Биографические сведения

Настолование митрополита Илариона (миниатюра Радзивиловской летописи)

Сведения о жизни скудны и не всегда могут быть совершенно достоверно отнесены к митрополиту Илариону; летописи содержат ряд упоминаний имени Ларио́н, которые по историческому контексту идентифицируют с ним. Так, под 1051 годом «Повесть временных лет» излагает зарождение Киево-Печерского монастыря: «Боголюби́вому бо кня́зю Яросла́ву, лю́бящю Бересто́вое и це́рковь ту су́щую святы́х апо́стол и попы́ мно́гы набдя́щю, в них же бе презву́тер и́менемь Ларио́н — муж благ, кни́жен и по́стник»; он пе́рвый «ископа́ пече́рку ма́лу двуса́жену» там, «кде ны́не ве́тхый манасты́рь Пече́рьскый». Согласно записи в начале летописной статьи 1051 года в ПВЛ («лѣ́то 6559»), его́ («Ларио́на») «поста́ви Яросла́в митрополи́том <…> собра́в епи́скопы».

В начале Устава князя Ярослава о церковных судах говорится:

«Се яз князь вели́кий Яросла́в сын Володи́мерь, по да́нию отца́ своего́ съгада́л есмь с митрополи́том с Ларио́ном, сложи́л есмь гре́ческий номокану́н; а́же не подоба́еть сих тяжь суди́ти кня́зю, ни боля́ром — дал есмь митрополи́ту и епи́скопом».

Дальнейших сведений нет; но под 1055 годом Новгородская I летопись упоминает имя другого митрополита — Ефрема, из чего предполагают, что сразу по смерти Ярослава 20 февраля 1054 года он был смещён.

Поставление Илариона было сделано не Константинопольским патриархом, а собором русских епископов. В историографии предполагается, что это могло быть обусловлено конфликтом между князем Ярославом и патриархом.

МИТРОПОЛИТЫ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

МИТРОПОЛИТЫ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. Русскую православную церковь со времени ее основания в 10 в. и до учреждения Московского патриархата (1589) возглавляли митрополиты. Как представитель церковной иерархии, русский митрополит осуществлял в своей митрополии власть патриарха Константинопольского и находился под его юрисдикцией. Фактически же он являлся главой национальной церкви самостоятельного государства и потому обладал большей независимостью по отношению к Константинополю по сравнению с другими, подчиненными Царьграду епископами. Император Византийской империи как глава христианского мира также формально обладал властью над русским митрополитом. Однако в реальной жизни осуществление полномочий митрополита в значительной степени зависело от князя, который на данный момент занимал великокняжеский престол.

Митрополиты на русскую митрополию избирались в Византии из ромеев и посвящались в сан в Константинополе. Через своих ставленников патриарх Константинопольский получал возможность влиять на политику русского князя и осуществлять контроль за молодым, но могущественным государством россов. В свою очередь русские князья, стремившиеся к независимости от Константинополя и желавшие видеть в митрополите единомышленника и помощника, стремились передать управление митрополией в руки русских иерархов. Авторитет митрополита на Руси был чрезвычайно высок. Как правило, русские митрополиты оказывали большое влияние на государственную жизнь страны. Они часто выступали в качестве посредников в разрешении дипломатических и военных конфликтов между князьями, отстаивая единство Русской церкви, и тем самым способствовали сохранению единства Руси. Видную роль митрополиты сыграли и в области развития русской словесности и просвещения.

Первые митрополиты (10–11 вв.).

Резиденция главы Русской церкви до 13 в. находилась в Киеве, затем во Владимире на Клязьме, а с 14 в. в Москве. Самым первым иерархом в сане митрополита, присланным из Константинополя при князе Владимире, был Михаил (988–992). Однако он не обладал реальной епископской властью, поскольку не существовало еще подчиненных ему епископий. Русская церковь была разделена на епархии преемником Михаила, греком Леонтием (992–1008), который и стал первым русским митрополитом. Местом пребывания первых митрополитов был город Переяславль, находившийся неподалеку от Киева. В Киев они переехали при Ярославе Мудром, который выстроил не только кафедральный Софийский собор, но и митрополичий дом при соборе. Вслед за Леонтием киевский престол занимали Иоанн (1015–1037) и Феопемт (1037–1048). После Феопемта в течение трех лет кафедра оставалась свободной из-за возникшего военного конфликта между Ярославом и византийским императором.

В 1051 киевскую кафедру занял первый русский митрополит Иларион (1051–1062). Летопись сообщает, что он был избран по воле «самовластца» Ярослава собором русских епископов, и хотя Иларион испросил себе благословения у Константинопольского патриарха, он стал первым митрополитом, посвященным в сан без участия Константинополя. Немногочисленные сведения об Иларионе, содержащиеся в Повести временных лет, дают представление о нем как о выдающемся деятеле периода политического и культурного подъема Киевской Руси. Монах и пресвитер, «муж благ и книжен», он был главным помощником великого князя Ярослава, стремившегося к независимости от Византии. Его знаменитое произведение Слово о законе и благодати представляет собой апологию русской державы, ставшей после принятия крещения, как утверждает автор, в один ряд с европейскими государствами.

После Илариона киевскую митрополию вновь возглавляли греки: Ефрем (ок. 1055 – ок.1061), Георгий (1062–1072/1073) и Иоанн II (до 1077/1078–1089). Лишь в конце 11 в. на митрополичий престол взошел русский иерарх, бывший епископ Переяславский Ефрем (1089–1097), посвященный в сан в Константинополе. Затем вновь в течение многих лет в списке митрополитов следуют ставленники Константинопольского патриарха: Николай (1097), Никифор (1104–1121), Никита (1122), Михаил (1130 – не ранее 1145). О митрополите Михаиле известно, что он в разгар княжеских смут покинул Русь и возвратился в Константинополь.

Климент Смолятич.

Получив известие о его смерти, великий князь Изяслав созвал в Киеве собор епископов для избрания митрополита (1147), указав как на преемника Михаила на Климента Смолятича, схимника, книжника и философа, «какого прежде не бывало на Руси». Не все иерархи согласились с выбором князя. Прогречески настроенные епископы выступили против Климента, требуя поставления митрополита в Константинополе патриархом. Однако перевес оказался на стороне великого князя Изяслава и Климента Смолятича. Чтобы подчеркнуть законность посвящения нового митрополита, в церемонии интронизации использовали величайшую реликвию – главу св. Климента, папы Римского. Тем не менее Климента Смолятича так и не признали ни патриарх, ни часть русских епископов. Некоторые князья, соперники Изяслава, также не восприняли Климента как главу Русской церкви. Сам же Климент считал себя независимым от патриарха и даже не поминал его имя на богослужении. Начиная с Климента Смолятича митрополиты оказались в течение длительного периода вовлеченными в междоусобную борьбу князей за Киев. В 1148 киевским престолом завладел князь Юрий Долгорукий. Климент вместе с великим князем удалился во Владимир Волынский. Их изгнание продолжалось недолго: вскоре Изяслав вернул себе Киев. См. также КЛИМЕНТ СМОЛЯТИЧ.

Константин II (1167–1169).

По данным сфрагистики (науки, изучающей печати), именно начиная с этого митрополита епископ Киевский получает титул митрополита всея Руси. При Константине Андрей Боголюбский, основавший Владимирское княжество, предпринял первую в истории Русской церкви попытку разделить митрополию. Он обратился к патриарху с просьбой возвести в митрополиты Владимирские своего кандидата Феодора. Однако патриарх посвятил Феодора лишь в епископы, проявив в данном случае историческую прозорливость, так как ход русской истории показал, как важно было сохранение единства церкви в условиях феодальной раздробленности и беспрерывных княжеских усобиц.

Преемниками Константина II стали Никифор II (до 1183 – после 1198), Матфей (1200–1220), Кирилл I (1224) и Иосиф (1236). О Никифоре известно, что он пытался инициировать отвоевание Галича, захваченного венграми. Матфей выступил в качестве посредника в распре черниговских князей со Всеволодом Большое Гнездо. Время пребывания на Руси митрополита Иосифа совпало с началом монголо-татарского нашествия. Этот митрополит пропал без вести во время разорения Киева Батыем.

Петр (1308–1326).

Перенесение митрополичьей кафедры в Северо-Восточную Русь вызвало беспокойство у галицкого князя Юрия Львовича, внука великого Даниила, и побудило его задуматься о создании самостоятельной митрополии. Для выполнения своих замыслов он убедил ратского игумена Петра поехать в Царьград. Прибыв в Константинополь, Петр узнал, что до него сюда же прибыл из Северо-Восточной Руси второй претендент, некий Геронтий, привезший в качестве даров патриарху святительскую ризницу митрополита Максима. Несмотря на богатые дары, патриарх остановил свой выбор на Петре, которому и вручил полученные от Геронтия святительские одежды, пастырский жезл и икону, некогда написанную самим Петром в подарок митрополиту Максиму. В Суздальской земле многие были недовольны таким решением Константинополя. Тверской епископ Андрей даже написал ложный донос на Петра. В 1311 жалобу рассмотрел собор русских епископов и оправдал Петра. В 1313 митрополит Петр совершил поездку в Орду и испросил у хана подтверждения привилегий, дарованных Русской церкви, освобождавших ее от уплаты дани. Вопреки ожиданиям галицкого князя, Петр, много ездивший по епархиям, любил останавливаться в Москве, а с московским князем Иваном Даниловичем их вскоре связала настоящая дружба. Митрополит Петр пророчествовал о том, что Москва возвысится над всеми русскими городами и станет местом пребывания святителей. С благословения Петра Иван Данилович начал строительство Успенского храма в Кремле, в котором святитель завещал себя похоронить, положив, таким образом, начало традиции погребения русских митрополитов в московском Успенском соборе. Вскоре после смерти Петр был канонизирован и стал одним из самых почитаемых русских святых, а мощи его, хранящиеся в Успенском соборе, стали главной святыней московского храма. Известно, что Петр еще при жизни избрал себе преемника – архимандрита Феодора, но, по всей видимости, патриарх отказал последнему в сане.

Феогност (1328–1353).

В 1338 из Царьграда на Русь прислали нового митрополита – Феогноста. Он сначала посетил Киев, где пока официально находилась первосвятительская кафедра, потом Владимир и затем прибыл в Москву. Именно Феогност окончательно перенес митрополичью кафедру в столицу Московского княжества. Во время святительства Феогноста на юго-западе Руси образовалось Великое княжество Литовское, вступившее в борьбу за лидерство с московским князем. Избрав политику поддержки Москвы, Феогност всячески содействовал тому, чтобы во всех епархиях русской митрополии сохранить единство веры и древний церковный порядок. В 1330–1340-е годы в Византии происходила смута, вызванная богословскими спорами о природе фаворского света. Епископ Галицкий не преминул воспользоваться подобной ситуацией и сумел добиться основания митрополии в Галиче с подчинением ей всех епархий Волыни. В 1347, когда на патриаршую кафедру Константинополя взошел новый патриарх, он по просьбе Феогноста и князя Симеона снова подчинил Волынь митрополиту Киевскому и всея Руси. В 1352 в Константинополь с богатыми дарами прибыл некий Феодорит. Утверждая, что Феогност умер, он потребовал возведения в сан. Патриарх учинил следствие, после чего изгнал Феодорита. Несмотря на это, самозванец сумел получить митрополичий сан из рук патриарха Тырновского и поселился в Киеве. Феогност и князь Симеон обратились к патриарху с просьбой во избежание повторения подобной ситуации после смерти Феогноста поставить на русскую митрополию епископа владимирского Алексия, выделявшегося среди русского духовенства как знатностью, так и незаурядными способностями государственного деятеля. В 1353 во время эпидемии чумы Феогност умер.

Алексий (1354–1378).

В том же году Москва получила грамоту, призывавшую Алексия в Константинополь. В 1354 он был посвящен в митрополиты. Уступив просьбе московского князя, патриарх тем не менее подчеркнул, что избрание русского епископа является исключением из правила. Узнав о поставлении Алексия, вновь активизировалось Великое княжество Литовское. Князь Ольгерд прислал патриарху богатые дары и своего кандидата в митрополиты Киевские – епископа Романа, через которого намеревался распространить свое влияние на русские земли. Патриарх благосклонно отнесся к просьбе литовского князя. Литва получила своего митрополита, однако, поскольку пределы митрополий не были разграничены, создалась ситуация постоянного соперничества между Алексием и Романом, которые поневоле вмешивались в дела друг друга. Церковная усобица прекратилась только со смертью Романа в 1362. Напряженные отношения с Литвой привели к русско-литовской войне во второй половине 1360-х годов. Константинополь опасался, что она может окончательно расколоть общерусскую церковь. Патриарх Филофей решительно стал на сторону Москвы, видя в ней силу, при помощи которой он намеревался помешать крушению православия в русских землях. В 1370 он подтвердил постановление, что литовская земля не отделяется от власти митрополита Киевского Алексия. Однако многочисленные жалобы Ольгерда на Алексия, будто пастырь не уделяет должного внимания Литве, которые литовский князь не уставал присылать в Константинополь, привели к тому, что патриарх принял решение о разделе русской митрополии.

В 1375 он поставил митрополитом Киевским и Литовским Киприана, который пользовался его неограниченным доверием. После смерти Алексия Киприан должен был возглавить всю Русскую церковь в качестве митрополита Киевского и Русского. Подобное решение в Москве вызвало недовольство. Сам митрополит Алексий видел своим преемником Сергия Радонежского, однако тот решительно отказался от принятия сана. Тогда великий князь Дмитрий Иванович вопреки воле Алексия наметил на митрополию своего духовника Михаила-Митяя. В 1378 Алексий умер. Этот пастырь, в течение четверти века возглавлявший Русскую церковь, сумел поставить авторитет духовной власти на небывалую прежде высоту. Он оказывал большое влияние на политику князя Дмитрия Ивановича, а в годы его малолетства фактически стоял во главе государства.

Иона (1448–1461).

Сразу после кончины митрополита, вероятно, состоялось наречение на митрополию епископа Рязанского Ионы, который когда-то был самим Фотием поставлен на епископию. Однако возможность отправить посольство Ионы в Константинополь для его поставления образовалась лишь в 1435. К тому времени сан митрополита Русского уже получил некий Исидор, ставленник императора Иоанна Палеолога и патриарха Иосифа, сторонников заключения унии с Католической церковью. Ионе же пришлось довольствоваться патриаршим благословением на митрополию в случае смерти Исидора. В 1439 Исидор присутствовал на знаменитом Флорентийском соборе, а затем приехал на Русь с целью ввести здесь унию. Экстренно созванный князем собор русских епископов не признал унию и осудил Исидора. Он был заключен под стражу, но в 1441 ему дали возможность бежать из русских пределов. Великий князь принял решение не отправлять посольство Ионы в Константинополь, где императорский трон занимал подписавший унию Иоанн VIII, а патриарший престол – униат Григорий Мамма. Как только в Москве стало известно о кончине императора, великий князь Василий посчитал необходимым возложить на себя выполнение функции православного императора по защите православия и созвал Архиерейский собор, на котором Иона был возведен в сан митрополита. Митрополиту Ионе было суждено стать последним митрополитом всея Руси.

Геронтий (1473–1489).

Митрополит Геронтий был поставлен без благословения предшественника, скоропостижно скончавшегося, одной лишь волей великого князя. После этого роль великого князя в избрании претендентов на митрополичий престол значительно возросла. Святительство Геронтия было отмечено конфликтом с княжеской властью, которая посчитала себя более компетентной, чем митрополит, в одном из богослужебных вопросов: Иван III обвинил Геронтия в том, что он на освящении Успенского собора шел крестным ходом не «посолонь», а против солнца. Митрополит довольно долго пытался убедить князя в том, что хождение «посолонь» – латинский обычай. Не достигнув успеха, Геронтий покинул кафедру. Великий князь был вынужден идти к митрополиту с челобитьем и обещать «в всякых речех… слушати» первосвятителя. В 1484 Иван III предпринял попытку свести с кафедры «слишком самостоятельного» Геронтия. Однако и в этом случае митрополит сохранил за собой престол.

После смерти Геронтия в Москве митрополита не было почти полтора года. Митрополит Зосима занял кафедру в 1490, а в 1494 был сведен с кафедры. Зосиму сменил Симон (1495–1511). На время пастырства Зосимы и Симона приходятся церковные соборы на еретиков, повлекшие за собой серию казней инакомыслящих. Митрополит Симон оставил преемником Варлаама, но эта кандидатура не устроила великого князя Василия III. Он заточил Варлаама в монастырь и сам избрал митрополита. Им стал Даниил, управлявший митрополией до 1539.

Макарий (1542–1563).

В 1542 новым митрополитом стал бывший новгородский архиепископ Макарий. Этот осторожный и умный политик возглавлял кафедру в течение двадцати двух лет. При Иване IV он занял положение первого царского советника и участвовал в решении важнейших государственных проблем. В 1547 венчал на царство Ивана IV и впоследствии много сделал для утверждения теократического характера власти государя. По инициативе Макария было созвано несколько церковных соборов, на которых решались вопросы канонизации русских святых. Нововведением Макария стало обсуждение на церковных соборах вопросов земского устроения, что позволило церкви оказывать влияние на решения светской власти. Много сделал Макарий и для развития книгописания, литературы и искусства. Под его руководством составлялась Степенная книга царского родословия и Великие Четьи Минеи. Умер Макарий в 1563. Его место занял ученик митрополита – Афанасий. Не обладая политическим даром Макария, Афанасий оставался на кафедре только год и добровольно покинул ее, не чувствуя в себе сил противостоять опричнине. См. МАКАРИЙ, СВ.

Православный Церковный календарь

Труды святителя Илариона Киевского

• Исповедание веры

• Поучение о пользе душевной к всем православным христианам

• Слово о законе и благодати

• Молитва

Смотреть все труды в библиотеке →

Свя­ти­тель Ила­ри­он, мит­ро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ру­си, жил в эпо­ху ве­ли­ко­го кня­зя Яро­сла­ва Муд­ро­го († 1054), сы­на свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра. В ис­то­рию Рус­ской Церк­ви он во­шел как пер­вый из ее рус­ских пред­сто­я­те­лей, по­став­лен­ных на мит­ро­по­лию Со­бо­ром рус­ских епи­ско­пов.

Рус­ская Цер­ковь бы­ла в то вре­мя мит­ро­по­ли­ей, вхо­дя­щей в со­став Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Пер­вы­ми мит­ро­по­ли­та­ми на Ру­си бы­ли гре­ки, по­став­ле­ние их со­вер­ша­лось в Ца­рь­гра­де. Свя­той Ила­ри­он, свя­щен­ник кня­же­ско­го се­ла Бе­ре­сто­ва, под Ки­е­вом, был ду­хов­ным от­цом и спо­движ­ни­ком кня­зя Яро­сла­ва. «Бо­го­лю­би­вый князь Яро­слав лю­бил Бе­ре­сто­во и быв­шую там цер­ковь свя­тых апо­сто­лов, и мно­гих пре­сви­те­ров чтил и со­дер­жал, – рас­ска­зы­ва­ет пре­по­доб­ный Нестор Ле­то­пи­сец. – Был сре­ди них пре­сви­тер име­ни Ила­ри­он, муж благ, и кни­жен, и пост­ник. Хо­дил он из Бе­ре­сто­ва на Днепр, на холм, где ныне вет­хий мо­на­стырь Пе­чер­ский, и тут мо­лит­ву тво­рил в глу­хом ле­су. Ис­ко­пав пе­щер­ку ма­лую двух­са­жен­ную, при­хо­дя из Бе­ре­сто­ва, пел здесь ча­сы и мо­лил­ся в уеди­не­нии Бо­гу…» Свя­той Ила­ри­он, как сви­де­тель­ству­ют его тво­ре­ния, был не про­сто «муж книж­ный», но об­ла­дал ве­ли­ки­ми ду­хов­ны­ми да­ро­ва­ни­я­ми, глу­би­ной бо­го­слов­ско­го ве­де­ния. Все свои си­лы он от­да­вал слу­же­нию Рус­ской Церк­ви. Ко­гда скон­чал­ся мит­ро­по­лит Фе­о­пемпт, Русь на­хо­ди­лась в со­сто­я­нии вой­ны с Ви­зан­ти­ей. Со­бор­ным суж­де­ни­ем иерар­хов Рус­ской Церк­ви бы­ло ре­ше­но по­ста­вить мит­ро­по­ли­та в Ки­е­ве, не об­ра­ща­ясь в Ца­рь­град. Свя­той Ила­ри­он сла­вил­ся сре­ди рус­ско­го ду­хо­вен­ства вы­со­той ду­хов­ной жиз­ни и про­по­вед­ни­че­ским да­ро­ва­ни­ем. Неза­дол­го до то­го он про­из­нес в Де­ся­тин­ной церк­ви в по­хва­лу свя­то­му кня­зю Вла­ди­ми­ру свое зна­ме­ни­тое «Сло­во о за­коне и бла­го­да­ти», в ко­то­ром дал бо­го­слов­ское осмыс­ле­ние ме­ста Рус­ской Церк­ви в ис­то­рии Бо­же­ствен­но­го до­мо­стро­и­тель­ства спа­се­ния.

Вы­бор Со­бо­ра ар­хи­ере­ев был по ду­ше Яро­сла­ву Муд­ро­му. В Свя­той Со­фии по­движ­ник был по­став­лен мит­ро­по­ли­том в 1051 го­ду. Поз­же свя­той Ила­ри­он был утвер­жден Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­хом. Но пер­во­свя­ти­те­лем Рус­ской Церк­ви он был недол­го. Ле­то­пись не от­ме­ти­ла го­да его кон­чи­ны, но на по­гре­бе­нии кня­зя Яро­сла­ва Муд­ро­го († 20 фев­ра­ля 1054) свя­ти­те­ля уже не бы­ло, а в 1055 го­ду в Ки­ев при­был но­вый мит­ро­по­лит. Оче­вид­но, свя­той Ила­ри­он ото­шел ко Гос­по­ду в 1053 г.

Остав­лен­ное им ду­хов­ное на­сле­дие жи­вет в Рус­ской Церк­ви. И, преж­де все­го, луч­шее тво­ре­ние древ­не­рус­ской цер­ков­ной ли­те­ра­ту­ры – «Сло­во о за­коне и бла­го­да­ти». Со­дер­жа­ние его глу­бо­ко и мно­го­сто­ронне. В цен­тре «Сло­ва» – уче­ние о спа­се­нии и бла­го­да­ти. Боль­шое вни­ма­ние уде­ле­но во­про­су о пре­вос­ход­стве хри­сти­ан­ства над иудей­ством. Эта те­ма бы­ла ак­ту­аль­на в те вре­ме­на для Ки­ев­ской Ру­си: к свя­то­му Вла­ди­ми­ру при­хо­ди­ли иудеи, на­де­ясь об­ра­тить его в свою ве­ру, пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий Пе­чер­ский († 1074) хо­дил на «жи­дов­ский ко­нец» в Ки­е­ве с про­по­ве­дью Хри­ста Рас­пя­то­го. Из­вест­но так­же, что евреи ста­ра­лись со­вра­тить в иудей­ство свя­ти­те­ля Ни­ки­ту За­твор­ни­ка, ко­гда он был еще ино­ком Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря (1088 г.). Об этом рас­ска­зы­ва­ет свя­ти­тель Си­мон в «Ки­е­во-Пе­чер­ском па­те­ри­ке». По­это­му по­нят­но вни­ма­ние, ко­то­рое уде­ля­ет свя­ти­тель Ила­ри­он во­про­су «о за­коне, Мо­и­се­ем дан­ном, и о бла­го­да­ти и ис­тине, чрез Иису­са Хри­ста быв­ших». На­ко­нец, тре­тья те­ма, дав­шая по­вод про­из­не­се­нию са­мо­го «Сло­ва»,- про­слав­ле­ние апо­столь­ско­го по­дви­га свя­то­го кня­зя Вла­ди­ми­ра.

Цар­ство при­ро­ды, цар­ство бла­го­да­ти и бу­ду­щее Цар­ство Сла­вы вос­при­ни­ма­ют­ся в ду­хов­ном опы­те Церк­ви в нераз­рыв­ной слит­но­сти. За­кон – лишь пред­те­ча и слу­га бла­го­да­ти и ис­ти­ны. Ис­ти­на и бла­го­дать – лишь слу­ги бу­ду­ще­го ве­ка и жиз­ни ис­тин­ной. Так же учит свя­ти­тель Ила­ри­он о пре­ем­ствен­но­сти Церк­ви: «Мо­и­сей и про­ро­ки о Хри­сто­вом при­ше­ствии по­ве­да­ли, что Хри­стос же и апо­сто­лы Его о Вос­кре­се­нии и о бу­ду­щем ве­ке». С мо­мен­та, как при­шел в мир Спа­си­тель, Вет­хий (преж­ний) За­вет че­ло­ве­ка с Бо­гом утра­тил си­лу. Бо­го­слов­ски­ми сим­во­ла­ми Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­тов слу­жат свя­ти­те­лю за­им­ство­ван­ные у свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла об­ра­зы двух жен Ав­ра­ама – сво­бод­ной Сар­ры и ра­бы­ни Ага­ри. «Из­гна­на бы­ла Агарь, ра­бы­ня, с сы­ном ее Из­ма­и­лом, и Иса­ак, сын сво­бод­ной, на­след­ник был Ав­ра­аму. Так же из­гна­ны бы­ли иудеи и рас­се­я­ны по стра­нам, а сы­ны бла­го­да­ти, хри­сти­ане, на­след­ни­ки ста­ли Бо­гу и От­цу. Как меркнет свет лу­ны при вос­си­яв­шем солн­це, так и за­кон – при яв­ле­нии бла­го­да­ти; сту­жа ноч­ная гибнет от сол­неч­но­го теп­ла, со­гре­ва­ю­ще­го зем­лю, – и че­ло­ве­че­ство уже не гор­бит­ся под бре­ме­нем за­ко­на, но в бла­го­да­ти сво­бод­но хо­дит».

Ра­дость о Хри­сте пре­ис­пол­ня­ет свя­то­го про­по­вед­ни­ка, ко­гда он го­во­рит о вхож­де­нии род­ной Ру­си в сонм хри­сти­ан­ских пле­мен. «Хри­сто­ва бла­го­дать всю зем­лю ис­пол­ни­ла» и преж­де все­го мо­ло­дые жиз­не­стой­кие на­ро­ды, к ко­то­рым от­но­сил­ся и рус­ский на­род. «При­ли­че­ству­ет бла­го­да­ти и ис­тине на но­вые лю­ди вос­си­ять. Не вли­ва­ют, по сло­ву Гос­под­ню, ви­на но­во­го – уче­ния бла­го­да­ти в ме­хи вет­хие, об­вет­шав­шие в иудей­стве, но но­вое уче­ние – в но­вые ме­хи, но­вые на­ро­ды». Так ве­ра бла­го­дат­ная «по всей зем­ле рас­про­стер­лась и до на­ше­го язы­ка рус­ско­го до­шла. Вот уже и мы со все­ми хри­сти­а­на­ми сла­вим Свя­тую Тро­и­цу, а Иудея мол­чит; языч­ни­ки при­ня­ты, а иудеи – от­ри­ну­ты». Рус­ские пра­во­слав­ные от­ныне «не идо­ло­слу­жи­те­ля­ми зо­вут­ся, но хри­сти­а­на­ми, и уже не ка­пи­ща стро­им, но Хри­сто­вы церк­ви зи­ждем; уже не за­ко­ла­ем дру­га бе­сам в жерт­ву (см. па­мять ва­ря­гов-му­че­ни­ков 12 июля), но Хри­стос за нас за­ко­ла­ет­ся в жерт­ву Бо­гу и От­цу. Все стра­ны Бла­гий Бог по­ми­ло­вал – и нас не пре­зрел, за­хо­тел и нас спа­сти и в ра­зум ис­ти­ны при­ве­сти». Ве­ли­кий апо­столь­ский по­двиг про­све­ще­ния Рус­ской зем­ли свер­шил свя­той князь Вла­ди­мир (па­мять 15 июля), «по­доль­ник свя­то­му рав­ноап­о­столь­но­му Кон­стан­ти­ну», ко­то­рый «за­по­ве­дал по всей зем­ле сво­ей кре­стить­ся во Имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, и яс­но и гро­мо­глас­но во всех гра­дех сла­вить Свя­тую Тро­и­цу и всем быть хри­сти­а­на­ми – ма­лым и ве­ли­ким, ра­бам и сво­бод­ным, юным и ста­рым, бо­га­тым и убо­гим». С гор­до­стью го­во­рит свя­той Ила­ри­он о род­ной зем­ле: «Свя­той Вла­ди­мир не в ху­дой и не в неве­до­мой зем­ле вла­ды­че­ство­вал, но в Рус­ской, ко­то­рая ве­до­ма и слы­ши­ма все­ми кон­ца­ми зем­ли».

«Сло­во о за­коне и бла­го­да­ти» – пер­вое по вре­ме­ни тво­ре­ние Рус­ской Церк­ви, в ко­то­ром свя­той кре­сти­тель Ру­си убла­жа­ет­ся в чине рав­ноап­о­столь­ных. «Ра­дуй­ся во вла­ды­ках, апо­сто­ле, не мерт­вые те­ле­са вос­кре­сив­ший, но ду­шею нас мерт­вых вос­кре­сив­ший: ибо то­бою обо­жи­лись и жизнь Хри­сто­ву по­зна­ли». Та­ко­во со­дер­жа­ние это­го за­ме­ча­тель­но­го па­мят­ни­ка древ­не­го рус­ско­го бо­го­сло­вия. Из дру­гих тво­ре­ний свя­ти­те­ля Ила­ри­о­на из­вест­но его ар­хи­ерей­ское «Ис­по­ве­да­ние», став­шее об­раз­цом епи­скоп­ской при­ся­ги в Рус­ской Церк­ви. К «Сло­ву о за­коне и бла­го­да­ти» в ру­ко­пи­сях при­со­еди­ня­ет­ся обыч­но «Мо­лит­ва свя­то­го Ила­ри­о­на». Это тво­ре­ние свя­ти­те­ля так­же име­ет дол­гую жизнь в оте­че­ствен­ном цер­ков­ном пре­да­нии. В 1555 го­ду при от­прав­ле­нии в но­во­учре­жден­ную Ка­зан­скую епар­хию свя­ти­те­ля Гу­рия по­ве­ле­но бы­ло ему в Москве и в дру­гих го­ро­дах, чрез ко­то­рые он бу­дет про­ез­жать, чи­тать мо­лит­ву «тво­ре­ние мит­ро­по­ли­та Ила­ри­о­на Рус­ско­го». Свя­ти­тель Ила­ри­он был по­гре­бен в Ки­ев­ских пе­ще­рах. В над­пи­са­ни­ях его тво­ре­ний, в ру­ко­пис­ных свят­цах и ка­та­ло­гах свя­ти­те­лей свя­ти­тель Ила­ри­он неиз­мен­но име­ну­ет­ся свя­тым и пре­див­ным чу­до­твор­цем. Устой­чи­вое ли­тур­ги­че­ское по­чи­та­ние его как свя­то­го за­сви­де­тель­ство­ва­но в служ­бах Ки­е­во-Пе­чер­ским пре­по­доб­ным. Как в служ­бе Со­бо­ру от­цов Ближ­них пе­щер (28 сен­тяб­ря) так и в служ­бе всем Ки­е­во-Пе­чер­ским свя­тым (2-я Неде­ля Ве­ли­ко­го по­ста) он пе­ре­чис­ля­ет­ся на­равне с дру­ги­ми свя­ты­ми иерар­ха­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Митрополит иларион на руси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *