фарисеев, к-рые, однако, не отвергали продолжающегося развития устного учения. Фарисейский взгляд последовательно проведен автором Апокалипсиса Варуха (70-е гг. I в. н.э.) и Иосифом Флавием (90-е гг. I в. н.э.). В Апокалипсисе Варуха сказано, что «праведников и пророков уже нет» (85), а Флавий (Против Апиона, 1,8) приводит первый перечень 22 книг В.З., соответствующих числу букв евр. алфавита (для округления отдельные книги объединены в одну; по другому счету этот канон состоит из 24 книг И СООТВЕТСТВУЕТ КАНОНУ ВЕТХОГО ЗАВЕТА!!!).

Иудеи разделяют Ветхий Завет на Тора (Пятикнижие), Невиим (Пророки, в свою очередь подразделяющиеся на Невиим ришоним, т.е. Ранних пророков — Иисуса Навина, Судей, 1 и 2 Самуила (1 и 2 Царств) и 1 и 2 Царей (3 и 4 Царств), и Невиим ахароним, т.е. Поздних пророков — включающие 3 книги «больших пророков» (Исаии, Иеремии и Иезекииля) и 12 «малых пророков») и Кетувим (Писания или Агиографы). Окончательный набор именуется Китве ха-кодеш («Священные Писания») или, сокращенно, Танах – по первым буквам названий трех главных частей еврейской Библии: «Закон» (по-древнееврейски «Тора»), «Пророков» («Невиим») и «Писания» («Кетувим»). Тана́х (ивр. תַּנַ»ךְ‎) — (буква «к» из «Кетувим» в конце слова читается как «х»).

• Тора́, ивр. תּוֹרָה‎ — Пятикнижие
• Невии́м, ивр. נְבִיאִים‎ — Пророки
• Ктуви́м, ивр. כְּתוּבִים‎ — Писания (Агиографы)

Еврейский канон включает в себя 24 книги, расположенные в следующем порядке.

Тора: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие
Ранние пророки: Иисус, Судьи, Самуил (1 и 2), Цари (1 и 2)
Поздние пророки: Исайя, Иеремия, Иезекииль и двенадцать малых пророков
Писания: Псалмы, Притчи, Иов, Песнь песней, Руфь, Плач Иеремии, Екклесиаст, Есфирь, Даниил, Ездра-Неемия, Хроники 1 и 2.

Если книги малых пророков (Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, Захарии и Малахии), книги Ездры и Неемии, 1 и 2 Самуила, 1 и 2 Царей, 1 и 2 Хроник рассматривать как отдельные книги, то общее число ветхозаветных книг достигнет 39. Считались они одной книгой вероятно по той причине, что записаны были на одном свитке!!! За исключением небольших фрагментов на арамейском языке, Ветхий Завет изначально был написан по-еврейски. Ветхий Завет католической и православной Библии помимо канонических книг содержит еще 11 книг, отсутствующих в еврейской Библии и переведенных с греческого. Ветхий Завет протестантской Библии состоит из 39 книг и соответствует канону еврейской Библии.

НОВЫЙ ЗАВЕТ

ВЕХИ СТАНОВЛЕНИЯ КАНОНА

Что было авторитетом для ранних христиан?
1. С первых дней своего рождения христианская Церковь обладала каноном иудейских священных Писаний — Ветхим Заветом. Да, канон еще не был утвержден «официально», но на деле эти книги широко использовались (прежде всего — в греческом переводе), а входящие в сборник произведения наименовались Писанием и при цитировании предварялись формулой «как написано». Современники не сомневались в его боговдохновенности:

2. Для ранних христиан был важен авторитет слова Самого Иисуса. Его изречения передавались устно и устное предание носило такой же авторитет, что и записанное. Авторитетность его слов была непререкаема. Иисус Сам многократно подчеркивал, что Его высказывания ни в чем не уступают древнему закону.

Неудивительно, что в древней церкви слова Иисуса заучивали наизусть. Данные слова и стали первоосновой нового христианского канона.

3. Авторитет апостолов был тоже велик. Их письма, их изречения также хранились первой церковью. Апостолы сами говорили об авторитете своих слов, о том, что они «имеют Духа Божия»…

Послания, например, Павла стали распространяться и пользоваться авторитетом еще при его жизни.

4. Ранние христианские авторы (в частности, Климент Римский), бывшие современниками апостолов и их учеников постоянно ссылаются на апостолов, как на авторитетов веры. Примечательно, что тексты авторов этого периода уже не придавали своим словам приоритета перед Писаниями апостолов. Видно, что современники различали написанное апостолами и их учениками от обычной христианской (пусть и актуальной) переписки.
(4) С годами увеличивалось количество христианской литературы и расширялся регион ее распространения. Так, в конце I века по Р. X. Климент Римский обратился с посланием к Коринфской церкви, а в начале II века св. Игнатий, епископ Антиохии, на пути к своей мученической кончине в Риме разослал шесть коротких посланий различным церквам и одно — Поликарпу Смирнскому. В этой, а чаще — в более поздней христианской литературе II века5 мы встречаем знакомые нам рассуждения и фразы из апостольских посланий, цитируемых порой особенно выразительно. Каково бы ни было отношение ее авторов к этим апостольским документам, ясно одно — с самого начала те определяли их образ мыслей.
Особую значимость посланий апостолов, которые были соратниками Христа и создавали свои произведения так близко от времени Его земного служения, постоянно подчеркивали, а это способствовало вычленению и объединению этих документов в отдельный корпус писаний, который позволил надежно изолировать их от творений более поздних авторов. Например, послания Климента и Игнатия явно проникнуты духом послеапостольских времен. В них чувствуется некоторая авторитетность, но сознания апостольского приоритета здесь уже нет. Авторы постоянно ссылаются на глубоко почитаемых апостолов, как на столпов уже минувшего века (1 Клим ; и далее; и далее; Игнат Тралл ; Магн ; ; ). Вполне очевидно, что современники могли распознавать тон документов; да так оно и было. Поэтому одни стали идентифицировать как канонические, а другие относить ко все возрастающей группе патристической литературы.

5. Ко второму веку появилось выражение «Господь и апостолы», которое включало в себя большинство известных нам канонических книг. На службах древней церкви писания апостолов употреблялись наравне с ветхозаветным Писанием. Во II веке выражением «Господь и апостолы» начиналось любое определение, касающееся вероучения или практических проблем. По всей вероятности, вначале местные церкви могли располагать лишь отдельными апостольскими посланиями и, может быть, одним-двумя Евангелиями. Но постепенно к формируемому собранию священных книг, куда входили Евангелия и Послания, добавили две другие — Деяния святых Апостолов и Откровение Апостола Иоанна Богослова. Каноничность первой доказывалась тем, что она продолжала более раннюю книгу евангелиста Луки (и далее) , а вторую причисляли к священным на том основании, что в ней провозглашалось благословение тем, кто читает, слушает и соблюдает «слова пророчества сего» ().
Именно такое публичное чтение христианских книг упоминал св. Иустин Мученик около 150 г. по Р. X. Он пишет, что по воскресеньям на литургии принято читать воспоминания апостолов (т.е. Евангелия) или писания пророков (1Апол47, 3). Таким образом, христианские общины приобретали обыкновение считать апостольские писания равнозначными, в определенном смысле, более ранним иудейским писаниям, и такая литургическая традиция, несомненно, неодинаковая в разных общинах, накладывала отпечаток на сознание древних христиан. Некоторые Евангелия и Послания стали воспринимать как достойные особого почитания и послушания6.

6. Во 2-3 веках появились первые переводы Писаний на другие языки. Наличие переводов свидетельствует о том, что данные книги использовались в практике ранней церкви.
Так вкратце происходило становление канона. Однако этот процесс нельзя назвать единомоментным. Не было какого-то руководителя церкви, который сказал «вот это будет теперь называться Библией». И даже не соборы в конечном итоге определили именно список книг. Признание большинства книг Библии действительно было повсеместным, однако по ряду произведений споры велись довольно долго. В действительности, даже до сих пор ведутся дискуссии по этому поводу.
Во II и III веках появились переводы апостольских писаний на латынь и сирийский, а частично — и на коптские диалекты7. Своим происхождением они, несомненно, обязаны богослужебным нуждам, поскольку за чтением небольших отрывков на греческом следовал их перевод на понятный язык. Вначале перевод был устным, но вскоре христиане получили и письменный. Собрание переведенных таким образом книг составляло корпус Св. Писания в данных регионах, хотя иногда туда включали книги, не признанные священными повсеместно. Например, в Сирийской и Армянской церквах в канон включалось Третье послание апостола Павла к Коринфянам (см. ниже, гл. IX. II).
Так, бок о бок со старым иудейским каноном, никоим образом не замещая его, сложился новый канон, христианский8. История его формирования — не серия случайных событий, а длительный и последовательный процесс. Тогда стояла задача не просто собирать, но и отбирать, и даже отвергать. Канон Нового Завета принимали не индивидуальным или соборным волеизъявлением на заре христианской эры — отбор новозаветных книг происходил постепенно, в течение многих лет и под давлением различных обстоятельств, и внешних (см. гл. IV) по отношению к жизни общин, и внутренних (см. гл. XI. I). В разное время и в разных местах давали о себе знать, соответственно, разные факторы. Воздействие некоторых из них было постоянным, другие проявлялись лишь время от времени. Какие-то были местного масштаба, другие действовали всюду, где бы ни пускала корни Церковь.

ФАКТОРЫ, ПОВЛИЯВШИЕ НА ВОЗНИКНОВЕНИЕ КАНОНА

Что же заставило христиан в один прекрасный день задуматься о том, что входит в канон, а что — нет?
Здесь сплелись воедино несколько факторов.

1. Первыми, как это не раз было в истории церкви, «в бой» вступили еретики.
Пожалуй, один из самых первых еретических течений в христианстве был гностицизм. Гностики считали, что обладают тайным знанием, переданным им от апостолов. Ореол таинственности привлекал довольно много последователей. И церкви в тот период не в малой степени благодаря апостольским трудам приходилось противостоять этому опасному увлечению. Гностики активно распространяли свое учение. Валентин — один из известных гностиков был автором «Евангелия истины».
В июле 144 года в Риме богатый судовладелец, христианин Маркион предстал перед епископами, чтобы изложить свое учение. Его взгляды ужаснули общину и Маркиона немедленно отлучили от церкви. Маркион проводил различие между Богом Ветхого Завета и Нового. Он считал, это два разных Бога, и, как следствие этого, отвергал и сам Ветхий Завет и все ветхозаветные цитаты в Новом. Он считал это вставками иудеев и, не мудрствуя лукаво, написал свой вариант Нового Завета, включив туда евангелие от Луки и послания Павла, вычеркнув, повторюсь, все цитаты из Ветхого Завета.
Третий «удар» по церкви нанесли монтанисты (вторая половина 2-го века). Данная секта жила скорым ожиданием пришествия Христа. И в ней часты были разного рода пророчества. Монтанисты придавали своим писаниям авторитет откровений от Бога.
Итак, вольно или невольно, необходимо было дать свой ответ не только Дим течениям, но и собственно для себя решить, на каких книгах Писания ее основание. Следует отметить, что хотя появление сект в конечном итоге и побудило к формированию канона, не в малой степени оно формированию канона и повредило. Использование гностиками евангелия от Иоанна, монтанистами — Откровения, а Маркионом — посланий Павла в ряде случаев внесло лепту недоверия к этим книгам Нового Завета.

2. На рубеже 1-2 веков был изобретен кодекс — жители средиземноморья научились сплетать листы книг способом, похожим на современный. Данное нововведение не только позволило в одной книге умещать весь текст Писания, но и заставило задуматься о порядке книг в Новом Завете. Разумеется, если появилась возможность включить все свитки в одну книгу, стали чаще появляться вопросы о том, что стоит включать в сборник книг Нового Завета, а что нет.

3. Гонения оказались весьма мощным ресурсом в формировании авторитета Писания. Гонения были и раньше, но в 303 году император Диоклетиан издал особенно жестокий к христианам указ, в котором в том числе под страхом смерти предписывалось изымать у христиан имеющие свитки. Мало кто хоте погибнуть мученической смертью за какое-нибудь поддельное евангелие. В то же время сохранить истинное Писание старались в то время многие, даже ценой собственной жизни. Были случаи, когда руководители общин выдавали римлянам еретические книги для сожжения, скрывая нормальные книги Писаний.

Скорее всего, сочетание всех этих факторов привело церковь к осознанию необходимости четко обозначить список канонических книг.

Попробуйте представить себе историческую обстановку того времени.
Перенесемся для этого на сотни лет назад.
Перед нами — апостол (Иоанн, Павел), или его спутник (Лука, Марк). Книги нового Завета писались в разное время, разделены друг от друга местом и временем их написания. Примечательно, что почти все книги Нового завета — письма. Книга доходит к адресатам. Если их несколько — делается несколько копий сразу. Потом в городе — адресате делаются еще и еще копии книг. Книги начинают пользоваться авторитетом в данной местности. Кто-то начинает цитировать фрагменты этого послания. По мере рассеяния христиан и по мере их переписки книги становятся все более известными.
Есть территории, где известны одни книги апостолов и не известны другие. Есть территории, где помимо новозаветных книг известны послания местных руководителей общин, учителей. На начальном этапе возможно где-то различают Писания от писаний, а где-то — нет. Проходит время. Отсеивается переписка, которая не имеет значения для церкви от той, которая сохраняет свой авторитет и через года. Опять же, сохраняется устная традиция передачи Писания.
Вот в этом бурлящем котле писем, мнений, учений кристаллизовалось то, что станет нам известно под именем Нового Завета.

Первые христиане, как нетрудно догадаться, к решениям раввинов отношения не имели, поэтому о христианском каноне Писания в I веке говорить еще рано. Собственно, желание составить свой список Библейских книг появилось со временем точно по той же причине: стали возникать разнообразные секты и ереси, которые предлагали свои собственные священные книги, и от этих книг нужно было оградить верующих. Поэтому и пришлось составлять списки.
Но у всякого человека, который начнет сравнивать между собой списки Библейских книг, составленные христианами в первые века от Р. Х., они вызовут скорее недоумение: почему списки так заметно расходятся и почему сами Отцы этих расхождений как будто не замечают? Было бы понятно, если бы один богослов заявил: «Я считаю послания Климента Римского частью Нового Завета», а второй бы ему ответил: «Нет, они ни в коем случае туда не входят, равно как и Откровение Иоанна Богослова». Но никаких споров не было, просто кто-то включал эти книги, а кто-то нет. Так, западные списки часто пропускали Послание к Евреям, не похожее на все остальные новозаветные Послания, а восточные — Откровение Иоанна Богослова, которое весьма непросто понять рядовому верующему. В отношении Ветхого Завета тоже не было единства: одни предлагали краткий список, совпадающий с иудейским каноном, а другие — полный, включающий все или по крайней мере некоторые книги Септуагинты.
По-видимому, Отцы стремились не столько дать недвусмысленное правило на все времена, сколько указать своей пастве, какие книги стоит принимать как священные, а какие — нет. Например, в IV веке святитель Афанасий Александрийский в 39-м праздничном послании перечисляет книги «канонизованные» (это первое в христианской литературе упоминание о каноне как о перечне священных книг) и «не канонизованные, но предназначенные Отцами для чтения». В первую категорию входят все книги еврейского канона, кроме Есфири, и 27 привычных нам книг Нового Завета; во вторую — Есфирь, Премудрость Соломона, Премудрость Сираха, Товит, Иудифь, а также примыкающие к новозаветному корпусу книги Дидахе и Пастырь Ерма. Все остальные книги, говорит святитель Афанасий, читать не следует, но списка этих ненужных книг не приводит.

В определении истинного вдохновения новозаветной книги Святым Духом эти соборы следовали таким принципам:

1. Являлся ли автор апостолом или имел близкую связь с апостолом?

2. Принимается ли книга большей частью Тела Христова?

3. Соответствовала ли книга доктрине и традиционному учению?

4. Несла ли книга доказательства высоких моральных и духовных ценностей, отображающих работу Святого Духа?

Библия как канон

Сегодня нам легко открыть Библию и посмотреть, что напечатано под ее обложкой, но так было далеко не всегда. До изобретения книгопечатания полная Библия вообще была большой редкостью: книги были исключительно дороги, да и при тогдашней технологии том получался очень большим и тяжелым. Поэтому переписывали в основном отдельные книги или сборники, необходимые для богослужения.

Сегодня принято говорить о библейском каноне – это слово греческого происхождения и означает «правило, мерило, образец». Когда мы говорим о библейском каноне, то имеем в виду список книг, составляющих Священное Писание. Естественно, первым должен был возникнуть список книг Ветхого Завета.

Иудейское предание, разделяемое и многими христианами, говорит, что это произошло сразу после возвращения израильтян из плена в V в. до н.э., во время деятельности книжника Ездры, но поверить в это довольно трудно: слишком много времени отделяет Ездру от первых перечней канонических книг. Кроме того, мы располагаем так называемой Септуагинтой, то есть греческим переводом Ветхого Завета, который начал создаваться в Александрии Египетской в III в. до н.э.

В Септуагинту вошли книги, отсутствующие в современном еврейском каноне книги: Товит, Иудифь, Премудрость Соломона, Премудрость Иисуса, сына Сирахова, Маккавейские и др. Сегодня они присутствуют в православных и католических изданиях Библии, но отсутствуют в протестантских.

Главные священные книги у евреев новозаветных времен были везде одинаковыми, но «дополнительный список» мог несколько различаться в разных общинах. Скажем, в Александрии читали книгу Товит, а в Палестине – нет. По-видимому, это всех устраивало, пока в конце I века н.э. не был разрушен Иерусалимский храм. После того как он перестал существовать книги стали, по сути, самой главной святыней иудеев. Судя по всему, именно по этим причинам на рубеже I-II веков окончательно сформировался иудейский канон.

В этоже время произошел и окончательный разрыв иудеев с христианами. Пусть у тех и других был общий Закон и пророки, но христиане добавили к ним свои собственные священные книги, которые иудеи категорически отказывались признавать.

Однако о христианском каноне Писания в I веке говорить еще рано. Желание составить свой список библейских книг появилось у христиан позже. Это было связано с тем, что в христианстве стали возникать разнообразные секты и ереси, которые предлагали свои собственные священные книги, и от этих книг нужно было оградить верующих. Пришлось составлять списки книг, отвечающих учению Церкви. О том, что именно эти тексты христиане почитали священными в самые первые века своей истории, говорит то, что они встречаются в произведениях отцов Церкви, живших во II, III и IV веках – Иустина Философа, Иринея Лионского, Климента Александрийского, Кирилла Иерусалимского и других.

Списки текстов того времени заметно расходятся. Например, на Западе часто пропускали Послание к Евреям, не похожее на все остальные новозаветные Послания, а восточные списки часто не содержат Откровение Иоанна Богослова, которое весьма непросто понять рядовому верующему. Но во всех них в новозаветной части мы найдем четыре известных нам Евангелия, книгу Деяний и почти все Послания Павла.

В то же время, в ранние списки могли включаться и некоторые другие тексты, сегодня не входящие в Новый Завет: Послания апостола Варнавы и Климента Римского, «Пастырь» Ерма, «Дидахе» (иначе называемое «Учение двенадцати апостолов») и Откровение Петра. В отношении Ветхого Завета тоже не было полного единства: одни предлагали краткий список, совпадающий с иудейским каноном, а другие – полный, включающий все или, по крайней мере, некоторые книги Септуагинты.

Однако все расхождения никак не меняют общей картины: во что верили христиане, что рассказывали они о Боге и об Иисусе Христе. Поэтому, формируя канон, отцы Церкви, по-видимому, стремились не столько дать недвусмысленное правило на все времена, сколько указать своей пастве, какие книги стоит принимать как священные, а какие – нет. Например, в IV веке святитель Афанасий Александрийский перечислил книги «канонизованные» (это первое в христианской литературе упоминание о каноне как о перечне священных книг) и «не канонизованные, но предназначенные отцами для чтения». В первую категорию входят все книги еврейского канона, кроме Есфири, и 27 привычных нам книг Нового Завета; во вторую – Есфирь, Премудрость Соломона, Премудрость Сираха, Товит, Иудифь, а также примыкающие к новозаветному корпусу книги Дидахе и Пастырь Ерма. Все остальные книги, говорит святитель Афанасий, читать не следует, но списка этих ненужных книг не приводит.

В результате всех этих рассуждений к IV–V векам все христианские общины согласились признавать в Новом Завете 27 книг, которые мы и сегодня найдем в любой Библии, кроме эфиопской. Эфиопы добавили к своему Новому Завету творения, связанные с именем Климента Римского (Послания и «Синод»), а также книги под названиями «Обетования» и «Дидаскалия». В части Ветхого Завета эфиопы тоже вполне оригинальны: они включают в него книги Юбилеев и Еноха, которые в остальном мире признаются апокрифическими. Эта особенность их церковной традиции свидетельствует о тех давних временах, когда библейский канон еще окончательно не сложился.

Итак, Новый Завет практически у всех христиан содержит одни и те же 27 книг, но что касается Ветхого Завета, тут нет полного единства. Русская Православная Церковь признает 50 книг, примерно столько же (с минимальными отличиями) насчитывают другие православные и католики. Но протестанты признают библейскими только те 39 книг, которые вошли в иудейский канон; можно сказать, что они его просто заимствовали.

Говоря об истории христианского канона, обычно вспоминают Лаодикийский Собор на Востоке (ок. 360 г.) и Третий Карфагенский на Западе (397 г.). Но на самом деле деяния этих Соборов далеки от окончательного разрешения всех вопросов. Так, постановления Лаодикийского Собора дошли до нас в нескольких списках. В некоторых из них просто не содержится пункта (60-го правила), перечисляющего «книги, которые должно читать». Это заставляет сомневаться в том, что оно действительно было включено в окончательное решение собора.

Долгое время подобные разногласия никому не мешали. Когда в 691-692 гг. на Трулльском Соборе епископы занялись сведением воедино и кодификацией постановлений предшествующих Соборов, они подтвердили авторитетность и Лаодикийского, и Карфагенского Поместных Соборов, но, опять же, не указали, какому списку книг нужно следовать. При этом помимо этих двух Соборов, они ссылаются и на текст под названием «Апостольские постановления», в котором приводится список канонических книг, причем Новый Завет там представлен без Откровения Иоанна Богослова, зато с двумя посланиями Климента Римского.

Возникает ощущение, что точный состав Библии Отцы рассматривали далеко не в первую очередь и даже не особенно старались устранить явные расхождения: в подобном каноне просто не было особенной практической надобности. Правила Лаодикийского и Карфагенского Соборов не проводят никакой границы между истинными и еретическими книгами, а всего лишь определяют, какие книги могут читаться в церкви в качестве Писания. Если в одной церкви будут читать Откровение Иоанна Богослова, а в другой нет, в этом расхождении не будет ничего страшного, лишь бы место этой книги не заняло какое-нибудь еретическое сочинение.

Канон проводит границы Писания. Но там, где оно заканчивается, для православного читателя начинается Предание – продолжение того же Откровения, действующего в той же Церкви. Граница между тем и другим существует, она важна, но не настолько, как граница между церковным вероучением и ересью – потому и списки библейского канона возникли достаточно поздно.

Зарождение христианского канона

Формирование христианского канона писаний было долгим и сложным процессом, вдаваться в детали которого не входит в мои намерения. Как уже указывалось, некое подобие канона имелось у христиан с самого начала, так как основатель их религии сам был иудейским учителем, воспринимал Тору как авторитетный источник Божьих заповедей и толковал ее смысл для своих последователей. Первыми христианами были последователи Иисуса, которые воспринимали книги еврейской Библии (еще не представлявшие собой раз и навсегда сложившийся «канон») как свое Писание. Авторы Нового Завета, в том числе один из первых, Павел, называли «Писанием» еврейскую Библию, собрание книг, которые Бог даровал Своему народу и в которых предсказал пришествие мессии, Иисуса.

Однако уже вскоре христиане начали ставить наравне с иудейскими писаниями другие религиозные тексты. Возможно, корнями служили непререкаемые учения самого Иисуса, поскольку последователи придавали его толкованию Писания такое же значение, как самим словам Писания. Иисус мог способствовать этому, излагая свои взгляды определенным образом. Например, в Нагорной проповеди он излагает законы, данные Богом Моисею, а затем дает собственное, более радикальное, толкование этих законов, придавая своим толкованиям особое значение. Об этом свидетельствуют так называемые антитезы в главе 5 Евангелия от Матфея. Иисус говорит: «Вы слышали, что сказано… „не убивай“ … А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду». Толкование Иисусом закона имеет такой же авторитет, как сам закон. Или Иисус говорит: «Вы слышали, что сказано… „не прелюбодействуй“ … А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем».

В некоторых случаях эти авторитетные толкования Писания, в сущности, отменяют действие самих законов. Например, Иисус говорит: «Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную … А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует». Трудно понять, каким образом можно следовать заповеди Моисея и дать разводную согласно ей, если, по сути дела, о разводе не может быть и речи.

Так или иначе, вскоре слова Иисуса стали считать столь же авторитетными, как слова Моисея, то есть самой Торы. Еще отчетливее это видно в новозаветный период, в Первом послании к Тимофею, приписываемому Павлу, хотя многие ученые утверждают, что это сочинение последователя Павла, подписавшегося его именем. В 1 Тим 5:18 автор призывает читателей воздавать должное тем, кто служит вере, и подкрепляет этот призыв, цитируя «Писание». Интересно то, что здесь он приводит два отрывка — один из Торы («не заграждай рта у вола молотящего», Втор 25:4), другой из уст Иисуса («трудящийся достоин награды своей», Лк 10:7). Видимо, для этого автора слова Иисуса уже сравнимы по значимости с Писанием.

Однако второе и третье поколения христиан считали неотъемлемой частью Писания не только учение Иисуса. В него вошли и труды его учеников. Свидетельство этому мы видим в книге, написанной последней из новозаветных — Втором послании Петра, автор которой, по мнению наиболее скептически настроенных ученых, не Петр, а один из его последователей, взявший псевдоним. В 2 Петр 2 упоминаются лжеучители, которые искажают смысл посланий Павла в своих корыстных целях, «как и прочие Писания» (2 Петр 3:16). Очевидно, здесь подразумевается, что послания Павла уже стали частью Священного Писания.

Вскоре после новозаветного периода некоторые христианские труды начали цитировать как авторитетные источники сведений о жизни и вере церкви. Наглядный пример — послание, написанное Поликарпом, уже упоминавшимся епископом Смирнским, в начале II века. Служители церкви в Филиппах спросили у Поликарпа совета, особенно о том, как поступить с одним из глав, уличенных в каком?то финансовом злоупотреблении церковной властью (вероятно, в растрате церковных средств). Сохранившееся послание Поликарпа к филиппийцам интригует читателя по ряду причин, не в последнюю очередь склонностью автора ссылаться на раннехристианскую литературу. Всего в четырнадцати кратких главах Поликарп цитирует более сотни известных отрывков из ранних текстов, прибегая к их авторитету для разрешения ситуации, с которой столкнулись филиппийцы (при этом приводит всего дюжину цитат из иудейских писаний); в одном случае он даже называет Послание Павла к Ефесянам Писанием. Но чаще Поликарп просто цитирует ранние тексты или ссылается на них, подразумевая, что община придает им статус авторитетных источников.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

История формирования ветхозаветного канона

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *