Читать онлайн «Возрожденные роды»

Питивьер

Впервые я приехал в Питивьер в 1962 году, чтобы возглавить отделение общей хирургии в муниципальной больнице. Я оказался здесь случайно, по результатам конкурсного отбора на имеющиеся вакансии. Я вскоре полюбил этот небольшой городок с населением в десять тысяч жителей, расположенный недалеко от Парижа в сельской местности, где можно наслаждаться всеми прелестями деревенской жизни. Земля здесь плодородная, поля засеяны пшеницей и сахарной свеклой. Местные фермеры по сей день разводят пчел, охотятся на жаворонков и каждую субботу собираются на местном базаре. Несмотря на то, что район этот в основном сельскохозяйственный, всюду можно встретить небольшие предприятия и фабрики, здесь расположены рафинадный завод и компания по изготовлению печенья. В общем, Питивьер — такой городок, какие редко показывают туристам. Это просто ничем не знаменитый городок, как и сотни других, подобных ему. Правда, большинству французов знакомо слово «Питивьер», но только как название печенья, которому оно дано по имени города. Но они не имеют понятия, что это за город и где он расположен.

Когда я приступил к работе, оказалось, что под моим началом находится также небольшое родильное отделение больницы. В отделение обращались за помощью женщины из Питивьера и близлежащих деревень; происхождение их было самым разным. Это были работницы фабрик, фермеры, владелицы магазинов и служащие. Некоторые были эмигрантами из Португалии, Северной Африки, даже с Дальнего Востока. В больницу принимали всех, кто сюда обращался: не было никакого «отбора» ни с точки зрения социальной принадлежности, ни по медицинским показателям.

В то время здесь работала только одна акушерка, которая и отвечала за всю работу отделения. Она звала меня, только когда был необходим врач, чтобы сделать кесарево сечение или наложить щипцы. И эти операции, казалось, лишь углубляли мой профессиональный опыт, являясь естественным дополнением к тому, что я, будучи хирургом, уже умел делать (операции по удалению желчного пузыря, лечение переломов и т.п.). Что же касается акушерства, я плохо представлял себе, что это такое на практике.

Мой акушерский опыт был очень небольшим и с годами стерся из памяти. В начале пятидесятых я проработал шесть месяцев интерном в большом родильном доме в Париже. В то время пять или шесть женщин обычно рожали одновременно в одной большой комнате. Роды проходили, как на фабричном конвейере, и роженицы заражались страхом друг от друга. Врачи часто применяли акушерские щипцы и редко делали кесарево сечение. Я помню главного акушера только потому, что известная модификация щипцов названа его именем (щипцы Сюзора). Я без интереса относился к интернатуре и не мог себе представить, что когда-нибудь буду практикующим акушером.

Позднее, во время военной службы в должности военного хирурга в Алжире, в районе проживания берберов, меня время от времени вызывали для оказания помощи при родах. Беременные женщины обычно спускались в долину из горных поселений в самый последний момент перед родами, и меня звали, когда надо было делать кесарево сечение, наложить щипцы или когда требовалась помощь при травме матки. Через некоторое время, уже в Гвинее, я был свидетелем непрекращающейся борьбы между африканками, которые хотели стоять или сидеть на корточках во время родов, и врачами-европейцами, которые настаивали на том, чтобы они рожали лежа. В то время я был на стороне врачей и особенно не задумывался над этими эпизодами своей медицинской практики.

Когда я начал работать в Питивьере, я, естественно, полагался на акушерок. Жизель, уже проработавшая в отделении некоторое время, была очень опытной акушеркой. Габриель, пришедшая в отделение вскоре после меня, была молодой и энергичной. Она только что закончила учебу и была увлечена психопрофилактикой по Ламазу (метод подготовки к родам, разработанный в 1950-х годах Фернардом Ламазом, французским врачом. Основа этого подхода — убеждение, что женщине нужно учиться рожать, так же как нам приходится учиться писать, читать или плавать. Ламаз учил женщин использовать во время схваток разные типы дыхания, убыстряющегося по мере того, как схватки становятся сильнее. Концентрация внимания на дыхании, как считал Ламаз, отвлекает женщину от боли при схватках. В последние годы учителя психопрофилактики стали исповедовать более эклектичный подход, однако и традиционное обучение по Ламазу до сих пор практикуется в США и в Европе. Этот подход — противоположность нашей концепции.)

Я впервые заинтересовался акушерством, и не потому, что они говорили или делали что-то необыкновенное; меня поразило то, что пятнадцать лет, которые разделяли годы учебы Жизель и Габриель, сделали практику этих двух акушерок совершенно различной. Например, Жизель, которая была старше, обычно терпеливо ждала, когда появится ребенок. Под конец родов она просто говорила:

«Не сдерживайся, расслабься, отпусти себя…». Габриель, наоборот, горела желанием готовить женщину к родам с самого начала беременности, помогать ей контролировать дыхание во время схваток. На второй стадии родов Габриель обычно командовала: «Вдохни, выдохни.., следи за дыханием.., тужься…». Эта разница заставила меня взглянуть на акушерство по-новому. Я начал понимать, что акушерство — нечто большее, чем механические приемы. И мне становилось все более ясно, насколько ход родов зависит от личности и убеждений того, кто эти роды принимает. Женщин привлекала молодая и энергичная Габриель, они проявляли к ней больше интереса, но, казалось, роды были более легкими, когда их принимала Жизель.

Хотя официально я оставался хирургом, со временем я стал все чаще принимать участие в жизни родильного отделения. Оказалось, что упрощение и отмена бесполезных процедур — принципы, на которых я строил свою работу как хирург, — могут применяться и в акушерстве. Опыт практической работы уже привел меня к мысли о том, что время и терпение — лучшие партнеры и что активное вмешательство должно быть щадящим и применяться только в особых случаях. Я убедился, что в акушерстве, как и в общей хирургии, сведенное до минимума вмешательство чревато меньшими опасностями и имеет меньше негативных последствий. Удивительно, но благодаря недостатку теоретического образования в области акушерства, я оказался более способным к учебе на практике. Я задавал вопросы о самых традиционных акушерских приемах. Я спрашивал у акушерок: «Зачем вы прокалываете околоплодный пузырь? Почему вы перерезаете пуповину сразу после рождения ребенка?». Часто они отвечали: «Потому что нас так учили».

Но по мере того как мы исследовали причины определенных манипуляций, стали происходить еле заметные изменения. Мы стали меньше держаться за догмы и начали экспериментировать. Однажды акушерка искупала новорожденного, чтобы успокоить его, хотя ему было всего два дня от роду. С того самого дня мы перестали придерживаться общепринятого во Франции и в Америке «правила», что ребенка нельзя купать до тех пор, пока не заживет пупок и не отпадет болячка. В другой раз ребенок взял сосок матери и, ко всеобщему удивлению, стал сосать через несколько секунд после родов, прямо в родильной комнате. Я задумался: почему такое чудесное радостное событие случается так редко? Ответ, конечно, был прост: в больнице принято забирать ребенка от матери сразу после рождения, чтобы измерить его рост, взвесить и устроить ему общий медицинский осмотр. Вновь и вновь подобные случаи заставляли нас усомниться в нормах традиционного акушерства. Мы не знали, куда мы идем, но мы шли своим собственным путем.

Постепенно, по мере того как менялась наша практика, изменялась и наша концепция родов. До переезда в Питивьер я немного знал о жизни, общаясь в основном с врачами и пациентами. Я смотрел на людей исключительно с медицинской точки зрения; я придерживался общепринятого мнения, что роды — это «медицинская проблема», для решения которой требуются технические «меры». Я с детства привык к тому, что врачи называют беременных женщин «пациентами». Не так давно я читал лекцию в одном из германских университетов, и переводил ее акушер. Как только я говорил «беременная женщина» или «роженица», он переводил эти слова как «пациентка» и не мог понять, почему студенты так горячо протестуют. Очевидно, такое восприятие свойственно не только акушерам. В медицинских статьях часто можно встретить термины «методы» и «материал», при этом термин «материал» употребляется применительно к людям. Во всех областях медицины подобная ментальность ведет к тому, что на лекарства, электронные наблюдения и хирургическое вмешательство полагаются в очень большой степени. В Питивьере, узнав своих «пациентов» как личностей, а не просто как истории болезней, я должен был пересмотреть свои взгляды.

Несмотря на то, что я работал хирургом, женщины часто разговаривали со мной на самые разные темы, в том числе о замужестве и проблемах контрацепции. В группе по планированию семьи, к которой я присоединился в познавательных целях, обсуждения выходили далеко за рамки медицинских тем, за рамки проблем деторождения и контрацепции; здесь обсуждались также проблемы сексуальности, личных чувств, социальных ожиданий. Люди говорили, почему они хотят или не хотят иметь детей; женщины рассказывали, как они рожали, как кормили детей грудью; здесь говорили о тонкой связи между плодородием и самовосприятием у мужчин и женщин. Я убедился в том, что роды — далеко не «медицинская проблема», это неотъемлемая часть сексуальной и эмоциональной жизни людей.

В нашем отделении я становился свидетелем верности этого утверждения ежедневно. Для мужчины и женщины рождение ребенка было сильнейшим впечатлением интимной жизни, захватывающим все их существо событием. Как врач я был далеко не центральным действующим лицом этой драмы; время от времени я чувствовал себя вмешивающимся чужаком. В то время …

Кати Тамони. Ваша 2-я беременность. Чего ожидать в этот раз?

Издательство: «Астрель», 2007 г.

В последние годы многие из моих знакомых «пошли» за вторым ребенком, а то и за третьим. Даже те, у кого материальный достаток, казалось бы, не позволяет разделить все блага поровну между членами семейства. Дело не в деньгах. В век информации женщины больше знают о том, что их ждет, они меньше боятся за свое будущее – как известно, страх появляется от неведения. Появлению вторых, третьих и четвертых детей во многом способствует общение в форумах, мелькание перед глазами фотографий счастливых многодетных семей и красивых родов. Сейчас чего только не увидишь. Также откликнулся на бум рождаемости и рынок – трудно удержаться, когда столько интересного придумано для новорожденных. А какие коляски. Иные больше похожи на имиджевый аксессуар, чем на банальное средство передвижения для младенца.

Появилась и литература для, выражаясь сухим сленгом медиков, повторнородящих. В книге «Ваша 2-я беременность» собрано очень много информации для будущих, выражаясь ярким сленгом форумов, дваждымам: какие могут возникнуть проблемы во время второй беременности, как правильно анализировать свои ощущения. Как выстроить свой рацион в суете повседневности, чтобы будущему ребенку достались все полезные вещества. Какие эмоциональные перемены присущи повторной беременности, и сколько элементов новизны расцветят ее из триместра в триместр. Все по-другому, все не так, как в первый раз. Это интересно!

Также в книге есть ответы на волнующие вопросы: обязательно ли вторые роды закончатся кесаревым сечением, если в первый раз оно было сделано, какие физиологические нюансы следует знать. Часть книги посвящена отношениям внутри семьи: как подготовить старшего ребенка к появлению младшего, какие трудности вас ожидают. И немного о подготовке жилища. Кроме этого вы сможете прочитать много, очень много реальных историй, рассказанных девушками, которые родили повторно. Это частично компенсирует недостаток виртуальной жизни в роддоме: книжку идеально взять с собой в качестве «постельного» чтива.

Ощутимый минус книги: плоховатый перевод. Местами и не поймешь, что именно хотел сказать автор, столь безграмотно сформулированы предложения. Если не обращать на это внимание, книга вполне достойная.

Когда приходит время вторых родов, очень помогает опыт. Фактически существует множество положительных сторон, которые женщина может с нетерпением ждать. Во второй раз у большинства женщин роды проходят быстрее. Насколько быстрее, зависит от индивидуальных факторов, таких как размер и положение ребенка, длительность ваших предыдущих родов и эффективность схваток и потуг. Нужно отметить, что самая большая разница в продолжительности отмечается обычно между первыми и вторыми родами: третьи, четвертые и пятые роды продолжаются столько же, сколько вторые. После пятой и более беременностей вероятно повторение продолжительных родов. Матка устает и уже не работает так эффективно.

Причины более коротких вторых родов являются в значительной степени физическими. Так как шейка матки уже однажды открывалась, она стала более эластичной. Она смягчается, сглаживается и раскрывается с меньшим усилием – более частые схватки – во время вторых родов. Родовые пути также имели опыт растягивания для того, чтобы ребенок мог пройти, прокладывая путь для следующих малышей. Вторые роды также могут быть короче, потому что во второй раз ребенок обычно бывает меньше либо лежит в более удобном положении, что облегчает его прохождение по родовым путям. Конечно, бывают и обратные случаи: более крупный ребенок в головном предлежании (нужно быть готовым к тому, что, проходя по родовым путям, кости головы заденут тазовые кости матери) может затянуть вторые роды. «Я думала, что рождение дочери будет похоже на бриз в сравнении с первыми родами, но она упрямо решила выходить лицом вперед, и в какой-то момент ее голова застряла. Мне пришлось принять качающееся положение на руках и коленях, чтобы вытолкнуть ее. В этот раз я бы с большей готовностью попробовала какие-нибудь новые методы, чтобы помочь моему ребенку родиться. В первый раз я была склонна считать, что рожать нужно только одним способом».

Если ваши первые роды завершились кесаревым сечением, вы все равно можете пережить более короткие роды во второй раз. Если вам сделали кесарево сечение в первый раз из-за того, например, что шейка матки открылась только на шесть сантиметров, есть вероятность, что второй раз такое же раскрытие до шести сантиметров произойдет значительно раньше.

Етске Спаненд, Эльзе де Хан. Родить и возродиться

Издательство: Знание, 2007 г.

Беременность и роды — ответственный период как в жизни женщины, так и всей семьи. Задача книги «Родить и возродиться»- помочь будущей матери и медицинским специалистам сделать рождение нового человека более мягким.

Главный акушер-гинеколог России, член-корреспондент РАМН,

профессор В. Н. Серов

Эта книга от авторов с нечитаемыми голландскими именами похожа на предыдущую тем, что в ней тоже очень много историй из жизни, рассказанных состоявшимися мамами. Они делятся своими ощущениями от беременности и родов. Материал подается в западной манере — в форме доверительных приказов: думай, делай, решай. Авторы пишут, что книгу долго адаптировали под нашего русского читателя, ее правили всем миром. Нельзя сказать, что она получилась суперполезной – вполне обычная. И плотность информации низковата, она подается в упрощенной форме. Как будто авторы сговорились не слишком грузить будущую маму различными подробностями. Некоторые советы пострадали от простоты, они выглядят чересчур безапелляционными, к тому же не очень грамотными или просто смешными, например: «в первые недели нет необходимости подстригать ребенку ноготки на руках и ногах. Они отломятся сами немного позже». Или про докорм ребенка смесью при трещинах на сосках: как будто авторы не слышали о существовании специальных накладок на грудь и средств, избавляющих от трещин, кроме ланолина и содовых ванночек ничего не предлагается.

Что еще можно узнать из книги с громким названием «Родить и возродиться»: понемногу обо всем, начиная с первого триместра и заканчивая грудным вскармливанием родившегося ребенка. Начинается повествование двумя рассказами о родах: от мамы и бабушки.

“В 1923 году мы с мужем переехали в Москву из маленькой деревни под Тулой, так как он поступил учиться на агронома в Сельскохозяйственную академию. К этому времени мне исполнилось 20 лет, и у нас уже была трехлетняя дочь. Поселили нас в студенческом общежитии, предоставив, как семейным, отдельную комнату. Мы поверить не могли своему счастью, ведь вся наша предыдущая семейная жизнь прошла в деревенском доме родителей мужа, где кроме нас жили еше три мужниных брата с женами и детьми. Наша кровать и люлька Машеньки стояли в углу за шкафом. Я стала работать вахтером в нашем общежитии, за что получала не только зарплату, но и возможность питаться в студенческой столовой, что в те голодные годы было очень важно. Новость о моей второй беременности мы с мужем восприняли без особого энтузиазма. Ему предстояли еще четыре года учебы, да и жили мы на его стипендию и мою зарплату более чем скромно. Но для нашего поколения сама мысль об аборте была дикой, поэтому, повздыхав мы приняли все как есть. По сей день считаю, что мне ужасно повезло, когда я встала на учет в недавно открывшейся женской консультации при родильном доме имени Грауэрмана. Мне, деревенской жительнице, были в диковинку все эти московские врачи и акушерки в белых халатах. Какая разница по сравнению с моей первой беременностью и родами! Ведь тогда мне помогали свекровь с золовкой, да еще в последний момент прибежал местный ветеринар помочь советом. Теперь я посещала акушерку каждый месяц, со мной долго беседовали, показывали упражнения для дыхания и способы расслабления при схватках, рассказывали о правилах гигиены во время беременности. За месяц до родов я получила место для старшей дочки в детском саду, так что муж мог и в мое отсутствие отводить ее в садик и забирать вечером после лекций. Сейчас трудно себе представить, в какой восторг это все нас тогда приводило. Положили меня в родильный дом заранее, поскольку врачи считали, что у меня должен родиться очень крупный ребенок. Я лежала в палате с шестью другими женщинами, причем все мы прошли предродовую подготовку в одной консультации. Роды начались ночью. Я четко помнила все, что мне говорила моя акушерка, и старалась помогать врачам. Задерживала дыхание, когда меня просили, тужилась в нужный момент. Но ребенок был очень крупный, плюс рожала я “всухую“ – воды у меня отошли еще в предродовой палате. Я слышала, что врачи обсуждают вопрос о необходимости кесарева сечения. Но тут старенькая акушерка сказала: “Давай еще разок попробуем сами. Собери все силы и помоги мне, тужься“. Через несколько минут я услышала крик моего сына. Он действительно родился богатырем, вес – почти пять килограммов. Выписали меня из родильного дома через неделю“.

Вот ведь: 90 лет назад государство предоставляло условия для здорового вынашивания и рождения детей такие же и чуть ли не лучшие, чем сейчас. Обычная информация об особенностях «беременных» ощущений, ходе родов и послеродовом периоде перемежается рассказами от бывалых. Это придает тексту оттенок доверительности, разнообразит сухую информацию. Сейчас будущих мам трудно удивить, они весьма начитаны, они посещают курсы для беременных и читают самые лучшие книги. Однако всем и во все времена интересно, как то же самое переживали остальные, особенно те, кто уже родил. Этот интерес бесконечен, и в данной книжке он частично удовлетворяется. Вердикт: книжка в свете претензий современного читателя тянет на «троечку», но читать можно.

Отец твоего будущего ребенка, естественно, не ощущает в себе самом грядущих перемен, а даже, быть может, прилагает некоторые усилия к тому, чтобы забыться на работе или опрокинуть где-нибудь рюмочку, пока ты, усталая и раздраженная, сидишь дома. Это означает, что тебе вряд ли приходится рассчитывать на его поддержку. Если он способен разделить с тобой все заботы и ожидания, тебе повезло, в противном случае тебе остается время от времени изливать душу кому-нибудь другому. Курсы для беременных, которые вам имело бы смысл посещать вместе, помогли бы приобщить его к тому, что вскоре произойдет. Даже если вы оба радуетесь скорому появлению ребенка, усталость и заботы, сопутствующие твоей беременности, могут создать благоприятную почву для ссор. К тому же, меняется твое отношение к сексу, и супружеские обязанности ты выполняешь с меньшим пылом, поэтому от естественности ваших интимных отношений до твоей беременности почти ничего не остается. А если ты “выбрала” ребенка лишь после того, как обнаружила, что беременна, тебе придется приложить немало усилий, чтобы склонить к этому выбору и твоего партнера. Всякие отношения меняются, если в них приходится освобождать место и для ребенка, и может статься, что тебе придется довершать в одиночку то, что вы начинали вместе. Отношения с родителями тоже меняются: родив ребенка, ты сама станешь матерью, и, соответственно, изменится то место, которое ты занимаешь в семье. То расстояние, на которое ты отдалилась от родителей, вылетев из родного гнезда, может снова сократиться, когда ты дашь родителям возможность поделиться с тобою своим опытом. Твоя мать наверняка сможет рассказать тебе множество полезного о том, как беременность и роды проходили у нее, но всегда делай поправку на то, что в ее время условия были иными. Может быть, узнав о твоей беременности, она лишь пожмёт плечами и не станет вникать в твои заботы и хлопоты.

Не обижайся: если это ее первый внук или внучка, она еще должна привыкнуть к роли бабушки. Иногда будущая бабушка начинает на тебя нападать и вообще вести себя так, будто она сама ответственна за новую жизнь, а иногда, наоборот, она делается отстраненной, отчего ты чувствуешь себя “отверженной”, хотя ожидала, что эта новость обрадует ее и заставит тобой гордиться.

Рождение – это тяжелое испытание для ребенка, утверждает доктор Фредерик Лебойе, и рассказывает, как ему помочь

От редакции: Искусство принимать и сопровождать роды в ягодичном предлежании стало забываться. уходить из практики с появлением быстрой и безопасной техники кесарева сечения. Действительно, по словам Мишеля Одена, лучше сделать операцию. чем пытиться родить «тазового» малыша в окружении, где все боятся и не имеют опыта. Однако, искусство принимать ягодичные роды сохранили некоторые акушерки и врачи, среди них — Мэри Кронк, ушедшая отнас 22 декабря 2018 г. На семинаре «The Day at the Breech» , которые Мэри вела с аушерками Джейн Эванс и Брендой ван дер Коой, сотни акушерок успели обучиться теории и практике этого искусства. В России такой семинар прошел в мае 2008 г — до сих пор посетившие его врачи и акушерки принимают тазовые роды «по Мэри Кронк». Здесь мы предлагаем статью-конспект семинара. Ссылку на видео семинара (это полный день занятий) вы можете получить в группе фейсбука «Мишель Оден в России» или по личному запросу. У нас нет прав на размещение его в открытом доступе и коммерческое использование, но есть разрешение делиться этой информацией со специалистами.

ТАЗОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ: РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ!

Мэри Кронк, MBE (Великобритания)

AIMS Journal Autumn 1998, Vol 10 No 3

Мэри Кронк – известная и уважаемая акушерка, работавшая большую часть своей жизни на участке, с 1990 г. – акушерка независимой практики. За свою более чем 40-летнюю практику приняла тысячи родов, имела большой опыт помощи в вагинальных родах при тазовом предлежании плода. Эта статья – текстовая версия семинара по родам в тазовом предлежании. Здесь собрано то, чем сопровождает она свою уникальную и наглядную серию слайдов, объясняя, как могут рождаться дети в ягодичном предлежании.

К концу срока беременности в тазовом предлежании остаются 3 — 4% детей. Первый вопрос, которым задается акушерка – почему этот ребенок лежит именно так? Быть может, он просто недоношен, ведь многие дети примерно до 30 недели находятся в тазовом предлежании, и если роды начинаются в этом сроке, то соответственно и ребенок будет рождаться в тазовом предлежании. Есть некоторые доказательства тому, что таким детям лучше рождаться путем кесарева сечения. Состояние 28-недельного ребенка, который поступает в родильное отделение уже в процессе рождения, с ягодицами у промежности, иногда бывает не слишком хорошим, и эта ситуация, без сомнения, один из факторов, ухудшающих показатели младенческой заболеваемости для тазовых родов.

При доношенной беременности мы все же опять должны задаться вопросом о причине. Возможно, это предлежание плаценты. У таких женщин не всегда бывают кровотечения в процессе беременности, поэтому здесь показано и представляет несомненную ценность УЗИ, которое может выявить как предлежание плаценты, так и некоторые образования в малом тазу (миомы, кисты яичников). В этих случаях показано кесарево сечение. Можно выявить также двурогую матку – состояние, при котором вагинальные роды не абсолютно невозможны – все будет зависеть от степени разделения полости.

Акушерке также следует подумать, нет ли проблем у ребенка. Аномалии плода, такие как гидроцефалия или состояния с общим пониженным мышечным тонусом (например, при несовершенном остеогенезе) могут вести к ягодичному предлежанию, и по возможности следует провести диагностику, чтобы такие аномалии исключить.

Ягодичные роды в норме

Если исключены вышеуказанные осложнения и у здоровой женщины доношенный ребенок находится в ягодичном предлежании и никак не переворачивается – я считаю, что в этом случае ребенок родится легко и самопроизвольно, если роды будут протекать самопроизвольно и легко. Подобно тому, как если ребенок в головном предлежании, роды «идут» и все в порядке, а женщину поддерживают и ей заботливо созданы надлежащие условия – ребенок родится. Большой разницы нет. В случае головного предлежания при дискоординации или слабости родовой деятельности иногда бывает оправдана родостимуляция. Я считаю, что при тазовом предлежании никакое родовозбуждение, никакая родостимуляция неуместны. Если в родах нет динамики – организм этой женщины сообщает нам нечто, и нам стоит прислушаться. Здесь нет ни экстренной ситуации, нет спешки – роды просто «не идут» и ребенку следует родиться оперативным путем.

Я полагаю, что никогда нельзя ни пытаться «вытолкать» ребенка в тазовом предлежании путем введения окситоцина, ни «вытянуть» его при помощи различных ручных пособий для извлечения плода. Я считаю, что своими неблагоприятными исходами и плохой репутацией вагинальное родоразрешение при тазовом предлежании плода обязано подобному ведению. По моему опыту, если роды не прогрессируют благополучно и самопроизвольно – ребенку нужно появиться на свет путем операции кесарева сечения.

Несколько лет назад я наблюдала женщину, у которой ребенок к сроку родов находился в тазовом предлежании. Это был второй ребенок, а первый весил 3, 624 кг и был рожден с наложением щипцов. Она испытывала смешанные чувства относительно «ведения» тех родов и отчаянно хотела родить второго ребенка дома. Роды начались на 10 дней позже срока. Схватки начинались и прекращались, затем возобновлялись на несколько часов с хорошей силой, и снова ослабевали. Сердцебиение ребенка было в порядке, и состояние матери оставалось хорошим. Она вдоволь отдыхала, могла есть и пить по желанию, но за два дня динамики в родах просто не было.

Никаких обстоятельств для неотложной помощи не возникало, шейка, будучи тонкой и сглаженной, не раскрывалась больше чем на 2 – 3 см, предлежащая часть не опускалась – роды «не шли». Со временем Каролина начала понимать, что второму ребенку нужна помощь, и когда она сообщила о своей готовности, мы отправились в госпиталь, где Джек и родился через кесарево сечение. Он весил 4,750 кг и был в прекрасном состоянии. Теперь стало совершенно очевидно, отчего роды не шли самопроизвольно. Если бы мы пошли на ухищрения с окситоцином, Джеку очень скоро пришлось бы плохо.

Случай с этой женщиной показывает, что хирургический способ родоразрешения бывает необходим и оправдан, но многие женщины считают, что их планово прооперировали понапрасну, просто потому, что ребенок был в тазовом предлежании. Многие операции проводятся лишь потому, что есть хорошие хирурги-акушеры, которые могут прекрасно прооперировать – но и эти врачи, и многие акушерки забыли, что множество «тазовых» детей могут благополучно родиться вагинально. Многие акушерки утратили навыки или никогда не получили возможности обучиться мастерству помощи в родах тем женщинам, у которых было диагностировано ягодичное предлежание. С моей точки зрения, тазовое предлежание – нормальное предлежание, хотя и необычное. Нормальные и спонтанные роды не следует исключать потому лишь, что предлежит тазовый конец, но, обратите внимание – я не говорю, что все такие дети могут или должны рождаться вагинально. Я приняла множество родов в тазовом предлежании и мой опыт свидетельствует, что если роды проходят самопроизвольно и имеется положительная динамика – под этим я подразумеваю, что роды начались самопроизвольно в срок или около того, схватки становятся чаще, длятся все дольше, становятся сильнее, шейка матки сглаживается, раскрывается и предлежащая часть опускается в полость малого таза – то ребенок родится сам.

Роды

Многие женщины в родах принимают коленно-локтевое положение – становятся на четвереньки. Я нахожу это положение наилучшим для матери, ребенка и акушерки. Некоторые специалисты просят женщину встать, выпрямившись. У меня есть опасения, что в такой позе плацента может отделиться слишком быстро. Когда женщина в коленно-локтевом положении, матка лежит горизонтально и смотрит вперед. Мне кажется, что если женщина в вертикальном положении, то сразу после рождения ребенка и в отсутствии схватки гравитация будет способствовать тракции за пуповину и плаценту. У меня нет доказательств в подтверждение этой теории, но пока я не получу веского опровержения, я не стану заставлять женщин рожать в тазовом предлежании вертикально. Кроме того, похоже, что женщины, если им не указывать, что и как делать, сами наклоняются вперед и встают на четвереньки. Разобраться в этом вопросе нам бы помогли научные исследования.

Также есть некоторые свидетельства тому, что когда женщина стоит, ребенок может родиться слишком быстро, и плацента отделится слишком быстро; под силой тяжести она может родится прямо у ребенка на голове. Поэтому я предпочитаю положение на четвереньках.

В старых учебниках по акушерству изображено пособие, когда роженица лежит на спине, а акушер поднимает ребенка за стопы вверх, выводя голову над лобком; когда женщина на четвереньках – это движение совершается под действием силы тяжести.

Руками на трогать!

Для нормально протекающих родов в тазовом предлежании по-прежнему актуальна проверенная временем рекомендация – РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ. Уберите руки; если надо – сядьте на них. Когда ягодицы подходят к промежности, нужно принять решение относительно того, необходима ли эпизиотомия. Если ткани промежности тугие и плохо растяжимые, значительно мешают продвижению, несмотря на хорошие схватки и потуги – эпизиотомия оправдана. Решение здесь, в действительности, должен принимать акушер, исходя из ситуации.

Когда смотришь, как выходят вытянутые вдоль туловища ноги, то кажется, что они не кончатся никогда, но все же не трогайте их, они выпадут сами, а вскоре вслед за ними – и ручки. Теперь к ребенку можно прикоснуться, мягко поддерживая тельце, но, все же, позволяя весу тела вывести подбородок к промежности. Голова обычно выходит сама, если к ней не прикасаться, но я считаю, что акушеру позволительно согнуть головку (прижать подбородок к груди), поместив указательный палец правой руки ребенку в рот, а указательный палец левой руки в подзатылочную область, способствуя таким образом сгибанию головки.

Состояние ребенка

Многие дети рождаются в тазовом предлежании с удовлетворительными оценками по Апгар, однако некоторые, по моему опыту, начинали дышать самостоятельно с задержкой. Они розовые, сердцебиение хорошее, но у них рефлексы и мышечный тонус на один балл и они не дышат сами. Важно, чтобы наготове были мешок Амбу, или в госпитале – реанимационное оборудование. По моему опыту, достаточно одной минуты или около того дыхания при помощи мешка Амбу , и ребенок начинает дышать самостоятельно. Важно обсудить с родителями заранее этот момент, чтобы они знали, что ребенку в самом начале может понадобиться некоторая помощь.

Если в родах нет спонтанной положительной динамики – никакой спешки, никакой паники. Ребенок в порядке, просто родовой процесс никак не ускоряется. Женщина и ребенок чувствуют себя хорошо, когда она будет готова – доставьте ее в госпиталь, а там, когда она изъявит готовность, проконсультируйтесь с ней у врача и настоятельно порекомендуйте для этих женщины и ребенка роды путем кесарева сечения.

ПОМНИТЕ

Правила, которые следует держать в уме акушерке, когда она принимает роды в тазовом предлежании:

  • Не «выталкивайте» ребенка в тазовом предлежании насильно путем применения препаратов, стимулирующих роды.
  • Ни родовозбуждения, ни родостимуляции.
  • Если в родах нет положительной динамики – кесарево сечение.
  • Никаких ручных пособий для извлечения ребенка за тазовый конец.
  • Рождение путем поступательного движения, а НЕ тракции (вытягивания).
  • Если ребенок не опускается – кесарево сечение.
  • Не трогайте ничего, сядьте на руки, если понадобится.
  • Имейте наготове мешок Амбу.

ТАЗОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ: РОДОРАЗРЕШЕНИЕ ИЛИ РОЖДЕНИЕ?

Перечисленные ниже пункты иллюстрируют огромную разницу между родоразрешением женщины в тазовом предлежании (иногда называемым экстракцией плода) и спонтанно протекающими физиологическими родами в тазовом предлежании.

Родоразрешение при тазовом предлежании

  • Может применяться искусственное родовозбуждение.
  • При медленной, недостаточной динамике – может проводиться родостимуляция.
  • Эпидуральная анестезия обычно настоятельно рекомендуется.
  • Прием пищи и питье ограничены, поэтому постоянно стоят внутривенный катетер и капельница.
  • Оболочки обычно вскрывает акушер, чтобы прикрепить к ягодицам электрод для постоянного мониторинга плода (осторожнее с мошонкой!).
  • … по причине вышесказанного во время первой стадии родов роженица не может двигаться.
  • При наступлении второго периода родов роженицу укладывают на спину.
  • Схватки усиливают и поддерживают при помощи капельного введения окситоцина.
  • Когда ягодицы подходят к промежности – проводится обязательная эпизиотомия.
  • Акушер, обхватив бедра и ягодицы ребенка, применяет тракцию (вытягивает).
  • Если ножки вытянуты вдоль тела, акушер низводит их, надавливая в подколенной области. Затем вытягивается тело ребенка – эти манипуляции ведут к запрокидыванию ручек.
  • Теперь ручки нужно низводить приемом Ловсета. После этого ребенка поднимают за стопы вверх и для выведения головки накладываются щипцы.
  • Третью стадию родов ведут с применением окситоцина и контролируемой тракции на пуповину.

Спонтанные роды в тазовом предлежании

  • Спонтанное начало родов в сроке начиная от 37 недель.
  • Никакой родостимуляции, если роды идут медленно или динамики почти нет – кесарево сечение.
  • Роженице рекомендуют в первый период родов принимать любые позы, которые ей хочется.
  • Сердечные тоны плода часто выслушиваются при помощи акушерского стетоскопа или портативного допплера.
  • Роженице рекомендуют есть и пить по желанию, однако помня, что женщины при активно нарастающей динамике схваток редко хотят есть.
  • Плодный пузырь не вскрывают.
  • Влагалищные исследования сокращают до минимума, чтобы ненароком не повредить оболочки.
  • При спонтанном вскрытии плодного пузыря влагалищное исследование проводится как можно скорее.
  • Второй период родов — поступательное движение, обеспечиваемое матерью, спонтанные потужные усилия, которые, если необходимо, корректирует акушер.
  • Роженицу просят быть в коленно-локтевом положении.
  • Эпизиотомия необязательна.
  • Третий период родов без медикаментозной или механической помощи, акушеры обычно следуют пожеланиям матери.

ВИДЕО СЕМИНАРА ДОСТУПНО ПО ССЫЛКЕ В ГРУППЕ «МИШЕЛЬ ОДЕН В РОССИИ» ЛИ ПО ЛИЧНОМУ ЗАПРОСУ. ДЕЛИТЬСЯ ВИДЕО С КОЛЛЕГАМИ МОЖНО, ВЫКЛАДЫВАТЬ В ОТРЫТЫЙ ДОСТУП — НЕЛЬЗЯ, В НЕМ ЕСТЬ ФОТО И ВИДЕО ЛЮДЕЙ, НЕ ДАВАВШИХ НА ЭТО СОГЛАСИЕ.

Возрожденные роды. Рецензия

30th Окт 2017

Добрый день, дорогие читатели! Задолго до родов я часто слышала восторженные отзывы о книге с возвышенным названием «Возрожденные роды». Естественно, готовясь к родам, я не могла не прочитать ее, тем более, что по толщине книжка была не больше брошюрки. То, что я узнала из нее, шло вразрез с моими представлениями о родах…

Современные женщины производят на свет детей под чутким контролем врачей в специализированных учреждениях — роддомах. Они соглашаются на обезболивание и зачастую даже требуют его. А некоторые отказываются от естественных родов в пользу кесарева сечения, даже если на то нет серьезных показаний. И все к этому привыкли, это уже считается нормой. Роды практически полностью переложили на плечи акушеров, роддома превратились в больницы, оборудованные по последнему слову техники, где женщина рожает под лучами прожекторов, прикованная к различным аппаратам.

Автор «Возрожденных родов», Мишель Оден — в прошлом хирург, однажды заинтересовавшийся акушерством, предлагает вернуться к истокам и принимать роды в более естественной обстановке, как он делает это в своей клинике во Франции.

Роды — это далеко не «медицинская проблема», это неотъемлемая часть сексуальной и эмоциональной жизни людей.

В клинике Одена в крошечном французском городке Питивье самый низкий в мире процент хирургических вмешательств — 6% (в России посредством кесарева сечения рождается более 25% детей, в США — более 50%). Для рожениц там создали нечто похожее на лаунж-зону: подушки, приглушенный свет, приятная музыка, и дали возможность вести себя в родах так, как хочется, повинуясь инстинктам. Из «Возрожденных родов» я впервые узнала о том, что привычное положение женщины в родах — на спине — это не физиологично и не удобно, и что, оказывается, рожать можно как-то иначе.

Это традиционное ортодоксальное положение — самое неудачное в физиологическом отношении как для матери, так и для ребенка: когда женщина лежит на спине, матка с плодом давит на крупные кровеносные сосуды, что, в свою очередь, уменьшает количество обогащенной кислородом крови, поступающей в плаценту, и затрудняет кровообращение между организмом женщины и ребенком.

Рожающая женщина должна доверять своим ощущениям, двигаться именно так, как ей хочется, принимать любую позу, которая удобна для нее. Она может ходить, сидеть, стоять на коленях, опираться на предметы или людей, присутствующих при родах, она может лечь, если захочет. Когда роженицам предоставлена такая свобода, они редко подолгу лежат на спине или находятся в положении полулежа, потому что эти положения просто неудобны для них.

Заинтересовавшись этим вопросом, я узнала, что и в России некоторые роддома начали практиковать роды не на спине, а стоя. В числе этих учреждений оказался и выбранный мною роддом: он утверждает, что вертикальные роды составляют 60-65% по отношению к общему количеству. Однако, разговаривая с мамочками после родов, я не встретила ни одной, кому позволили бы рожать стоя. Напротив, большинство приковывали к аппаратам КТГ с самого начала и до конца схваток.

С детства я ужасно боялась родовой боли: «спасибо» маминым бразильским сериалам и интернетовским страшилкам. Но «Возрожденные роды» Мишеля Одена позволили взглянуть на боль иначе:

Боль может замедлить течение родов, но когда медикаменты не используются, организм сам может естественно и эффективно бороться с ней. Действительно, исследования показали, что чем дольше и труднее роды, тем выше уровень эндорфинов в крови женщины.

На своих родах я убедилась в том, что если не препятствовать процессу, а всячески помогать своему организму, все оказывается не так страшно.

Что гораздо более важно, отношение женщины к боли меняется, когда она становится уверенной в своей способности мысленно пережить роды.

Доктор Оден так же считает излишним доскональное обследование беременных женщин, которое сейчас практикуется в женских консультациях. Сегодня и правда беременные сдают слишком много анализов, к этому добавляются три практически обязательных ультразвуковых исследования и зачастую лишние медикаменты. Редко когда вынашивание ребенка обходится совсем без проблем, однако Оден утверждает, что различные вмешательства, таблетки и «сохранения» в большинстве случаев совершенно не оправданы.

Начнем с того, что во время перинатальной консультации выясняется, что существует какая-нибудь потенциально опасная проблема, на которой врач, несомненно, заострит внимание: шейка матки слишком короткая, слишком мягкая или приоткрыта; ребенок слишком мал или слишком велик для своего внутриутробного возраста; мать набрала слишком большой или недостаточный вес; ее кровяное давление слишком высокое или слишком низкое; форма или размер таза не очень удачны и так далее. За этим обычно следует ультразвуковое обследование, дающее врачу еще одну возможность обнаружить что-нибудь ненормальное в положении плаценты, относительно размера или формы плода.

Одна из затронутых тем в книге — это роды в воде. Честно говоря, я отношусь к этому способу появления на свет настороженно, однако во время родов на своем опыте убедилась, что вода заметно помогает уменьшить боль от схваток!

В воде роды проходят легче, менее болезненно и более эффективно, женщина чувствует себя более комфортно. С одной стороны, она становится в воде невесомой, может находиться в бассейне во взвешенном состоянии, ей не приходится бороться с весом собственного тела во время схваток. Во-вторых, тепло воды уменьшает секрецию адреналина и расслабляет мышцы. Расслабление, в свою очередь, способствует быстрому раскрытию шейки матки.

Прочитав «Возрожденные роды» в период беременности, я отнеслась к этой книге со всем скептицизмом, на который способна. Ходить во время схваток, зачем? Приеду в роддом, лягу на кушетку, а дальше врач все сделает! Терпеть боль — что за бесчеловечность? Если будет плохо, пусть ставят эпидуралку! Роды в воде — чушь какая!

Однако что-то видимо аукнулось в моем сердце. Я начала готовиться к настоящим, естественным родам. Я решила, что смогу родить сама, хоть в поле, как говорится, а больница будет лишь страховкой на случай, если что-то пойдет не так. Как вы знаете из моей истории родов, в роддоме я сняла с себя аппарат КТГ и все схватки провела в движении, отказываясь лежать, как принято. Я трижды отказалась от обезболивающего, которое так настойчиво предлагали врачи. Спасибо доктору Одену за то, что наставил на путь истинный, и мои роды прошли максимально естественно и вполне терпимо — я бы даже сказала, легко. До этой книги я не могла представить, что роды могут стать праздником и принести столько необычных ощущений, которые совсем не хочется забывать!

Да, некоторые моменты в «Возрожденных родах» напрягают, как то: хоровые пения и танцы беременных на занятиях в клинике Одена (совсем не смахивающие на сектантские) или поощрение присутствия на родах мужа — я не являюсь сторонником партнерских родов, хотя сейчас это не редкость. Однако подход к родам, как к интимному, естественному процессу, очень привлекателен. Жаль только, что пока такой вариант трудно осуществить — здравоохранению гораздо выгоднее и проще управлять конвеером, чем работать с каждой роженицей индивидуально.

Я знаю, что многие женщины, прочитав «Возрожденные роды», бросаются в омут с головой и хотят «все как у них», организуя роды дома и слишком идеализируя их. К сожалению, «как в сказке» бывает только в сказке. Но прочитать книгу стоит для того, чтобы посмотреть на роды с другой стороны, перестать целиком и полностью полагаться на врачей и стараться пережить беременность и роды максимально естественно, доверяя своим инстинктам и интуиции. А это вполне можно осуществить и в обычном роддоме, было бы желание.

Таково мое мнение о «Возрожденных родах» Мишеля Одена. А вы читали эту книгу? Помогла ли она по-новому взглянуть на роды?

Мишель оден возрожденные роды

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *