Опасность греха

Мы буквально в каждом разговоре кого-то осуждаем, подчас считая это своей непогрешимостью, образованностью. Этим мы просто губим свои души, блокируя дальнейший рост своей духовной жизни, уводим свои души от Христа, а это опасно для нас самих. Осуждение человека — это грех большой и опасный для нас, с которым надо бороться. Оно страшно тем, что мы по собственной свободной воле присоединяемся к злу и делаемся соучастниками.

Осуждая, начинаем судить людей, а это вправе делать только верховный судья. Порицая неправильные, на первый взгляд, действия других, мы как бы претендуем на права Бога. А ведь только он вправе наказать или помиловать человека.

Обычным людям видны лишь сегодняшнее прегрешение осуждаемого, они не знают обстоятельств, которые привели человека к такому поступку. И лишь Богу известны все нюансы его жизни. Только ему известны мысли и желания, все плохие и благочестивые дела и их количество.

И если судят людей, то недовольны решением Всевышнего? Поэтому грех осуждения, прежде всего, страшен для самого осуждающего, для его души.

Причины порока

Одна из причин порока — это гордыня. Гордый не способен непредвзято оценить свои недостатки. Однако замечает, что остальные, по его меркам, все делают не так, даже едят и спят, что уж говорить о серьезных прегрешениях. Собственная гордость застилает глаза, и человек уже не видит, что сам более грешен перед Богом, чем им осуждаемые. Обвиняя человека, мы как бы поднимаем себя в собственных глазах и в глазах других, принижая обвиняемого и возвышая себя над ним.

А также в жизни людей много и злобы, а это особо опасно, так как рядом со злом всегда дьявол. Он первый, кто оклеветал Бога, осудил его, а затем начал искушать и людей. Осуждение — это демоническое состояние, которое начинается от нехватки любви. Мы не должны обвинять и даже слушать обвиняющих, так как это тоже уже грех. Право осуждать и судить принадлежит только Богу. Только он властен миловать или наказывать.

Осуждение — это мощное дьявольское оружие, которое блокирует нашу духовную жизнь, лишая возможности искренне молиться Богу, ввергая его в греховные страсти.

Также причинами греховного порицания являются такие людские пороки, как злопамятность, подозрительность, мстительность, насмешки, злорадство, самодовольство, злословие.

Бог допускает искушение тому, в ком есть грех осуждения. Когда человек возгордился или обвиняет ближнего своего, в душу его закрадывается искушение, пройдя через которое человек должен усвоить урок, прочувствовать истинные ценности и смирение.

Почему нельзя осуждать человека?

Хорошие людские дела и поступки, как правило, не оговариваются, да и забываются они быстро. А вот все плохое и помнится очень долго и осуждается, пока помнится. Мы часто просто не осознаем, почему недопустимо клеймить презрением, когда сталкиваешься с насилием, ужасающей жестокостью и так далее.

Христос дал нам пример доброго отношения к людям, к чему все мы должны стремиться. Он не осудил развратницу, не осудил людей, отказавших ему в пище и крове, не осудил Иуду и разбойника, он отнесся к ним с жалостью, с любовью. Только первосвященников, книжников и фарисеев Иисус назвал «змиями», «порождениями ехидниными». Это в их руках находилась высшая власть, и это они присвоили себе право судить, выносить приговоры и приводить их в действие…

Всякое осуждение является большим прегрешением в христианстве. Во всех людей Бог заложил тягу ко всему хорошему, к добру. А когда осуждаем чьи-то поступки, то ставим планку, ниже которой не должны скатываться сами. Поэтому осуждение вправе действовать на самого человека. Именно так работает чудесное правило духовной жизни: «Каким судом судите, таким будете судимы». Нам всем надо научиться отделять грешника от неблагочестивых поступков его. Мы должны любить самих согрешивших людей и презирать грех. Ведь в любом человеке есть частичка Божья.

Отношение к священнослужителям

Какой это грех — осуждение священника? Мы любим ходить в те церкви, где нам нравятся священники, которые кажутся нам почти святыми. Но бывает, что служители церкви явно имеют те же пороки, что и мы, и тогда их проповеди воспринимаются нами с недоумением. Если сам не можешь справиться с грехом, как нас можешь призывать избавиться от того же?

Иисус Христос представлял, кто будет служить в создаваемых им церквях. Среди людей нет совершенно святых, и поэтому священниками будут просто люди, каждый со своим пороком. Но в любом случае они совершают разрешенные Богом действия, и это не так уж сильно зависит от их личных качеств, и нет разницы, какой священник крестил. Сила крещения будет одинакова. Нет разницы, какой священник о тебе будет молиться, вся благодать от Бога. И церковь, и само православие не зависят от священнослужителей.

Особо тяжкий грех — грех осуждение священника. Церковнослужители олицетворяют церковь, соответственно, отношение к ним переносится на религию. Осуждение священника приравнено к осуждению слуги и помощника Бога, чьими руками он творит таинства. Обвиняя, человек выражает негативное отношение к церкви и к Господу. Осуждение представителей церкви говорит о недоверии к ней. Такое поведение лишает человека благодати, ведь не ради священника ходят в церковь, а ради благословения, которое возложено на каждом служителе.

У нас нет прав на осуждение кого-либо, а тем более священника. Перед самим Богом он будет отчитываться. И наказание ему будет гораздо серьезнее по сравнению с простыми людьми. За каждое прегрешение на Страшном суде священнослужителям будет сложно оправдаться.

Равно с духовенством, осуждение властей — грех тяжкий. Все люди должны подчиняться высшим властям, так как право на власть человек получает только с Божьего позволения.

Грех осуждения и плата за него

Постепенно влияя на подсознание людей, осуждение разъедает их души, препятствуя нашей духовной жизни, что влечет за собой и телесные страдания. Поэтому начинаются болезни, которые медицина не может излечить. Болезнь как бы останавливает дальнейшее подсознательную программу разрушения. От осуждения страдает не только общество, но в большей степени и Вселенная, так как каждый человек, каким бы он ни был, — это частица Бога, Вселенной, и мы не знаем, для чего он здесь, какие жизненные задачи выполняет. Отсюда и недуги страшные, связанные со смертью и разрушающие наши принципы.

Одни получают сами онкологические заболевания, алкоголизм и так далее. Другие за свое осуждение имеют другие наказания. Так, в семьях, порицающих плотские грехи, могут появиться дети-развратники, употребляющие наркотики. А в хорошей и благополучной семье, но ненавидящей алкоголиков, вдруг появляется пьющий сын.

От постоянных осуждений появляется ненависть, а это уже как мучительная душевная болезнь, которая влечет за собой большие страдания. Она может уничтожить человека как личность, лишить работы, разрушить семьи и заставить враждовать страны. К примеру, когда в семье постоянно кого-то осуждают (жену, мужа, детей), то появляется ненависть, начинаются скандалы, и такая семья перестает существовать.

Естественно, не Бог наказывает людей за их грехи, а они создают эти болезни и невыносимые для себя житейские ситуации своим осуждением, неправедными действиями, злобными разговорами, чем нарушают правила мироздания. Часто надо только поменять свои взгляды на окружающее, и заболевание уже ни к чему, отпадает его необходимость.

Как бороться с грехом осуждения православному

Самый легкий путь к спасению — никого не осуждать. Он-то для нас самый тяжелым получается. Этот грех, словно хроническая болезнь, внедрился в жизнь.

Духовные люди считают, что можно победить этот грех. Они советуют чаще обращаться к Богу с просьбой о помощи, потому что нам может не хватить своих сил в борьбе с грехом осуждения, ведь это борьба с самим собой. Люди практически поголовно «больны» осуждением. Надо сильно захотеть и приложить максимум усилий на борьбу с ним. Надо постоянно думать о своих прегрешениях, анализировать поступки, подходить к своим слабостям очень сурово. Надо от всего сердца молиться чаще за осужденного нами и за свою душу.

Проверенный способ и помогающий справиться со своими слабостями — это замена их на хорошие мысли и дела. Надо заставить себя поначалу, а потом будет легче, а затем будет естественным любить всех людей, относиться к их и своим грехам одинаково, со снисхождением и состраданием. Надо понять, насколько греховен сам, и тогда уйдет потребность думать о чьих-то грехах.

Надо жалеть всех людей, и тогда не будет места и времени для порицания. Ведь, осуждая, мы сами впадаем в грех и теряем милость Бога, а полное покаяние, не только на словах, но и в делах, может поднять нас на новый духовный уровень.

Что делать, если осуждают нас

Нас могут осудить, обвинить в чем-то, иногда случайно, так сказать, под горячую руку попал, а иногда специально очернить, что особенно обидно и оскорбительно. Порой от возмущения человек готов броситься на своего обидчика с кулаками, плакать и проклинать его. Так что же делать? Ответить осуждением?

Осуждению подвергались и святые отцы, которые принимали это со смирением. Нельзя на зло отвечать злом. Осуждающие сами себя осуждают, уводя свою душу от Христа. Святые отцы рекомендуют принимать порицание спокойно, как еще одно испытание в борьбе с грехами, и тогда осудившему вас будет совестно. Ведь мы все дети Божьи, а Бог и есть любовь.

Иисус Христос сам пострадал от порицания. Он не занимался разбирательствами, не осуждал, и не оправдывался. Надо обойтись без возмущений и молиться за порицающих нас.

Мы должны помнить одну истину, что если нас никто не осуждает, но мы сами постоянно грешим, и жизнь наша греховна, то не стоит надеяться на милость Божью. И наоборот, если мы живем в благочестии, нам не навредят никакие осуждения, и мы будем достойны Царствия небесного. Поэтому не надо смотреть на обвиняющих нас, а думать о праведности нашей жизни и прилагать к этому усилия.

Как возникает грех осуждения?

В православии осуждение – грех потому, что в этом действии отсутствует любовь. У преподобного Дорофея есть сравнение: как гнойную рану на теле мы стремимся исцелить, так и недостойно поступающего человека нужно спасти. Но не критикуя и порицая его, а через доброе слово.

Почему осуждение – грех? Господь запрещал нам судить других. Судить – значит бесстыдно похищать сан Божий. Эти слова свидетельствуют, что судить, кто прав, а кто виноват, может только сам Господь.

Критика и презрение ближнего отдаляют нас друг от друга. Представьте, что пострадавшего в аварии человека врачи начинают не возвращать к жизни, а осуждать его и говорить, что он сам виноват. Примерно так же поступают люди, осуждающие близких, родных, друзей или просто прохожих.

Человек, вставший на путь истинной веры, остро чувствует свое несовершенство. Можно выбрать долгую и трудную духовную работу над собой, а можно возвыситься, указывая на недостатки других. Осуждение – один из признаков гордости.

И тут возникает ситуация, когда “В чужом глазу соринку замечаем”. Маленькая радость от унижения другого превращается в грех. В итоге к своим слабостям человек относится снисходительно. Чтобы избавиться от осуждения, нужно увидеть собственные грехи.

Осуждение – это ещё и показатель невежества. Мы не можем знать всех обстоятельств, при которых человек вынужден был согрешить. Невежество часто идёт под руку с лицемерием: себе мы давно простили, а другому – нет.

Осуждение человека – это грех, приносящий много зла. Сплетни, клевета, злословие причиняют боль, уничтожают доброе имя, разрушают уклад жизни.

Бывает, люди, считающие себя вправе порицать, начинают подшучивать над оступившимся и насмехаться. Им кажется, что это весело и необидно. На самом деле, это тот же грех осуждения, поданный в другой форме.

Человек, занимающийся поиском греховности в других людях, не найдет времени для изучения собственной души. Желание посплетничать о другом дает рост гордыне.

Как бороться с грехом осуждения православному?

Грех, подобно болезни, овладевает человеком. Избежать его можно, внимая чувствам, возникающим в душе, вовремя выявлять порицание другого. Проявляя внимание к себе и другому, мы становимся устойчивыми к легкомысленному суждению.

Способ, как избавиться от греха осуждения, есть у Анатолия Оптинского. Он говорил: пожалей – и не осудишь. Генри Бичер, проповедник, боровшийся против рабства, говорил, что сострадание исцелит больше грехов, чем осуждение.

Иногда, рассмотрев причины низкого поступка, можно обнаружить, насколько человек несчастен. Причинами могут быть и плохое воспитание, и духовная ограниченность, и невежество. Подумайте, какое наказание понесет он за свой грех. А может, он и сам горько сожалеет о совершенном. Если он раскаялся – нам ли его судить? Нет, не нам только Господь может судить.

Совет. Чтобы не осуждать людей, научитесь их оправдывать и жалеть!

Судящий лишается Божьей милости, бывает так, что сам совершает грех, в котором уличал другого. Терпение и молчание – вот золотые качества православного человека.

Прощать согрешившего, молиться о его душе – вот, что нужно каждому, чтобы избежать греха. Если человек осознает, насколько греховен сам, у него пропадает желание обвинять других.

Можно ли сказать что-либо о человеке плохое и не впасть в грех осуждения? Василий Великий определил следующие три правила: можно указать на грех из искреннего желания помочь, можно сказать о недостатке другого тому, кто может это исправить. И можно предупредить, если плохое в человеке может причинить вред другим. Это может быть в случае при приеме на работу, заключении брака.

Нужно помнить, что Бог не оставляет без внимания людей, всегда находится рядом с нами, слышит и видит нас, любит и ждёт нас, чтобы мы начали жить по его нормам, которые он заповедовал нам. От страшного Суда не укрыться нигде. А вот случайно оступиться может каждый из нас. И в этот момент каждому хочется милости прощения. Будьте милосердными и человеколюбивыми!

Не осуждайте, и не будете осуждены, или как бороться с осуждением.

Грех осуждения по справедливости считается одним из самых душегубительных и опасных для христианина. О недопустимости его писали все святые отцы Церкви, ее подвижники и учителя с самого начала христианской истории, поскольку Евангелие ясно и многократно предупреждает нас об этом. Само осуждение начинается с празднословия: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда. Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36-37). В самом деле, вовремя и по делу сказанное слово, приправленное милостью и любовью, может творить чудеса, вдохновить человека, утешить его в скорби, придать ему силы, возродить его к новой жизни. Но слово может быть и разрушительным, калечащим, убивающим…

«В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города» (Н. Гумилев).

Один из типичных примеров осуждения дан Христом в Нагорной проповеди: «Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Мф. 5, 22).

Интересно отметить, что в древних списках Евангелий вовсе не находится слово «напрасно»: оно появляется позже, ближе к средним векам. Возможно, для уточнения и некоторого разъяснения, что гнев может быть и оправдан, как, например, можно прочесть у апостола Павла: «Гневаясь, не согрешайте; солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4, 26). Однако, по слабости и страстности своей каждый ведь может и оправдать себя в том, что уж его-то гнев в данный момент не напрасен… Но стоит ли? Ведь именно в таком состоянии чаще всего выходит и празднословие, и осуждение ближнего, пусть даже он был неправ и согрешил перед нами.

В действительности Евангелие ставит перед нами планку на головокружительной высоте: не гневаться вовсе, не празднословить и, следовательно, не осуждать, и даже просто… не судить. «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк. 6, 37; Мф. 7, 1). Но как же это возможно вообще – не судить? Быть может, это доступно бывало только великим святым, сердца которых исполнялись бесконечной любовью ко всякому грешнику, и вместе с тем им самим дано было видеть прежде всего свое собственное несовершенство и падшее состояние перед Богом, на фоне которого грехи других людей казались им сущими пустяками? «Однажды в скиту было собрание по случаю падения одного брата. Отцы говорили, авва Пиор молчал. Потом он встал и вышел, взял суму, наполнил ее песком и стал носить на своих плечах. Насыпал также немного песка в корзинку и стал носить ее перед собой. Отцы спросили его: «Что бы это значило?» Он сказал: «Эта сума, в которой много песка, означает мои грехи. Много их, но я оставил их позади себя, чтобы не болезновать и не плакать о них. А вот это — немногие грехи брата моего, они спереди у меня, я рассуждаю о них и осуждаю брата» (Отечник, 640). Но это – состояние совершенства, это добродетель божественного смирения, превышающая природные человеческие способности!

И однако, к этому совершенству зовет нас всех Христос (Мф. 6, 48). Не стоит внушать себе, что это заведомо не достижимо для нас, слабых, нерадивых и грешных, живущих в мирской суете и кое-как несущих по жизни собственный крест. Ответ на это также дан в Евангелии: «Верный в малом и во многом верен; а неверный в малом неверен и во многом» (Лк. 16, 10). То есть, если сохраним верность, начиная с малого, Господь Сам нам даст большее (см. притчу о талантах у Мф. 25, 21). А это малое выражено в «золотом правиле» Писания: «Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7, 12). И поскольку никто из нас не может жить без оценок, – иначе как христианину «уклоняться от зла и творить благо» (Пс. 33, 15) или «все испытывать, хорошего держаться» (1 Фес. 5, 21), – но оценки наши в отношении поведения окружающих могут быть весьма приблизительными, неточными или вовсе неверными, то здесь и нужно исходить из этого «золотого правила» в отношении к ближним. То есть нет простого запрета – «не судите», – а есть важное дополнение к этому: «Ибо каким судом судите, таким и будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7, 2). Апостол Иаков по этому поводу замечает: «Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Иак. 2, 13). И Сам же Христос призывает осуждавших Его и враждовавших с Ним иудеев: «Не судите по наружности, но судите судом праведным» (Ин. 7, 24). Вот, только такой суд и имеет ценность – отвергающий грех, но милующий и прощающий грешника. Суд любви и милости – ибо только такой суд и может быть по-настоящему правосудным, – беспристрастным и не поверхностным, не по наружности. В противном случае всякий суд ведет к осуждению, поскольку осуждение – это как раз суд без милости и без любви; он всегда страстен, и к нему непременно примешивается личная неприязнь.

По замечанию аввы Дорофея, «Иное же дело злословить или порицать, иное осуждать и иное уничижать. Порицать – значит сказать о ком-нибудь: такой-то солгал, или разгневался, или впал в блуд, или (сделал) что-либо подобное. Вот такой злословил (брата), т. е. сказал пристрастно о его согрешении. А осуждать – значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник. Вот сей осудил самое расположение души его, произнес приговор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого; а это тяжкий грех. Ибо иное сказать: “он разгневался”, и иное сказать: “он гневлив”, и, как я сказал, произнести (таким образом) приговор о всей его жизни». Можно добавить, что даже и в этом случае одни и те же слова «он гневлив» можно произнести по-разному… «Он гневлив!!» – произносимое с внутренней неприязнью, это будет в точности осуждением по преп. Дорофею, но в то же время: «он гневлив… Боже, помоги ему» – если говорится с сожалением и сочувствием, без малейшего возмущения, то это, конечно, осуждением не является, поскольку сказанное может относиться к хорошо известному человеку с замечаемой многими его слабостью.

Впрочем, и здесь иногда может быть ловушка. Преп. Иоанн Лествичник пишет: «Услышав, что некоторые злословят ближних, я запретил им; делатели же сего зла в извинение отвечали, что они делают это из любви и попечения о злословимом. Но я сказал им: «Оставьте такую любовь, чтобы не оказалось ложным сказанное: «Тайно клевещущего на ближнего своего – сего я изгонял…» (Пс. 100, 5). Если ты истинно любишь ближнего, как говоришь, то не осмеивай его, а молись о нем втайне; ибо сей образ любви приятен Богу. Станешь остерегаться осуждать согрешающих, если всегда будешь помнить, что Иуда был в соборе учеников Христовых, а разбойник в числе убийц; но в одно мгновение произошла с ними чудная перемена» (Лествица 10, 4).

От осуждения следует отличать обличение. По внешней форме они могут быть весьма сходны, по внутренним мотивам, содержанию и результативности – совершенно различными, едва ли не противоположными. «Если согрешит брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним…» (Мф. 18, 15). И обличающий, и осуждающий исходят из видения недостатков в ближнем. Но тот, кто осуждает, в лучшем случае констатирует сам голый факт недостатка человека, делая это с неприязнью к нему. Обличающий же делает это исключительно из духовных побуждений, не ища при этом своей собственной воли, а желая ближнему только добра и блага от Господа.

Пророки Ветхого Завета обличали царей израильских или весь народ за попрание заповедей Божиих, за идолопоклонство, жестокосердие и т.д. Пророк Нафан обличил царя Давида за прелюбодеяние с Вирсавией, чем вызвал раскаяние Давида. Обличение может служить для исправления человека, оно способствует исцелению и возрождению грешника, хотя и не всегда, поскольку многое зависит и от самого состояния его души и направления его воли. «Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя» (Притчи 9, 8). Но осуждение никогда ничего подобного не вызывает – оно только лишь ожесточает, озлобляет или ввергает в уныние. Поэтому духовно слабому человеку, самому пребывающему в страстях, никак не подобает браться за обличение – он непременно сорвется на осуждение, повредив и себе, и тому, кого он взялся вразумлять. Тем более, что важно знать меру и чувство времени, когда что сказать ближнему своему о недостатках или же смолчать и потерпеть. А эта мера может быть открыта только Самим Богом, волю Которого ищет и чувствует чистое сердце.

Стоит отметить, что культура, в которой мы росли и воспитывались, чаще, увы, благоприятствует развитию страсти осуждения, чем препятствует ей. И церковно-приходская среда или некоторые православные издания, увы, могут вовсе не составлять здесь исключения.

Например, часто встречается мнение, что только в Православной Церкви спасение, а те, кто не принадлежат к ней, соответственно, не спасутся. А не спасутся – значит, погибнут и осудятся. Мы – право-славные, только мы правильно поклоняемся Богу, а другие делают это неправильно, у нас – полнота истины, а у других она ущербна или вообще искажена настолько, что их иначе как прельщенными бесами и не назовешь!

Но если человек заранее отказывает кому-то в спасении, или целым группам людей, то это и есть еще один классический пример осуждения как предвосхищения совершенного суда Божьего и подмены его своим собственным несовершенным и пристрастным судом! Да, догматически у нас самое возвышенное и точное учение, но почему бы не задуматься – а живем ли мы в соответствии с ним? А иной иноверец по жизни может оказаться выше нас, да к тому же Евангелие свидетельствует, что кому больше дано, с того больше и спросится! – см. Лк. 12, 47-49. И спрашивается уже давно: катастрофа 1917 года, 70 лет воинствующего и агрессивного атеизма, затем общее падение нравов, общий рост преступности, наркомании, самоубийств, пренебрежение к человеческой личности, бытовое хамство, коррупция… – при всем том, что от 50 до 70 процентов россиян теперь называют себя православными! А в неправославных странах Европы и Америки – стабильность, социальная справедливость, обеспеченность и защищенность, правопорядок и законность, и многие наши соотечественники в последние годы прочно обосновались там. «По плодам их узнаете их» (Мф. 7, 20). Не оттого ли, что у многих сейчас столько «православной» гордости, Господь по-прежнему смиряет нас? Воистину, лучшее противоядие против осуждения других – самоосуждение и самоукорение! «Главная причина всякого смущения, если мы основательно исследуем, есть то, что мы не укоряем самих себя. От того проистекает всякое подобное расстройство, от того мы никогда не находим покоя. И нечего удивляться, когда слышим от всех святых, что нет другого пути, кроме сего. Мы видим, что никто, минуя путь сей, не обрел покоя, а мы надеемся получить спокойствие, или полагаем, что идем правым путем, никогда не желая укорять самих себя. Поистине, если человек совершит и тьмы добродетелей, но не будет держаться сего пути, то он никогда не перестанет оскорбляться и оскорблять других, теряя чрез то все труды свои» (авва Дорофей). Как хорошо было бы помнить всякий час, а не только Великим постом, слова молитвы преп. Ефрема Сирина: «Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего».

Разумеется, нет окончательных и конкретных рецептов для того, чтобы твердо и окончательно застраховать себя от осуждения. Живая жизнь не укладывается в какие-то четкие рекомендации, и для любого конкретного человека или для определенного типа характера может быть разный подход. Например, людям гневливым, эмоциональным и склонным к категоричным оценкам следует помнить об относительности и приблизительности, а значит, и вероятной ошибочности их суждений о ближних. А для тех, кто сам боится проявить свою жизненную позицию и выразить свое мнение (как правило, людей робких и мнительных, боящихся в том числе кого-то осудить, склонных к унынию от самих себя), наоборот, требуется большая внутренняя свобода и раскрепощенность. Пока мы живем на этом свете, всегда есть возможность срывов и падений, но на ошибках мы учимся; главное не упорствовать в грехах, из которых наиболее универсальный – грех гордыни, чаще всего и проявляющийся в превозношении над ближними и осуждении их. Стоит, однако, помнить о следующих моментах.

1) В чем осуждаем или подозреваем других, чаще всего это имеем сами. И этим искривленным видением судим ближних своих, из своего определенного внутреннего опыта. Ибо как могли бы мы иначе иметь понятие о предполагаемых пороках? «Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены ум их и совесть» (Тит. 1, 15).

2) Часто в таком осуждении кроется желание возвыситься над судимым и показать себе, что уж я-то точно к этому непричастен, но в реальности с этим легко соседствует лицемерие и лицеприятие – см. п. 1. Если судим ближнего, то должны были бы так же подходить и к самим себе, однако чаще получается, что себя готовы извинять и оправдывать, себе желать прощения и снисхождения больше, чем другим. В этом есть уже несправедливость нашего суда, а осуждение – заведомо несправедливый суд.

3) Если хотим поделиться мыслями друг с другом об известном лице, его возможных достоинствах или недостатках, то лучше спросить себя: для чего и с какой целью… Если поделиться опасениями и болью о согрешающем, предупредить людей о возможных нежелательных последствиях, связанных с многократными и повторявшимися уже контактами разных людей с этим лицом, одолеваемым известным пороком, – это вполне естественный шаг, и даже нужный, чтобы предотвратить умножение все новых соблазнов. Если же просто в очередной раз пообсуждать и отвести душу, изливая свою неприязнь, – тут и в самом деле до празднословия и осуждения недалеко. Важно намерение и внутреннее состояние рассказчика. Если внутри души мир, то от суждения он вполне застрахован.

4) Срыв на осуждение происходит от недостатка любви и прощения обидчиков. Пока мы живем, у нас всегда могут быть враги или недоброжелатели. Любить врагов своими природными силами невозможно. Но молиться за них, по слову Евангелия, и не желать им зла и отмщения – уже вполне может быть нам по силам с самого начала, и в этом малом надо стараться утвердиться. Видя малое, Господь даст со временем большее, то есть вдохновенную любовь свыше. Любовь же долготерпит, милосердствует, не превозносится, не мыслит зла (1 Кор. 13, 4-5), и тогда, как говорил блаж. Августин, «люби и делай, что хочешь». Вряд ли любящая мать станет осуждать своего нерадивого ребенка, хотя меры к его воспитанию будет принимать, вплоть до возможного наказания, если потребуется.

5) Часто нам может казаться, что люди, выражающие резкие оценки об известных нам лицах, осуждают их. На самом же деле мы не можем с достоверностью утверждать, что другие вокруг нас осуждают, если сами о себе не всегда уверены, осуждаем ли мы. Только я сам в лучшем случае и могу сказать о себе, исходя из своего внутреннего состояния, осудил ли я или нет; есть ли во мне неприязнь, зложелательство и жажда отмщения при отрицательной оценке.

6) Мы можем сами умножать вокруг себя осуждение, провоцируя на него немощных. Надо помнить, что с православных христиан волей-неволей спрашивается больше, чем с остальных, и не только Богом спросится в будущем, но и окружающими уже здесь и сейчас. С лиц, облеченных духовным саном, спрос еще строже и требования выше. Если достоверно известно о грехе ближнего, грех надо решительно отвергнуть, грешника же пожалеть и помолиться о его вразумлении, помня, что сегодня пал он, а завтра это мог бы быть каждый из нас. Отрицательный пример тоже учит, назидает: «Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и следуй за ним» (Пс. 33, 15). «Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей» (1 Петр. 2, 15).

Молитва от осуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *