Scisne?

Оскорбление чувств верующих — занятие древнее и почтенное, располагающее к остроумию. Мы собрали лучшие высказывания ученых, философов, поэтов и политиков, многие из которых даже не были убежденными атеистами, но ради красного словца не пожалели и предвечного Отца.

  1. Чем чаще человек поминает Бога в своих речах, тем усерднее я слежу за своим кошельком.
    Марк Твен, писатель.
  2. Когда ты разговариваешь с Богом — это молитва. А когда Бог разговаривает с тобой — это шизофрения.
    Бенджамин Джонсон Ланг, композитор.
  3. Бога в моей теории нет, потому что я не нуждался в этой гипотезе.
    Пьер Лаплас, астроном.
  4. У слепой веры — очень злые глазки.
    Станислав Ежи Лец, поэт.
  5. Слова веры часто повторяют не потому, что они истинны, а потому, что их часто повторяют.
    Оскар Уайлд, писатель.
  6. Религиозные убеждения — прекрасный предлог, чтобы делать людям гадости.
    Ричард Олдингтон, писатель.
  7. Церковь — это место, где джентльмены, никогда не бывавшие на небесах, рассказывают о них небылицы тем, кто никогда туда не попадет.
    Генри Менкен, литературный критик.
  8. Вера — это то, что лежит на одной чаше весов, при том что на второй всегда лежит разум.
    Артур Шопенгауэр, философ.
  9. Это оскорбление для всей человеческой расы — полагать, что нам нужен бог, чтобы вести себя прилично.
    Стивет Фрай, актер.
  10. Можно объяснить марсианину существование бензоколонок. Но будет очень сложно объяснить ему, зачем нужны все эти церкви.
    Джон Апдайк, писатель.
  11. Религии — все до одной — нелепы: их мораль рассчитана на детей, их обещания эгоистичны и чудовищно глупы.
    Ги де Мопассан, писатель.
  12. Преподавая религию в школах, эти, мягко говоря, сволочи церковные хотят заманить души детей.
    Виталий Гинзбург, физик.
  13. Каких великолепных глупцов делает из людей религия!
    Бен Джонсон, драматург.
  14. Даже если есть Бог, человечеству безопаснее вести себя так, будто Его нет.
    Джон Фаулз, писатель.
  15. В мире слишком мало любви и благости, чтобы их можно было расточать воображаемым существам.
    Фридрих Ницше, философ.
  16. Полагаю, я был бы хорошим христианином, но церковь сделала все, чтобы превратить меня в законченного безбожника.
    Фридрих Шиллер, драматург.
  17. Цивилизация не достигнет совершенства, пока камень последней церкви не упадет на голову последнего священника.
    Эмиль Золя, писатель.
  18. Религий — это общечеловеческий навязчивый невроз.
    Зигмунд Фрейд, психолог.
  19. Отсутствие Бога доказать сложно. Если я предположу, что вокруг Солнца по орбите между Землей и Марсом летает фарфоровый чайник, никто не сможет это опровергнуть, в особенности если я аккуратно добавлю, что он настолько маленький, что его не могут увидеть даже самые мощные телескопы.
    Бертран Рассел, математик.
  20. Пока человек не выгонит бога из своей головы, он никогда не станет свободным.
    Дени Дидро, философ.
  21. Бог — затычка для дыры неизвестного.
    Анатолий Луначарский, политик.
  22. Христианская концепция омерзительна. Она делает из Бога или воплощенную злость, и притом злость бесконечную, создавшую мыслящие существа, чтобы сделать их навеки несчастными, либо воплощенное бессилие и слабоумие, не способное ни предугадать, ни предотвратить несчастья своих созданий.
    Франсуа Вольтер, философ.
  23. Крови, пролитой поклонниками Бога милосердия и мира со времени введения Его религии, хватило бы, быть может, для того, чтобы утопить приверженцев всех других сект, живущих на земном шаре.
    Перси Шелли, поэт.
  24. Разум — главнейший враг всякой веры.
    Мартин Лютер, священник.
  25. Частные сообщение о моей религиозности — ложь. В бога я не верю.
    Альберт Эйнштейн, физик.
  26. Религия мне всегда казалась чем-то неприличным.
    Ингмар Бергман, режиссер.
  27. Если Бог существует, то атеизм, безусловно, оскорбляет его меньше, чем религия.
    Жюль Гонкур, писатель.
  28. О чем бы ни молился верующий он всегда молится о чуде, и молитва верующего сводится к следующему: «Великий Боже, сделай так, чтобы дважды два не было четыре.»
    Иван Тургенев, писатель.
  29. Слава богу, я атеист!
    Луис Буньюэль, режиссер.
  30. Вера утешительная погремушка для тех кто не умеет думать.
    Томас Эдисон, изобретатель.
  31. Уверен, что серьезный ученый, исследующий законы природы или человеческого общества, не сумеет сохранить веры, ибо все вокруг будет разубеждать его в усвоенных с детства догматах.
    Умберто Эко, писатель.
  32. Если бог есть, то почему его нет?
    Гуго Штейнгауз, математик.
  33. Все думающие люди — атеисты.
    Эрнест Хемингуэй, писатель.
  34. Набожность находит такие оправдания дурным поступкам, которых простой порядочный человек не нашел бы.
    Шарль Монтескье, философ.
  35. Ни одна религия не может ничего сделать для человечества.
    Станислав Лем, писатель.
  36. Тот факт, что верующие более счастливы, чем атеисты, доказывает не больше того, что и пьяный человек счастливые трезвого.
    Бернард Шоу, драматург.
  37. Если посмотреть на соотношение всех живых существ в мире, то по всему выходит, что больше всего Господь любит микробов и насекомых.
    Конрад Лорен, биолог.
  38. Молитва — это требование изменить все законы Вселенной ради одного, явно недостойного, просителя.
    Амброз Бирс, журналист.
  39. Не знаю, почему это так, но ни одна религия не потрудилась наделить своего бога здравым смыслом.
    Сомерсет Моэм, писатель.
  40. Религия расценивается обычными людьми как правда, умными как ложь, а правительством как полезная штука.
    Эдуард Гиббон, историк.
  41. Если бы мне дали шанс изменить мир, то в первую очередь я бы избавилась от религии. Ненависть и разрушение — это все, что она приносит.
    Бьорк, певица.
  42. Не следует верить в нечто лишь потому, что было бы ужасно, если бы это нечто не существовало.
    Жан Ростан, биолог.
  43. Религиозность — просто один из побочных продуктов нашего видового поведения. Довольно вредный, надо отметить.
    Эрнст Майр, зоолог.
  44. Удивительно, как все эти жрецы и предсказатели, глядя друг на друга, могут удерживаться от смеха.
    Цицерон, политик.
  45. Народ положительно требует, чтобы его обманывали, иначе с ним невозможно иметь дела.
    Синезий, епископ.
  46. Иногда я молюсь, потому что я суеверный, но в бога я, кажется, не верю.
    Джек Николсон, актёр.
  47. Называть верующих ослами — несправедливо, ибо ослы никогда не бывают столь твердолобы.
    Луис Велес де Гевара, писатель.
  48. У кого есть наука, тот в религии не нуждается.
    Иоганн Гете, поэт.
  49. Все религии основаны на страхе многих и ловкости нескольких.
    Мари-Анри Бейль (Стендаль), писатель.
  50. Я никогда не пытался найти Бога, полагая, что если Он так умен, как его описывают, то сумеет найти меня сам.
    Айзек Азимов, физик.
  51. Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, которое я наблюдаю сегодня в мире.
    Чарльз Дарвин, биолог.
  52. Вы спрашиваете, что я думаю по поводу сладостного ощущения абсолютной веры? Я думаю, что это совершенно ужасно и категорически недопустимо.
    Курт Воннегут, писатель.
  53. Творцами религий были величайшие ослы мира.
    Джордано Бруно, философ.
  54. К злодеяньям великим побуждает религия смертных.
    Лукреций, поэт.
  55. С некоторыми определенными склонностями к вегетативной жизни отшельник вместо ангела может превратиться в огурец. Это профессиональный риск.
    Андре Фроссар, журналист.
  56. Самая главная задача, которая стоит сегодня перед религией, — это как можно более быстрое и безболезненное исчезновение.
    Иосиф Дицген, философ.
  57. Странно, что все религии так много времени уделяют чудесам, в то время как каждому школьнику известно, что чудо, то есть нарушение законов Вселенной, невозможно.
    Макс Планк, физик.
  58. Бог хорош разве что тем, что на него всегда можно сослаться, если на ум не пришел какой-нибудь другой авторитет.
    Уинстон Черчилль, пилитик.
  59. Для вас я атеист, а для Бога — конструктивная оппозиция.
    Вуди Аллен, режиссер.
  60. Власть священника зависит от суеверия и тупой доверчивости народов. Ему вовсе не нужно, чтобы они были просвещенными. Чем меньше они знают, тем более покорны его решениям.
    Клод-Адриан Гельвеций, философ.
  61. Если вы прочитаете Библию с открытыми глазами, вы убедитесь, что она написана людьми, причем весьма неприятными и малообразованными.
    Роберт Ингерсолл, юрист.
  62. Большинство же нашего духовенства всегда отличалось только толстыми брюхами, схоластическим педантством да диким невежеством.
    Виссарион Белинский, литературный критик.
  63. Древние, наблюдая явления природы — громы, молнии, затмения луны и солнца, приходили в ужас и полагали, что причиной того — боги. Они не понимали, что нет в мире ничего, кроме них, что было бы наделено божественной природой.
    Демокрит, философ.
  64. Господь из всемогущего кормчего понемногу превращается в исчезающую улыбку космического Чеширского Кота.
    Джулиан Хаксли, писатель.
  65. Видимо, Бог специально сделал людей такими доверчивыми, чтобы священникам было проще их обманывать.
    Джордж Галифакс, политик.
  66. С точки зрения затрат времени и ресурсов религия не очень эффективна. Есть многое другое, чем можно занять воскресное утро
    Билл Гейтс, программист.

Рационалисты с критическим мышлением существовали всегда. С эпохи Просвещения наряду с развитием науки и пониманием происхождения человека к религии предъявлялись всё большие требования.

Мы хотим рассказать вам о десяти людях, настоятельно рекомендующих будущим поколениям избегать слепой веры, понимать и оценивать, а не принимать как должное то мнение, которое может быть навязано.

Кто такой, — безбожник.
Прежде чем перейти непосредственно к вопросу об атеизме, необходимо обозначить, что я буду использовать это понятие исключительно в политическом ключе.
Здесь неуместно философствование.

Вопрос о «существовании» бога в смысле философского концепта «существование» является религиозной ловушкой.
Спорить о боге, значит признавать наличие повода для такого спора, и допускать, что выдумка может существовать за пределами фантазии.

Это всё равно, что спорить «А есть ли Спанч-Боб?»

(«Губка Боб Квадратные Штаны» (англ. «SpongeBob SquarePants») — американский мультсериал производства телеканала «Nickelodeon», выпущенный в эфир 17 июля 1999 года и ставший одной из самых популярных анимационных программ телевидения).
Такое допущение – удел если не, буквально, ребёнка, то личности инфантильной и недоразвитой.
В вопросе существования Спанч-Боба невозможно быть агностиком.
Спанч-Боба, — нет.
Это, — мультфильм.
Его придумали и нарисовали.
«Это жизнь!» воскликнет только идиот.
«Может, есть, может, нет», – сентиментальный софист.

Говоря, — безбожник, я подразумеваю не того, кто утверждает очевидное: «Бога – нет», но того, кто знает, что сама идея бога – не о небесной канцелярии, но земной власти и подчинении.

Человек без бога – это человек без царя в голове.
Буквально.

Богохульство – невозможно.
«Оскорбление вымысла ничего не оскорбляет»
Быть безбожником значит бросать вызов мужской власти, окружившей себя метафизикой гадалки.
Безбожник – это тот, кто выступает против древнего патриархального авторитаризма, всей напускной иерархии отцов.

НОВЫЕ БЕЗБОЖНИКИ

Стараниями религиозных корпораций, быть атеистом сегодня – идентичностное преступление.
Безбожник – почти что ругательство.
В России составлен, ведется и постоянно обновляется «Общественным комитетом по правам человека»
«Всеобщий перечень агрессивных антихристианских ксенофобов и наветчиков
(Редакция от 22.04.2012)

«Наше общество не светское.
Часть его светская, а часть религиозная», — сказал Чаплин в ходе дискуссии в редакции журнала «The New Times».

По словам священника, в России нет принципа отделения Церкви от государства.
Уголовный приговор за фразы «бог – это миф», «духовенство не верит в бога» и еще за несколько аналогичных высказываний получил житель Гатчины Дмитрий Лебедев.

В отличие от верующих, которые обладают богатым набором знаков социальной репрезентации, а также могущественной инфраструктурой по её производству и насаждению, атеисты существуют, как кошки – обособляясь друг от друга, и мира дураков.

Собрать вместе кошек труднее, чем стадо баранов, и, тем не менее, такова насущная задача – атеизм должен выйти из подполья.

Исторический шанс для этого представляется не часто.
Религия прячет свою суть за гипнотическим церемониалом и воздушными разговорами о «духовности».
Лишь иногда её реальное проявляется в рецидиве вроде «суда» над Pussy Riot, брегета патриарха Кирилла, гомосексуализма в правлении Казанской епархии и может быть увиденным не только кучкой и без того сведущих субъектов, но и широкими массами.

История Pussy Riot обнажила не только исторический союз церкви и авторитарного государства, но сущность всякого религиозного учения; не важно, говорим мы о христианстве, исламе или иудаизме.

Мировоззрение простого участника намаза идентично мировоззрению террориста-смертника; разница – лишь в степени вовлеченности в Идею, имеющую своим содержанием ревнивого и нетерпимого бога-отца, который вот уже вечность требует жертвы и поклонения.

Христианство и национал-социализм являются синонимами.
И то, и другое – набор вирулентных текстов, которые ведут к подавлению человеческих возможностей и сублимации через насилие.

Атеизм нуждается в политической организации, направленной на производство движения по борьбе с традиционным обществом и теми культурными расстройствами, которые оно порождает.

Антиклерикальная кампания, развязанная в качестве реакции на травлю Pussy Riot, должна продолжиться и за пределами этого дела.

Однако, если либеральный антиклерикализм видит своей максимой отделение церкви от государства, то новые безбожники рассматривают такое отделение как базовый шаг, и ставят целью полное искоренение религии из общественной жизни, т.е. освобождение человека от религиозной чумы.

Это не значит, что современным атеистам стоит повторять ошибки своих предшественников – например, Союза воинствующих безбожников, члены которого убивали попов и сжигали храмы.
Как показала история, такие меры действуют против цели.
Мы – гуманисты, и видим решение в реформе системы образования и меметических технологиях, позволяющих очистить сознание от информационного яда церковных синдикатов.

Создание атеистических групп, художественный акционизм, распространение просвещающей информации, разоблачение религиозного бизнеса – всё это необходимые, но не единственные меры борьбы с мракобесием.

Даже обнажив правду о религии и набрав критическое количество сторонников, атеистическое движение не сможет реализовать свои цели без воплощения политической воли.
Таковое требует производства альтернативной общественной системы и её последующей инсталляции с помощью политической борьбы.

Без политического вмешательства в общественную жизнь невозможно ни отделение церкви от государства, ни реформа образования, ни прочие общественно-политические шаги, которые сорвут с человека тысячелетнего попа, и освободят то, что, собственно, нуждается в освобождении – разум и его безграничный потенциал; критическое, диалектическое и аналитическое мышление; личность, которая руководствуется не святыми вымыслами, но живой, многообразной и открытой для познания реальностью.

Церковь должна отмереть.
Религия должна отмереть.
Уже сегодня процесс Pussy Riot привел к трети сумнящихся, к священникам, отрекающимся от сана.

Атеистическое движение начинается с пробудившейся личности, которая хочет не верить, но знать, и сегодня, вопреки ренессансу инквизиции, вопреки отцам и фюрерам, с бесстрашием и гордостью заявляет миру: «Я – безбожник».

Констелляция из «там-сям»
Метки: РПЦ

Известные атеисты мира

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *