1. Основные события Крестовых походов

Взятие Иерусалима в 1099 году. Миниатюра из манускрипта Вильгельма Тирского. XIII векBibliothèque nationale de France

15 июля 1099 года произошло одно из ключевых событий мероприятия, кото­рое позже станет известно как Первый крестовый поход: войска крестоносцев после успешной осады взяли Иерусалим и принялись истреблять его обитате­лей. Большинство выживших в этом сражении крестоносцев вернулись домой. Те, кто остался, образовали на Ближнем Востоке четыре государства — граф­ство Эдесское, княжество Антиохии, графство Триполи и Иерусалимское коро­левство. Впоследствии против мусульман Ближнего Востока и Северной Афри­ки были отправ­лены еще восемь экспедиций. Следующие два столетия поток крестоносцев в Святую землю был более или менее регулярным. Впрочем, многие из них на Ближнем Востоке не задерживались, и государства кресто­носцев испытывали постоян­ную нехватку в защитниках.

В 1144 году пало графство Эдесское, и целью Второго крестового похода стало возвращение Эдессы. Но в ходе экспедиции планы поменялись — крестоносцы решили напасть на Дамаск. Осада города провалилась, поход ничем не окон­чился. В 1187 году Саладин, султан Египта и Сирии, взял Иерусалим и многие другие города Иерусалимского королевства, включая самый богатый из них — Акру (современный Акко в Израиле). Во время Tретьего крестового похода (1189–1192), который возглавил король Англии Ричард Львиное Сердце, Акра была возвращена. Оставалось вернуть Иеруса­лим. В то время считалось, что ключи от Иерусалима находятся в Египте и поэтому начать завоевание следует с него. Эту цель преследовали участники Четвертого, Пятого и Седьмого походов. Во время Четвертого крестового похода был завоеван христиан­ский Константинополь, во время Шестого вернули Иерусалим — но ненадолго. Поход за походом оканчивался неудачно, а желание европейцев в них участво­вать слабело. В 1268 году пало княжество Антиохии, в 1289-м — графство Три­поли, в 1291-м — столица Иерусалимского королевства Акра.

2. Как походы изменили отношение к войне

Норманнские всадники и лучники в битве при Гастингсе. Фрагмент гобелена из Байё. XI векWikimedia Commons

До Первого крестового похода ведение многих войн могло одобряться цер­ковью, но ни одна из них не называлась священной: даже если война считалась справедливой, участие в ней вредило спасению души. Так, когда в 1066 году в битве при Гастингсе норманны разбили армию послед­него англосаксонского короля Гарольда II, норманнские же епископы наложи­ли на них епитимью. Теперь же участие в войне не только не считалось грехом, но позволяло иску­пить прошлые прегрешения, а смерть в бою практически гарантировала спа­сение души и обеспечивала место в раю.

Это новое отношение к войне демонстрирует история монашеского ордена, воз­никшего вскоре после окончания Первого крестового похода. Сначала главной обязанно­стью тамплиеров — не просто монахов, но монахов-рыцарей — была защита христианских паломников, отправившихся в Святую землю, от разбойников. Однако очень быстро их функции расширились: они стали защищать не только паломников, но и само Иерусалимское королевство. Тамплиерам перешло множество замков в Святой земле; благодаря щедрым дарам сторонников Крестовых походов из Западной Европы, им хватало средств, чтобы поддерживать их в хорошем состоянии. Как и другие монахи, тамплие­ры при­няли обет целомудрия, бедности и послушания, но, в отличие от членов других монашеских орденов, служили Богу, убивая врагов.

3. Сколько стоило участие в походе

Готфрид Бульонский переходит через Иордан. Миниатюра из манускрипта Вильгельма Тирского. XIII векBibliothèque nationale de France

Долгое время считалось, что главной причиной участия в Крестовых походах была жажда наживы: якобы так млад­шие братья, обделенные наследством, поправляли свое положение за счет сказочных бо­гатств Востока. Современ­ные историки от­вергают эту теорию. Во-первых, сре­ди крестоносцев было немало богатых людей, которые поки­дали свои владе­ния на долгие годы. Во-вто­рых, участие в Крестовых похо­дах стоило довольно дорого, а прибыли почти никогда не приносило. Затраты соответствовали статусу участника. Так, рыцарь должен был полностью экипировать и себя, и своих спутников и слуг, а также кор­мить их во время всего пути туда и обратно. Бедняки надеялись на воз­можность подработать в походе, а так­же на подаяния более обеспеченных кресто­носцев и, конечно, на добычу. Награбленное в крупном сражении или после успешной осады быстро тра­тилось на провизию и другие необходимые вещи.

Исто­рики подсчитали, что рыцарь, собравшийся в Первый крестовый поход, дол­жен был собрать сумму, равную своим доходам за четыре года, и в сборе этих средств часто принимала участие вся семья. Приходилось закладывать, а иногда даже продавать свои владения. Например, Готфрид Бульон­ский, один из лидеров Первого крестового похода, был вынужден заложить родовое гнездо — Бульонский замок.

Большинство выживших крестоносцев возвращались домой с пустыми руками, если, конечно, не считать реликвий из Святой земли, которые они потом дари­ли местным церквям. Однако участие в Крестовых походах сильно поднимало престиж всей семьи и даже ее следующих поколений. Вернувший­ся домой крестоносец-холостяк мог рассчитывать на выгодную партию, и в некоторых случаях это позволяло подправить расшатавшееся финансовое положение.

4. От чего умирали крестоносцы

Гибель Фридриха Барбароссы. Миниатюра из манускрипта «Саксонская всемирная хроника». Вторая половина XIII века Wikimedia Commons

Подсчитать, сколько всего крестоносцев погибло в походах, сложно: известны судьбы совсем немногих участников. Например, из спутников Конрада III, короля Германии и предводителя Второго крестового похода, больше трети не верну­лись домой. Умирали не только в бою или впоследствии от получен­ных ран, но и от болезней и голода. Во время Первого крестового похода нехватка про­визии была столь серьезной, что дело дошло до каннибализма. Королям тоже приходилось нелегко. Например, император Священной Рим­ской империи Фридрих Барбаросса утонул в реке, Ричард Львиное Сердце и король Франции Филипп II Август еле пережили тяжелую болезнь (судя по всему, разновид­ность цинги), от которой выпадали волосы и ногти. У дру­гого французского короля, Людовика IX Святого, во время Седьмого крестового похода была такая сильная дизентерия, что ему пришлось вырезать сиденье штанов. А во время Восьмого похода сам Людовик и один из его сыновей умерли.

5. Участвовали ли в походах женщины

Ида Австрийская. Фрагмент генеалогического древа Бабенбергов. 1489–1492 годыУчаствовала с собственной армией в Крестовом походе 1101 года.
Stift Klosterneuburg / Wikimedia Commons

Да, хотя их количество сложно под­считать. Известно, что в 1248 году на одном из кораблей, которые во вре­мя Седьмого крестового похода везли крестоносцев в Египет, на 411 муж­чин приходилось 42 женщины. Неко­торые женщины участвовали в Кре­стовых походах вместе с мужьями; некоторые (обычно вдовы, которые в Средние века пользовались отно­сительной свободой) ехали сами по себе. Как и мужчины, они отправлялись в походы, чтобы спа­сти душу, помолиться у Гроба Господ­ня, посмо­треть на мир, забыть о до­машних неурядицах, а также просла­виться. Бедные или обедневшие в ходе экспедиции женщины зарабатывали себе на хлеб, например, как прачки или искательни­цы вшей. В надежде заслужить Божье благоволение кресто­носцы старались соблюдать целомуд­рие: внебрачные связи карались, а про­ституция, по всей видимости, была менее распространена, чем в обычной средневековой армии.

В боевых действиях женщины участвовали весьма активно. Один источник упоминает женщину, которая была убита под обстрелом во время осады Акры. Она участвовала в засыпании рва: это делалось для того, чтобы подкатить к стенам осадную башню. Умирая, она попросила бросить ее тело в ров, чтоб и в смерти помочь осаждающим город крестоносцам. Арабские источники упоминают женщин-крестоносцев, сражавшихся в доспехах и на коне.

6. В какие настольные игры играли крестоносцы

Крестоносцы играют в кости у стен Кесарии. Миниатюра из манускрипта Вильгельма Тирского. 1460-е годы© DIOMEDIA

Настольные игры, в которые почти всегда играли на деньги, в Средние века были одним из главных развлечений как аристократов, так и простолюдинов. Крестоносцы и поселенцы государств крестоносцев не были исключением: играли в кости, шахматы, нарды и мельницу (логическую игру для двух игроков). Как сообщает автор одной из хроник Вильгельм Тирский, король Балдуин III Иерусалимский любил играть в кости больше, чем приличествует королевской чести. Тот же Вильгельм обвинял Раймунда, князя Антиохии, и Жослена II, графа Эдессы, в том, что во время осады замка Шайзар в 1138 го­ду они только и делали, что играли в кости, оставив своего союзника, визан­тийского императора Иоанна II, воевать одного, — и в итоге Шайзар взять не удалось. Последствия игр могли быть и куда более серьезными. Во время осады Антиохии в 1097–1098 годах двое крестоносцев, мужчина и женщина, заигрались в кости. Воспользовавшись этим, турки совершили неожиданную вылазку из города и забрали обоих в плен. Отрубленные головы несчастных игроков потом перебросили через стену в лагерь крестоносцев.

Но игры считались небогоугодным делом — особенно когда речь шла о свя­щенной войне. Король Англии Генрих II, собравшись в Крестовый поход (в ре­зультате он в нем так и не принял участия), запретил крестоносцам ругаться, носить дорогую одежду, предаваться чревоугодию и играть в кости (кроме того, он запретил женщинам участвовать в походах, за исключением прачек). Его сын, Ричард Львиное Сердце, также считал, что игры могут поме­шать успешному исходу экспедиции, поэтому установил строгие правила: никто не имел права проиграть больше 20 шиллингов за день. Правда, коро­лей это не касалось, а простолюдины должны были получить специальное раз­ре­шение на право играть. Правила, ограничивавшие игры, были и у членов мона­шеских орденов — тамплиеров и госпитальеров. Тамплиеры могли играть толь­ко в мельницу и только ради удовольствия, а не на деньги. Госпи­тальерам было строго запрещено играть в кости — «даже на Рождество» (видимо, некоторые использовали этот праздник как предлог, чтобы расслабиться).

7. С кем крестоносцы воевали

Альбигойский крестовый поход. Миниатюра из манускрипта «Большие французские хроники». Середина XIV векаThe British Library

Уже с самого начала своих военных экспедиций крестоносцы нападали не толь­ко на мусульман и вели сражения не только на Ближнем Востоке. Первый поход начался с массовых избиений евреев на севере Франции и в Германии: одних просто убивали, другим пред­лагали на выбор смерть или обращение в христианство (многие предпочли самоубийство, чем гибель от рук крестонос­цев). Это не противоречило идее Крестовых походов — большинство кресто­носцев не по­нимали, почему они должны сражаться против одних неверных (мусульман), а других неверных щадить. Насилие против евреев сопровождало и другие Крестовые походы. Например, во время подготовки к третьему погро­мы произошли в нескольких городах Англии — только в Йорке погибло более 150 евреев.

С середины XII века папы начали объявлять Крестовые походы не только про­тив мусульман, но и против язычников, ерети­ков, православных и даже като­ликов. Например, так называемые Альби­гойские крестовые походы на юго-западе современной Франции были направлены против катаров — сек­ты, не признававшей Католическую церковь. За катаров вступились их соседи-католики — они в основном и воевали с крестоносцами. Так, в 1213 году в битве с кресто­носцами погиб король Арагона Педро II, получивший прозвище Като­лик за успехи в борьбе против мусульман. А в «политических» Крестовых похо­дах на Сицилии и юге Италии врагами крестоносцев с самого начала были католики: папа обвинил их в том, что они ведут себя «хуже неверных», потому что не подчиняются его приказам.

8. Какой поход был самым необычным

Фридрих II и аль-Камиль. Миниатюра из манускрипта Джованни Виллани «Новая хроника». XIV векBiblioteca Apostolica Vaticana / Wikimedia Commons

Император Священной Римской империи Фридрих II дал обет принять участие в Кре­стовом походе, но исполнять его не торопился. В 1227 году он наконец-то отплыл в Святую землю, но серьезно заболел и повернул обратно. За нару­ше­ние обета папа римский Григорий IX тут же отлучил его от церкви. И даже через год, когда Фридрих снова сел на корабль, папа не отменил наказание. В это время на Ближнем Востоке шли междоусобные войны, начавшиеся после смерти Саладина. Его племянник аль-Камиль вступил в переговоры с Фрид­рихом, надеясь, что тот поможет ему в борьбе с братом аль-Муазза­мом. Но ко­гда Фридрих наконец поправился и снова отплыл в Святую землю, аль-Муаззам умер — и помощь аль-Камилю была больше не нужна. Тем не менее Фридриху удалось убедить аль-Камиля вернуть христианам Иеру­салим. У му­сульман оставалась Храмовая гора с исламскими святынями — «Куполом ска­лы» и ме­четью аль-Акса. Этот договор был достигнут отчасти благодаря тому, что Фридрих и аль-Камиль говорили на одном языке — как в буквальном, так и в переносном смысле слова. Фридрих вырос на Сицилии, большая часть насе­ления которой была арабоговорящей, говорил по-арабски сам и интересовался арабской наукой. В переписке с аль-Камилем Фридрих задавал ему вопросы по философии, геометрии и математике. Воз­вращение Иерусалима христианам путем тайных переговоров с «неверными», а не открытого боя, да и еще отлу­ченным от церкви крестоносцем, многим казалось подозрительным. Когда Фридрих из Иерусалима приехал в Акру, его закидали потрохами.

Литература, Искусство >10 писателей-кинозвезд

Как Ахмадулина, Капоте, Берроуз, Сорокин и другие литераторы снимались в фильмах

Предыстория конфликта

Одной из причин крестового похода был призыв о помощи, с которым обратился к папе римскому византийский император Алексей I.

Этот призыв был обусловлен несколькими обстоятельствами. В 1071 году армия императора Романа IV Диогена была разбита султаном турок-сельджуков Алп-Арсланом в поражении при Манцикерте.

Это сражение и последующее свержение Романа IV Диогена привело к началу гражданской войны в Византии, которая не стихала вплоть до 1081 г., когда на престол взошел Алексей Комнин.

К этому времени различные вожди турок-сельджуков успели воспользоваться плодами междоусобицы в Константинополе и захватили значительную часть территории анатолийского плато.

В первые годы своего правления Алексей Комнин был вынужден вести постоянную борьбу на два фронта — против норманнов Сицилии, которые наступали на западе и против турок-сельджуков на востоке. Балканские владения византийской империи также подвергались опустошительным набегам половцев.

В этой ситуации Алексей достаточно часто пользовался помощью наемников из Западной Европы, которых византийцы называли франками или кельтами. Генералы империи высоко ценили боевые качества европейской кавалерии и использовали наемников в качестве ударных частей. Их корпус нуждался в постоянных пополнениях.

В 1093-94 гг. Алексей, по-видимому направил папе римскому просьбу о помощи в найме очередного корпуса. Возможно, что эта просьба и послужила основанием для призыва к Крестовому походу.

Другим основанием могли послужить попавшие на запад слухи о зверствах, которые творились в Палестине.

В этот момент Ближний Восток оказался на линии фронта между султанатом Великих сельджуков (который занимал значительную часть территории современных Ирана и Сирии) и государством фатимидов Египта.

Сельджуков поддерживали в основном мусульмане-сунниты, фатимидов — в основном мусульмане-шииты.

Христианские меньшинства в Палестине и Сирии защищать было некому и во время военных действий представители некоторых из них подвергались грабежам и разорениям. Это и могло породить слухи о страшных зверствах, творимых мусульманами в Палестине.

Кроме того на Ближнем Востоке зародилось христианство: на этой территории существовали первые христианские общины, на этой территории находилось большинство христианских святынь так как христиане считают, что именно на территории Ближнего Востока произошли Евангельские события. По этой причине христиане считали эту землю своей.

Но в конце VI в. Магомет (570—632) объединяет арабов и воодушевляет на завоевательный поход для создания арабо-мусульманской империи.

Сирия и Палестина даются им победами при Адженадеин (634 г.) и Ярмук (636). Иерусалим занят в 638-м г. Александрия в 643-м и вскоре после Египта завоевывается вся Северная Африка. Кипр занят в 680 г.

Лишь в X в. Византия отвоевывает часть потерянных территорий. Острова Крит и Кипр отбиты Никифором Фокой в 961 и 965 гг. Он же совершает кавалерийский рейд в Сирию (968 г.) и занимает Xолм, Триполи и область Латтакиэ.

Его сподвижник Михаил Буртцес отбивает Алеп (969 г.) Иоанн Тимисхей берет Дамаск и Антиохию, но Иерусалим остается во власти Фатимидского эмира. Закрепляя за собой северную Сирию, Император Василий II-й не чувствует себя достаточно сильным, чтобы заступиться за христиан, против которых халиф Аль-Xаким начинает гонения (1009—1010)которые продолжаются вплоть до крестовых походов. Xpaм Гроба Господня в Иерусалиме почти целиком разрушен. В 1030-31 г. от арабов отбит Эфес.

Во второй половине XI в. (между 1078 и 1081-м годами) в Малой Азии появляются турки, создающие ряд небольших царств турок-сельджуков. (Дамасское, Алепское и др.) Так-же арабы предприняли попытки завоевания в Латинском(Западном)мире (Испания в VIII веке, Юг Италии в IX-м, пиратство арабских стран Сев. Африки).

Вследствие этого у христиан начала зарождаться идея о том, что им нужно защитить от гонений своих собратьев и вернуть утраченные земли и святыни.

Призывы папы римского, неистовые проповеди Петра Пустынника и других религиозных деятелей вызвали небывалый подъем. В разных местах Франции, Германии и Италии наскоро снаряжались походы. Кроме того, тысячи людей стихийно собирались в отряды и двигались на Восток.

На протяжении второй половины I тысячелетия мусульмане завоевали большую часть Северной Африки, Египет, Палестину, Сирию, Испанию и множество других территорий.

Однако ко времени Крестовых походов мусульманский мир был разобщён внутри, между правителями различных территориальных образований шли постоянные междоусобные войны, и даже сама религия претерпела раскол на несколько течений и сект. Этим не преминули воспользоваться внешние противники, в том числе и христианские государства на Западе. Так, Реконкиста в Испании, Норманнское завоевание Сицилии и атаки норманнов на североафриканское побережье, завоевания Пизы, Генуи и Арагона на Мальорке и Сардинии и боевые действия христианских правителей против мусульман на море ясно демонстрировали вектор направленности западноевропейской внешней политики конца XI века.

Так же значительную роль сыграло желание папы римского увеличить свою власть при помощи образования новых государств на захваченных территориях, которые бы зависели от папы. Затем так и случилось. Западные европейцы хотя и награбили много золота, но понесли огромные по тем временам моральные и человеческие жертвы, а мусульмане проиграли вдвое больше, и впоследствии у них начался кризис.

Западная Европа

Идея первого крестового похода в частности и всего крестоносного движения в целом берет своё начало в обстановке, которая сложилась в Западной Европе по окончании эпохи раннего Средневековья. После раздела империи Каролингов и обращения в христианство воинственных венгров и викингов наступила относительная стабильность. Однако за предыдущие несколько веков в Европе сформировался целый класс воинов, которым теперь, когда границам государств более не угрожала серьёзная опасность извне, приходилось применять свои силы в междоусобных конфликтах и усмирении крестьянских бунтов. Благословляя крестовый поход папа Урбан II сказал: «Кто тут обездоленный и бедный, там будет радостный и богатый!»

Непрекращающиеся военные конфликты с мусульманами позволили расцвести идее Священной войны против ислама. Когда мусульмане заняли Иерусалим — сердце христианской религии, — папа Григорий VII в 1074 году призвал воинов Христовых (лат. milites Christi) отправиться на Восток и помочь Византии, которая тремя годами ранее потерпела серьёзное поражение в битве при Манцикерте, отвоевать священные земли. Воззвание папы было проигнорировано рыцарством, но тем не менее привлекло внимание к событиям на Востоке и спровоцировало волну паломничества на Святую землю. Вскоре начали поступать сообщения об издевательствах и гонениях, которым подвергались паломники со стороны мусульман на пути в Иерусалим и другие священные города. Известия о притеснении пилигримов вызвали волну негодования среди христиан.

В начале марта 1095 года на собор в Пьяченце прибыло посольство императора Алексея Комнина с прошением оказать Византии помощь в борьбе с сельджуками.

26 ноября 1095 года во французском городе Клермоне состоялся собор, на котором перед лицом знати и духовенства папа Урбан II произнёс страстную речь, призвав собравшихся отправиться на Восток и освободить Иерусалим от владычества мусульман. Этот призыв лёг на благодатную почву, так как идеи Крестового похода уже были популярны среди народа западноевропейских государств, и поход мог организоваться в любой момент. Речь папы лишь обозначила устремления большой группы западноевропейских католиков.

Византия

Византийская империя имела множество врагов на своих границах. Так, в 1090—1091 ей угрожали печенеги, однако их натиск был отбит при помощи половцев и славян. В это же время турецкий пират Чака, господствуя в Мраморном море и Босфоре, беспокоил своими налётами побережье вблизи Константинополя. Если учесть, что к этому времени большая часть Анатолии была захвачена турками-сельджуками, а византийская армия потерпела от них серьёзное поражение в 1071-м году в битве при Манцикерте, то Византийская империя находилась в кризисном состоянии, и существовала угроза её полного уничтожения. Пик кризиса пришёлся на зиму 1090/1091, когда напор печенегов с одной стороны и родственных им сельджуков с другой угрожал отрезать Константинополь от окружающего мира.

В этой ситуации император Алексей Комнин вел дипломатическую переписку с правителями западноевропейских стран (наиболее известна переписка с Робертом Фландрским), призывая их о помощи и выказывая бедственное положение империи. Также наметился ряд шагов по сближению православной и католической церквей. Эти обстоятельства вызвали на Западе интерес. Однако к началу Крестового похода Византия уже преодолела глубокий политический и военный кризис и пребывала в периоде относительной стабильности примерно с 1092-го года. Печенежская орда была разгромлена, сельджуки не вели активных кампаний против византийцев, и даже наоборот, император часто прибегал к помощи наёмных отрядов, состоявших из тюрок и печенегов, для усмирения своих врагов. Но в Европе считали, что положение империи бедственно, рассчитывая на унизительное положение императора. Этот расчёт оказался неверным, что привело в дальнейшем ко многим противоречиям в византийско-западноевропейских отношениях.

Мусульманский мир

Большая часть Анатолии накануне Крестового похода находилась в руках кочевых племён турок-сельджуков и сельджукского султана Рум, придерживавшихся суннитского течения в исламе. Некоторые племена во многих случаях не признавали над собой даже номинальной власти султана, либо пользовались широкой автономией.

К концу XI века сельджуки потеснили Византию в её границах, заняв практически всю Анатолию после победы над византийцами в решающей битве при Манцикерте в 1071 г.

Однако, турки больше были обеспокоены решением внутренних проблем, чем войной с христианами. Постоянно возобновляемый конфликт с шиитами и гражданская война, разразившаяся из-за прав наследования султанского титула, приковывали к себе гораздо большее внимание сельджукских правителей.

На территории Сирии и Ливана относительно независимую от империй политику вели мусульманские полуавтономные города-государства, руководствуясь в первую очередь своими региональными, а не общемусульманскими интересами.

Египет и большую часть Палестины контролировали шииты из династии Фатимидов. Значительная часть их империи была утеряна после прибытия сельджуков, и потому Алексей Комнин советовал крестоносцам заключить с Фатимидами союз против общего врага.

В 1076 г. при халифе ал-Мустали сельджуки захватили Иерусалим, однако в 1098 г., когда крестоносцы уже выдвинулись на Восток, Фатимиды отвоевали город.

Фатимиды надеялись увидеть в лице крестоносцев силу, которая влияла бы на ход политики на Ближнем Востоке против интересов сельджуков, извечного врага шиитов, и с самого начала похода вели тонкую дипломатическую игру.

В целом же мусульманские страны претерпевали период глубокого политического вакуума после смерти практических всех ведущих лидеров примерно в одно время. В 1092 г. умерли сельджукский вазир Низам ал-Мулк и султан Малик-шах, затем в 1094 г. аббасидский халиф ал-Муктади и фатимидский халиф ал-Мустансир.

И на востоке, и в Египте, началась ожесточённая борьба за власть. Гражданская война среди сельджуков привела к полной децентрализации Сирии и образованию там небольших, враждующих между собой городов-государств. В Фатимидской империи также существовали внутренние проблемы.

Христиане Востока

Католическая церковь низменно пропагандировала о жестоком обращении мусульман с христианами.

На самом деле, многие из христиан Востока, вопреки мнению церкви, не обращались в рабов (за некоторыми исключениями), а также могли сохранить свою религию. Так было во владениях турок-сельджуков и городов на Восточном Средиземноморье.

Поэтому, доводы католической церкви о тяжёлой судьбе их «братьев» на Востоке частично неверны.

Об этом свидетельствуют данные, что когда первые отряды крестоносцев вступили на территорию турок, большинство местного населения составляли именно христиане, мусульмане же предпочитали мирно сосуществовать с христианами.

Хронология событий похода

Крестьянский крестовый поход

Урбан II определил начало крестового похода на 15 августа (праздник Вознесения Богородицы) 1096 г. Однако задолго до этого к Иерусалиму самостоятельно выдвинулась армия крестьян и мелкого рыцарства, возглавляемая амьенским монахом Петром Пустынником, талантливым оратором и проповедником.

Масштабы этого стихийного народного движения были огромны. В то время, как Папа (Римский патриарх) рассчитывал привлечь к походу всего несколько тысяч рыцарей, Петр Пустынник в марте 1096 года повел за собой многотысячную толпу — состоявшую, правда, по большей части из безоружных бедняков, которые отправлялись в путь с женами и детьми.

Это огромное (по объективным оценкам всего в Поход выступило несколько десятков тысяч (~ 50—60 тыс.) бедняков несколькими «армиями», из которых в Константинополе сосредоточилось более 35 тыс. чел., а в Малую Азию переправилось до 30 тыс.) неорганизованное полчище столкнулось с первыми трудностями ещё в Восточной Европе.

Покидая родные края, люди не успели (а многие просто не смогли из-за своей нищеты) запастись провиантом, так как отправились в путь слишком рано и не застали богатый урожай 1096 года, который уродился в Западной Европе впервые после нескольких лет засухи и голода.

Поэтому они рассчитывали, что христианские города Восточной Европы станут бесплатно обеспечивать их едой и всем необходимым (как это было всегда в Средние века для паломников, шедших в Святую землю), либо же будут отпускать провиант по разумной цене.

Однако Болгария, Венгрия и другие страны, через которые пролегал маршрут бедноты, не всегда соглашались на такие условия, и потому между местными жителями и бесчинствующими ополченцами, силой отнимавшими у них продовольствие, вспыхивали конфликты.

Спускаясь по Дунаю, участники похода разграбили и опустошили венгерские земли, за что неподалеку от Ниша их атаковала объединённая армия болгар, венгров и византийцев.

Около четверти ополченцев было перебито, но остальные практически без потерь добрались к августу до Константинополя. Там к последователям Петра Пустынника присоединились армии, выдвинувшиеся из Италии и Франции. Вскоре наводнившая город крестоносная беднота начала устраивать в Константинополе беспорядки и погромы, и императору Алексею не оставалось ничего другого, как переправить их через Босфор.

Оказавшись в Малой Азии, участники похода перессорились и разделились на две отдельные армии.

На стороне напавших на них сельджуков было значительное преимущество — они были более опытными и организованными воинами и к тому же, в отличие от христиан, отлично знали местность, поэтому вскоре практически все ополченцы, многие из которых ни разу в жизни не держали в руках оружия и не имели серьёзного вооружения, были перебиты.

Эту 1-ю битву на северо-западе Малой Азии при Дорилеуме, «в долине Дракона», сложно назвать битвой – сельджукская кавалерия атаковала и уничтожила первую меньшую группу крестоносцев-бедняков, а потом обрушилась на их главные силы.

Почти все паломники погибли от стрел или сабель тюрок-сельджуков, мусульмане не пощадили никого — ни женщин, ни детей, ни стариков, которых было много среди «горе-крестоносцев» и за которых нельзя было получить хороших денег при продаже на рынке как рабов.

Из примерно 30 тысяч участников «Похода нищих» удалось добраться до владений византийцев всего нескольким десяткам человек, примерно 25-27 тыс. были убиты, а 3-4 тыс., в основном молодые девушки и юноши, попали в плен и были проданы на мусульманских базарах Малой Азии. Военный предводитель «Похода бедняков» рыцарь Вальтер Голяк погиб в бою при Дорилеуме.

Духовный лидер «горе-крестоносцев» Петр Пустынник, которому удалось спастись, позже примкнул к главной армии 1-го крестового похода. Вскоре подошедший византийский корпус смог только сложить из тел павших христиан холм высотой до 30 метров и совершить обряд отпевания павших.

Германский крестовый поход

Хотя антисемитские настроения царили в Европе на протяжении многих веков, именно во время 1-го крестового похода произошли первые массовые преследования евреев.

В мае 1096 г. германская армия численностью около 10 000 человек, возглавляемая мелким французским рыцарем Готье Нищим, графом Эмихо Лейнингенским и рыцарем Фолькмаром, отправилась на север через долину Рейна — в противоположном Иерусалиму направлении — и устроила массовую резню евреев в Майнце, Кельне, Бамберге и других городах Германии.

Проповедники крестового похода только разжигали антисемитские настроения. Призывы бороться с евреями и мусульманами — главными, по мнению церковников, врагами христианства — люди воспринимали как прямое руководство к насилию и погромам.

Во Франции и Германии евреи считались главными виновниками распятия Христа, и, так как они находились несравненно ближе, чем далекие мусульмане, люди задавались вопросом — зачем отправляться в опасное путешествие на Восток, если можно покарать врага дома?

Зачастую крестоносцы предоставляли евреям выбор — принять христианство или умереть. Большинство предпочитало смерти ложное отречение, кроме того в еврейских общинах, до которых доходили известия о произволе крестоносцев, были нередки случаи массовых отречений и самоубийств.

Согласно хронике Соломона бар Симеона, «один убивал брата, другой — родителей, жену и детей, женихи убивали своих невест, матери — детей». Несмотря на попытки местного духовенства и светских властей предотвратить насилие, тысячи евреев были убиты.

В оправдание своих действий крестоносцы приводили слова папы Урбана II, который на Клермонском соборе призвал покарать мечом не только мусульман, но и всех, кто исповедовал любую другую религию, отличную от христианства.

Вспышки агрессии против евреев наблюдались на протяжении всей истории крестовых походов, несмотря на то, что церковь официально осуждала массовые убийства мирных жителей и советовала не уничтожать иноверцев, а обращать их в христианство.

Иудеи Европы со своей стороны также пытались противостоять крестоносцам — они организовывали отряды самообороны, или же нанимали наёмников для защиты своих кварталов, пытались договариваться о защите с местными иерархами Католической церкви.

Также евреи предупреждали о выдвижении очередных отрядов крестоносцев своих собратьев и даже мусульман в Малой Азии и Сев. Африке и даже собирали средства, которые пересылались через еврейские общины для увеличения экономической мощи мусульманских эмиров, активно боровшихся против вторжений европейцев-христиан и терпимо относящихся к еврееям.

Крестовый поход дворянства

После разгрома армии бедняков и массовой резни евреев в августе 1096 г. в поход наконец выдвинулось рыцарство под предводительством могущественных дворян из разных регионов Европы.

Граф Раймунд Тулузский вместе с папским легатом Адемаром Монтейльским, епископом Ле-Пюи, повел за собой рыцарей Прованса.

Норманнов Южной Италии возглавили князь Боэмунд Тарентский и его племянник Танкред. Братья Готфрид Булонский, Эсташ Булонский и Балдуин Булонский были военачальниками лотарингцев, а воинов Северной Франции повели граф Роберт Фландрский, Роберт Нормандский (старший сын Вильгельма Завоевателя и брат Вильгельма Рыжего, короля Англии), граф Стефан Блуаский и Гуго Вермандуа (сын Анны Киевской и младший брат Филиппа I, короля Франции).

Дорога в Иерусалим

Проводником крестоносцев через Малую Азию, был армянский князь Баграт, брат владетеля крупнейшего армянского княжества в Приевфратье Васила Гоха. Матеос Урхаеци сообщает, что с выходом армии крестоносцев из Никеи письма с извещением об этом были посланы владетелю Горной Киликии Константину Рубениду и правителю Эдессы Торосу Пересекая Азию в разгар лета, воины страдали от жары, недостатка воды и провианта. Некоторые, не выдержав тягот похода, погибали, пало много лошадей.

Время от времени крестоносцы получали помощь деньгами и пищей от братьев по вере — как от местных христиан, так и от оставшихся в Европе, — но по большей части им приходилось добывать пропитание самостоятельно, разоряя земли, через которые пролегал их путь.

Военачальники крестового похода продолжали оспаривать друг у друга главенство, однако ни один из них не обладал достаточным авторитетом, чтобы взять на себя роль полноценного лидера.

Духовным вождём похода был, безусловно, Адемар Монтейльский, епископ Ле-Пю

Когда крестоносцы миновали Киликийские врата, армию покинул Балдуин Булонский. С небольшим отрядом воинов он отправился собственным маршрутом через Киликию и в начале 1098 г. прибыл в Эдессу, где завоевал доверие местного правителя Тороса и был назначен его преемником.

В том же году Торос, в результате заговора при участии Балдуина, был убит.

Целью крестового похода была провозглашена борьба с «неверными» за освобождение из-под их власти «гроба господня» в Иерусалиме, а первой жертвой крестоносцев стал правитель христианской Эдессы Торос, со свержением и убийством которого было образовано графства Эдесского — первое государства крестоносцев на Ближнем Востоке.

Осада Никеи

В 1097 г. отряды крестоносцев, разгромив армию турецкого султана, начали осаду Никеи.

Византийский император, Алексей I Комнин, заподозрив, что крестоносцы, взяв город, не отдадут его ему (по вассальной присяге крестоносцев (1097), крестоносцы должны были отдать захваченные города и территории ему, Алексию).

И, после того, как стало ясно, что Никея рано или поздно падёт, император Алексий послал в город послов с требованием сдаться ему.

Горожане были вынуждены согласиться, и 19 июня, когда крестоносцы приготовились к штурму города, они с огорчением обнаружили, что им сильно «помогла» византийская армия.

После этого крестоносцы двинулись дальше по Анатолиийскому плоскогорью на главную цель похода — Иерусалим.

Осада Антиохии

Осенью армия крестоносцев достигла Антиохии, которая стояла на полпути между Константинополем и Иерусалимом, и 21 октября 1097 г. осадила город.

В понедельник 28 июня готовые к бою крестоносцы вышли из города — «фаланги, выстроившись поотрядно, стояли друг против друга и готовились начать сражение, граф Фландрский сошёл с коня и, трижды простёршись на земле, воззвал к Богу о помощи».

Затем хронист Раймунд Ажильский пронёс перед воинами Святое копьё.

Кербога, решив, что без труда расправится с немногочисленным войском противника, не внял советам своих генералов и решил атаковать всю армию целиком, а не каждую дивизию по очереди. Он пошёл на хитрость и отдал приказ изобразить отступление, чтобы увлечь крестоносцев в более сложную для сражения местность.

Рассредотачиваясь по окрестным холмам, мусульмане по приказу Кербоги поджигали за собой траву и осыпали градом стрел преследующих их христиан, и многие воины были убиты (в том числе знаменосец Адемара Монтейльского).

Однако воодушевлённых крестоносцев было не остановить — они устремились «на иноплеменников, как огонь, что сверкает на небе и сжигает горы».

Рвение их разгорелось до такой степени, что многим воинам явилось видение святых Георгия, Димитрия и Мориса, скачущих в рядах христианской армии.

Само сражение было коротким — когда крестоносцы наконец нагнали Кербогу, сельджуки запаниковали, «передовые конные отряды обратились в бегство, и было предано мечу множество ополченцев, добровольцев, вступивших в ряды борцов за веру, горевших желанием защитить мусульман».

Осада Иерусалима

Штурм Иерусалима начался на рассвете 14 июля. Крестоносцы забрасывали город камнями из метательных машин, а мусульмане осыпали их градом стрел и бросали со стен утыканные гвоздями «просмоленные <…> деревяшки, обертывая их в горящие тряпки».

Обстрел камнями, однако, не причинил городу особого вреда, так как мусульмане защитили стены мешками, набитыми хлопком и отрубями, которые смягчали удар.

Под непрекращающимся обстрелом — как пишет Гийом Тирский, «стрелы и дротики сыпались на людей с обеих сторон, подобно граду» — крестоносцы пытались придвинуть к стенам Иерусалима осадные башни, однако им мешал опоясывающий город глубокий ров, который начали засыпать ещё 12 июля.

Сражение продолжалось весь день, однако город держался. Когда наступила ночь, обе стороны продолжали бодрствовать — мусульмане боялись, что последует новая атака, а христиане опасались, что осажденным удастся каким-то образом поджечь осадные орудия.

Утром 15 июля, когда ров был засыпан, крестоносцы смогли наконец беспрепятственно приблизить башни к крепостным стенам и поджечь защищающие их мешки.

Это стало переломным моментом в атаке — крестоносцы перекинули на стены деревянные мостки и устремились в город.

Первым прорвался рыцарь Летольд, за ним последовали Готфрид Бульонский и Танкред Тарентский.

Раймунд Тулузский, армия которого штурмовала город с другой стороны, узнал о прорыве и тоже устремился в Иерусалим через южные ворота.

Увидев, что город пал, эмир гарнизона башни Давида сдался и открыл Яффские ворота.

Крестовый поход в Иерусалим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *