Естественные религии в философии нового времени

ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ — понятие, которое вошло в новоевропейскую философию в 17 столетии как аналог понятия естественного права. Е. р. — это вера в наличие абсолютной силы, создавшей все и правящей всем мирозданием. Эта сила не имеет трансцендентного (в собственном смысле данного слова) характера, она не совершает чудес и не закабаляет род человеческий. Во многом она близка природе — по крайней мере в толковании ряда французских просветителей 18 века.

В идеологии Просвещения 17 —18 вв. сумма наиболее общих и отвлечённых религ. представлений («религия разума», «религия чувства»), выводимых из «человеческой природы» и не нуждающихся в авторитете откровения и догмы. Естественная религия отстаивает пять основных религиозных идей: 1) существование наивысшего существа;

  • 2) его право на уважение;
  • 3) долг быть набожным и нравственным;
  • 4) голос раскаяния, т.е. совести;
  • 5) награда или наказание на том свете как воздаяние за поведение в этом мире;

Значительные изменения во взаимоотношениях между религией и философией происходят в Новое время, хронологически охватывающее собой период с конца XVI века до середины XIX в. Начинается этот период с того, что философия только-только подготавливает пространство для самостоятельного существования, а заканчивается серьезным ослаблением роли религии и доминированием светских концепций, опирающихся на человеческий разум и опыт социально-политической жизни общества.

Такое изменение ситуации стало возможным главным образом благодаря потребностям экономического развития преимущественно европейских государств. Жизнь, развитие производства настоятельно требовали эмпирических данных, их систематизации и выяснения причинно-следственных связей. Наука Нового времени, и в частности, естествознание стремятся к познанию действительности, опирающейся на чувственные знания, ибо религиозная вера таких знаний не давала. Обращение к чувственному познанию, ведет к небывалому до этого выявлению конкретных фактов в различных областях человеческой деятельности.

Однако характер философского мышления определяется не только ориентацией на чувственное восприятие и практические результаты. Не меньшее значение имеет систематизация, классификация открываемых явлений, способствующих развитию теоретического мышления, которое, в свою очередь, стремится не только отыскать причинно-следственные связи, существующие между явлениями, но и создать на основании полученных знаний новую картину мира и показать роль в нем человека и Бога. Подобный подход полностью подрывал монополию богословия на объяснение происхождения мира и характера происходящих событий, открывал перед человеком новые пути его объяснения и познания, в том числе материалистические, совершенно невозможные в предшествующие столетия.

Предпосылкой к такому пониманию религии была, например, философия Декарта, который совершенно не сознательно предопределил главенствующую роль разума «мыслю, следовательно, существую» (предпосылка к онтологической самостоятельности человека), однако все это он делал для доказательства бытия Бога.

С этого момента без учета человеческого разума нельзя было приступать к констатации или анализу любого явления. Философия Декарта определила новый виток в развитии философии воспринимающей мир как рационально мыслимый мир, отвечающий соответствующему уровню естествознания и определяющий параметры его будущего развития.

Вообще естественная религия очень часто предстает почти тождественной морали, из нее почти устраняется догматика. Это религия имеет свои основания в разуме и базируется на логических доказательствах, но в то же время она выступает больше морального регулятором чем объектом поклонения. Она необходима для объяснения необходимости нравственного поведения.

Е.р. будто бы изначально распространялась на все человечество, и только в результате искажений разделилась на различные вероисповедания, заменившие исходную простоту сложностью церковной догматики и культа.

В области познания для Декарта, и это органически вытекает из его основополагающего принципа, исходным выступает мыслящее Я, то есть человеческое сознание. Ни Бог, ни вера, а человек

Впервые концепция Естественной религии встречается в трактате Хэрберта Чербери «Об истине». Согласно последнему, подлинная религиозность возникает не из страха перед некими могущественными силами, а из здравомыслия. Бог не является обманщиком (Чербери признавал наличие идей, врожденных нам Богом) и фокусником, потому лишь то истинно в религиозной проповеди, что не противоречит законам разума. Согласным с законами разума Чербери считал признание наличия Высшего Существа (но Его существования он выводил из собственного существования, из собственного разума), которого нужно почитать добродетельной и благочестивой жизнью. Из этого почитания следует, что все проступки обязательно должны искупаться покаянием (так как они являются проступками не только перед окружающими, но и перед Причиной Мира). К этому Чербери добавлял веру в загробное существование и воздаяние после смерти, которая, по его мнению, выступает наиболее крепким основанием нравственности.

В дальнейшем концепция Е.р. широко обсуждалась в философии XVII-XVIII столетий. Так, Вольтер в целом повторял точку зрения Чербери, идеализируя при этом пантеистические и «здравое» отношение китайцев к Небесам. В противоположность ему Руссо считал невозможной и неистинной религию, основанную на доводах разума. Согласно Руссо религия основана на чувстве, на эмоциональной уверенности в наличие связующей мир силы. Этой силой является Бог, трактуемый как источник блага, как мировая воля и вселенский разум. Из почитания такого Бога, по мнению Руссо, возникает гражданская, светская религия, имеющая воспитательный и просветительский характер. Именно концепцию Руссо пытались воплотить в жизнь французские якобинцы, вводя в 1793 г. во Франции культ Верховного Существа.

Наивысшего своего выражения концепция естественной религии находит в творчестве Юма. Критикуя религиозное сознание, он ищет его причины не в Откровении, а в психологии. Источником религии по мнению Юма является «тревожный страх за будущее», присущий человеческой природе. Именно феноменология повседневных надежд и чаяний ведет нас к признанию наличия сверхмировой причины («Причины вообще»), почитание которой и является для Юма естественным проявлением человеческой природы.

В немецкой классической философии отголоски идеи Е.р. можно обнаружить в «Критике практического разума» Канта, в творчестве Фихте. Наиболее полная критика Е.р. содержится в «Лекциях по философии религии» Гегеля (который в ранний период своего творчества, правда, отдал дань увлечению этой концепцией).

Сторонником Е.р. выступал Г.В. Лейбниц, разделивший религию на лежащую в границах человеческого разума и религию откровения. Сущностью Е.р. у Лейбница оказалось стремление к Богу как Высшему существу. Сначала это стремление является инстинктивным, оно составляет элемент любой религии, поэтому Е.р. — психологическая основа всякой позитивной религии. Естественная мораль и Е.р. имеют общий исток и полностью согласуются друг с другом. Человек не создает свое представление о Боге, но развивает представление, изначально заложенное в его душе, — вечную основу, общую для всех.

В дальнейшем концепция Е.р. развивалась в деизме, во фр. (Вольтер, Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо), англ. (А. Коллинз, Дж. Тиндаль) и нем. (Г.Э. Лессинг) Просвещении

Руссо в «Эмиле» («Исповедь веры савойского викария») описывает «истинно-естественную религию», которая должна способствовать сосуществованию людей в границах общего блага. В его Е.р. есть только два догмата: существование Бога и бессмертие души. К этим заповедям религии человечества в Е.р. добавляется еще признание священности общественного договора и законов.

Лессинг, как и все сторонники Е.р., жестко противопоставляет этический и догматический аспекты религии. Цель Е.р. — «признать Бога, принимая во внимание самые достойные знания в каждом нашем действии и мысли» («О возникновении религии откровения»). Ни одна позитивная религия не может считаться истинной в полном смысле этого слова, каждая из них — выражение религии разума, разработка ее усилиями данного народа на определенной ступени культуры. В развитии религии разума проявляется Божественный план воспитания человека.

Система главных тем Библии как выражение смыслового единства Писания

Современные процессы в образовании связаны с переходом высших учебных заведений на новый стандарт, определяемый целями и задачами Болонского процесса, одна из которых — уменьшение затрат на процесс образования . Компетентностный подход предполагает перенос акцента с традиционных знаний, умений и навыков на способность их применять и опыт положительного отношения к будущей деятельности, что влечет увеличение доли самостоятельной работы студентов. Понимание обучения как воспитания способствует усилению роли универсализации образования в противовес специализации . Новая философия образования (образование через всю жизнь) вместо прежней (образование на всю жизнь) предполагает первую ступень образования (бакалавриат) считать лишь базой для продолжения обучения . Поэтому ФГОС ВПО предполагает 50% учебной нагрузки отводить на аудиторные занятия, а другие 50% на самостоятельную работу, причем на лекции — основную форму передачи знаний — отводится не более 40% аудиторного времени . Все это напрямую приводит к уменьшению аудиторных часов на изучение дисциплины. Так, например, в духовных школах традиционно отводилось 360 лекционных часов на изучение Нового Завета, в церковном образовательном стандарте 2009 года 300 часов, а в современном учебном плане МДА (бакалавриат) 184 часа. В светских вузах, порой, на изучение всего Ветхого Завета и всего Нового Завета отводится по 72 часа соответственно, из которых только 36 — лекционных.

В результате преподаватель оказывается перед серьезной проблемой: как в столь сжатое время уложить сведения о таком объемном тексте и столь сложном его содержании? При этом имеющиеся церковные толкования отличаются обширностью, а современная учебно-методическая литература для преподавания Писания крайне недостаточна. Очевидно, что в таких условиях необходимо успеть сказать о самом главном — том, что составляет смысловую сердцевину книг Библии. Но каким способом следует отбирать главное в процессе преподавания и что является основанием для этого?

В процессе конструирования программы учебной дисциплины принято исходить из самой природы преподаваемого материала. В данном случае Священное Писание — Библия — это священный текст. В примерном учебном плане стандарта теологии этот подраздел профессионального блока дисциплин так и называется: «сакральные тексты конфессии». Действительно, Библия — это текст. И при изучении Писания давно принято пользоваться всем тем, что наработала филологическая наука, изучающая тексты (, , ). А в любом тексте главное — это тема, выражающая содержательное ядро текста и обеспечивающая его целостность . Именно тема — «то, что описывается в тексте, о чем идет повествование» — лежит в основе содержания текста . Увидеть и правильно сформулировать тему — это главное в процессе понимания текста.

Священное Писание — особый текст. В нем представлены истины Божественного Откровения. Однако, в отличие от догматической литературы или творений Святых Отцов Церкви, истины в Писании даны не в рационалистическом дискурсе, а в особой форме. Спаситель, на вопрос фарисея: «Кто мой ближний?», дает ответ не в логически-понятийной форме, а в форме притчи, из содержания которой сам фарисей, а теперь уже и читатель Евангелия, должен самостоятельно вывести ответ на вопрос. Эту особенность Писания отмечает блаженный Августин, когда говорит, что мысль, выраженная подобиями и сравнениями, более нравится слушателю, чем та же мысль, выраженная самыми ясными и собственными словами . В этом смысле Священное Писание чем-то походит на художественный текст, где смысл и содержание скрыты за художественными образами.

Современные специалисты указывают, что анализ литературного текста состоит из ряда этапов, где самый высший — интерпретация — «представляет собой установление смысла познаваемых явлений: смыслополагание или смыслооткровение», который «следует трактовать как понимание» . В процессе анализа текста «ученому не остается ничего иного, как анализировать объективную данность текста в качестве системы» . И поэтому следует говорить о Библии как о целостной системе книг. И действительно, «Библия представляет собой совокупность взаимозависимых частей. Ни одна книга Библии не является самодостаточной, автономной. Смысл и значение отдельных частей углубляется и модифицируется другими частями. Отдельные книги или отрывки вносят свой вклад в общую картину» .

Если рассматривать текст Библии как целостную систему, то, согласно системному подходу, главной системообразующей категорией является цель. Именно об этом говорит П.И. Савваитов в классическом труде по герменевтике: «Поскольку Господь даровал людям слово Свое с известной целью … следственно для надлежащего уразумения подлинного смысла, содержащегося в книгах Священного Писания, неоходимо знание цели сих книг. … Цель Священного Писания может быть рассматриваема в четырех отношениях: 1) как цель общая всему Писанию, 2) как главная цель каждой священной книги, 3) как частная цель каждого отделения известной книги и 4) как частнейшая цель слов и выражений, рассматриваемых в частности» . В этом смысле иерархия целей каждой книги Священного Писания оказывается в соответствии с понятием темы: «В совокупности со своим смысловым предикатом тема текста образует тезис целого текста: выражение его основной мысли. В крупном тексте тема текста делится на подтемы и субподтемы, отражающие содержание относительно самостоятельных частей целого текста, так что категория темы образует иерархическую интеллектуальную структуру» . Именно такой подход к изучению Священного Писания и является основой для понимания главного смысла Библии.

Если отнестись к Писанию как единому тексту — а мы имеем право на такой подход, т.к. она и существует в виде одной книги, — то мы должны ответить на вопрос: какова главная, основная тема Библии? При этом в процессе формулировке темы мы должны избежать как слишком абстактных формулировок, так и слишком частных. Самый очевидный ответ таков: Библия — книга о спасении. Таким образом, спасение — вот главная тема Писания. В то же время Библия историчеки существует в виде двух частей: Ветхого Завета и Нового Завета. Очевидно, что и тема спасения должна частным образом раскрываться по-своему в каждой из этих частей. Тогда справедливо будет утверждать, что тема Ветхого Завета, как «детоводителя ко Христу» (Гал.3:24), это — обещание спасения, а тема Нового — осуществление спасения.

В свою очередь Ветхий Завет как текст существует в виде четырех разделов: законоположительные, исторические, учительные и пророческие книги. Значит, тема обещания спасения может быть раскрыта в каждой книге как «закон Божий о спасении», «история спасения», «что надо делать для спасения» и «когда придет спасение». Новый Завет также принято подразделять на 4 раздела, однако исторически он существует в виде двух книг: Евангелие и Апостол. И тогда основная тема Евангелия как совокупности книг четырех Евангелистов, будет «осуществление спасения Христом», а основная тема Апостола — «осуществление спасения в Церкви».

При переходе на следующий уровень общности можно говорить о теме каждой книги. В Библии 50 ветхозаветных и 27 новозаветных книг. Поэтому в рамках доклада можно показать пример, как формулировать темы каждой книги Писания на основании системного единства тем. Так, темы книг Пятикнижия — книг о законе Божием — могут быть сформулированы следующим образом: Бытие — «откровение о Боге» или «вера в бытие Божие»; Исход — вера в Промысел Божий; Левит — как надо служить Богу; Чисел — практическая жизнь по закону Божию; Второзаконие — систематизация, обобщение откровенного закона Божия.

В Новом Завете книга «Евангелие» состоит из четырех отдельных Евангелий, темы которых могут быть сформулированы следующим образом: Евангелие от Матфея — Пророческое служение Христа; от Марка — Царское служение Христа; от Луки — Первосвященническое служение Христа; от Иоанна — Божественная природа Христа. Сразу становится понятным и смысловое различие синоптических Евангелий от четвертого: единая тема четвероевангелия «осуществление спасения во Христе» распадается на две подтемы: «человеческое служение Христа» и Его «Божественное происхождение Христа». И тогда становится понятным существование именно трех синоптических Евангелий, точно согласующихся с изложением спасительного дела Христа в догматическом богословии. Тема Апостола в свою очередь распадается на следующие: Деяния — книга о рождении Церкви, где и осуществляется спасение в истории человечества. Соборные Послания можно интерпретировать как книги о том, какой должна быть Церковь. Послания апостола Павла объединяются другой темой — богословие Церкви. Наконец, книга Откровения показывает, какой будет Церковь в конце времен и в самой вечности.

Следует отметить, что процесс формулирования темы очень сложен и труден и связан с субъективным восприятием текста. Это основная проблема современной дисциплины анализа текста: необходимость личного, индивидуального прочтения и восприятия текста с необходимостью выделить интерсубъективные элементы, которые и есть научные факты. Темы могут быть сформулированы иначе, до тех пор, пока не появится наиболее точная, выражающая самую суть книги. Безусловно, представленная схема является лишь скромной попыткой выразить смысловое и тематическое единство Священного Писания. Однако такой подход, на наш взгляд, дает возможность увидеть главный смысл каждой книги, позволяет не запутаться в огромном массиве разнообразных комментариев и толкований, а также конструировать учебные курсы, посвященные изучению Библии, не боясь не уложиться в отведенную нагрузку и упустить главное. Наконец, в богословско-теоретическом отношении, этот подход позволяет увидеть замысел всего Священного Писания, т.е. воочию — практически литературными средствами — убедиться в том, что у Священного Писания действительно один Автор — Святой Дух.

Список литературы

  1. Трайнев В.А., Мкртчан С.С., Савельев А.Я. Повышение качества высшего образования и Болонский процесс. Обобщение отечественной и зарубежной практики. М., 2010.
  2. Добренькова Е.В., Нечаев В.Я. Университеты: к обществу знаний. М., 2005.
  3. Караваева Е.В., Ковтун Е.Н., Родионова С.Е. Методические рекомендации по применению системы зачетных единиц при проектировании основных образовательных программ на основе ФГОС ВПО и самостоятельно устанавливаемых вузами образовательных стандартов. М., 2011
  4. Стилианопулос Т. Новый Завет: православная перспектива. М., 2008.
  5. Ванхузер К.Дж. Искусство понимания текста. Литературоведческая этика и толкование Писания. Черкассы, 2007.
  6. Толкование Нового Завета. Сборник эссе о принципах и методах. Под ред. А.Г. Маршалла. СПб., 2004.
  7. Матвеева Т.В. Тема текста. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. «Флинта», «Наука». Под редакцией М.Н. Кожиной. 2003.
  8. Горшков А.И. Русская словесность. М., 1995.
  9. Августин Иппонский, блаж. Христианская наука или основания священной герменевтики. Кн.2, гл.7 (http://www.moral.ru/augustin/doctrine02.html#04).
  10. Тюпа В.И. Анализ художественного текста. М., 2006.
  11. Уилхойт Дж., Райкен Л. Эффективное преподавание Библии. Ровно, 2007.
  12. Савваитов П.И. Библейская герменевтика. Православное учение о способе толкования Священного Писания. М., 2012.

Концепция естественной религии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *