Тюрьма для «чайников» или как правильно вести себя на нарах

Говорят — от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Любой из нас может — как за мелкое правонарушение, так и случайно — попасть в камеру. На несколько часов или на несколько месяцев. А это место сложное. Получить там мелкие повреждения или крупные неприятности можно за пару минут и за пару лишних слов.

Несколько рекомендаций простому человеку, впервые попадающему в камеру.

Эти советы предназначены не для профессиональных уголовников. Они сами надают советов кому угодно. Например, в начале восьмидесятых группа людей занималась «разгонами» (под видом сотрудников милиции проводили «обыски» цеховиков и «изымали излишки»). Когда их арестовали сотрудники КГБ, «милиционеры» наплели что-то про измену Родине. Обвинения по этой статье даже и не выдвигали — достаточно быстро стало ясно, что это вранье. Но люди получили возможность вместо вонючих казематов СИЗО сидеть в теплых камерах внутреннего СИЗО КГБ. И общались не с «кондовыми ментами», а со следователями КГБ в галстучках. Да и питались не баландой…

Прежде всего решите для себя — долго ли вам придется сидеть. Варианты — 3 дня, 10 дней, месяц, до суда (у нас — от нескольких месяцев до нескольких лет), срок по приговору. В этом вам может помочь адвокат. Оценив обстоятельства дела, он должен честно обрисовать перспективу.

Чем меньше народу вы встретите на своем тюремном пути, тем лучше. Желательно избежать лишних встреч — с «отмороженными» криминалами или малолетками (что намного хуже), камерными агентами и т.д. Одиночество — это изоляция.

Во-первых, можно договориться со следователями. Можно попросить, но тут уж как получится.

Сидят зэки в камере. Принесли им поесть. Один зэк замешкался и крыса стащила его пайку. Тот недолго думая берет башмак и кидает его в крысу. Попал и убил.

Пахан посмотрел на дохлую крысу и говорит:

— Ты вор, я вор, крыса хлеб украла — значит тоже вор. Так вот значит ты как … Даю срок тебе до утра не придумаешь отмазку — опустим.

Думал мужик, думал, всю ночь не спал, а утром и отвечает:

— Да, я вор и ты вор, крыса хлеб украла — значит тоже вор, так ей что западло с нами посидеть что-ли …

Во-вторых, можно объявить голодовку. Не бойтесь — голодовка на несколько дней никому еще не вредила. Все действия такого рода необходимо оформлять документально, под подпись должностных лиц. И чем выше должность того, кто подпишется на вашем заявлении, тем лучше. Минимум — надзирающий прокурор. Но не помешает направить такое заявление и выше — вплоть до Генерального прокурора. Действовать надо через адвоката. Многие опера, подписавшись на вашем заявлении о голодовке, отправят его «в парашу». Не объявляйте «сухую» голодовку (отказываясь от пищи и от воды). Это ущерб здоровью, а для дела — преимущества никакого.

В-третьих, можно «закосить» на здоровье. Есть болезни, диагностика которых — вещь долгая и сложная. Например, ишемическая болезнь сердца… Вас должны будут перевести под наблюдение врача. А могут и вовсе освободить. Вряд ли сидящему по небольшому обвинению обычному человеку, не прошедшему тюремных «университетов» или не имеющему высшего медицинского образования, стоит симулировать психические болезни. Быстро разоблачат.

В-четвертых, есть и нетрадиционный способ. Можно доверительно шепнуть следователю, что, например, у вас создалось впечатление, что ваш сокамерник намерен покуситься на вашу честь. И вы можете не удержаться и решить этот вопрос кардинально — например задушить. Попросите ничего не говорить операм. 99% — вас переведут в одиночку.

Предположим, что тремя днями ваше заключение не ограничилось и вам продлили срок содержания под стражей до 10 дней, а то и до месяца.

Если вы уже объявили голодовку, нужно решать, что делать дальше. Длительная голодовка не принесет пользы. Можно прервать голодовку, а потом объявить ее снова, оформив по тем же правилам.

Но предположим, вас «выселили» из одиночки — голодовку вы прервали или болезнь «не прошла». Предпочтительней сидеть в «маломестке» (малонаселенная камера). Если повезет и вашими соседями в такой камере будут расхитители, аварийщики и т.п., вы можете просидеть весь срок без всяких «прописок», домогательств, «разводок» и т.п.

Как я уже говорил, что статья предназначена не для профессиональных уголовников. А простой человек должен знать, что очень важны правильные отношения со следователем и операми.

Если вы ведете себя с ними нормально, то шансов попасть в «маломестку» больше. Предположим, что ничего у вас не получилось и вас поместили в общую камеру (человек на 30-40), набитую уголовниками. Несмотря на то, что во времена перестройки газеты зарабатывали тем, что расписывали ужасы, которые ожидают человека, впервые попадающего в камеру, на самом деле никто вашей крови особенно не жаждет. Но если с воли за вами «тянется хвост» в виде информации о том, что вы «сдали» операм друзей, совершили преступление, которых не любят в местах лишения свободы (изнасилование, растление малолетних и т.п.), то вам может прийтись несладко. Если все чисто, то нарваться на неприятности можно в основном по своей вине.

Если в камеру попадает гомосексуалист, лучше прямо сказать об этом. В таком случае он будет спать и питаться с «петухами», но отношение к нему будет отличаться от отношения к «петухам», заслужившим свой статус из-за «неправильного» поведения.

Всякий вошедший в камеру должен пройти «прописку». К ней скорее всего не будут принуждать людей старше 40 лет и явных больных. Пожилому человеку сразу следует заявить, что он «определяется в мужики» (то есть будет работать, а если потребуют — платить в «общак»). Заставлять участвовать в воровских делах его вряд ли будут. Правда, из «мужиков» можно и выбыть — с понижением. Если, например, воровать у своих («крысятничать»), слишком много разговаривать, попасться на связях с операми и т.п.

Есть случаи, когда от прописки откупались за несколько тысяч долларов — через адвоката.

«Прописка» — вообще-то формальный допрос с целью определить, что за человек «к нам пришел». Это и понятно — люди, которым предстоит какое-то время провести в одном помещении, не хотят лишних проблем. Например, они могут — не зная того — неделю-другую есть за одним столом с «петухом». А это чревато неприятностями и для авторитетов.

При «прописке» — да и вообще в камере — есть одно главное правило: нужно говорить правду. Если человек совершил изнасилование, а рассказал, что его оклеветали, ему могут поверить. Но если выяснится, что он все-таки обманул сокамерников, то ему этого не простят.

«Прописка» — это ритуал. Ее десятилетиями складывавшиеся правила на человека, впервые попавшего в камеру, могут произвести устрашающее впечатление. На вас могут кричать, несколько раз ударить, будут провоцировать. Но никто не ставит цели нанести серьезные телесные повреждения, скорее, это делается в порядке профилактики. Спортсмены, впервые попадающие в камеру, иногда воспринимают все это всерьез и устраивают настоящую драку. Были случаи, когда такие люди получали тяжкие телесные повреждения.

Формально «прописка» состоит в том, что вам задают вопросы, а вы обязаны отвечать. Если вы не уголовник со стажем, не надо изображать бывалого урку. Честно расскажите о себе. Если вы не знаете правил жизни в камере, так и скажите. На вопрос, будете ли соблюдать правила, лучше ответить, что да.

Есть много типичных вопросов. Показывается костяшка домино «шесть-пять». Предлагается выбрать. После сделанного выбора могут объявить, что пятерка означает «петух», а шестерка — «шестерку» (ложкомоя). А можно было бы выбрать и черточку между ними, что ничего не означает.

Специально для новичка могут оставить свободными крючки для одежды под номерами 5 и 6. Но вещи можно бросить и на койку или скамейку…

Могут задать вопрос: «Ты летишь на парашюте. Слева — море г…, справа — лес х… Куда будешь приземляться?» Времени подумать не дается, нужно отвечать быстро. Правильный ответ имеет философский оттенок: «В каждом море есть островок, а в каждом лесу — поляна». Могут задать вопрос: «В безвыходной ситуации придется или подставить ж…, или продать мать. Что будешь делать?» Ответ категорический: «Ж… не подставляется, мать не продается».

«Правильный вопрос при прописке звучит так: «Мать продашь или в жопу дашь?»
Ответ: «Мать не продаётся, жопа не даётся»

Могут задать ещё один вопрос: «Стоят два стула на одном пики точёны, на другом хуи дрочёны. Куда сядешь?»
Ответ: «Возьму пики точёны и срублю хуи дрочёны!»

Если человек не прошёл прописки он определяется как парашник, и приходя в сознание ощущает себя на этом месте. Парашник — это ещё не петух, но уже и не мужик (или «пацан» на малолетке). Из парашника можно стать мужиком в любое время. Надо вылить на себя ведро воды, прокричать «Прощай, параша!» и попытаться пройти прописку снова. Петух, разумеется, такой возможности не имеет.»

Ясно, что вы можете угадать правильный ответ, а можете и не угадать. Если вы будете отвечать неправильно, скорее всего максимум, что вам грозит, — несколько ударов. А вот упорствующие в заблуждениях могут получить предложение определиться — отправиться к «петухам» или к «шестеркам». Вот здесь «отработать назад» уже очень сложно. Но можно: в некоторых случаях, если вы извинитесь, вы будете избиты, возможно, заплатите, но «отмажетесь».

Последний вариант — вам придется сидеть достаточно долго. Здесь нет смысла объявлять голодовку. Настройтесь на жизнь в камере, на «прописку» и общение с уголовниками. Постарайтесь причинять соседям как можно меньше неприятностей и вы сможете избавиться от многих проблем. Например, если вы будете портить воздух в камере, вам могут «предъявить» и быть вам избитым. За храп в камере «пахан» не ответит, а вы ответите.

Не садитесь играть в карты. Вам могут предложить «сыграть на просто так», а потом выяснится, что «просто так» — это много денег или ваша задница.

Не следует плевать на пол. Очень осторожно обращайтесь с матерными словами. Могут спросить: «Кого же ты имел?» И потребуют доказать. А когда вы не сможете, придется отвечать.

И вообще, следует быть очень точным в формулировках, а то могут и «за язык пристегнуть». В буквальном смысле — булавкой.

В общем, главное правило — не хотите неприятностей, ведите себя сдержанно. Большинство неприятностей в тюрьме люди получали по своей вине. Как тот человек, который, войдя в камеру, объявил: «Здорово, козлы!» Ему объяснили, что это слово нехорошее. Поднявшись с пола, он воскликнул: «Так бы сразу и сказали! А то раскричались, как петухи!»

Как правильно говорят в народе:

От суммы и до тюрьмы не зарекайся.

Вашему вниманию представляются 10 главных ошибок новичков, которые еще плохо знакомы с тюремными укладами

>10 место.

Прежде чем поздороваться, за это по голове не бьют, спросите, кто ты по жизни?

1 место.

Не хрен хвастаться какой Вы крутой любовник. Ныряли ВЫ в пилотку, лизали то, что люди не лижут — дорога в петушиный угол. Лучше молчать.

Будь Вы хоть на тюрьме, хоть в зоне не давайте никогда и никому повода и не лезьте никогда в кружку к обиженному. Встали ночью — захотели чай, а кипятильник один висит. Лучше не брать его, а то он может оказаться собственностью петушиной братии. Встает главпетух и говорит: «Милости прошу к нашему шалашу.»

Как говорил вор в законе Саша Север:

Парень, ты здесь новенький, ты лучше лишний раз спроси, а иначе можешь попасть в неприятную ситуацию.

Ответ от Носорог
Статья приговора в значительной степени определяет неофициальный статус зека.
Убийство — очень уважаемая статья.
Неуважаемые статьи приговоров — сексуальные. Севший за изнасилование скорее всего будет сделан педерастом.
Единственная допустимая форма разговора вора или мужика с пидоpом на людях: “Дерни отсюда, пидоp вонючий! ” Активный гомосексуализм — это достойное поведение.
Воры спят на нижнем ярусе коек. Особо уважаемые места — угловые.
Для поддержания авторитета воров время от времени устраивается “замес” — профилактическое ночное избиение мужиков путем пропускания через строй. Можно закрываться от ударов руками.
Положняк — пайка хлеба, которую нельзя отнимать у мужиков; остальное отнимать можно.
Не следует подходить к беседующим без приглашения: может, обсуждают новое воровское дело.
Не следует никому помогать в работе — тем более в грязной.
Администрация зоны добивается единообразия в одежде. Но лагерная самоорганизация оказывается сильнее и, преодолевая технологические трудности, поддерживает следующие различия:
Черная форма одежды — самая уважаемая, у воров.
Синяя — у мужиков.
Серая — у пидоpов.
Татуировки и зеков — не украшения, а знаки отличия. За неположенную наколку — серьезное наказание (принцип: “отвечай за наколку”).
В выборе символов имеется следующая традиция.
Цеpковь — отсиженный срок. Число глав или колоколов равно числу лет.
Кот в сапогах — статья за воровство.
Кинжал, пронизывающий сердце — статья за хулиганство.
Джин, вылетающий из бутылки — статья за наркоманию.
Есть наколки, на которые имеет право каждый зек: наколка “зона” — четыре
точки по углам квадрата и пятая точка в середине;
наколка в виде узкого кольца не безымянном пальце правой руки;
портрет Ленина и тигр — “ненавижу советскую власть”;
четырехугольные звезды на плечах — “клянусь, не надену погон”;
звезды на коленях — “не встану на колени”;
буквы “СЛОН” — “смерть легавым от ножа”.
Наколки пидоpов:
петух на груди;
родинка над бровью или над губой.
Табу — по лагерному “заподло”. Уважающему себя зеку нельзя:
находиться рядом с пидоpом; брать вещи из его рук;
пользоваться его посудой (тарелки пидоров помечены особым образом: дырочкой на краю) ;
иметь вещь красного цвета (на зоне это цвет педерастов) ;
есть колбасу (она похожа на член) ;
поднимать с пола упавшую ложку;
говорить “спасибо” (надо “благодарю”);
говорить “садись” (надо “присаживайся”);
строить и ремонтировать “зону” (ограждение, вышки).

Как вести себя в тюрьме новичку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *