Рассказы Евгения Носова

Писатель о войне знает не понаслышке. Кому, как не очевидцу, известны все тайные мысли, переживания простых солдат. Носов Евгений Иванович принимал участие в горячих боевых действиях, потому рассказать все мог от первого лица.

Будучи сам из простых людей – отец писателя был талантливым кузнецом – Евгений Иванович воспитывался в атмосфере любви к родному краю. Нередко природа выступает в его произведениях в качестве зеркального отображения душевного состояния персонажа. Также ей отводится роль предчувствия. Она первой предупреждает о тревоге, грядущих переменах. Также природа способна поддержать силы. Весеннее пение птиц напоминает о том, что жизнь продолжается, а война и горести не вечны.

«Красное вино победы» — рассказ, который далек от батальных перипетий. Он повествует о жизни вне военного котла, но не отрешенной от него. Война осталась позади, но отдельные ее кадры настолько плотно въелись в сознание человека, что избавиться от них слишком сложно. Хотя человек и пытается убедить себя в том, что «живым о живом думаться должно».

Носов Евгений Иванович в рассказе показывает окончание войны как праздник с двойственной природой. Горечь потерь соседствует с радостью долгожданного наступления мира. А само ожидание радостной вести рисует параллельно с изображением новой весны, расцвета природы. Именно она первой сообщает о победе.

Сюжет рассказа «Красное вино победы»

Берлин пал, советские солдаты зашли в город, война окончена. Уже после капитуляции Германии Носов Евгений пишет свой нетленный труд. Собственные душевные переживания автора еще не утихли, поэтому история получилась настолько острой и трогательной. Естественно, речь идет про рассказ «Красное вино победы». Краткое содержание произведения можно передать несколькими словами: раненые солдаты в госпитале ждут окончания войны. Но если углубиться в сюжет, то пересказ может занять больше места, чем само повествование автора. Дело в том, что на нескольких страницах собраны многогранные характеры, различные события. Из поверхностных очерков жизни каждого раненого раскрывается панорама состояния всех жителей страны.

Рассказ начинается с того, что несколько военнослужащих попадают в Серпуховский госпиталь, что под Москвой. Доставляли раненых в него примерно неделю. Приезд запомнился холодной погодой. Солдат выносили в нижнем белье, накрывали одеялами и на носилках доставляли в светлые палаты, где ждал персонал, чтобы наложить чистые повязки. Именно белый цвет — приоритетный в начале произведения.

Первые впечатления от чистой постели были непередаваемыми. Каждый боец не мог представить, что все это реально. Но вскоре белизна и мягкость надоели. Радость омрачена была зудящими ранами и тлетворным тяжелым запахом, который стоял в палате для двенадцати человек.

Видео: Красное вино победы!

Фронт позади, а радио извещало, что на поле брани, скорее всего, никто уже не вернется, потому что наступление набрало обороты. Некоторая доля разочарования примешивается к радости скорой победы – так много идти и никуда не прийти. Берлин будет взят без них.

Но повозки с ранеными не перестают поступать из лесу, съезжаться со всех сторон. Наспех перебинтованные, стонущие, умирающие солдаты пополняют палаты госпиталя. Картина операции в грязной палатке диссонирует с белизной простыней и халатов. Но трудно понять грань, которая разделяет эти два мира.

Параллельно рассказывается о путешествии в госпиталь и о том, как меняется воздух в зависимости от местности. Чем ближе к Родине, тем проще дышать.

Основных персонажей – 12. Это солдаты, медсестра и главврач больницы. Солдаты вспоминают родные пенаты и начинают спорить, чья сторона лучше. Но каждый понимает, что споры бесполезны и нужны лишь для забавы.

Двое из палаты, Саенко и Бугаёв, — единственные ходячие, снайпер Михай лишился обеих рук. Трудней всего Копёшкину – он неподвижен и почти не разговаривает.

Радио уже не выключают в палате даже на ночь. Вместе с новостями в палату врывается пение птиц, свежий воздух и запах возрождения. Чем дальше идет весна, тем больше нарастает нетерпение в сердцах солдат.

И, наконец, сообщение о полном поражении Германии прозвучало. Главврач приезжает в госпиталь, чтобы приказать приготовить праздничный обед для солдат. Завхозу удается даже раздобыть немного вина.

Сразу после вести о победе Копешкин умирает, так и не выпив за нее.

Рассказ Носова «Красное вино победы», краткое содержание которого передает всю суть событий с февраля по май 1945-го, при этом оставляет много вопросов, которые было опасно поднимать в то время.

Видео: Ранние журавли Айтматов

Повествователя не называют по имени. О нем мы знаем только то, что он простой солдат, который получил ранение и вместе с остальными теперь лежит в госпитале. Он молод и горяч. Не может свыкнуться с мыслью, что и его тело раскромсал металл. Раньше думал, что такое только с другими случается.

Саша Селиванов – «волгарь», здоровый, высокий, смуглый. В нем есть какая-то часть татарских кровей, о чем свидетельствуют слегка раскосые глаза. Находясь в тылу, он с грустью размышляет о своих сотоварищах по оружию и сожалеет, что не может находиться вместе с ними на передовой. Эта тоска соединялась с какой-то завистью. Молодой и горячий, стремился в бой, совершать подвиги, но не мог, потому что нога была в гипсе и он едва двигался.

Бородухов из простых мужиков. Уже в возрасте, тем не менее, обладал мощной фигурой. Упор на «о» в речи делал каждое слово Бородухова тяжелым и веским. Это было его четвертое ранение, потому в госпитале он себя чувствовал как дома. Сила духа и мужество не дали ему сломаться. Все операции переносил стойко и ни разу не застонал даже.

Копешкин – самый тяжелый пациент в палате. Он не двигается. Его тело полностью заковано в белый гипсовый панцирь. Солдат еле разговаривает, потому активного участия в обсуждениях не принимает. Более того, никто даже толком не знает его имени, и задумываются о нем только после его смерти. Тогда-то и выясняется, что звали его Иваном. Копешкин не был выдающимся героем. Он служил извозчиком. Кода его спрашивали о медалях, отнекивался. Какие там могли быть медали у того, кто даже фрицев убивать не должен был. О месте его жительства соратники узнают из надписи на письме. Какая Пенза, никто из обитателей палаты не знает. Как и не знает достоверно, где она находится. Но то, что место живописное, никто не сомневается.

Саенко и Бугаев – жизнерадостные и беззаботные. Счастливы своей свободе и спешат насладиться жизнью. Но в этом их поведении угадывается страх, что война еще не заканчивается и они должны успеть нарадоваться вынужденной «гражданке».

Михай – бывший снайпер, широкоплечий, загорелый. В ходе боевых действий лишился обеих рук и очень страдает по этому поводу.

Медсестра Таня – это воплощение женственности, заботы и милосердия. Она не отдает предпочтение кому-то одному. Может, это происходит не только из-за ее толерантности и тактичности, но и из-за постоянной загруженности. Тем не менее, она со всеми приветлива и максимально добра. Строгость если и старается проявлять, то объективно, ее слушаются больше из уважения.

Образы

Помимо человеческих образов, в рассказе присутствует также и абстрактные. Среди них выделяем следующие:

  • белизна;

  • победа;

  • природа;

  • малая родина.

Светлые и чистые палаты, бинты, гипс, халаты, снег и даже небо прозрачное. С одной стороны, белый цвет — это символ спокойствия, уверенности, которую гарантирует скорая победа. С другой стороны – это оттенок капитуляции. Каждый персонаж рассказа понимает, что происходит вынужденное отступление перед последним рывком.

Таким образом, белизна имеет двойственную природу, она дарит новые надежды, и в то же время угнетает.

Победа, как и цвет, тоже не представляет собой однозначный образ. Радость освобождения омрачается тяжелыми утратами, которые уплачены за нее.

Однозначно, изображение природы обыграл в своем рассказе Носов. «Красное вино победы» подает естество как вестника перемен, предсказателя. Оно намного раньше узнает о событиях и изменениями своими сигнализирует другим. Природа и жизнь продолжают свой ритм.

Привязанность автора к естеству повлияла и на создание образа малой Родины. Писал Носов «Красное вино победы», анализ биографии которого – прямое тому доказательство, под впечатлением от множества мест, которые видел сам и о которых ему рассказывали однополчане. Отчизна – собирательный образ, обозначающий привязанность к миру и реальной жизни.

Красное вино победы

Весна 45-го застала нас в Серпухове. После всего, что было на фронте, госпитальная белизна и тишина показались нам чем-то неправдоподобным. Пал Будапешт, была взята Вена. Палатное радио не выключалось даже ночью.

«На войне как в шахматах, — сказал лежавший в дальнем углу Саша Селиванов, смуглый волгарь с татарской раскосиной. — Е-два — е-четыре, бац! И нету пешки!»

Сашина толсто забинтованная нога торчала над щитком кровати наподобие пушки, за что его прозвали Самоходкой.

«Нешто не навоевался?» — басил мой правый сосед Бородухов. Он был из мезенских мужиков-лесовиков, уже в летах.

Слева от меня лежал солдат Копёшкин. У Копёшкина перебиты обе руки, повреждены шейные позвонки, имелись и ещё какие-то увечья. Его замуровали в сплошной нагрудный гипс, а голову прибинтовали к лубку, подведённому под затылок. Копёшкин лежал только навзничь, и обе его руки, согнутые в локтях, тоже были забинтованы до самых пальцев.

Продолжение после рекламы:

В последние дни Копёшкину стало худо. Говорил он все реже, да и то безголосо, одними только губами. Что-то ломало его, жгло под гипсовым скафандром, он вовсе усох лицом.

Как-то раз на его имя пришло письмо из дома. Листочек развернули и вставили ему в руки. Весь остаток дня листок проторчал в неподвижных руках Копёшкина. Лишь на следующее утро попросил перевернуть его другой стороной и долго рассматривал обратный адрес.

Рухнул, капитулировал наконец и сам Берлин! Но война все ещё продолжалась и третьего мая, и пятого, и седьмого… Сколько же ещё?!

Ночью восьмого мая я проснулся от звука хрумкавших по коридору сапог. Начальник госпиталя полковник Туранцев разговаривал со своим замом по хозчасти Звонарчуком: «Выдать всем чистое — постель, белье. Заколите кабана. Потом, хорошо бы к обеду вина…»

Шаги и голоса отдалились. Внезапно Саенко вскинул руки: «Все! Конец!» — завопил он. И, не находя больше слов, круто, счастливо выматерился на всю палату».

За окном сочно расцвела малиновая ракета, рассыпалась гроздьями. С ней скрестилась зелёная. Потом слаженно забасили гудки.

Едва дождавшись рассвета, все, кто мог, повалили на улицу. Коридор гудел от скрипа и стука костылей. Госпитальный садик наполнялся гомоном людей.

И вдруг грянул неизвестно откуда взявшийся оркестр: «Вставай, страна огромная…»

Перед обедом нам сменили белье, побрили, потом зарёванная тётя Зина разносила суп из кабана, а Звонарчук внёс поднос с несколькими темно-красными стаканами: «С победою вас, товарищи».

После обеда, захмелев, все стали мечтать о возвращении на родину, хвалили свои места. Зашевелил пальцами и Копёшкин. Саенко припрыгал, наклонился над ним: «Ага, ясно. Говорит, у них тоже хорошо. Это где ж такое? А-а, ясно… Пензяк ты».

Я пытался представить себе родину Копёшкина. Нарисовал бревенчатую избу с тремя оконцами, косматое дерево, похожее на перевёрнутый веник. И вложил эту неказистую картинку ему в руку. Он еле заметно одобрительно закивал заострившимся носом.

До сумерек он держал мою картинку в руках. А самого его, оказывается, уже не было. Он ушёл незаметно, никто не заметил когда.

Санитары унесли носилки. А вино, к которому он не притронулся, мы выпили в его память.

В вечернем небе снова вспыхивали праздничные ракеты.

Красное вино победы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *