25 февраля 1865 года в Западной Армении, входившей в состав Османской империи, в древнем армянском городе Килкит, во времена Византии известном как Колония, а ныне носящем турецкое название Шапин-Карахисар, в семье простого горца родился Андраник Торосович Озанян, один из самых ярких и самобытных героев XX столетия, борец за свободу угнетенных народов Кавказа, генерал Русской Армии. Бесстрашный воин, деятельный политик и проницательный мыслитель, он сыграл огромную роль в истории всего восточнохристианского мира в переломную эпоху первой четверти XX века. В Армении имя Сасунского Орла известно каждому, оно стало неотъемлемой частью исторического самосознания народа, вошло в песни и сказания. По одному из преданий, его крестил сам Георгий Победоносец. Но не только легенда связывает с Андраником Сасунским имя самого знаменитого святого воина: за свою храбрость на русской службе он не раз удостаивался почетной награды — Георгиевского креста. И тем не менее в России имя Андраника Сасунского пока еще известно недостаточно широко. Это едва ли удивительно, учитывая обстоятельства недавнего прошлого. Но пришло время воздать должное этому выдающемуся деятелю, юбилей которого мы отметили в 2015 году.

Как это бывает с крупными историческими фигурами, Андраник Сасунский намного опередил свое время, и величие его деяний, едва ли по достоинству оцененное современниками, только теперь предстает во всем своем грандиозном масштабе. Отрадно, что в работах отечественных историков, философов и публицистов последних лет положено начало раскрытию наследия Андраника Сасунского не просто как великого героя освободительного движения, любимца угнетенного народа и грозы поработителей всех мастей, но и как крупного мыслителя, внесшего неоценимый вклад в развитие одного из важнейших направлений отечественной общественно-политической и историософской мысли — византизма.

Вклад Андраника Сасунского — не столько теоретика, сколько практика византизма, лично внесшего огромный вклад в дело борьбы за справедливость, свободу и сохранение многовековых традиций восточного христианства, столь весом, что исследователи предлагают рассматривать его как основоположника особого направления этого историко-политического учения — андраникизма.

В теоретическом и практическом наследии великого героя прежде всего следует выделить главный постулат, на котором основывалась его неутомимая деятельность: единственным и безальтернативным фундаментом для полноценного и процветающего политического, экономического и культурного бытия народов Православного Востока — а в перспективе и всего мира — является актуальная проекция византизма. Того самого византизма, контуры которого на теоретическом уровне в общих чертах набросал гениальный русский философ Константин Николаевич Леонтьев в качестве наиболее органичного и сущностно целостного базиса для развития русской общественной жизни.

Отсюда вытекает аксиома о необходимости и неизбежности единства Православного Востока и России, питаемых от корней единой византийской духовной традиции.

Именно на ней основан и принципиальный интернационализм, непримиримость к любым формам учений о расовой или национальной исключительности. Интернационализм не космополитический, но в подлинном смысле слова христианский, основанный на традиционных для новозаветной религии представлениях о братстве всех потомков Адама, единстве всех народов во Христе. «Мы все дети одной Земли, — говорил он. — Я признаю только одну нацию — нацию угнетенных». Сам Андраник Сасунский называл себя «солдатом нации угнетенных». В этом кредо дан весь смысл его героической жизни. Однако такая позиция шла вразрез с модными в эпоху Андраника Сасунского общественно-политическими течениями, что не могло не сказаться на его политической судьбе. Но он, с присущей солдату стойкостью, не шел на поводу у демагогов, не поддавался действию партийных интриг, оставаясь верным исконным базовым принципам, уходящим корнями в глубинные основания жизни народов.

Величие Андраника Сасунского заключается и в том, что он не был всего лишь деятелем — пускай и крупнейшим — национально-освободительного движения. Его чаяния простирались далеко за пределы простого освобождения от ига. Он жаждал истинного величия Православного Востока, утраченного в водовороте исторических пертурбаций в эпоху арабских завоеваний, монгольских и тюркских нашествий.

Андраник Сасунский с героем национально-освободительного движения езидов — Джангир-агой

Османское владычество над народами Ближнего Востока и Кавказа должно было уступить место не просто мозаике свободных государств, зацикленных на идеях демократии и узкоэтнического национализма, и тем более не господству очередной империи — Poccийской, Британской или иной. Освобожденные народы должны были научиться жить в подлинном единстве, в согласии с принципами византизма, позволяющего сочетать политический суверенитет на государственном уровне и единство — духовное, культурное, военное, экономическое — на уровне надгосударственном.

Византизм предполагает в качестве высшей ступени политической зрелости человечества не национальное государство и даже не многонациональную империю, но союз свободных в суверенных народов, союз, скрепленный не железом военной машины и не выгодой экономических связей, но взаимной симпатией и любовью.

В исторической реальности ближе всего к принципам византизма подступил Советский Союз, в своей теоретической форме представавший именно как добровольное объединение свободных народов на основе общих ценностей и базовых политических принципов. И опыт СССР нельзя не признать грандиозным по своим результатам. Государство, появившееся на руинах Российской империи после тяжелейшей мировой войны и ужасающей катастрофы двух революций, интервенции и кровавой гражданской междоусобицы, оказалось в состоянии сломать хребет самой мощной военной машине в истории человечества, выстоять в борьбе на выживание с объединенным Западом — и объединить вокруг себя десятки стран социалистического лагеря — так называемый второй мир.

Однако идеология, положенная в основание социалистической системы, не выдержала испытания на прочность. Самым слабым звеном оказалась нравственность политиков. Сказались оторванность этики коммунизма от исконных культурных и нравственных традиций христианства, «родимые пятна» западноевропейского материалистического гуманизма, сделавшие невозможным долговременное идейное противостояние с базирующимся на тех же самых установках капиталистическим миром Запада.

Можно с уверенностью сказать, что принципы византизма в целом и андраникизма в частности являются более адекватным фундаментом для построения системы, которая была бы способна противостоять все более агрессивной, но и все глубже погружающейся в смертельные социальные недуги западной цивилизации. Альтернатива этому — только гибель всего человечества, гибель далеко не только нравственная, но и физиологическая.

В трагическом 1915 году великий русский философ Евгений Николаевич Трубецкой красноречиво описал поразительную черту народов Православного Востока: «Над звериным турецким царством, где льется кровь подвластных народов, их духовный взор провидел единое человечество, собранное вместе любовью в радости светлого Христова Воскресения». Именно там, в жестоком и чуждом окружении, с кристальной ясностью проявлялась идея устремленности к новому, справедливому и свободному миру, объединенному на евангельских принципах, лежащих в основании византизма. Андраник Сасунский был ее ярчайшим выразителем и немало сделал для ее реализации на практике, сражаясь в рядах Русской Армии. В трагических условиях вызванного революцией разложения Русской Армии на рубеже 1917 и 1918 годов Особая дивизия генерала Андраника Сасунского сумела сдержать натиск огромной османской армии. В ней плечом к плечу сражались армянские добровольцы, езидские ополченцы знаменитого Джангира и русские солдаты. Турки, пользуясь распадом Кавказского фронта, не собирались ограничиваться захватом Закавказья, но рвались к Кубани, Крыму и Астрахани. Учитывая то, с какой легкостью лишенный верховного командования, состоявший из пленных добровольцев 60-тысячный Чехословацкий корпус подчинил огромную территорию России от Волги до Тихого океана, трудно даже представить себе результаты прорыва через Кавказ закаленной в боях 100-тысячной османской армии генерала Вехиб-паши. Напомним, что в феврале 1918 года Красной Армии как регулярной военной силы вообще не существовало…

Но мечтам пантюркистов помешал Сасунский Орел, действовавший со своими солдатами, по сути, на собственный страх и риск. Этого Андранику Сасунскому не могут простить современные адепты пантюркизма, всячески стремящиеся опорочить светлое имя народного вождя, обвинить его в преступлениях против гражданского населения. Но документы неумолимы: Андраник Сасунский не только никогда не практиковал этнические или религиозные «чистки», но всегда активно противостоял стихийным попыткам мести.

Андраник Сасунский вошел в историю не просто как самоотверженный лидер национально-освободительного движения и талантливый полководец. Как мудрый политический деятель, опередивший свою эпоху, он не просто указал единственный путь, по которому должны вместе идти народы Кавказа и России, но и своим личным подвигом обеспечил на долгие годы стабильность южных рубежей нашей Родины.

Одного этого обстоятельства достаточно, чтобы памятник кавказскому сыну русского народа был поставлен в России. И местом этого монумента может быть любой город, где хранят память о героях отечественной истории.

>именные иконы

Святые покровители носящих имя Анатолий

Святой мученик Анатолий Никейский
День памяти установлен Православной Церковью 20 ноября/3 декабря.

Святой мученик Анатолий Никейский – покровительствует продавцам, так как происходил из богатой купеческой семьи. В торговых делах икона святого помогает увеличить продажи. Мужчинам, для которых мученик Анатолий Никейский является покровителем, образ святого при любых затруднениях придаст уверенности, а также наделит рассудительностью, что поможет построить успешную карьеру, создать крепкую семью. Икона убережет Вас от предательства.

Заказать икону Варианты иконы
Икона Святого мученика Анатолия Никейского
Иконописец: Юрий Кузнецов

Анатолий Константинопольский, патриарх

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 3/16 июля.

Святой Анатолий жил в IV веке и был патриархом в Константинополе. Он родился в знатной семье в Александрии, родители его исповедовали христианство и дали сыну хорошее образование. Глава местной церкви самолично принял молодого человека и назначил его диаконом. В 431 году в Эфесе проходил III Вселенский Собор, в ходе которого новым патриархом Константинополя был назначен Анатолий.
Всю свою жизнь он был верен канонам Православной Церкви. Благодаря неустанным трудам, он возвысил авторитет константинопольской кафедры. Кроме борьбы с лжеучениями, Анатолий, способствовал строительству новых храмов, перевозил в столицу мощи святых. Оставил он и литературные труды. Он создал стихиры на воскресные, праздничные, и дни святых мучеников. В книгах их называют «Анатолиевы».
Икона (прорись) Святителя Анатолия Константинопольского
Москва. 1970 год.

Анатолий Никомидийский, мученик

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 23 апреля/6 мая.

Святой мученик Анатолий — воин. Присутствовал при страданиях великомученика Георгия Победоносца. Был изумлен терпением святого, видел, как благодать Божия сохраняла святого невредимым. Имея благочестивую душу, проникшись верой и мужеством святого Георгия, воин Анатолий уверовал во Христа и открыто заявил об этом. Его тут же обезглавили.
Икона Святого мученика
Анатолия Никомидийского
Москва. 1970 год. Иконописец монахиня Иулиания (Соколова)

Анатолий Оптинский (Зерцалов)

Заказать икону

, преподобный
День памяти установлен Православной Церковью 25 января/7 февраля.

Икона Преподобного Анатолия Оптинского (старшего)
Москва. Храм Христа Спасителя

Этот святой с точки зрения истории практически наш современник, он родился в 1824 году. Воспитывался в простой благочестивой семье. Закончив духовную семинарию, будущий преподобный старец вначале устроился на государственную службу — в Казенную палату, и занимался финансами. Тяжело заболев чахоткой, а эта болезнь в те времена считалась неизлечимой, горячо молился Господу о выздоровлении, дав обет в случае исцеления принять монашеский постриг. Его молитва была услышана и, выполняя обет, Алексей Моисеевич Зерцалов принял постриг с именем Анатолий в Оптиной пустыне.

Преподобный Анатолий имел необыкновенно милостивый, сострадательный характер. Несколькими словами он умел утешить страдающую душу, облегчить боль, подготовить к грядущим испытаниям и близкой смерти. За его святую жизнь Господь наградил его даром прозорливости и исцеления. О силе молитвы преподобного Анатолия так говорил его учитель: «Ему такая дана молитва и благодать, какая единому из тысячи дается».
Не смог преподобный Анатолий пережить горя от потери своего любимого учителя. Сразу же после кончины преподобного Амвросия преподобный Анатолий стал угасать. Смиренно перенося болезнь, он через два года тайно принял схиму, а еще через год (25 января/7 февраля 1894 года) тихо почил сам.
Анатолий Оптинский (Потапов), преподобный

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 30 июля/12 августа.

Икона Преподобного Анатолия Оптинского (младшего)
Москва. Храм Христа Спасителя

Преподобный Анатолий Оптинский (Потапов) был известен своим «сердцем милующим», потому в народе прослыл как Анатолий-утешитель. Преподобный Анатолий обладал дарами исцеления и прозорливости, хранимые им сокровенно.
После 1917 года во время гонений на Церковь духовные чада старца Анатолия призывали его оставить Оптину, но он отвечал: «Если и погонят, то тогда оставлю святую обитель, когда никого не будет. Последний выйду и помолюсь, и останкам святых старцев поклонюсь, тогда и пойду».
Чекисты хотели его арестовать, но он, испросив день, чтобы приготовиться, рано утром 30 июля 1922 года, до прихода за ним, после молитв почил по милости Божией, Который не дал надругаться над Его верным подвижником.
Анатолий Печерский, затворник, в Ближних (Антониевых) пещерах

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 3/16 июля.

Икона Преподобного Анатолия Печерского (в Ближних пещерах). Киево-Печерская лавра. XIX век

Преподобный Анатолий Печерский, затворник (в Ближних пещерах), подвизался в XII веке в Киево-Печерской лавре и в Ближних пещерах был погребен. Память преподобного Анатолия (Ближние пещеры) совершалась также 31 октября, вместе с памятью преподобных Никодима и Спиридона, просфорников Печерских. В службе преподобным отцам (28 сентября), погребенным в Ближних пещерах, говорится: «Спиридон, незлобия крин, и Никодим победотезоименитый, оба просфорника святии… Причисляется к сим и Анатолий, ихже вси величают».
Подробного жития преподобного не установлено, поскольку его затворническая жизнь была сокрыта от народа, однако существует достаточно иконописных более поздних изображений и молитвенные обращения к нему вместе с другим Анатолием затворником, в Дальних (Федосиевских) пещерах.
Анатолий Печерский, затворник, в Дальних (Феодосиевых) пещерах

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 3/16 июля.

Икона Преподобного Анатолия Печерского (в Дальних пещерах). Киево-Печерская лавра. XIX век

Преподобный Анатолий Печерский, затворник (в Дальних пещерах), подвизался в XIII веке в Киево-Печерской лавре и в Дальних пещерах был погребен. Подробного жития преподобного не установлено, поскольку его затворническая жизнь была сокрыта от народа, однако существует достаточно иконописных более поздних изображений и молитвенные обращения к нему вместе с другим Анатолием затворником, в Ближних (Антониевых) пещерах.

Когда день Анатолия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *