Русская симфония. Очерки русской историософии. Митрополит Иоанн (Снычев)

Об авторе

Часть первая
САМОДЕРЖАВИЕ ДУХА
ОЧЕРКИ РУССКОГО САМОСОЗНАНИЯ

«НО ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО…»
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

«ВЫ ЖЕ РОД ИЗБРАН»
ЧУДО КРЕЩЕНИЯ РУСИ
Славянское язычество
«Беззакония моя превзыдоша главу мою…»
Три крещения Руси
Святослав
Владимир Креститель

«И ВРАТА АДОВЫ НЕ ОДОЛЕЮТ ЕЕ»
ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ
Митрополит Иларион
«Слово о законе и благодати»
Духовные основы русского богатырства
Былины как зеркало народного сознания
«Часть моя Господь, рече душа моя…»
Православное мировоззрение в русской летописной традиции
Инок Филофей. «Домострой»
Ставленническая грамота русского патриарха
«Пойте Господеви вся земля…»
Русские духовные стихи

«ОБЫШЕДШЕ ОБЫДОША МЯ ВРАЗИ МНОЗИ…»
РУСЬ МЕЖДУ МОНГОЛАМИ И ЛАТИНАМИ
За ярость гнева Господня сгоре вся земля
Татарское нашествие
«Ихже уста глаголаша суету, и десница их — десница неправды»
Рим и Россия
«Блажен муж…»
Святой благоверный князь Александр Невский

«A3 БО ЕСМЬ ГОСПОДЬ БОГ ТВОЙ, УКРЕПИВЫЙ ТЯ, И УТВЕРДИХ ТЯ ДЕСНИЦЕЮ МОЕЮ ПРАВЕДНОЙ»
ДЕРЖАВНАЯ ЮНОСТЬ РОССИИ

«ЖИВЫЙ В ПОМОЩИ ВЫШНЯГО…»
ВОЗВЫШЕНИЕ МОСКВЫ

«МУЖ ДВОЕДУШЕН НЕ УСТРОЕН ВО ВСЕХ ПУТЕХ СВОИХ»
МИТРОПОЛИТ-ВЕРООТСТУПНИК

РУССКАЯ СИМФОНИЯ
ПРЕПОДОБНЫЙ ИОСИФ ВОЛОЦКИЙ В СУДЬБАХ РОССИИ
«Се врази твои возшумеша и ненавидящий Тя воздвигоша главу…»
Ересь жидовствующих
«Знаменася на нас свет лица Твоего, Господи…»
Иосифляне и заволжцы: спор, которого не было

«ЯКО ЦАРЬ УПОВАЕТ НА ГОСПОДА, И МИЛОСТИЮ ВЫШНЯГО НЕ ПОДВИЖИТСЯ…»
ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ
«Немы да будут устны льстивыя, глаголющия на праведнаго беззаконие…»
Историография эпохи: ложь и правда
«Се Бог помогает ми…»
История царствования как она есть
«Упасеши я жезлом железным…»
Игумен всея Руси
«Вонми себе, не забуди Господа, Бога твоего…»
Боярство. Опричнина. Земские соборы

«ГОСПОДИ, СИЛОЮ ТВОЕЮ ВОЗВЕСЕЛИТСЯ ЦАРЬ…»
ЦАРСТВОВАНИЕ ФЕОДОРА ИОАННОВИЧА

«ГРЕХОПАДЕНИЯ КТО РАЗУМЕЕТ…»
ПСИХОЛОГИЯ СМУТЫ
Годунов
Клятвопреступление
Великое разорение
Покаяние

«ДОМ, РАЗДЕЛИВШИЙСЯ САМ В СЕБЕ, НЕ УСТОИТ»
РАСКОЛ КАК ЯВЛЕНИЕ РУССКОГО СОЗНАНИЯ
Патриарх Никон
Тишайший государь

«ПОРВАЛАСЬ СВЯЗЬ ВРЕМЕН…»
РУССКОЕ САМОСОЗНАНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОГО ВЕКА
Западничество
Славянофильство
Имперская идея в XIX веке
Панславизм
Нигилизм
Бюрократический консерватизм
Предостережения, к которым не прислушались
«Плач мой…»
Русская предреволюционная действительность глазами подвижников Церкви

«ОТЫДИТЕ ОТ МЕНЕ, ДЕЛАЮЩИЙ БЕЗЗАКОНИЕ»
ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ

«ВАШ ОТЕЦ — ДИАВОЛ, И ВЫ ХОТИТЕ ИСПОЛНЯТЬ ПОХОТИ ОТЦА ВАШЕГО»
ДЕМОНЫ РЕВОЛЮЦИИ
Воспоминания князя Жевахова
Религия ненависти

«ЗНАЮ ТВОИ ДЕЛА; ТЫ НОСИШЬ ИМЯ, БУДТО ЖИВ, НО ТЫ МЕРТВ!»
ЗАКАТ ЕВРОПЫ
Русское рассеяние
За кулисами европейской драмы
Лига наций
Фашизм
Русский немец Макс Эрвин фон Шойбнер-Рихтер
Доктрина Розенберга

«НА РЕКАХ ВАВИЛОНСКИХ СЕДОХОМ И ПЛАКАХОМ…»
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ

«СВЕТ ВО ТЬМЕ СВЕТИТ, И ТЬМА НЕ ОБЪЯЛА ЕГО…»
СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ
Разорение
Национал-большевизм
Оттепель
Застой
Перестройка

«СВЯЩЕННОЕ И СТРАШНОЕ ДЕЛО — ВЛАСТЬ…»
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Духовные основы государственности
Великая ложь демократии

Часть вторая
РУСЬ СОБОРНАЯ ОЧЕРКИ ХРИСТИАНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

«ПОМЯНУХ ДНИ ДРЕВНИЯ И ПОУЧИХСЯ»
ИСТОРИЯ ВОПРОСА
«Без Мене не можете творити ничесоже…»
Сила Божия и немощь человеческая
«Отче Святый! Да будут вси едино…»
Черты соборной государственности
«Все развратишися, непотребни быша…»
Римская Империя. Истоки соборности
«Открый ко Господу путь твой, и уповай на Него…»
Соборность в Византийской империи
«Вся волости, якоже на думу, на веча сходятся…»
Соборность в Древней Руси
«Примири и соедини…»
Земские соборы в XVI—XVII веках

«A3 БО ЕСМЬ ГОСПОДЬ БОГ ТВОЙ, УКРЕПИВЫЙ ТЯ»
ОБУЗДАН И Ε СМУТЫ
«Есть путь, иже мнится человеком прав быти, последняя же его приходят во дно ада…»
Торжество правды и ликование лжи
«Сердце мое заблуждает, и беззаконие погружает мя…»
Технология катастрофы
«Разгорится, яко огнь, беззаконие…»
Цареубийство
«Открый ко Господу путь твой…»
Выздоровление
«Се Бог наш суд воздает…»
Собор
«Яко едиными усты вопияху…»
Утвержденная грамота Великого Московского собора

«СКВЕРНЫЙ ДА ОСКВЕРНИТСЯ ЕЩЕ; И ПРАВЕДНЫЙ ПРАВДУ ДА ТВОРИТ ЕЩЕ»
РОССИЯ И ЗАПАД
Кривое зеркало «исторической науки»
Цивилизации духовные и чувственные
Правовые основы русской соборности
Последние времена

«БОГА БОЙТЕСЬ, ЦАРЯ ЧТИТЕ»
ИМПЕРИЯ И СОБОРНОСТЬ
Imperium
Империя и Церковь
Империя и земство
Последние неудачи

«МЯТЕЖОМ ВОЗМЯТЕТСЯ ЗЕМЛЯ, И СКУДОСТИЮ ОСКУДЕЕТ ЗЕМЛЯ»
КРУШЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Приамурский Земский собор
Генерал Дитерихс
Поместный церковный собор 1917-1918 гг.
Патриарх Тихон

«СМОТРИТЕ, НЕ УЖАСАЙТЕСЬ…»
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Митрополит Иоанн (Снычев)

В издательстве Сретенского монастыря в серии «На страже веры» вышла новая книга: «Митрополит Иоанн (Снычев)». Составитель Ольга Рожнева.

Митрополит Иоанн (Снычев) / Cост. О. Л. Рож- нева. — М. : Изд-во Сретенского монас тыря, 2016. — 144 с. : ил. (На страже веры).

Митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн (Снычев; 1927–1995) — одна из ярчайших личностей в истории Русской Православной Церкви XX века. Богослов, историк, публицист, молитвенник, мудрый духовник и пастырь, он громко говорил о необходимости возрождения идеалов Святой Руси, о том, что государственное устройство должно основанием своим иметь православную веру. Голос владыки Иоанна звучал в трудные девяностые годы ХХ века, как набатный колокол, пробуждая совесть, и вел к храму, к молитве, к Богу.

Митрополит Иоанн говорил: «Смысл нашей жизни — спасение души. Жизнь не ограничена рамками рождения и смерти, душа человека бессмертна, а земное наше бытие — лишь экзамен, и от того, как мы сдадим его, сложится и наша судьба в вечности».

«Любое нравственное совершенствование возможно только через скорбь. Человек оплачивает свое духовное возрастание теми тяготами, которые встречаются на его пути, тем терпением, тем умением пережить боль, которые свойственны лишь опытным и мудрым».

«Здравие телесное зависит только от воли Божией. Правда, мы тоже вносим свою лепту в немощи наши, не зря же говорится: “От многих моих грехов немощствует тело”. Поэтому загляни в свое сердце, в душу, нет ли там каких-либо страстей, которые отражаются на твоем телесном организме, расслабляют его».

Будущий владыка родился 9 октября 1927 года в селе Ново-Маячке Каховского района Николаевской области УССР, в обычной крестьянской семье. В конце декабря 1944 года Иван был призван в армию, но через несколько месяцев по болезни был освобожден от несения воинской повинности. Юноша хотел быть в Церкви и стал пономарем храма святых апостолов Петра и Павла в городе Бузулуке Оренбургской области. Епископ Мануил (Лемешевский), назначенный на Оренбургскую кафедру, искал себе в то время келейника и послушника. Он обратил внимание на молодого пономаря и в августе 1945 года взял его к себе в качестве иподиакона. Так началась духовная жизнь Ивана под руководством старца-святителя.

9 июня 1946 года Иван после пострига в рясофор с именем Иоанн был рукоположен епископом Мануилом в иеродиакона, а 14 января 1948 года в иеромонаха. В сентябре 1948 года богоборческие власти сослали архиепископа Мануила (Лемешевского) в мордовские лагеря, в Потьму. После ареста духовного отца осиротевший иеромонах Иоанн (Снычев) поступил в Саратовскую духовную семинарию, сразу во второй класс. По окончании семинарии он решил учиться дальше и в 1951 году поступил в Ленинградскую духовную академию. В 1955 году талантливый молодой пастырь окончил академию со степенью кандидата богословия и был оставлен профессорским стипендиатом на кафедре сектоведения.

Внешнюю жизнь отца Иоанна можно описать в нескольких предложениях: помощник инспектора и преподаватель Саратовской духовной семинарии, священник и ключарь Покровского кафедрального собора города Куйбышева (ныне Самара). Игумен с 1961-го, архимандрит с 1964-го, епископ Сызранский с 1965-го. Хиротонию совершали митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков), митрополит Мануил (Лемешевский), архиепископ Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер), архиепископ Сурожский Антоний (Блум), епископ Волоколамский Питирим (Нечаев) и другие. В 1966 году — магистр богословия. В 1976 году — архиепископ. В 1988 году — доктор церковной истории. За этими скупыми строками стоит напряженная внутренняя духовная жизнь, молитвенный подвиг, ревностное пастырское служение.

С 20 июля 1990 года владыка Иоанн — митрополит Ленинградский и Ладожский, с 1991 года — Санкт-Петербургский и Ладожский.

Трудами и усердием митрополита Иоанна число действующих храмов в Санкт-Петербургской епархии увеличилось за пять лет (с 1990 по 1995-й) более чем в три раза. Были выстроены и открыты новые церкви и храмы при больницах, тюрьмах, роддомах, кладбищах. По благословению митрополита Иоанна в эти годы в епархии были открыты многие монастыри: Коневский Рождество-Богородичный монастырь, Зеленецкий Свято-Троицкий монастырь, Тихвинский Успенский монастырь, Свято-Троицкая Сергиева пустынь в Стрельне, а также Свято-Троицкая Александро-Невская лавра.

С начала девяностых годов владыка Иоанн (Снычев) неоднократно выступал с публицистическими статьями в газетах «Советская Россия», «Завтра», «Русский вестник» и других, трудился председателем Синодальной богослужебной комиссии.

В 1994–1995 годах петербургское издательство «Царское дело» опубликовало главные труды митрополита Иоанна на тему судьбы России и русского народа, православия, российской истории: «Самодержавие духа (Очерки русского самосознания)», «Голос вечности (Проповеди и поучения)», «Одоление смуты (Слово к русскому народу)», «Стояние в вере (Очерки церковной смуты)», «Русь Соборная (Очерки христианской государственности)». Издательство «Царское дело» издало также книги владыки «Дай мне твое сердце» и «Наука смирения», в которых собраны письма митрополита духовным чадам.

Митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин (Пушкарь) писал о владыке Иоанне: «Братия Троице-Сергиевой лавры считала владыку своим духовником. Впрочем, теперь смело можно говорить о нем как о Всероссийском духовнике… Я часто встречал людей, которые прозрели духовно и воцерковились именно после чтения его трудов».

Келейник митрополита Иоанна отец Пахомий (Трегулов), ныне игумен, настоятель Свято-Троицкого Зеленецкого монастыря, рассказывал о владыке Иоанне: «Владыке был дан от Бога дар простоты. Она проявлялась во всем: в быту, в еде, в отношениях, которые все же не становились ни с кем панибратскими. При этом он был архиереем. Его резиденция митрополита напоминала музей, но владыка словно не замечал этого, чувствуя себя естественно в любой обстановке. Привез туда свою железную кровать, жил скромно. Ни переезд в столичный город, ни архиерейство никак не отразились на нем. Он как был простым человеком, так и остался им. Но при этом соответствовал высоте митрополичьего служения, твердой рукой управлял епархией. Никого и ничего не боялся. Решения принимал в соответствии с церковными канонами и традициями благочестия».

Игумен Пахомий говорил еще: «Что я могу сказать о владыке? Он был святой, вот и все».

Митрополит Иоанн скоропостижно скончался 2 ноября 1995 года и был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Православные люди свято чтут место упокоения владыки Иоанна, где всегда много цветов и горят свечи.

Смотрите, не ужасайтесь…

***

Пророческое слово Владыки Иоанна

Статья митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна «Смотрите, не ужасайтесь…» по праву может считаться духовным завещанием архипастыря, адресованным всем православным русским людям. Весьма примечательны обстоятельства появления этой работы. Впервые статья была опубликована в газете «Советская Россия» № 118 (11248) от 5 октября 1995 года, менее чем за месяц до блаженной кончины владыки, которая последовала 2 ноября 1995 года. Очевидно, что владыка Иоанн придавал большое значение этому труду. Поэтому во время своей последней встречи со студентами и преподавателями Санкт-Петербургской Духовной академии и семинарии 19 октября 1995 года в актовом зале Академии митрополит Иоанн обратился к слушателям с архипастырским словом, в котором в полном объеме прозвучала его работа «Смотрите, не ужасайтесь…». Сохранилась магнитофонная запись этого выступления, которая впоследствии на кассетах и компакт-дисках многократно тиражировалась и распространялась среди верующих. Выступление владыки Иоанна в стенах Духовной академии было для многих столь смелым и неожиданным, что вызвало у некоторых слушателей опасение за судьбу архипастыря.

Первая книжная публикация работы «Смотрите, не ужасайтесь…» была осуществлена издательством «Царское Дело» в книге митрополита Иоанна «Русь соборная (очерки христианской государственности)», которая увидела свет через три недели после кончины владыки, в конце ноября 1995 года. А за период с ноября по декабрь 1995 года статья «Смотрите, не ужасайтесь…» была напечатана в нескольких периодических изданиях: газетах «Православный Санкт-Петербург» № 11 (42), «Русь Державная» № 17-18 (23), «Россиянин» № 13 (45); журналах «Москва» № 12 и «Санкт-Петербургские Епархиальные Ведомости» № 15. Впоследствии издательство «Царское Дело» неоднократно переиздавало книгу владыки «Русская симфония», в которую данная статья была включена в качестве послесловия к очеркам русской историософии.

Пророческое слово митрополита Иоанна в статье, обличающей разрушительную сущность глобализации и ложь экуменизма, сегодня, спустя почти двадцать лет, звучит еще современнее и острее.

Сергей Игоревич Астахов, директор издательства «Царское Дело»

***

Сегодня даже верующие люди (я уж не говорю о политиках и администраторах) в большинстве своем утеряли понимание соборности как совокупности конкретных, практических механизмов, способных обуздать смуту и преодолеть кризис. Современное сознание отводит ей «почетное» место где-то между сохой и лучиной, в лучшем случае считая соборность формой «стихийного коллективизма» или «примитивной демократии».

Мне уже приходилось писать, что соборное начало проявляет себя в русской истории прежде всего как религиозная и политическая методика по сохранению и возрождению духовной общности народа. Смысл этой общности — в служении вечной правде, той Истине, которая возгласила о Себе словами Евангелия: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14: 6). Это осмысленность жизни как служения и самопожертвования, имеющих конкретную цель — посильно приблизиться к Богу и воплотить в себе нравственные идеалы христианства.

Именно на таком идеологическом фундаменте тысячу лет росла и крепла российская держава. Именно он из века в век одухотворял русскую государственность. Именно его мы должны восстановить, если и впрямь стремимся одолеть бушующую ныне смуту.

* * *

«Смотрите, не ужасайтесь: ибо надлежит всему тому быть» (Мф. 24: 6), — поучал некогда Христос Своих учеников, предупреждая будущее человечество о тяготах и смутах, ожидающих его в «конце времен». На протяжении двух тысяч лет христианской эры процесс апостасии — отступления от истин веры, — предсказанный Спасителем, неуклонно развивался. Ныне, похоже, он уже близок к победе — в безбожном (а то и прямо богоборческом) мире остались лишь малые островки искреннего и глубокого благочестия, да и те все сильнее подвергаются яростным порывам темных стихий, бушующих в среде обезверившихся народов.

Неудивительно, что именно соборность становится одной из первых мишеней сатанинских сил, главным объектом нападок богоборцев и христоненавистников. Попытки извратить соборное начало человеческого бытия не прекращались на протяжении всей мировой истории. Однако особенно настойчивыми и опасными, изощренными и целенаправленными они стали в нынешнем столетии — после того, как крушение православной российской государственности устранило главную преграду на пути всемирной апостасии.

В соответствии с двумя главными опорами, главными направлениями соборного единения — религиозным и светским, церковным и земским, общегражданским — сформировались и разрушительные технологии богоборцев, стремящихся уничтожить такое единство. Святые отцы не зря говорили, что «дьявол — это обезьяна Бога». Не будучи в силах создать ничего самостоятельного, сатана лишь «передразнивает» божественный порядок вещей, паразитируя на благодатных энергиях, извращая их, пытаясь создать свой, «параллельный» мир, подчиненный законам тьмы и злобы.

В таком мире есть и свой «аналог» соборности — дьявольский суррогат, пролагающий путь грядущему антихристу, готовящий объединение обезверившегося мира не под покровом Закона Божия, не в лоне спасительной Истины Христовой, но — под игом «человека греха, сына погибели» (2 Сол. 2: 3), которого «Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Сол. 2: 8). В области религиозной это злое начинание прикрывается лжеучением о необходимости объединения всех вероисповеданий (вне зависимости от истинности или ошибочности любого из них) — экуменизмом. В области государственной — лжеучением о неизбежности грядущего объединения человечества в единое сверхгосударство с общим Мировым Правительством во главе (мондиализмом).

Оба эти лжеучения расцвели в XX веке пышным цветом. Оба они губительны для мира и для души человеческой. На пути обоих сегодня едва ли не последним препятствием осталась Россия — ослабленная, обескровленная, но все же не сдавшаяся, не покорившаяся…

* * *

Прикрываясь «благородной» целью «устранения межрелигиозной розни» и «воссоединения верующих в единой братской семье», теоретики экуменизма забывают упомянуть о главном: о том, что в таком «воссоединении» будет утеряна величайшая драгоценность — истина Закона Божия, погребенная под грузом человеческого лжемудрствования. Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» Истину с ложью, лукаво делая вид, что не понимает противоестественность такого соединения, надеясь, что люди, завороженные благородством лозунгов, не заметят страшной подмены.

Если это пагубное ослепление возобладает в России, то будет не только безнадежно повреждена чистота православной веры. Под вопросом окажется сама возможность возрождения русской государственности, ибо державное строительство немыслимо без ясно осознанного нравственно-религиозного идеала, без четкого разделения добра и зла, без всенародного соборного единения вокруг святынь живой веры. Тем же, кто — по незнанию или злонамеренно — хочет замутить эти святыни, затуманить Истину Христову, святой первоверховный апостол Павел еще два тысячелетия назад сказал: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?.. Какая совместность храма Божия с идолами?» (2 Кор. 6: 14, 16).

Обо всем этом необходимо помнить, когда проповедники экуменизма твердят о его «миротворческом» характере или пытаются представить его как вопрос сугубо внутрирелигиозный, не имеющий к жизни общества прямого отношения.

* * *

Первая и главная ложь экуменизма — тезис об «исторически произошедшем разделении церквей». Та Церковь, которую основал Христос и которая содержала полноту спасительной Истины, — говорят экуменисты, — с течением времени, под воздействием исторических причин разделилась на различные ветви. Эти ветви: православие и католицизм, протестантизм и его многочисленные разновидности, — вполне равноправны. Они являются результатом человеческой деятельности, следствием политических и национальных разногласий, и потому все одинаково несовершенны. Сегодня, наконец, пришла пора устранить эти искусственные разногласия и воссоединить различные религиозные конфессии, вернувшись к первоначальному, первохристианскому единству…

Лукавство подобных рассуждений заключается в том, что на деле никакого разделения церквей никогда не происходило. История христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

Церковь же эта неповрежденно существует и поныне, приняв наименование Православной, то есть правильно славящей Бога. Любое непредвзятое историческое исследование покажет, что православие вовсе не есть «одно из» многочисленных исповеданий. Оно есть именно то первохристианское, апостольское исповедание, от которого впоследствии — идя на поводу у собственной гордыни и лжеименного разума — отпали все остальные христианские «конфессии». И желание «уравнять в правах» Русскую Православную Церковь с какой-нибудь протестантской сектой есть не что иное, как попытка втянуть Россию в тот гибельный процесс духовной деградации, который превратил сегодня Запад в бездушное и обезверившееся «общество потребления»!

Вторая ложь экуменизма неразрывно связана с первой и является ее логическим продолжением. Это — тезис о том, что «каждая из разделившихся церквей хранит свою часть Божественной Истины, и никто не может претендовать на обладание Ее полнотой».

«Разве разделился Христос?» (1 Кор. 1: 13) — восклицал еще девятнадцать веков назад апостол Павел, укоряя тех, кто пытался незаконно предъявить свои претензии на обладание церковной благодатью. Сегодня число таких претендентов многократно умножилось. При этом все они почему-то стыдливо забывают сказать о том, что их претензии — это претензии самозванцев, пытающихся обосновать свои мнимые права с помощью лукавых передержек, преднамеренных умолчаний и откровенных выдумок.

Здесь будет уместно еще раз указать на смертельную опасность подобных попыток не только для русского религиозного самосознания, не только для православия и православных, но для российской государственности вообще, для всего нашего общества в целом. Сегодня любому политологу очевидно, что оздоровление государственного бытия немыслимо без консолидации общественного мировоззрения, без умиротворения массового сознания. В свою очередь, такое умиротворение возможно лишь в рамках ясной и понятной национально-государственной идеологии, которая должна содержать в себе фундаментальные нравственные ценности и моральные ориентиры — идеалы народного бытия. Эти идеалы неизбежно коренятся в религиозной сфере человеческого сознания, ибо именно религия претендует на то, что хранит в себе абсолютную Истину, именно религия отвечает на вопросы о добре и зле, о добродетелях и пороках, о смысле жизни человека.

Народ, потерявший веру, теряет свою жизнеспособность. И всяческие рассуждения о том, что «все конфессии обладают равным правом на Истину», объективно обесценивают всю тысячелетнюю историю русского народа, из века в век пытавшегося реализовать в своей жизни именно православный нравственно-религиозный идеал.

С точки зрения догматической претензии экуменистов выглядят и вовсе несостоятельно. Первые десять веков весь христианский мир веровал именно так, как и доселе верует Православная Церковь. При этом всяческие попытки исказить это вероучение пресекались Церковью со всей суровостью, ибо грозили нарушить чистоту и целостность Божественного Откровения. Лишь начиная с XI столетия, после того, как Запад отпал в ересь католицизма, началось дробление христианства на новоизмышленные «конфессии», которые теперь в рамках экуменизма требуют признать свои лжеучения «равночестными» с истинами Святого Православия!

Третья ложь экуменизма — ложь о том, что его нравственным основанием является любовь, повинуясь зову которой экуменисты стараются уничтожить в религиозной области все разногласия и разделения, утвердить повсюду мир и единение.

Любовь — первая и главная добродетель христианина. Апостол Павел возглашает: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая… Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13: 1-3).

Но любовь эта, без которой невозможно само существование мира, без которой теряет смысл человеческая жизнь, есть прежде всего любовь к Богу, к тем Божественным Истинам и благодатным Откровениям, которые позволяют человеку победить грех и стяжать себе вечную и блаженную жизнь в обителях райских. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь», — поучал Христос Спаситель Своих учеников (Мф. 22: 37-38).

Такая любовь не терпит никаких посягательств на истины веры. Такая любовь беспощадно, до последней капли крови, до последнего издыхания борется с ересями, посягающими на чистоту Божественных заповедей. Такая любовь не допускает и мысли о возможности уравнять истинную Церковь Христову с гибельными ересями, преисполненными пагубных человеческих заблуждений. И эта любовь не имеет ничего общего с теми лукавыми отговорками, которые используют экуменисты для прикрытия своих неблаговидных целей.

Настоящее христианство, исполненное живой веры, бесконечно далеко от смутных «гуманистических» верований околоцерковных интеллигентов, составляющих ныне главную опору экуменизма в России. Не может быть мира между истиной и ложью — именно это имел в виду Господь, обязуя Своих учеников вести непрестанную брань с гибельными заблуждениями, сказав: «Не мир пришел Я принести, но меч…» (Мф. 10: 34). Этот духовный меч святой Истины должен носить с собой каждый христианин и решительно пользоваться им в случае, если он видит посягательство на родные святыни. В борьбе с неправдой имеем прямое повеление Господа: «Теперь… продай одежду свою и купи меч…» (Лк. 22: 36).

Итак, уклонение от защиты святынь веры не имеет извинения ни в телесной немощи, ни в материальной нужде! Кто же уклоняется от такой брани под предлогом ложно понятой «любви», понесет на себе великий грех вероотступника и предателя…

Четвертая ложь экуменизма — широко рекламируемое утверждение о его «аполитичности».

Опасаясь того, что антигосударственная, антинациональная сущность экуменизма привлечет внимание патриотически мыслящих политиков, его сторонники всемерно акцентируют «внеполитический» характер своего движения. На деле же стремление представить экуменизм чисто «внутрирелигиозным» явлением носит откровенно конъюнктурный характер и не выдерживает даже поверхностной проверки фактами.

Во-первых, сама по себе «мировая религия», общая для всего человечества — а именно она является конечной целью всех усилий экуменистов, — есть не что иное как идеологическое основание мондиализма, мировоззренческий фундамент «нового мирового порядка». Именно эта единая лжерелигия должна «духовно» обосновать необходимость разрушения суверенных национальных государств и объединение всего человечества в единое супергосударство с Мировым Правительством во главе.

Сегодня ни для кого не секрет, что после развала СССР Запад во главе с Соединенными Штатами откровенно претендует на планетарную диктатуру. В рамках ООН ныне уже вполне ясно вырисовываются отдельные структуры грядущего Мирового Правительства, опирающегося в своей деятельности на колоссальную военную мощь НАТО. Разгром Ирака, удушение Югославии, варварские бомбардировки православных сербов — все эти карательные акции недвусмысленно показывают, какая участь ждет непокорных противников «нового мирового порядка»…

Неоспоримы также связи экуменизма с мировым масонством. Еще в 1946 году, на заре экуменического движения, французский масонский журнал «Тампль» писал: «Нас спрашивают, почему мы вмешиваемся в споры религиозного порядка, в какой части вопросы объединения церквей, экуменические конгрессы и т.д. могут представлять интерес для масонства? Проблема, выдвинутая проектом объединения церквей, близко интересует масонство. Она близка масонству, так как содержит в себе идею универсализма… Во всяком случае, при возникновении первых экуменических конгрессов вмешательство наших братьев было определяющим…»

С христианской точки зрения попытки создания «универсальной» религии оцениваются однозначно — как подготовка к воцарению антихриста. Неудивительно поэтому, что многие православные иерархи весьма резко отзывались об экуменизме.

«Я осуждаю экуменизм и считаю его не просто ересью, а сверхъересью, — заявил в 1972 году александрийский патриарх Николай VI. — Это вместилище всех ересей и зловерий. Нам хорошо известны антихристианские силы, закулисно управляющие экуменизмом… Экуменизм направлен против православия. Он представляет сегодня самую большую опасность, наряду с безверием нашей эпохи, обожествляющим материальные привязанности и удовольствия». Несколько лет назад заявил о прекращении всех экуменических контактов Блаженнейший патриарх Диодор, предстоятель Иерусалимской Православной Церкви.

А Русская Зарубежная Православная Церковь вполне официально внесла в богослужебный чин (Последование в Неделю Православия) анафематствование экуменистам следующего содержания: «Нападающим на Церковь Христову и учащим, что она разделилась на ветви… и тем, кто имеет общение с такими еретиками, или способствует им, или защищает ересь экуменизма, полагая ее проявлением братской любви и единения разрозненных христиан, — Анафема!»

В связи с этим особенно ярко выясняется несостоятельность нынешних «православных экуменистов», использующих для своего оправдания пятую ложь — тезис о том, что в рамках экуменического движения они остаются лишь для того, чтобы «свидетельствовать инославным об истинах православия». Таким свидетельством является вся жизнь Православной Церкви в ее благодатной, чудесной полноте. Из века в век спасительная церковная благодать привлекала к себе десятки и сотни миллионов людей, жаждавших спасти свою душу и обрести высший смысл жизни. Никаких дополнительных «свидетельств» истины Откровения Божия не требуют. Для их усвоения от человека требуется лишь раскаяние в грехах и добрая воля. И более — ничего…

Надо сказать, что в России широкое соборное обсуждение проблемы экуменизма было проведено лишь единожды — в 1948 году в Москве на Конференции Православных Поместных Церквей. Тогда на эту тему пространно высказались многие видные православные богословы и иерархи. В итоговой резолюции отмечалось, что «целеустремления экуменического движения не соответствуют идеалу христианства», что «создание Экуменической церкви как влиятельной международной силы есть падение перед искушением (земной власти — прим. авт.), отвергнутым Христом… и уклонение на нехристианский путь», что «экуменическое движение не обеспечивает дела воссоединения церквей благодатными средствами»… Резолюция постановляла: «Отказаться от экуменического движения».

Под этим документом первой стоит подпись Патриарха Московского и Всея Руси, затем — еще одиннадцать подписей православных первоиерархов. До сей поры никто даже не пытался оспорить его значимость и каноническое достоинство. Правда, одновременно с хрущевскими гонениями на церковь началось активное давление КГБ на ее священноначалие с целью вовлечь Московскую Патриархию в международные экуменические организации. Государство стремилось использовать нравственный авторитет Русской Церкви в своих внешнеполитических планах, ничуть не считаясь с мнением верующих…

Сегодня вопрос об отношении к экуменизму вновь поднялся со всей остротой. Та духовная агрессия, которая была развязана в последние годы против России со стороны инославных конфессий, подтвердила наши худшие опасения: острие ее главного удара по-прежнему направлено против Русского Православия. Архиерейский собор, состоявшийся в конце 1994 года, констатировал «необходимость подвергнуть все вопросы, беспокоящие духовенство и мирян нашей Церкви в связи с ее участием в экуменическом движении, тщательному богословскому, пастырскому и историческому анализу и переосмыслению».

Конечно, это лишь начало того пути, который нам предстоит пройти до конца, если мы не напрасно носим христианское имя. Конечно, путь этот, учитывая реальности нынешнего положения России, будет тернист и труден. Конечно, он потребует от нас мужества и мудрости, смирения и осмотрительности, терпения и настойчивости. Нам, вероятно, придется нелегко. НО ИНОГО ПУТИ НЕТ!

Господи, благослови!

(Из книги митрополита Иоанна (Снычева) «Русская симфония»)

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)
Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Беседы великих русских старцев

(1927–1995)

Пять лет, которые прослужил митрополит Иоанн в Петербурге, Православная Русь внимала словам владыки, словам правды и напутствия, гнева и боли, обличения и взыскующих вопросов, слово надежды и горячей уверенности в том, что если заблудившиеся люди вернутся к Богу, Россия возродится, и народ русский не погибнет. Часто митрополита Иоанна пытались привязать к какой-либо политической партии, различным общественным движениям, придать его словам политический смысл. Сам же владыка в одной из бесед говорил: «Надо строго отличать политику от нашего пастырского дела. Уж если мы видим, что пасомые наши подвергнуты этой опасности от порнографии, что все брошено на пьянство и прочие средства растления, наша обязанность архипастырская, во что бы то ни стало, защищать своих пасомых и молитвенно вести их к выздоровлению. Но поскольку это идет с ведома, но уж если и не с ведома, то хотя бы по попустительству правительства, то естественно и самим архипастырям и пастырям необходимо обращаться к ним – тем, от кого зависит это распространение или пресечение. Потому что это дело не политическое, это чисто нравственное, архипастырское. Тем более нам, архипастырям и пастырям, была поставлена задача: учить церковь к вразумлению Русского общества. А если мы учим его этому, то мы должны понимать состояние духовно-нравственное общества всего… Все действия наши должны быть сосредоточены на это возвращение духовно-нравственных устоев нашего общества».

Годы, прошедшие со времени кончины митрополита Иоанна, все более высвечивают его величину, значение его слов и наставлений.

– Владыко, что Вас побуждает столь откровенно высказывать свои мысли?

– Я чувствую необходимость предупредить людей об опасности, грозящей нам со стороны тех лиц, сил и учений, которые разрушают единство народа, Церкви и государства. Как же мы не можем понять, что все эти безчисленные партии и политические группировки придуманы для того, чтобы запутать людей, сбить их с толку и обмануть! Народ, объединенный общим пониманием смысла своего существования, общими понятиями о добре и зле, общими религиозно-нравственными воззрениями, – непобедим и страшен для врагов.

«Разделяй и властвуй» – этому коварному приему уже много веков от роду. Главное для богоборческих, разрушительных сил – отсечь народ от его духовных вождей, от пастырей, знающих опасности и умеющих их преодолевать. Ослепить народ, а зрячих запугать или уничтожить – вот принцип действия предтеч антихристовых, готовящих установление всемирной антихристианской диктатуры. Их оружие – ложь, их покровитель – диавол, ненавистник рода человеческого, отец всякой лжи и неправды.

У нас есть единственный путь спасения – путь объединения вокруг наших вековых святынь, путь возрождения русской соборности и державности, путь духовного прозрения и очищения. Сумеем пробиться к Богу сквозь толщу лжи и клеветы, нагроможденную христоненавистниками, значит, сумеем возродить и Святую Русь. Отступимся – Россия погибнет.

– Цель осуществления «тайны беззакония» кроется в разрушении державности. Скажите, почему именно Православная Церковь на протяжении всей русской истории являлась хранилищем державного духа народа? Не иссяк ли сейчас этот дух?

– Церковь всегда была не столько хранилищем, сколько источником державного духа. Само понятие державности – церковного происхождения. Державность – это государственное самосознание народа, принявшего на себя церковное послушание «удерживающего», то есть готового стоять насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла. Это понятие ввел в обиход апостол Павел во Втором своем послании к христианской общине Солунян. Державность предполагает государственное воплощение нравственно-религиозного идеала, построение государства, признающего своей целью не столько земное, плотское преуспеяние граждан, сколько создание наилучших условий для спасения души, для творения добра и пресечения зла.

Разрушить державность – значит разрушить Закон Божий, установить сатанинское беззаконие, в какие бы «правовые» одежды оно ни рядилось. Согласитесь – в любом обществе, если оно желает избежать кровавого хаоса, должен существовать закон. В фундаменте любого законодательства лежит закон нравственный, определяющий, что есть зло и что добро. Зло должно быть осуждено и наказано, добро взято под защиту и поставлено в пример. Этот-то нравственный закон и есть Закон Божий, лежащий в основе державности. О нем каждому из нас свидетельствует совесть. Беда лишь в том, что наша многоразличная греховность заглушает голос совести, притупляет ее. Поэтому в своей максимальной полноте и ясности Закон Божий содержится в церковном вероучении, и Церковь не устает нам напоминать о нем, заботясь о том, чтобы понимание, где добро, а где зло, не пресеклось среди людей. Зло ведь часто стремится замаскироваться под добро…

Что касается того, не иссяк ли державный дух в русском народе, нет, не иссяк. Поэтому и стремятся уничтожить Россию силы зла. Боятся…

– Дух не иссяк, но, по Вашей мысли, «необходимо вернуть человеку понимание истинного смысла его существования». Как?

– Ну, должны же люди понимать, зачем они живут? Ведь человек – не животное безсмысленное. Выйдите на улицу и спросите сто человек подряд: в чем смысл жизни? Многие ли сумеют внятно ответить? А ведь ответ на этот вопрос определяет всю жизнь человека.

Смысл нашей жизни – спасение души. Жизнь не ограничена рамками рождения и смерти, душа человека безсмертна, а земное наше бытие – лишь экзамен, и от того, как мы сдадим его, сложится и наша судьба в вечности. Неверующим трудно это понять. Да и истины церковного вероучения постигаются не логикой рассудка, но опытом любви, не головой, а сердцем. Это каждому доступно, Господь каждого готов вразумить – надо лишь войти в Церковь и принять предлагаемое ею духовное врачевание. Ведь неверие – это болезнь души, а Церковь своего рода больница, где лечат не тело, но страждущую человеческую душу.

– Какие угрозы Православию Вы видите в обозримом будущем?

– Главная и самая страшная внутренняя угроза – гордыня человеческая, наше своеволие и высокоумие, тщеславие и самолюбие, отсекающие от человека Благодать Божию, живительную и врачующую. Премилосердный Господь никогда не оставит нас – мы сами покидаем Его, всей своей жизнью дерзко заявляя: «Сами во всем разберемся, сами со всем управимся, сами все устроим». Вот и устроили, глядите да радуйтесь – результаты, как говорится, налицо.

Надо понять, что в Церковь, к Богу нельзя приходить с «инспекционной целью» – как, мол, там дела, чего хорошего? Основанием истинной, живой веры (что есть дар безценный, поверьте!) может стать лишь покаянное, смиренное обращение за помощью к Тому, Кто сказал: …призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя… (Пс. 49, 15). Даждь Ми, сыне, твое сердце (Притч. 23, 26), – обращается Господь ко всем нам словами Священного Писания. В Церковь можно войти, лишь преклонив свою горделивую выю под ярмо послушания Заповедям Божиим.

Это, кстати, для многих является камнем преткновения. Часто бывает, что на словах ратуют за Православие, но когда доходит до дела, не обретают в себе сил сломить гордыню. А ведь в этом суть. Православие не есть голое учение, оно есть прежде всего подвижничество. Путь возрастания духовного, путь прозрения и внутреннего озарения есть прежде всего путь борьбы со своими «страстьми и похотьми», путь болезненного очищения сердца от многочисленных пагубных страстей, свивших в нем, по нашему нерадению, свое ядовитое гнездо. Здесь – труд, пот, слезы. Здесь являет человек свою действительную – не показную – готовность взять крест и следовать за Христом. Если устоим на этом пути – ничто не страшно: никакие силы, никакое коварство, никакая власть. Ибо таковых – ревнующих о спасении и делами свидетельствующих свою ревность – хранит Господь, говоря: вам же и власи главнии изочтени суть (Мф. 10, 30).

Ни единый волос не упадет с головы таковых воинов Христовых без Божиего на то соизволения – бережет Господь верных Своих, искушая скорбями, очищая, как золото в горниле. Доколе останутся в народе русском подвижники (а это не дело «избранных» – удел каждого верующего), будет нерушимо стоять и русское Православие.

С точки зрения внешних опасностей главная угроза таится в стремлении мощных международных сил создать единую мировую псевдорелигию, растворив в ней истины Православия. Все это происходит в рамках давнего масонского плана по созданию мировой наднациональной власти – сверхправительства, общие контуры которого уже проступают в многочисленных международных организациях.

Такое развитие событий таит в себе угрозу не только для России – это угроза всему человечеству, ибо в случае осуществления диавольского плана спасительная искра христианства в большинстве стран будет погашена окончательно.

Короче говоря, если называть вещи своими именами – наибольшую опасность для Православной Церкви представляет бешено ведущаяся сегодня подготовка к пришествию антихриста. Но не будем унывать, вспомним обетования Божии: созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее (Мф. 16, 18).

– Общество переживает период разброда и смут. Не коснулось ли это состояние Церкви? Не переживает ли она сегодня, как и весь русский народ, некоторую растерянность?

– Нет, растерянности нет. Есть другое – не преодоленные еще до конца последствия семидесятилетнего пленения. Семьдесят лет Церковь распинали и гнали с такой ненавистью и изощренной жестокостью, что несколько последних лет относительного покоя – срок далеко не достаточный, чтобы полностью выздороветь.

Надо сказать, что для Церкви такая ситуация ненова. Она неоднократно встречается в мировой истории, так что духовный опыт Православия позволяет избрать наиболее эффективные пути врачевания. Другое дело, что это врачевание производится не знакомыми миру духовными, благодатными средствами, а непривычными административными мерами: приказами, инструкциями, силовым давлением. Тут главное – вылечить человеческую душу, пробудить и очистить совесть.

– Но сумела ли Церковь сохраниться в своей благодатной полноте без повреждений и искажений?

– Безусловно, сумела. Пусть не смущают нас видимые нестроения в церковной жизни. Это – дела человеческие, а спасительная сила Церкви есть сила Божия, не зависящая от наших с вами достоинств и недостатков. Если Церковь – больница для души, то в ней неизбежно находятся больные. А болезнь души нашей – грех, ее доступность страстям, или, говоря языком светским, наше нравственное несовершенство и приверженность к порокам. Весь вопрос заключается в том, на что больше обращать внимания? То ли на болезненные явления – раны да язвы, то ли на результаты лечения. А результаты эти налицо – сегодня даже у самого закоренелого атеиста не повернется язык отрицать, что именно Церковь на протяжении веков была главным хранилищем нравственной чистоты. Свидетели тому – безчисленные святые подвижники, просиявшие на Руси благодатными дарованиями и праведностью жития.

Нет, порча не коснулась Церкви. Благодать действует в ней по-прежнему; трудность в том, что не все способны воспринять ее действие. Беда наша, что у людей отмирает чувство духовного восприятия мира. О таковых говорил Господь: очи имут видети, и не видят, и уши имут, и не слышати (Иез. 12, 2). Горько…

Отвергая истины Церкви, мы совершаем самоубийство духовное, гораздо более страшное, нежели телесная смерть, ибо лишаем себя не этой временной жизни, но жизни вечной, блаженной, полной высшего смысла и духовного торжества, святой радости, о которых, живя в грешном мире, не можем составить себе понятия!

Зная это, может ли Православная Церковь равнодушно взирать, как гибнут люди, становясь жертвой пагубных заблуждений, искушений и соблазнов? А наша современная жизнь просто переполнена ими. Враг спасения человеческого, сатана, ведая, что спасение возможно лишь в лоне Церкви Христовой, применяет все способы, напрягает все свои силы, чтобы отвратить людей от Церкви, не допустить обращения. Идет безпрерывное духовное противоборство, сражение за человеческие души. Потому-то Церковь земная называется Церковью воинствующей.

– Что может предложить Церковь современному человеку?

– Церковь прежде всего предлагает всем нам задуматься над своей жизнью, увидеть, как далека она от того, чем должна бы быть, увидеть наши неисправности в области религиозно-нравственной, осознать свою неспособность собственными силами управить наше житье-бытье в чистоте и непорочности, обратиться к Богу с покаянием и мольбой о помощи и получить наконец эту помощь, этот драгоценный опыт живой веры, дающий силы к исправлению и духовному возрастанию.

Церковь безпрестанно свидетельствует миру о своей готовности врачевать его недуги. Беда в том, что не все внемлют этому свидетельству. Да и немудрено – тот поток нравственных нечистот, который льется на современного человека с экранов телевизоров, из радиоприемников и со страниц газет, способен помрачить самое здравое мировоззрение. Ведь что происходит? Последовательно и методично нашему народу внушают, что какие бы то ни было этические и моральные нормы есть смешной пережиток «проклятого прошлого».

Итог всего этого – расплодившиеся молодежные банды, рост преступности, наркомания и пьянство, детская проституция, безчисленные группировки полубезумных «рокеров», «панков», «металлистов» и откровенных сатанистов. Это что – нормально? Это – плоды нашей долгожданной свободы?

А Церковь в такой страшной ситуации оказывается практически немой. Вы спрашиваете: что она может предложить? Она может предложить людям идеалы любви к Отечеству и патриотизма вместо глумливого современного лозунга «Родина там, где хорошо!», идеалы семейной верности и взаимной ответственности на основах религиозной нравственности, понимающей семейную жизнь как сослужение супругов в делах благочестия и праведности, вместо разнузданной похоти и безмысленного, болезненного столкновения самолюбий в домашних ссорах и склоках. Она может предложить радость осмысленного бытия, имеющего твердую нравственную основу и ясную цель, легко различающего добро от зла, обладающего ясными этическими нормами поведения, всем понятными и четко обоснованными, и еще многим-многим другим, чего в безумии нынешнего смутного времени мы лишили сами себя, погнавшись за призраками заморских «благ», поверив обману лукавых вождей.

Так вот, создается впечатление, что есть силы, заинтересованные в том, чтобы сократить до минимума способность Православной Церкви донести до людей свои целительные истины. Нам практически заказан вход на телевидение, на радио, на страницы крупных газет. Показать в кадре красивые облачения священников за богослужением, передать запись песнопений – пожалуйста, но – не больше. Посмотрите, у нас на телевидении до сих пор нет ни одной серьезной православной программы. Равноправие равноправием, но надо же и с реальностью немного считаться: ведь подавляющее большинство верующих в России по-прежнему составляют православные.

То же и в системе радиовещания.

В общем, Православной Церкви есть что предложить современному человеку. Лишь бы не мешали – я уж не говорю о помощи…

– Но многих смущают строгие церковные правила. Например, посты. Зачем они нужны и обязательны ли для современного человека? Многие рассуждают примерно так: «Почему мои отношения с Господом должны зависеть от того, ем ли я по пятницам колбасу?»

– От колбасы ваши отношения с Богом зависеть, конечно, не должны. Равно как не должны они (в идеале) зависеть от чего бы то ни было вообще. Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим (Мф. 22, 37), – взывает к нам Слово Божие, и эта любовь действительно ни от чего зависеть не может. Это – чувство пламенное и всепобеждающее, попирающее «чин естества» и дающее человеку силы печалиться и молиться за весь мир, любить всех, не разделяя злых от добрых, ненавидя грех, страсть, но не человека, ибо он – даже во глубине нравственного падения – есть образ Божий.

Это – идеал. А если мы с вами задумаемся, как его достигнуть, то церковные правила, в том числе и посты, предстанут пред нами совсем в другом свете. Нам надо избавиться от греха, очистить свое сердце. Но грех – это болезнь человеческого естества. Когда болеет ваше тело и врач прописывает вам определенные лекарства, строгую диету и режим дня, вы ведь не удивляетесь, зная, что это – для вашей же пользы.

Так и в Церкви. Все ее установления имеют единственную цель – помочь человеку, облегчить ему путь духовного возрождения, очищения от скверны страстей и пороков. При этой болезни тоже нужен строгий режим. Но так как грех, развившись, поразил в человеке и тело, и душу (скажем, тщеславие – страсть душевная, а чревоугодие – телесная), то и в лечении равно нуждаются душа и тело.

Вот пост и врачует их. Неверно думать, что он заключается лишь в воздержании от пищи. Это только малая его часть. Настоящий пост состоит в воздержании от зла – в поступках, мыслях, желаниях и чувствах. Ограничения в еде – лишь подспорье в этом деле.

Кроме того (и это очень важно), соблюдая посты, человек свидетельствует о своем признании благодатности и спасительности церковных правил. Господь как бы говорит человеку: «Ты пал столь низко, что сам даже не способен понять, что нужно делать, чтобы возродить свое былое духовное богатство. Я, милосердствуя о немощи твоей, помогу тебе. Я дам тебе спасительные правила, и если ты будешь стремиться выполнять их, ты тем самым засвидетельствуешь свое желание спастись. Тогда Я помогу тебе и дам тебе опытно познать благодатную силу церковных установлений».

Любой церковный человек засвидетельствует вам на собственном опыте целительное действие церковной дисциплины. Важно начать – смирить свой гордый разум, не желающий признавать, что есть нечто, недоступное его пониманию. Здесь человеку предстоит труд внутренней душевной борьбы, тяжкий труд, ибо придется сражаться с врагами не внешними, но внутренними – гордостью, высокоумием, своеволием, сомнением. Кто победит – получит награду безценную: сокровище живой, опытной, осмысленной веры, просветляющей и преображающей всю жизнь человека. Все в наших руках. Важно сделать правильный выбор.

– Правомерно ли сейчас говорить о том, что эта власть от Бога? Как следует православному христианину относиться к нынешней светской власти? Что в ней безоговорочно принимать, с чем мириться, что отвергать?

– Безоговорочно принимать верующий человек может лишь то, что соответствует церковному вероучению, что не противоречит его христианской совести. Глас Божий звучит в душе у любого из нас, надо лишь прислушаться и следовать его поучениям. К сожалению, такая христианская область «безоговорочно приемлемого» в нашей современной жизни чрезвычайно мала. Мир лежит во зле (1Ин. 5, 19) – это изречение Священного Писания сегодня верно как никогда. Так что каждому, желающему спастись, следует быть чрезвычайно осторожным и бдительным, чтобы не принять в сердце свое «волка вместо пастыря».

Мириться, а говоря точнее – смиряться, надо во всех случаях, когда обстоятельства не требуют от нас прямого попрания заповеди. Можешь исправить зло – исправь. Но если чувствуешь, что это тебе не по силам, – смирись, плача перед Богом, и Господь зачтет тебе твое благое намерение за самое дело.

В то же время надо твердо помнить, что истинное христианское смирение не имеет ничего общего с безволием, соглашательством, попустительством злу. Смирение христианина заканчивается там, где возникает опасность попрания святынь веры, осквернения заповедей Божиих, угроза благодатному устроению жизни. На протяжении десяти веков в подобных случаях святая ревность по Бозе подвигала наших предков на доблестные подвиги – как ратные, так и гражданские. Но все непременно надобно делать с разумом, опасаясь порывов страсти, которая и благое дело может обратить во зло.

Что касается власти – то она всегда от Бога, ибо Он – единственный источник власти во вселенной. Разница в том, что одна власть – по воле Божией, а другая – по попущению, для наказания и вразумления осуетившихся людей. Какая власть нынче, судите сами…

– Какой бы Вам хотелось видеть Родину?

Для ответа на этот вопрос надо сначала разрешить известное человеческое недоумение: в чем смысл жизни? Потому что любой идеал общественного устройства, любая форма гармонического сожительства людей на Земле возможна только тогда, когда люди живут осмысленно, понимая цель своего существования, и в соответствии с этим устрояют свое земное бытие.

Церковь дает на это совершенно ясный и прямой ответ. Он, конечно же, не имеет ничего общего ни с какой «сенсорной цивилизацией», он прост, но очень труден для восприятия современного человечества, безмерно осуетившегося и погрязшего в страстях тщеславия и гордыни. Ответ этот таков: смысл и цель человеческой жизни заключается в том, чтобы вернуть себе первозданное райское состояние чистоты и святости, когда сердце человека было недоступно злу и греху, – то состояние, в котором пребывали Адам и Ева после сотворения в Эдеме. И, главное, вернуть себе безценное сокровище утерянного Богообщения. Один из величайших православных святых – блаженный Августин сказал когда-то: «Для Себя создал нас Господь, и не успокоится сердце человеческое, доколе не обретет Его».

Взгляните, человечество постоянно мечется: воюет и пересматривает границы, разрушает и вновь созидает, стремится – само не зная куда. Эта неуемная жажда лихорадочной деятельности, жажда новшеств проистекает оттого, что опустела святыня сердца. Душа человека создана как драгоценный сосуд для принятия даров Святого Духа. После грехопадения она их лишилась и теперь смертельно больна. Так вот, Церковь есть больница для души. И общество будет устроено здраво тогда, когда оно сделает все возможное, чтобы больница эта могла с наибольшей эффективностью, спокойно и мирно врачевать человеческие души.

Русская история знает, как для этого должна быть устроена государственная, общественная и хозяйственная жизнь страны и народа. Так, например, в России невозможно построение здравой экономики на мировоззренческом основании «общества потребления». Это безсмысленно. Священное Писание учит: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и все остальное приложится вам (Мф. 6, 33). Нельзя строить хозяйственную жизнь России, исходя из капиталистического принципа неограниченного воспроизводства товаров и услуг. Это абсурд. Господь сказал: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (Мк. 8, 36). Иная, чем сейчас, должна быть мировоззренческая основа у нашей жизни.

Все внешние блага, которые в этом мире даны человеку Богом, освящены и доступны к употреблению, в них нет ничего предосудительного, беззаконного. Но мы должны ими пользоваться не для того, чтобы растлевать себя и окружающих, а для того, чтобы, опираясь на благодатные свойства этого мира, которые Господь щедро в нем разлил, помочь своей душе восстановить себя в первоначальном состоянии божественной чистоты.

Когда говорят, что консерватизм Церкви может отбросить общество на двести-триста лет назад, это глупость. На десять лет нельзя вернуться, не то что на триста. А вот восстановить в обществе ту древнюю духовную традицию, которой тысячу лет жила Россия, обязательно нужно. Религия предполагает связь человека с Богом. И так же, как имеет свой долг перед Богом отдельная человеческая личность, так имеет определенный долг перед Ним и соборная личность русского народа.

Богу, в неисповедимой премудрости Его, было угодно вверять истины веры для хранения и сбережения различным народам. Сперва они были вверены народу израильскому, но он не удержал этих истин, оказался не соответствующим своему высокому призванию и после страшного преступления богоубийства был отвержен, отстранен от святого служения. Затем это служение перешло к другому народу, «народу Божию» – христианам, первоначально сосредоточенным в державном государственном теле Римской империи. Но когда в XII веке Рим ввел недопустимые догматические новшества и отпал от вселенской полноты Православия, служение это у него было также отнято и передано Византии (Второму Риму). Она несла его на протяжении нескольких столетий, но в XV веке в результате мощнейшего военно-политического давления оказалась неспособной удержать должную чистоту и пошла на Унию с католиками, то есть допустила искажение Божественного вероучения.

Тогда преемство хранителя Истины перешло к Русскому Православному государству, к русскому народу-богоносцу, понимаемому как соборная духовная общность. Мы должны постоянно сознавать всю ответственность нашего служения и, следуя ему во всем, построить жизнь в соответствии со своим религиозным долгом. Только тогда мы сумеем воссоздать ту Россию, которая нужна Богу, которая станет неким драгоценным ковчегом, хранящим в неприкосновенности и чистоте идеалы милосердия и любви, праведности и верности, щедрости и безгневия.

Митрополит иоанн снычев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *