Священник влюбился в прихожанку

Здравствуйте. Хочу рассказать Вам мою историю. Прошу заранее: не судите строго. Для меня это по-прежнему важно.

Лирическая предыстория. В церковь ходила в юности – иногда по воскресеньям, хотя крещена в 6 лет. Приходила недостаточно осознанно, часто – просто поставить свечку, попросить прощения у Бога за какие-то прегрешения перед ближними. К вере я по-настоящему пришла в 18 лет после серьёзного нервного расстройства, вызванного оккультным грехопадением в Святки. Болела полгода. Было тяжело и мне, и родителям. Когда устала болеть, решила с этим покончить и исповедаться. Подошла к священнику, он сказал, когда прийти и что сделать. Пришла, покаялась. С тех пор решила отречься от всего магического, прийти в Православную церковь раз и навсегда. Потом стала ходить на службы по будням, начала молиться, Господь меня исцелил от моего недуга очень быстро, потом стала часто ходить на исповедь, но ещё не причащалась.

Однажды, на одном из богослужений я увидела какого-то нового батюшку. Внешне он мне даже не понравился с первого раза – рыжий, полноватый… Но однажды, нечаянно, перед Причастием, мы встретились глазами (правда, он в первый раз меня не причастил, т.к. я хлебнула глоток святой воды с утра), и я утонула в его глубоком, как чистый горный ручеёк, взгляде; настолько прекрасных глаз я не видела – светлые, добрые, глубокие и чистые. Потом он поразил меня до глубины души своей проповедью, он имеет от Бога великий дар проповеди, он замечательный оратор – проникает в сердце до такой степени, что ходишь после службы и думаешь, размышляешь над словами и непременно хочется исполнить всё, что он говорит, а говорит – не от себя, а как надо жить праведно по Евангелию и учениям Св. Отцов. И с тех пор я полюбила этого человека. Он постоянно смотрел на меня, я часто ловила на себе его взгляды, но я ходила на исповедь к другому батюшке, дальше – больше, с каждым днём я сильнее к нему привязывалась, потом я пришла к нему; мне хотелось говорить с ним, мне хотелось слушать его. Перед первой исповедью, когда я стояла в очереди к нему, он посмотрел на меня с такой горечью и скорбью, точно сказал взглядом: «Пожалуйста, только не ко мне, не хочу знать твои грехи…» На тот момент я была уже по уши влюблена в него. Помню свои чувства. Руки, ноги дрожат, щёки горят, дыхание спёрло, сознание тоже. И так почти всегда, когда я к нему подходила. Или глупая улыбка, что ещё хуже. После этого все его проповеди стали как бы обличающими, будто, те грехи, которые я открывала ему, он, не называя моего имени говорил всем, что казалось нечестным, т.к. Христос обличал – видя человеческие грехи Сам, а не те, которые Ему рассказали тайно. Его проповеди стали мучительными, его отношение ко мне резко изменилось, потому что я допустила массу ошибок, показав всем своим видом, что он мне небезразличен. Мне казалось, что он презирает меня даже. Он был переменчив – то шутил, будучи в добром расположении, то делал несдержанно раздражительно замечания. Я сбегала от него несколько раз к другим батюшкам, после каждого раза возвращалась спустя время. Унизительно просила прощения, он говорил, что не видит, в чём я перед ним виновата. Он говорил, что мы, православные, не должны ненавидеть грешника, мы должны его любить, а грех в нём ненавидеть. Потом я ушла почти совсем. Ушла петь в другой храм. Но не было дня, чтобы я не вспоминала о нём. Я пришла к выводу, что любовь должна быть жертвенной. С моей стороны, если я любила его по-настоящему, я обязана понести жертву отчуждения, пусть он меня игнорирует в обычной жизни, держит “дистанцию и такт”, хотя и добр и не отказывает в совете, если попрошу, но сам ни за что не спросит – вне исповеди, как дела, чем живу и зачем… Я считаю, что просто обязана принести в жертву свои желания – видеть, слышать, быть на службах рядом, признаться, даже пол в соборе в своём горе иногда целовала, на котором он стоит. Он не кумир мой. Я до сих пор испытываю к этому человеку нежные чувства. Ведь любить не грешно. Смотря как любить.

Сильное искушение прямо в церкви!

Было всё. Как я горько плакала, когда, отойдя от болезни, влюбившись в него, вспомнила, что есть монахи на свете и что у них чёрная камилавка… Любить можно и на расстоянии, молиться, желать блага любимому человеку. Любить можно всей душой, стараться так себя вести, чтобы не искусить на помыслы даже видом или поступком. Я переехала в другой регион. Там мне встретился другой священник – один в один, почти двойник. Благочинный. Глаза, нос, причёска. К чему бы это? Дурацкое совпадение. Мне кажется, у меня получилось смириться, оставить – лишить его своего навязчивого общества для его блага, чтобы он жил спокойно и не тужил, но отпустить – так и не смогла. Уже 6 лет я люблю этого человека. Любовью иной. Мне кажется, Господь так вразумил меня. Это мне за грехи юности – до воцерковления. Отчего я не родилась 20 лет назад, не оказалась в том месте, где он мог бы жить или учиться, и найти во мне что-нибудь примечательное… Я люблю его за то, что он есть. За то, что жив. За то, что творит добрые дела и иногда через подружку – в друзьях у неё в Одноклассниках вижу, что он онлайн. Мне грустно, что не смогла построить добрые духовные дружеские отношения. Ведь с некоторыми на исповеди он говорит по полчаса, а со мной и минуты не говорит. Не говорит почти совсем, если не спрошу. Грустно, что никогда уже мне не быть просто рядом, неся по жизни сей разлуки крест. Я сама это выбрала. Может, кто-нибудь оценит. Не знаю, молится ли он за меня и помнит ли моё имя. Главное, я помню его. Я посвятила ему 2 стихотворения.. Но это уже неважно. Я замужем уже 8 месяцев. Конечно, я люблю мужа, как мужа. Ведь настоящая христианская любовь познаётся в браке. В браке люди учатся любить и заботиться друг о друге. Но чувства к тому человеку остались прежними – по силе своей, но они несколько иные – не как вначале. Раньше я хотела говорить с ним обо всем, теперь я хочу молчать с ним ни о чем.

“Любите друг друга нежно”,– кажется, это высказывание апостола относится к любви к ближнему – ко всем, не взирая на межличностные связи. Также: “Да любите друг друга”,– сказано всем нам.

Один монах, которому я открыла на Русском острове свою страшную тайну, рекомендовал поговорить с этим батюшкой о своих чувствах напрямую честно, услышать его, что он ответит мне, что наверняка, он лучше всякого другого поможет решить эту проблему. Иногда я представляю, как я буду рассказывать ему всю эту историю.. А когда оказываюсь рядом, мой здравый смысл не даёт волю эмоциям и чувствам, а также смелости. Как вы думаете, нужно ли через столько лет признаться? Меня ведь гложет этот давно несостоявшийся разговор. Может, легче станет? Можно ли раскрыть ему свою душу, чтобы он узнал, что я люблю его как в 18, так и в 23, хоть и несколько иначе??? Простите, что так много. В двух словах и не скажешь.

Здравствуйте, Ольга!

Да я думаю, он об этом знает, человек всегда это чувствует. Интересно, что этот священник, о котором Вы говорите, преподавал у меня, когда я ещё был семинаристом, и он нас всегда учил, что мы должны сохранять разумную дистанцию и некую холодность к сёстрам во Христе, иначе лукавый способен навязывать нам мысли о падении и подвести к ним. Вы молитесь за него, как и молились раньше, но не воспринимайте его в мыслях как мужчину, так как он носит монашеский (ангельский) чин. Любите его духом, как если бы он был Ваш брат или даже дедушка, отец или сын, постарайтесь убрать из Вашего к нему отношения чувственность, сексуальный подтекст. Впрочем, кажется, Вы стараетесь так и делать.

Священник Андрей

В письмах упомянут о. N, ушедший недавно из монастыря и женившийся. Никаких предположений о его личности прошу не делать: фигура он совсем не публичная и очень мало людей знает о нем. Тем более не стройте догадок о монастыре. Называть его я категорически не буду, на любые предположения сразу отвечаю — нет, не он. Я знаю несколько подобных историй из разных уголков России и даже зарубежья. Поэтому смысла называть монастырь нет. Назовем место град Китеж и дело с концом.
_________________
Уважаемый Георгий!
Долго читала Ваш блог… Не один день раздумывала… Внутренне оценивая…
Просто я изнутри ЗНАЮ, что движет монахами, поступающими подобным образом…
Я долго была любовницей монаха из N монастыря. Или любимой женщиной, да как угодно назвать.
НАЗЫВАТЬ, КСТАТИ, НИКАК НЕ НАДО — МНЕ НЕ ИНТЕРЕСНЫ ЧУЖИЕ МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ И Т.П. ПО ЭТОМУ ПОВОДУ, АБСОЛЮТНО!
Так вот всё как-то произошло причудливо, не по самостоятельности, а по воле Господней ибо ничем другим нельзя это объяснить. Я, столичная и вовсе не юная барышня, никогда не помышляла о таком повороте, ни тем более монах, 25 лет живший в монастыре, перед которым прошли тысячи прихожанок и ни от одной у него не дрогнуло сердце до того…
Вы совершенно правы о количестве ушедших из братии. Мы вместе однажды смотрели фото монастырские (компьютеризация каждого монаха имеет место быть) и старые, и новые и на мой вопрос «кто это, что-то я такого никогда на службе не видела» ответ был «ушёл давно…» Реально из первопришедших там несколько человек из почти …сот нынешних в монастыре.
Спросила о причинах — разные. Стригли всех по молодости, а ведь человек меняется каждую минуту, каждый год.
И сделан из плоти и крови! Душевные порывы проходят… Оценить свои силы через 5-10-15… лет никому не дано, это же — «как Господь управит!» Да и сперматозоидам не объясняют, что им теперь вырабатываться ну никак теперь нельзя. Извиняюсь, я медик, поэтому вещи своими именами называю.
И душа требует, чтобы её слышали. А это — только в паре…
Потому что жизнь в известном монастыре — суровая. Как и в любом другом, наверное. Но в пафосных особенно.
Позволю себе процитировать Ваши слова «А что настоятель? Его это вообще не волнует. Да и от него требуют только деньги и чтобы явных безобразий не было.» Про деньги — не говорю ничего, т.к. не знакома с темой, в платёжках монастырских не рылась.
А о «чтоб безобразий не было» — 100%!!! И на вахте записывали всех входящих насельников после 23-х часов … И «с мобильниками войну проиграли»… И т.д. И все БОЯТСЯ настоятеля. Водитель его говорит: еду с ним — и только ноги мелькают монашеские, кто куда шарахается, лишь бы на глаза не попасться». Бог и Царь в одном лице :)))
А замечательная практика стукачества? Все проступки (грехи), озвученные на исповеди и вызывающие некую тревогу у исповедника в плане дисциплины, доносятся настоятелю тут же. Я была крайне, до глубины души удивлена: как же, а тайна исповеди, а причастие перед службой? «Иеромонах же, священник ты. Или так и не исповедуешься в смертном грехе — в блуде и грязными душой и руками служишь?» На что мне был дан ответ «дураков нет же, попробуй признайся — и всё…»
Хм. Я, идя на исповедь, и в мыслях даже не представляю, что буду вести двойную изощрённую линию. «О том — сказала, о том — не сказала, как бы не проболтаться типа». И посетила первая мысль — я много свободнее! Мне некого бояться, шарахаясь в сторону, мне незачем врать, да и не перед кем. Батюшка на обычном приходе всегда скажет слово верное, от которого я покраснею от стыда или задумаюсь, как более так не делать. И так и расту потихоньку 🙂
Чуть не выпала из-за руля, услышав просьбу, проезжая мимо магазина — «купи колбаски, я же не пойду с бородой по пояс выбирать туда — пост же». Окончательно розовый дым развеялся.
Все «здравомыслящие» монахи имеют квартиры, дома, машины, всякие вкусности на столе… усилиями «знакомых, благотворителей и пр.». Сама в той шкуре побывала, таская сумками. Очень удивлялась при этом: вроде монах, ну что этого здорового умного мужика, имеющего замечательную мирскую профессию, подвигло уйти в монастырь, приспособиться там ко всем превратностям (это ж умудриться надо — жить как хочется, при этом — избегая всяческих проблем-испытаний).
Резюме: жизнь в монастыре — не для человеков. Ибо душу и тело человеческое никто не отменял, со времён сотворения.
Есть отдельные душевные монстры, но таких — избранные единицы на весь мир.
Замечательно поступил о. N! Честно и по душе.
Ибо монастырь — это прежде всего тюрьма. С начальниками-подчинёнными, да ещё с какой тюремной дисциплиной — нам и не снилось!
И каждый одинок… ибо все всех боятся там… Лицемерие ужасающее просто. Какая уж там душа… не о ней там…
И в чём подвиг-то?!! В борьбе — с какими трудностями? С собственными гениталиями? Вот тоже подвиг, хмм…
С ветряными мельницами «менеджеров» церковных?! Да их не перебороть, ибо имя им — рать.
А вот вырастить дитя… да прожить с той женой 50 лет… неся все смирения-терпения-тяготы — вот это подвиг!
Единственное, что настораживает — отчаянность о. N… как в прорубь — бууух! Он же не знал никогда, как это — душа в душу… Да и привык к волшебству — всё само собой делается, только руку протяни, избалованный… А тут начнутся пелёнки, проблемы с деньгами, да и лет весьма немало… Мирские заботы :). Тут же просто нужно нести тяготы друг друга, очень далёкие от удивительно сделанного иконостаса…
_________________
Георгий Михайлович.
Согласна с Вами: современное монашество — проблема неразрешимая на сегодняшний день…
Как-то не вписывается монашество в окружающий мир…
Ибо когда здоровые мужики ни за кого не отвечают в жизни, ни о чём вообще не беспокоятся ну ни разу (я поразилась, получив ответ на вопрос «а где ты трусы чистые берёшь» — «да в прачечной» ответ, вот бы нам всем так жить :))) Нормальные обычные люди их просто сами дома стирают :).
Озабоченные только страхом, чтоб не подвернутся под руку настоятелю-начальнику и собственным благоустройством — о, у всех же плазмы сплошь должны на стенке висеть, самые крутые мобильники, самая-самая еда («братия крабов уже вяло ест — надоели… благотворитель прислал с Камчатки» — Вы так жили хоть раз, утомившись-то этим? 🙂
И вся работа-то: утром — акафист на часик, днём — ещё на часик трудов — типа водоосвящения… Отбарабанил — и по своим делам… 🙂
Какое молитвенное правило — о чём мы?! :).
И при этом, в этой гонке за удовольствиями мирскими, выпрашиваемыми у всех, кого ни попадя… От айфона до машины.
Удивляться остаётся. В миру бы они, такие предприимчивые, много больше заработали этих благ комфортных. Мне бы стыдно было так унижаться. Ибо голова-руки-ноги на месте, Господь всё дал, работай-зарабатывай — не хочу… Какая-то непристойная торговля званием «батёк».
Жить в окружающей действительности уже не умеют. Ясное дело: поживи-ка так, как волк-отшельник, всех шарахаясь и никто ни разу не спросивши как ты и что ты… Ибо друзей просто не может быть в монастыре, родственники — далеко, женщины — запрещены… Пустыня.
А оторваться от этой кормушки мешают многие вещи: десоциализация прежде всего. Профессии уже нет, прописка — «монастырь N, братский корпус» (буквально дословно, так в паспорте), куча тяжёлых болезней… да и просто привычка — в миру ж надо жизнь СТРОИТЬ… а не перстом типа помахал — и всё само-собой явилось…
Да вот ещё влюбиться монаху — ну хоть раз за всю жизнь! Душа — ж — она своего требуеееееет… А уж тело тем более. А всё вместе — она ж и есть, та самая жизнь…. А уж найти время и место… Не взирая на монастырские стены… Про «свет мирянам — монахи» — не будем, а? :)))
У меня поначалу было просто раздвоение мозга — седая до пояса нестриженая знаменитая борода рядом спит…
Мы несколько месяцев не виделись после нескольких лет очумения взаимного. Не хочется мне больше… душу рвать… разные дороги ибо…
И в храм не ходила какое-то время: везде ложь, лицемерие… Отвратило… и в монастырь N не езжу — не-за-чем….
Поэтому и изумилась поступку о. N!!! Молодчинище!!! Честно.
Дай Господь ему разума и терпения… не того, к которому он призывал, книжно-евангельскому, а обычному — с памперсами, настроениями жены, денежьем-безденежьем, реализацией себя — не щелчком в сторону прихожан, а трудом. Поклон ему и здоровых деток… любви, им выбранной, чтоб жизнь прожить на одном дыхании — бывает и такое…
1000 раз убедилась, что пути Господни неисповедимы…
_________________
Георгий Михайлович,
Вопрос №2 (О публикации писем). Для кого и зачем?
Собирающимся уйти в монастырь? Они — в розовых очках, в другом мире, их ушей — этот рассказ не достигнет.
Обычным верующим? Я, воцерковленная — и то не хотела в храм ходить… А они вообще отпадут. И мимо ходить будут. Зачем вносить смуту в чужие души?
Церковным чиновникам? Ну, те сразу скажут «этого не может быть, клевета на РПЦ в свете «развязанной информационной войны», где доказательства, это фантазии, Гупало сошёл с ума, публикуя бредни больной тётки, бла-бла» — и Вы же и будете… хммм, не лучшим образом выглядеть, скажем так…
Тогда — кому?
Согласна совершенно с Вашей оценкой современного монашества.
Вероятно, оно зародилось и было актуально и необходимо на заре христианства (уйти от гонений в пустыню куда-то там), может быть — на протяжении веков истории отдельные высокодуховные личности почерпнули для себя и смогли дать миру нравственные критерии…
Очень допускаю, что таковые встречаются и сегодня. Всё же зависит от конкретной личности…
Но в основной своей массе сегодняшнее наблюдаемое явление — как в той пословице «ни в…куда, ни в Красную армию»
Очень сомневаюсь, что махать шашкой (о «начинать писать», «остужать пьяные головы») и т.д. — принесёт хоть какие-то реальные плоды. Из серии бессмертного: «шумим, братец, шумим», сказанные Грибоедовым огооо сколько времени назад 🙂 Так «воз и ныне там»:) же.
Если Вам захочется сделать из моих посланий литературный материал (рассказик, etc)
— нет проблем! Соответственно — убрав всякие совпадения, чтоб и персонаж не подставлять (Настоятель же загнобит просто) и простые миряне не отвернулись. И не от этого конкретного монастыря, а просто от веры… Сама через это прошла и более никому не пожелаю!
Вот такие три письма. Что скажете?

Любовь к монаху

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *