Все мы нуждаемся в совете опытных людей

Беседа с заместителем председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству, настоятельницей Зачатьевского ставропигиального женского монастыря Москвы игуменией Иулианией (Каледой).

— Матушка, третий год Вы исполняете послушание заместителя председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству. Сегодня о деятельности Отдела многие судят по монашеским форумам, работе членов Коллегии, которые все чаще выезжают в монастыри для решения важных вопросов монастырской жизни, печатным изданиям, адресованным к монашествующим. Расскажите, чем еще занимается Синодальный отдел по монастырям и монашеству. С какой целью он был учрежден?

— Отдел (изначально Комиссия по делам монастырей и монашества) был учрежден решением Священного Синода для оказания помощи возрождающимся монастырям в устроении монашеской жизни согласно каноническим положениям Русской Православной Церкви.

В 1990 году была образована Синодальная комиссия по делам монастырей, которую в разные годы возглавляли епископ Владимирский и Суздальский Евлогий (ныне митрополит Владимирский и Суздальский), почивший ныне епископ Орехово-Зуевский Алексий (впоследствии архиепископ Костромской и Галичский) и архиепископ Сергиево-Посадский Феогност. Решением Священного Синода от 15 марта 2012 Синодальная комиссия была преобразована в Синодальный отдел по монастырям и монашеству. В своей практической деятельности Отдел наиболее тесно взаимодействует со ставропигиальными монастырями.

По благословению Патриарха председатель Отдела, наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры архиепископ Сергиево-Посадский Феогност вместе с членами Коллегии проводит собеседования с кандидатами перед приемом в монастырь, рукоположением духовенства, перед иноческим, монашеским и схимническим постригами. Владыка регулярно служит в ставропигиальных монастырях, старается быть в курсе монастырских проблем, в той или иной степени помогает эти проблемы решать.

Правящим архиереем и Священным архимандритом ставропигиальных монастырей, как известно, является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству регулярно знакомит Его Святейшество с последними событиями жизни монастырей, предоставляет информацию о них.

Синодальный отдел также осуществляет взаимодействие с епархиальными монастырями, епархиальными архиереями и при необходимости с Управлением делами Московской Патриархии.

Например, для того, чтобы открыть новый монастырь в епархии, правящий архиерей в письменной форме испрашивает благословение Святейшего Патриарха. Прошение поступает в Синодальный отдел, после чего члены Коллегии Отдела выезжают на место, чтобы ознакомиться с ситуацией, увидеть жизнь общины, посмотреть, есть ли условия для монашеской жизни. Наличие общины — это главное условие для создания монастыря. Иногда, слава Богу, редко, но бывает, что есть храмы, здания, а общины как таковой нет. Чаще, конечно, бывает наоборот: есть полуразрушенный монастырь, пусть не очень хорошие, но все же условия для проживания, и есть община. Даже небольшая община, в которой собрались люди во имя Христово, чтобы вместе осуществлять свое спасение, бороться со страстями и обретать дорогу к Богу, является необходимым условием для начала монастырской жизни.

Внешние условия жизни будущего монастыря должны также соответствовать определенным требованиям государственной системы (наличие оформленного права на имущество, на земельный участок). Для помощи вновь возникающим обителям в 2011 году Комиссией по делам монастырей и монашества были разработаны предложения по основным критериям открытия новых монастырей, вошедшие в состав Рекомендаций Священного Синода епархиальным архиереям касательно открытия монастырей.

— Бывает ли, что Коллегия приезжает, чтобы закрыть монастырь?

— У нас нет такого понятия — закрыть монастырь: есть понятие упразднить монастырь. Бывали случаи, когда от архиереев поступали прошения об упразднении монастыря. Скажем, монастырь оказывается в самом центре города, и община лишается надлежащих условий проживания. Тогда архиерей принимает решение создать на этом месте архиерейское подворье или приходской храм, а общину перевести туда, где есть более подходящие условия для жизни монашествующих. Иногда архиерей принимает решение упразднить монастырь из-за малого количества насельников, но общинная жизнь при этом продолжается.

— Матушка, Вы сказали, что Синодальный отдел помогает монастырям решать проблемы. Как именно Отдел получает сигнал с просьбой о помощи?

— В Отдел сигнал от епархиальных монастырей, как правило, поступает из Управления делами Московской Патриархии. Именно туда приходят письма от епархиальных архиереев и из монастырей. Управделами направляет их к нам с соответствующей резолюцией от священноначалия, чтобы мы разобрались в ситуации.

— Управделами — это первая инстанция, куда могут обратиться за помощью монастыри?

— Монастырская жизнь многогранна: одни вопросы находятся в ведении правящего архиерея епархии, по другим бывает необходимо обратиться в Управделами. На практике к нам достаточно часто звонят игумены и игумении посоветоваться, как поступить в той или иной ситуации повседневной монастырской жизни, и мы всегда стараемся помочь в решении практических вопросов, связанных с канцелярией, хозяйственной деятельностью, реставрацией, отношениями с государственными органами или касающихся внутренней жизни обителей. Хочется отметить, что по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла епархиальные монастыри с каждым годом все теснее сотрудничают с Синодальным отделом по монастырям и монашеству. Так, в декабре этого года в рамках регионального этапа XXIV Международных Рождественских образовательных чтений состоялось первое собрание руководителей епархиальных структур, ответственных за монастыри, участники которого имели возможность обсудить вопросы монастырской жизни в регионах, проблемы юридического и хозяйственного характера, а также познакомиться с основными направлениями деятельности СОММ. 130 человек стали участниками этой встречи, в том числе представители таких отдаленных епархий, как Южно-Сахалинская и Курильская, Читинская, Корсунская.

— Хорошо ли принимают Комиссию Отдела в монастырях, когда она приезжает в епархии по сигналу о помощи?

— Как правило, очень хорошо. Конечно, нас, как любое начальство из Москвы, ждут «со страхом и трепетом». Мы же, в свою очередь, всегда стараемся приехать, чтобы по-братски или по-сестрински помочь. Все члены Коллегии сами являются игуменами и игумениями монастырей и знают монастырскую жизнь изнутри. Им знакомы все проблемы и искушения монашества, и поэтому мы приезжаем совсем не для того, чтобы найти и наказать виновных, а чтобы помочь справиться с той или иной ситуацией. Поэтому, как правило, в процессе общения складываются добрые, а иногда даже и дружеские отношения с монастырями, в которые мы приезжаем.

— Еще одно направление деятельности Отдела — это монашеские форумы и конференции, которые стали традиционными. Материалы конференций Отдел публикует на официальном сайте, позже они выходят в печатном виде. К сожалению, не у всех желающих есть возможность посещать конференции и другие форумы. Расскажите, какова цель этих встреч.

— Такие встречи нужны нам, прежде всего, для общения. Господь говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них». Хотя мы и являемся игуменами или игумениями монастырей, все мы нуждаемся в советах опытных людей, ведь совершенству, как известно, нет предела.

Когда мы получили благословение Святейшего Патриарха проводить конференции, стали думать над тем, как именно это надлежит делать. У всех нас одна цель: искание Христа, созидание Царствия Небесного внутри своего сердца, борьба со страстями, а это и есть святоотеческий путь исполнения евангельских заповедей. «Христос вчера и днесь Той же и во веки», и монашеская традиция остается неизменной. И хотя мы, слабые и немощные, люди ХХI века, не можем нести подвигов, которые несли христиане первых веков, но исполнять Заповеди, бороться со страстями, очищать свое сердце, чтобы в него могла вселиться благодать Святого Духа, мы обязаны. Именно поэтому было выбрано направление освещения монашеских традиций и опыта Отцов, как этим традициям следовать.

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла мы изучаем опыт Поместных Церквей, приглашаем на форумы монашествующих со Святой Горы Афон, из монастырей других Поместных Церквей. Но, что очень важно, мы не стремимся перенимать особенности той или иной Церкви, не собираемся менять традиции, сложившиеся у нас, а лишь стараемся приобщиться к богатому святоотеческому опыту, который был накоплен за два тысячелетия истории христианства.

На первую конференцию, которая состоялась в 2013 году в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, был приглашен митрополит Лимасольский Афанасий, который 22 года подвизался на Святой Горе Афон, был игуменом монастыря, а в настоящее время окормляет несколько мужских и женских обителей на острове Кипр. Владыка высказал очень важную мысль о том, что когда мы собираемся вместе, то говорим об опыте святых Отцов и о той традиции, которую они передавали друг другу — от учителя к ученику. При этом речь идет о духовных основах монашеского делания, а внешние формы, такие, как разнообразие покроя монашеского облачения, никакого значения для нашего спасения не имеют. Встречаясь, мы говорим о сущности монашества, о том, как соединиться со Христом.

Во время наших встреч игумены и игумении монастырей делятся своими размышлениями, основанными на святоотеческом учении и собственном опыте, как положительном, так и отрицательном, с тем, чтобы помочь друг другу избежать ошибок и получить пользу в деле устроения монастырской жизни.

— На последней конференции, которая проходила 23-24 сентября 2015 года в Покровском ставропигиальном монастыре Москвы, игумены и игумении обсудили ряд вопросов в формате круглых столов. Причем вопросы монастырской жизни женских и мужских обителей обсуждались отдельно — игумены и игумении собирались за круглыми столами в разных зданиях. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от прошедшего мероприятия. Кажется, обсуждение за круглым столом для игумений проходило достаточно живо?

— Это первый опыт проведения подобного круглого стола. Мы специально не готовили заранее темы сообщений, а решили просто обсудить вопросы внутреннего руководства сестрами, поделиться друг с другом своими мыслями и опытом. И, в общем, обсуждение, действительно, получилось живым. Возможно, не все были к нему готовы, но мы вполне довольны этим первым опытом. Игумении говорили о том, может ли монастырская община стать семьей, как построить в сестричестве добрые отношения, основанные на взаимном доверии сестер как к игумении, так и между собой. Это очень важный момент внутренней жизни монастыря: ведь можно правильно все устроить с административной точки зрения, но не иметь при этом полноценной монашеской общины, и тогда монастырь не будет семьей, где люди любят и уважают друг друга.

Еще говорили о том, что очень важно игумении, исполняя административные послушания, оставаться матерью для сестер, вместе бывать на богослужениях, на общей трапезе, общаться с сестрами. Ведь пример игумении вдохновляет и организует. Если матушка вместе с сестрами молится на службе, то Сам Господь начинает действовать между ними.

В монастыре, как и в семье, невозможно все время только делать дела, только исполнять послушания. Всем бывают нужны моменты отдохновения, когда люди просто встречаются, разговаривают друг с другом. На примере своего монастыря я вижу, как это нужно сестрам. Мы стараемся находить возможность собираться вместе: обсуждать монастырские вопросы, читать святых Отцов или проповеди Патриарха, осмысливать прочитанное, вместе ездить в паломнические поездки. Все это способствует преодолению отчуждения и объединяет монашескую общину.

Очень важно, когда мы не боимся друг другу что-то сказать, когда сестры высказывают свое мнение, свое видение того или иного вопроса. Конечно, последнее слово всегда остается за игуменией, но очень важно для монашеской общины, когда все ее члены имеют возможность высказываться. Ведь, по слову апостола, в первой христианской общине были одно сердце и одна душа — так должно быть и у нас. Для этого бывает нужно услышать друг друга и прийти к общему мнению. Ведь после того, как мы находим общее решение, мы начинаем действовать и очень важно, чтобы наши действия отражали наше единодушие. Все эти вопросы обсуждались за круглым столом.

— Вы сказали, что очень важно для игумении, исполняя административные послушания, оставаться матерью. Но и мать, какой бы ласковой ни была, вынуждена время от времени проявлять строгость. Часто ли игумении приходится быть строгой с сестрами? В чем тяжесть игуменского креста?

— Всегда легче по-доброму договориться с человеком, но когда не получается, приходится, что называется, употреблять власть. Мне это очень трудно дается, я человек мягкого характера и потом сама переживаю едва ли не больше тех, к кому была строга. Сестры имеют разные характеры, и очень важно в каждом конкретном случае находить такой способ воздействия, который принесет сестре наибольшую духовную пользу. В монастыре как в семье: если мать не будет ограждать свое дитя от опасности, ребенок может искалечиться. Хотя иногда и мать допускает некоему отрицательному опыту быть, если чадо не понимает по-хорошему, для его же блага.

Игумения несет ответственность за души сестер. Во время поставления в сан читается особенная молитва, где Господом ей поручаются души сестер, которые она должна привести ко Христу и за которые даст ответ в день Страшного суда. В этом вся тяжесть креста игумении — ответить не только за себя, но и за вверенные души. Ведь на самом деле никто из нас не сможет ничего сказать в свое оправдание. Если такие праведники, как преподобный Сисой Великий, перед кончиной говорили, что не знают, положили ли начало покаянию и угодны ли Господу их дела, то что сказать нам, грешным, о себе? Эта ответственность только повергает нас к стопам Спасителя и Матери Божией с мольбой о помощи исполнить послушание, потому что человеческими силами это невозможно.

Игумения Сергия, настоятельница Дивеевской обители, самого большого женского монастыря в России, когда ее попросили на одной из наших встреч поделиться опытом созидания монастыря и спросили, что ей помогает в игуменском служении, ответила, что, прежде всего, конечно, молитвы ко Господу и осознание своей немощи. Матушка тогда сказала: «Я понимаю, что сама не могу управить своих сестер, поэтому всегда молюсь за них и возлагаю все упование на Господа, на Владычицу Небесную, на преподобного Серафима».

— Матушка, Вы являетесь членом Президиума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. В этом году Комиссию Присутствия по вопросам организации монастырей и монашества возглавил митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий. Проект «Положения о монастырях и монашествующих» при обсуждении в сети собрал очень большое количество комментариев. В каком состоянии находится документ в настоящее время и почему, как Вы думаете, к нему проявили такой интерес не только монашествующие, но и миряне?

— Проект «Положения о монастырях и монашествующих» подготовлен Комиссией по вопросам организации монастырей и монашества и передан в Секретариат Присутствия для рассмотрения на Архиерейском Соборе.

В настоящее время Комиссия под председательством Высокопреосвященного митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия разрабатывает образец Устава внутренней жизни монастыря. Это важные документы, которые помогают нам организовать как внешнюю, так и внутреннюю монашескую жизнь.

Что касается интереса мирян к этим документам, то есть удивительные слова преподобного Иоанна Лествичника: «Свет инокам — ангелы, а свет мирянам — иноки». Монастыри всегда были для мирян своего рода маячками среди бурного житейского моря и привлекали людей не только из числа тех, кто решил посвятить себя Богу, но и вообще всех верующих. Взирая на эти маячки, христиане обретают свой путь ко спасению. Вспомним, как раньше созидались поселения, как возник, например, Сергиев Посад. Преподобный Сергий удалился из мира для спасения своей души. Но вокруг его келии в глухом лесу начали селиться братия, потом обычные люди, и так возникло целое поселение. Известно, что вокруг многих монастырей образовывались сначала слободки, а потом города. Так было всегда, и будем надеяться, что так и будет. И в наши дни мы нередко узнаем, что когда где-то в глубинке возрождается монастырь или подворье, то жизнь вокруг меняется: люди приходят к вере, близлежащие деревни поднимаются из руин, земля начинает плодоносить, повышается рождаемость… Поэтому, я думаю, интерес к монашеской жизни всегда был и остается у мирян и в наши дни.

святые покровители 

Икона святой преподобной Иулиании Московской

Преподобная Иулиания Московская и сестра ее преподобная Евпраксия, имена которых неразделимы в истории Русской Православной Церкви, происходили из рода знатных благочестивых черниговских бояр Феодора и Марии Бяконтов, семья переселилась в Москву после разорения Чернигова татарами. Господь наградил Феодора и Марию пятью сыновьями и двумя дочерьми – Ульяной, рожденной в 1300 году, и Иулией, рожденной в 1302 году. Старший же брат их, Симеон-Елевферий, дата рождения которого достоверно не определена, принял в постриге имя Алексия – в честь святого Алексия, человека Божия.
Обе сестры были хороши собой, всем было известно о многих их добродетелях, и род был знатен, потому многие юноши из лучших боярских фамилий были бы рады посвататься к ним, но Ульяна и Иулия, как и их старший брат, сызмальства решили посвятить свою жизнь служению Богу. И обе они, по благословению матери и старшего брата, а отец их скончался к тому времени, поступили в монастырь и приняли монашеский постриг. Ульяна приняла святое имя Иулиания в честь святой мученицы Иулиании Никомидийской, а Иулия – Евпраксии в честь преподобной Евпраксии, девы Тавеннской.
В те времена не было самостоятельных женских и мужских монастырей, обители просто разделялись на две изолированные половины на общей территории. Потому, через некое время, стремясь уподобиться женам-отшельницам раннехристианских времен, они попросили благословения брата своего митрополита Алексия на то, чтобы основать рядом со столицей женский монастырь во имя его небесного покровителя, святитель с радостью дал благословение. Место для первой в России женской обители выбрали в Остожье, на берегу Москвы-реки – улица Остоженка, где сейчас во 2-м Зачатьевском переулке, дом 2, действует возрожденный Зачатьевский монастырь.
Тогда обитель называлась Алексеевской, первой игуменьей стала Иулиания, а первой насельницей – Евпраксия. Устав монастырского общежития здесь был установлен по примеру того, что был принят в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Община стала прирастать, а игуменья Иулиания, обладавшая светлым умом и всеми качествами истинной подвижницы в вере, руководила обителью мудро, сама всегда и во всем служила главным образцом, всячески подражая святым подвижникам прошлых времен, приобретая многие познания в монашеском бытии из их житийного опыта. Рядом с нею всегда была сестра ее Евпраксия, которая вместе с ней делила все труды и обязанности по устроению монастырской общины. Старший же их брат, святитель Алексий, не оставлял сестер советом и благословением, и для него даже была выстроена отдельная келья у южной ограды монастыря, где он останавливался, приезжая в монастырь.

Строгостью и добротой, благочестием и добродетелью, милосердием и кротостью преподобные игуменья Иулиания и монахиня Евпраксия снискали уважение и любовь и монахинь, и мирян. Подвижническая жизнь сестер была столь известна и прославлена в народных устах, что еще при жизни их почитали за святых. То были нелегкие годы для земли Русской, и преподобные сестры смиренно молились, трудились, утешали советом и делом, помогали страждущим, неимущим, обездоленным и осиротевшим. Получив от Господа дар чудотворения, преподобные сестры исцеляли по молитве к Богу недугующих, притекавших в обитель, любовь к Богу и ближнему сияла в их сердцах.
Так в трудах проходила их жизнь Божиих подвижниц. Преподобная игуменья Иулиания скончалась 3/16 мая 1393 года, тогда это была четвертая суббота по Пасхе, погребли ее недалеко от монастырского храма. В летописи того времени значится: «По Великом дни (по Пасхе) на четвертой недели в субботу на ночь преставися игумения Алексеевская Ульяна, дщи некоего богата родителя и славна, сама же зело богобоязлива, чернечьствовавши лет более 30 и игумения бывши 90 черницам, и общему житию женскому начальница бывши, и за премногую добродетель любима бысть от всех и почтена всюду и положена подле церкви». Через год вслед за сестрой упокоилась и преподобная монахиня Евпраксия, а над местом погребения преподобных сестер в 1766 году построили храм в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», который в 1887 году стал приделом в честь Казанской иконы Божией Матери в великолепном соборе Рождества Пресвятой Богородицы.
Необходимые документы для решения вопроса о канонизации преподобных Иулиании и Евпраксии Московских были собраны еще в XIX веке, но реализация решения отложилась на многие десятилетия – наступил 1917 год с его революционными событиями.
Лишь в мае 2001 года игуменья Иулиания и монахиня Евпраксия, основательницы первого женского монастыря, были канонизированы в лике преподобных местночтимых святых. 24 июня 2008 года определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви преподобные сестры были прославлены в лике общецерковных святых.
Какие чудеса произошли
Как при жизни преподобные Иулиания и Евпраксия Московские (Зачатиевские) вместе блюли порядок и лад в обители, основанной их святых братом – святителем Алексием, митрополитом Московским и всея Руси, так и после кончины своей во все века они не оставляли родную им обитель и ее насельниц. И теперь, после возрождения Зачатьевского монастыря, они незримо присутствуют тут чудесами, творимыми ими, подтверждая продолжение своего святого попечения.
Вот только малое число документированных свидетельств этой чудесной заботы от момента их кончины.
Служившая в обители 28 лет при сестрах монахиня, которой было вменено в послушание зажигать лампады перед иконами, после кончины ее приснилась сразу нескольким новым насельницам Зачатьевской обители, она просила всех молиться преподобным основательницам, ибо уже знала, как велики они в очах Господних, помощь от них поступала постоянно.
Преподобные часто являлись в видениях, но всегда вместе, никогда порознь, как жили и служили Богу прижизненно. Например, еще одна монахиня вдруг увидела во сне, как две монахини, которых она в обители никогда не видела, носят к собору от колодца возле трапезной ведрами воду. Она рассказала о том старицам, помнившим еще и игуменью, и ее святую сестру. Те распознали по рассказу Иулианию и Евпраксию и поняли, что преподобные сестры предупредили их о возможном грядущем несчастье. Прошло два дня, и над Москвой и лежащей рядом обителью начали греметь грозы. Из огромной свинцовой тучи в купол собора ударила молния, он загорелся, и сестры совершенно не знали, как тушить его, даже дождь не мог погасить полыхавший огонь. Но вскоре пламя погасло само собой, и монахини поняли, что это была помощь преподобных Иулиании и Евпраксии.

Святитель Алексий также и после окончания его земного пути советовал обращаться в Зачатьевский монастырь, к святым сестрам, упокоенным здесь. Одной женщине, которая была в большом унынии от ее серьезных семейных неурядиц, в видении было открыто, как стоит она перед ракой с мощами святителя и плачет. И тут голос говорит ей, чтобы обратилась она в Зачатьевский монастырь к упокоенным там преподобным и заказала по ним панихиду. Женщина тут же по пробуждении поступила, как советовал святой митрополит, все неурядицы ее очень скоро счастливо разрешились.
Чудом сопровождалось и возрождение Зачатьевской обители. Одной из величайших святынь обители является чудотворная икона Божией Матери «Милостивая», и в 1991 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия II при храме святого Илии Пророка, где тогда она хранилась, было создано Сестринство во имя дивной иконы. Целью создания Сестринства было именно возрождение Зачатьевской обители – древнейшего из российских женских монастырей. Тогда настоятелем храма было написано множество писем в различные инстанции, чтобы комплекс монастыря был передан Церкви, но дело никак не сдвигалось с места. Наконец, духовник и старшая сестра Сестринства попали на прием в комиссию при Моссовете по вопросам передачи храмов и монастырей Церкви, где представитель комиссии попросил их принести всю необходимую документацию и пообещал, что вопрос вскоре будет рассмотрен. 17 сентября 1991 года, как раз в день праздника иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», в честь которой на территории обители была воздвигнута церковь, где покоились мощи преподобных Иулиании и Евпраксии, состоялось заседание комиссии, посвященное вопросу передачи церковного комплекса РПЦ. Через месяц, 18 октября, в день памяти святителей Московских, в том числе святителя Алексия, состоялось второе заседание, также разрешившее вопрос положительно. Так из заседания в заседание постепенно вся территория Зачатьевского монастыря была возвращена РПЦ. Началось ее возрождение, и уже в 1993 году в Лазареву субботу, тогда это было 10 апреля, иерейским чином был освящен надвратный храм во имя Нерукотворного Образа Спасителя. Так святые сестры и их святой старший брат незримо содействовали возрождению родной обители.
И вот, в ту же Пасху, старшая сестра Сестринства Мария пошла к месту, где когда-то над местом погребения преподобных Иулиании и Евпраксии стоял храм в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», а тогда оно только было отмечено крестом на асфальте, пропеть пасхальное песнопение. По дороге она упала и сильно ушибла ногу. Назавтра нога распухла, сильно болела, поднялась температура, начались симптомы, которые врачи никак не могли объяснить: прерывалось дыхание, в эти минуты состояние было схоже с комой. В один такой момент сестры уже было решили читать над Марией отходную, но Мария опять пришла в себя и попросила отслужить на месте упокоения панихиду преподобным Иулиании и Евпраксии, положив там ее рубашку и платок. Это было 6 мая, в день памяти святого великомученика Георгия Победоносца. Панихиду отслужили, привезли освященные на месте храма вещи, сестра Мария надела их на себя и сразу почувствовала облегчение, приступы прекратились, вскоре она выздоровела.

Еще время спустя на этом месте поставили деревянный крест, два надгробия и устроена ограда, начались богослужения, и непременно после Божественной литургии служилась панихида по преподобным основательницам Зачатьевской обители, а вечером, во время крестного хода, пели литию.
Таких свидетельств уже множество из нашего времени, а в последнее время их становится еще больше. Больше становится и паломников – люди идут к святым могилам с цветами, со своими вещами, молят преподобных чудотвориц о помощи и заступничестве. Мы приведем вам в кратком изложении еще два случая из самых нам близких лет, подробнее они опубликованы на сайте Зачатьевского монастыря1.
1. Избавление от несчастного случая
Это было в 2013 году. Октябрьским вечером, когда рано темнеет, Татьяна N., жительница подмосковного города Железнодорожный, ехала в электричке и услышала, когда перечисляли остановки, что в их числе нет нужной ей. Она вскочила и побежала в тамбур, чтобы выйти и дождаться нужного поезда. Но не успела – двери закрылись, и Татьяне прищемило щиколотку ноги, поезд двинулся. Нога осталась зажатой в дверях, другой она уже стояла на платформе. Вагон был предпоследний, на небольшой платформе практически не было освещения, шансов, что машинист увидит ее, не оставалось, а в тамбуре не было никого, кто мог бы дернуть стоп-кран.
Татьяну охватил панический ужас – электричка набирала скорость. И тут внезапно двери на секунду открылись, и этого мгновения ей хватило, чтобы высвободиться и избежать ужасного последствия, которое могло бы случиться. Когда, уже стоя на платформе, Татьяна пришла в себя, то вспомнила, что накануне посетила Зачатьевский монастырь, молилась преподобным Иулиании и Евпраксии, купила их иконочку, и образок этот был у нее в сумочке, она везла его своей маме. И, как рассказывает Татьяна, у нее нет ни малейшего сомнения в том, что спасена она была помощью Ангела-Хранителя и преподобных Иулиании и Евпраксии.
2. Исцеление от болей
(свидетельство от 18 сентября 2011 года)
Елене N. за 2-3 дня до первого посещения Зачатьевского монастыря приснилось, что она открывает тяжелую дверь храма, ей навстречу выходят две монахини, помогают придержать дверь и предлагают зайти.
Когда Елена приехала в обитель, то подошла к святыням, купила книги, в том числе о житии ее святых основательниц преподобных игуменьи Иулиании и монахини Евпраксии и о чудесах, ими доныне творимых. В то время ее беспокоили боли в позвоночнике и покалывание в груди слева, которые продолжались вот уже две недели. Как это часто с нами бывает, к врачу она не обращалась, думала, само как-нибудь пройдет, но боль становилась все сильнее, а тут ночью началась ноющая боль. Утром она вновь пошла в обитель, постояла на молебне Иулиании и Евпраксии, поставила свечу к их образу и заказала молебен о здравии. Перед молебном она положила свою ночную сорочку на гробницу, где покоятся останки преподобных сестер. Пока стояла на молебне, горячо молилась об исцелении, о ходатайстве их за нее перед Богом, о прощении грехов. Дома Елена надела на ночь освященную сорочку, маслицем от лампады – а в Зачатьевской обители горят только лампады, которые тушат на ночь и возжигают по утрам, – помазала больное место. В течение трех дней боли в груди прошли, но в позвоночнике еще держались. Тогда ей был сон, что массажистка мажет ей тем же маслицем больной позвонок. Прошло еще пять дней, ежедневно она мазала спину, и эта боль тоже ее покинула.
Как говорит Елена, она пришла в храм, оставила благодарное свидетельство о ее чудесном исцелении, заказала молебен и пожертвовала крест с цепочкой к иконе преподобных Иулиании и Евпраксии.
Значение иконы
Не многим святым женам было дано Господом счастье и доверие основать первый в Православной России самостоятельный женский монастырь. Преподобные Иулиания и Евпраксия Московские (Зачатиевские) до сих пор помогают всем, с молитвенным прошением к ним притекающим. И если по каким-либо причинам мы не можем сами приехать в Зачатьевский монастырь, в силу отдаленности – велика Россия, или есть тому другие причины, их икона в нашем доме – замечательное обретение возможности обратиться через их иконописный образ к ним самим.
Чем смиреннее земная жизнь святых Господних, чем больше подвижнических трудов во славу Божию, чем больше отречение их от всего мирского, чем скромнее их житие, тем более яркими красками светится их подвиг, когда они предстают у Престола Божия. Их духовные образы в очах Божиих, в светоносном Царствии Небесном подобны драгоценным кристаллам, ограненным духовным подвигом исповедников Господних – их аскезы, постов, молитв.
Ярчайшие краски светятся с кузнецовских икон, и на этих образах они не кажутся нам несопоставимыми, как не бывает несопоставимых красок и оттенков в нерукотворной природе, созданной Творцом, – в цветах, в оперении южных птиц, в соединении разноцветных минералов в горных породах. Так они сияют и на новом образе святой преподобной Иулиании, и мы очень надеемся, что преподобные сестры осенят кого-то желанием увидеть икону, на которой они обе будут сиять вместе в дивных красках и орнаментах кузнецовского письма.
____________________________

Иулиания московская икона

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *