Научение молитве.

О молитве и крестном знамении.

Молитвою называется обращение человека к Богу. В молитвах мы просим Бога о своих нуждах, благодарим Его за полученные милости и прославляем Его. Кроме Бога, мы обращаемся с молитвами к Божией Матери, святым ангелам и угодникам Божиим.

Во время молитвы мы осеняем себя крестным знамением. Для этого складываем вместе большой, указательный и средний пальцы правой руки, два остальные, пригибая к ладони, и сложенные таким образом три пальца полагаем на чело, на грудь, на правое плечо и на левое. Крестным знамением мы показываем, что веруем в распятого за нас на кресте Господа Иисуса Христа. Три пальца, сложенные вместе, означают, что мы веруем в Пресвятую Троицу – Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, а два пальца, пригнутые к ладони, — что Господь Иисус Христос вместе и Бог, и человек. При осенении себя крестным знамением, мы возлагаем пальцы на чело, чтобы освятить наш ум, на грудь, чтобы освятить сердце, на правое плечо и на левое, чтобы освятить наши телесные силы.

Когда священник благословляет верующих, то он складывает пальцы так, что они изображают буквы: Iс. Хс. что означает: Иисус Христос.

Кроме крестного знамения, мы во время молитвы преклоняем голову, становимся на колена, делаем поклоны поясные и земные. Всеми этими действиями мы выражаем свое смирение пред Богом.

Так ли вы складываете пальцы для крестного знамения, как показано на рисунке? Как нужно складывать руки, когда принимаете благословение священника?

Краткие молитвы.

Господи, благослови.
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.
Господи, помилуй.
Боже, милостив буди мне
Буди имя Господне благословенно от ныне и до века.

Молитвы Пресвятой Троице.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.
Во имя значит: в честь, в славу; аминь — истинно так.

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
Ныне — теперь; присно — всегда; во веки веков — вечно.

Серафимская песнь. Свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея.
Господь Саваоф-Господь небесных воинств.

Эту молитву удостоился слышать от серафимов, то есть, высших ангелов, святый пророк Исаия.

Трисвятое.Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас.

Эта молитва называется Трисвятым, потому что слово святый повторяется в ней три раза. В ней мы обращаемся ко всем трем Лицам Пресвятой Троицы и просим помиловать нас, то есть, умилосердиться, не наказывать нас за грехи.

Пресвятая Троице, помилуй нас: Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Очистить грехи наши значит — очистить нас от грехов. Беззакония — то же, что грехи.

Немощи — это наши слабости, которые препятствуют нам жить свято. Слова: имене Твоего ради значат: для славы Твоего имени.

Владыко Боже, Отче Вседержителю, Господи, Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе, едино Божество, едина сила, помилуй мя грешного (ую), и имиже веси судьбами, спаси мя недостойного (ую) раба (у) Твоего (у) яко благословен еси во веки веков. Аминь.

Вседержителем мы называем Бога потому, что Он все содержит в Своей власти и всем управляет.

Сын Божий называется Единородным, потому что Он один рожден от Бога Отца.

Имиже веси судьбами значит: какими знаешь способами.

Какие из приведенных молитв можно назвать просительными? Какие благодарственными? Какие хвалебными? Из чего видно, что в молитвах: Святый Боже… и Свят ,Свят, Свят… мы обращаемся к Пресвятой Троице?

Молитва Господня.

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое; да приидет царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.
Яко Твое есть царство и сила, и слава во веки веков. Аминь.

Отец наш Небесный! да святится имя Твое; да приидет царство Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день и прости нам наши долги, как и мы прощаем нашим должникам, и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть царство и сила, и слава во веки. Аминь.

Иже еси на небесех — Который находится на небесах, небесный; яко- как, ибо, потому что; насущный- необходимый для существования; даждь — дай; днесь — сегодня.

Эта молитва называется Господней, потому что ее дал Сам Господь Иисус Христос.

Отче наш, Иже еси на небесех. Мы называем Бога нашим Отцом, потому что Он любит нас и заботится о нас, как самый добрый отец о своих детях.

Да святится имя Твое. Этими словами мы просим, чтобы Господь помог нам святить, или прославлять Его имя в молитве и нашею доброю жизнию.

Да приидет царствие Твое. Царство Божие там, где любовь, правда и мир. О наступлении такого царства в нашей душе и во всем мире мы и просим Господа.

Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли. Мы просим, чтобы Господь помог нам исполнять Его волю так же, как ее исполняют на небе святые ангелы, и чтобы все, что с нами в жизни случается, происходило не так, как мы желали бы, а как угодно Богу.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. В этих словах мы просим, чтобы Господь дал нам на нынешний день то, что необходимо для нашего существования, — пищу, одежду, жилище.

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.Долгами нашими здесь называются наши грехи, а нашими должниками -те люди, которые в чем-нибудь виновны пред нами. Если мы не прощаем своим должникам, то и сами не получим от Господа прощения наших грехов.

И не введи нас во искушение. Искушениями называются такие обстоятельства, при которых нам предстоит опасность впасть в грех. Мы просим, чтобы Господь удалил от нас искушения; если же Ему угодно допустить нас до искушения, то чтобы Он дал нам силы победить его и устоять в добре.

Но избави нас от лукаваго. Мы просим Господа избавить нас от всякого зла и в особенности от диавола, который старается ввести нас в грех и погубить.

Яко Твое есть царство… Этими словами мы прославляем Господа Бога.

К которому Лицу Пресвятой Троицы обращаемся мы в молитве Отче наш? От какого порока предостерегает нас Господь, когда научает просить в молитве только самого необходимого?

Молитвы Господу Иисусу Христу.

Молитва благоразумного разбойника. Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем.

Такими словами молился Господу Иисусу Христу один из двух распятых с Ним разбойников. Господь ответил ему: истинно говорю тебе: ныне же будешь со Мною в раю.

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного (ую).

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере и всех святых, помилуй нас. Аминь.

В этой молитве мы просим, чтобы Господь помиловал нас по молитвам и заступлению Пречистой Его Матери и всех святых.

Огради мя, Господи, силою честного и животворящего Твоего креста и сохрани мя от всякого зла. Аминь.

Животворящий крест Господень имеет великую силу: он ограждает нас от всего дурного и от нечистых духов.

Которое Лицо Пресвятой Троицы мы называем Господом Иисусом Христом? Когда Сын Божий стал называться Иисусом Христом?

Молитва Святому Духу.

Царю небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Царь небесный, Утешитель, Дух истины, вездесущий и все наполняющий, источник всяких благ и Податель жизни, приди и вселись в нас, и очисти нас от всякого греха, и спаси, Благий, наши души.

Иже везде сый — вездесущий, везде находящийся; сокровище — сокровищница, источник; в ны — в нас; скверна-нечистота, грех.

В этой молитве мы называем Духа Святого:

Царем, потому что Он царствует над всем, что на небе и на земле.

Утешителем, потому что Он подает утешение всем, кто обращается к Нему с молитвою в скорбях и несчастиях.

Духом истины, потому что Он наставляет нас на всякую истину и научает всему доброму.

Вездесущим и все наполняющим, потому что Дух Святый везде находится и все восполняет Своею милостью.

Сокровищницею, или источником всяких благ, потому что от Него исходит всякое благо.

Подателем жизни, потому что Дух Святый дает жизнь всем тварям, особенно же духовную жизнь людям, которых оживляет Своею спасительною благодатию. Мы просим Духа Святаго, чтобы Он пришел и вселился в нас, очистил нас от всякого греха и даровал спасение нашим душам.

Из каких слов видно, что в этой молитве мы обращаемся к Духу Святому? Кто называется духом лжи?

Молитвы Пресвятой Богородице.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Ангельское приветствие. Богородице Дево, радуйся, благодатная Марие, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.

Благодатная — исполненная благодати милости Божией; благословенна — возвеличена; в женах — между женами; яко — потому что; Спас — Спаситель.

Эта молитва называется ангельским приветствием Богородице, потому что словами: радуйся, благодатная, Господь с Тобою приветствовал Деву Марию архангел Гавриил, когда явился возвестить Ей о рождении от Нея Спасителя.

Богородицею мы называем Пресвятую Деву Марию потому, что родившийся от Нея Иисус Христос не только человек, но в то же время и Истинный Бог.

Милосердия двери отверзи нам, благословенная Богородице, надеющиеся на Тя да не погибнем, но да избавимся Тобою от бед: Ты бо еси спасение рода христианскаго.
Отверзи-открой; да — чтобы; бо — потому что.

В этой молитве мы просим Божию Матерь открыть нам двери милосердия Божия, чтобы нам не погибнуть, но избавиться от всяких бед. Спасением рода христианского мы называем Пресвятую Богородицу потому, что Она родила Христа Спасителя и Ея молитвы имеют великую силу для нашего спасения.

Похвальная песнь Пресвятой Богородице. Достойно есть яко воистинну блажити Тя Богородицу, присноблаженную и пренепорочную, и Матерь Бога нашего. Честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Яко воистинну — поистине; блажити — ублажат, прославлять; Тя — Тебя; присноблаженную — всегда блаженную; пренепорочную — самую непорочную, чистую; херувимы и серафимы — высшие ангелы; честнейшую херувим — достойную большего почитания, чем херувимы; славнейшую без сравнения серафим — достойную несравненно большего прославления, чем серафимы; без истления — безболезненно; Бог Слово-Сын Божий, Иисус Христос; сущую Богородицу — истинную Богородицу.

Молитвы ангелу хранителю.

Ангеле Божий, хранителю мой святый, на соблюдение мне от Бога с небесе данный, прилежно молю тя: ты мя днесь просвети, и от всякого зла сохрани, ко благому деянию настави и на путь спасения направи. Аминь.

Соблюдение-сохранение; просвети-вразуми.

В этой молитве мы просим ангела хранителя, чтобы он вразумил нас, сохранил от всякого зла, наставил на доброе дело и направил на путь спасения, то есть, помог нам жить так, чтобы мы спаслись.

Ангеле Христов, хранителю мой святый и покровителю души и тела моего, вся ми прости, елика согреших во днешний день, и от всякого лукавствия противного ми врага избави мя, да ни в коем же гресе прогневаю Бога моего; но моли за мя грешного (ую) и недостойного (ую) раба (у), яко да достойна (у) мя покажеши благости и милости Всесвятыя Троицы и Матере Господа моего Иисуса Христа, и всех святых. Аминь.

Покровитель-защитник; елика согреших — в чем я согрешил; во днешний день-в нынешний день, сегодня; от всякого лукавствия — от всякой хитрости; да ни в коем же гресе прогневаю — чтобы мне каким-либо грехом не прогневать; яко да достойна мя покажеши — чтобы ты меня достойным показал.

Мы просим ангела хранителя, чтобы он простил нам все, чем мы его огорчили и оскорбили в течение дня, чтобы он сохранил нас от всяких козней диавола и своими молитвами сделал нас достойными милости Бога, Пресвятой Богородицы и всех святых.

Молитва святому, имя которого мы носим.

Моли Бога о мне, святый (ая) угодниче (ца) Божий (ия) (имя), яко аз усердно к тебе прибегаю, скорому (ой) помощнику (це) и молитвеннику (це) о душе моей.

Каждому из нас дается имя в честь какого-либо святого, который становится нашим небесным покровителем на всю нашу жизнь; он помогает нам в наших нуждах и молится за нас Богу. День памяти этого святого мы называем днем нашего ангела.

Святых мы называем угодниками Божиими, потому что они своею жизнию угодили Богу.

Какого месяца и числа день вашего ангела?

Молитва за отечество.

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя крестом Твоим жительство.

Достояние — владение; благоверный — истинно верующий, православный; Сопротивныя — противники; жительство-жители, общество людей, государство.

Отечеством мы называем ту страну, в которой родились и живем. В этой молитве мы просим Господа сохранить нас от всех бед и даровать победу над врагами. Под достоянием Божиим и жительством Божиим мы разумеем наше православное отечество-Россию.

Молитвы за живых и умерших.

Спаси, Господи, и помилуй (назвать тех, за кого мы молимся) и всех православных христиан.

Упокой, Господи, души усопших раб Твоих (назвать тех, за кого мы молимся) и всех православных христиан, и прости их вся согрешения вольная и невольная, и даруй им царствие небесное.

Упокой значит: успокой в царстве небесном. Усопшими, или уснувшими мы называем умерших, потому что они как бы уснули и восстанут при всеобщем воскресении мертвых.

Скажите обе молитвы и назовите в них близких вам лиц-живых и умерших.

Молитва утренняя.

К Тебе, Владыко человеколюбче, от сна востав, прибегаю, и на дела Твоя подвизаюся милосердием Твоим, и молюся Тебе: помози ми на всякое время и во всякой вещи, и избави мя от всякия мирския злые вещи и диавольского поспешения, и спаси мя, и введи в царство Твое вечное. Ты бо еси мой Сотворитель и всякому благу Промысленник и Податель, о Тебе же все упование мое, и Тебе славу возсылаю, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

На дела Твоя подвизаюся — стремлюсь делать Твои дела; милосердием Твоим — по милосердию Твоему; помози ми- помоги мне; во всякой вещи-во всяком деле; мирская злая вещь — земное несчастие; диавольское поспешение — помощь диавола; бо — потому что; Сотворитель-Творец; всякому благу Промысленник — Попочитель о всем добром; о Тебе же все упование мое — на Тебя вся моя надежда.

Молитва вечерняя.

Господи Боже наш, еже согреших во дни сем словом, делом и помышлением, яко благ и человеколюбец, прости ми; мирен сон и безмятежен даруй ми; ангела Твоего хранителя посли, покрывающа и соблюдающа мя от всякого зла: яко Ты еси хранитель душам и телесем нашим, и Тебе славу воссылаем Отцу и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Еже согреших — в чем я согрешил; помышлением- мыслями; безмятежен -спокойный; даруй ми — дай мне; соблюдающа — сохраняющаго.

Молитва пред вкушением пищи.

Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполняеши всякое животно благоволения. Очи всех уповают — глаза всех смотрят с надеждою; во благовремении — в надлежащее время, — тогда, когда нужно; животно-живое существо; благоволение-милость.

Пред вкушением пищи читается также молитва Господня: Отче наш… Почему пред вкушением пищи читается молитва Отче наш?..

Молитва после вкушения пищи.

Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас земных Твоих благ; не лиши нас и небесного Твоего царствия.

Что мы разумеем в этой молитве под земными благами? Почему мы называем пищу, которую вкушаем, Господними, а не нашими благами?

Молитва пред учением.

Преблагий Господи, ниспосли нам благодать Духа Твоего Святаго, дарствующего и укрепляющего душевные наша силы, дабы, внимая преподаваемому нам учению, возрасли мы Тебе, нашему Создателю, во славу, родителем же нашим на утешение, Церкви и отечеству на пользу.

Ниспосли — пошли (с неба); благодать — милость, благодатию называется также невидимая сила Божия; дарствующаго — дающаго; дабы — чтобы.

Пред учением читается также молитва Святому Духу: Царю небесный…

Как должны мы по словам молитвы относиться к преподаваемому нам учению? Можем ли мы надеяться получить от Господа благодать, если будем учиться без усердия и внимания?

Молитва после учения.

Благодарим Тебе, Создателю, яко сподобил еси нас благодати Твоея, во еже внимати учению. Благослови наших начальников, родителей и учителей, ведущих нас к познанию блага, и подаждь нам силу и крепость к продолжению учения сего.

Сподобил еси — удостоил; ведущих нас к познанию блага — ведущих нас к познанию всего доброго и полезного.

После учения читается также молитва: Достойно есть…

Почему в молитве после учения мы просим Господа благословлять наших начальников, родителей и учителей?

Молитва в дни Великого поста (св. Ефрема Сирина).

Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.

Дух же целомудрия, смиреномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу (е) Твоему (ей).

Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

Живота моего — жизни моей; праздность-леность; уныние-печаль; Любоначалие — желание начальствовать; празднословие-пустословие; не даждь ми — не дай мне; смиренномудрие — смирение; ей, Господи — о, Господи! Зрети — видеть.

Тропарь святым Кириллу и Мефодию.

Яко апостолом единонравнии и словенских стран учителие, Кирилле и Мефодие богомудрии, Владыку всех молите, вся языки словенския утвердити в православии и единомыслии, умирити мир и спасти души наша.

Апостолом единонравнии — подобные (по жизни и подвигам) апостолам; богомудрии — мудрые в учении о Боге; языки словенския — славянские народы; единомыслие-согласие.

Тропарем называется церковная песнь, составленная в честь какого-либо святого или в честь праздника.

Святые братья Кирилл и Мефодий проповедовали христианскую веру славянскому народу- моравам, составили для них славянскую азбуку и перевели на славянский язык некоторые священные и богослужебные книги.

Этою азбукой и переводом священных и богослужебных книг воспользовались и мы, русские, когда приняли православную веру.

Символ веры.

Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.

И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единороднаго, Иже от Отца рожденного прежде всех век, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша; Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшого с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася; Распятого же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша и погребенна; И воскресшего в третий день по писанием; И восшедшего на небеса, и седяща одесную Отца; И паки грядущего со славою судити живым и мертвым, Егоже царствию не будет конца.

И в Духа Святаго, Господа, животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшего пророки. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых; И жизни будущего века. Аминь.

Смежные разделы

  • Научение молитве
  • Священная история Ветхого Завета
  • Священная история Нового Завета
  • Дополнения к Священной Истории из истории Церкви
  • О богослужении православной Церкви

Ими же веси судьбами

Мнение о том, что театру не место в жизни христианина, а артисты не наследуют Царство Божие, довольно распространено в церковной среде. Однако все чаще мы слышим, как известные актеры и режиссеры рассказывают с экранов телевизоров о собственном опыте обретения веры, о своем участии в церковной жизни. На страницах православных журналов публикуются их интервью, где они живо, интересно и вовсе не по-дилетантски рассуждают о различных проблемах взаимоотношений Церкви и современного общества. Знаем мы и такие случаи, когда актеры оставляют служение искусству, о котором порой мечтали с самого детства, и всецело посвящают себя служению Богу. Наш город тоже знает не одну подобную историю. И сегодня мы беседуем с актрисой театра кукол «Теремок» и одновременно помощницей ризничей Покровского храма Татьяной Бердниковой о том, возможно ли сочетать жизнь в Церкви и игру на театральных подмостках и что в природе актерской профессии рождает подобные сомнения?

Татьяна Бердникова

— Татьяна, в Вашей жизни сошлись два очень разных мира: мир театра и мир Церкви. А что в нее пришло раньше?

— Расположенность к актерству во мне проявлялась с раннего детства, я все время что-то показывала, копировала других артистов, с упоением выступала на школьных мероприятиях. И классу к 6-7 пришло осознанное желание получить профессию актера. Я поступила в Саратовскую консерваторию к Александру Семеновичу Чертову на отделение актера театра кукол. Он всегда нас учил, что главное – внутреннее движение. Он говорил: «думай текстом». И я, кстати, совсем недавно это вспомнила, когда молитвенное правило читала: «думай текстом». То есть надо так принять слова молитвы, рожденные в сердце другого человека, чтобы они стали твоими собственными. То есть эту молитву, как у нас говорят, надо внутренне присвоить. И именно от Чертова я впервые услышала притчу о талантах: Бог дал кому-то на 5 копеек, а кому-то на рубль, и каждый должен отработать свое. Вот так в моей жизни все тесно завязывалось еще тогда. Кто бы мог подумать, что какие-то знания оттуда теперь получат иное значение.

— А тогда Вы уже была верующим человеком?

— Нет. Я знала, что вроде как есть Бог, но до определенного момента не ставила перед собой вопрос о том, как я отношусь к Его существованию. Это как бы и вовсе меня не касалось. А ведь теперь я вспоминаю, что Господь кротко, осторожно ко мне в сердце все-таки стучался. Когда меня крестили в 12-летнем возрасте, навсегда запомнила только одно: вышли из храма, и я вдруг почувствовала, что сейчас взлечу. Такое внутри было ликование, такой неописуемый восторг — в меня вошел космос. Я, конечно, не понимала, что со мной происходит. А просто я тогда родилась. Потом, в студенческие годы, захотелось мне, ни с того ни с сего, выучить молитву «Отче наш». Выучила и часто повторяла — не то, чтобы молилась, но так мне нравилось произносить эти слова. Чувствовала, что прикасаюсь к чему-то таинственному, неизведанному, но очень желанному.

— А как же все-таки поняли, что существование Бога имеет отношение и к Вам лично?

— Случилась со мной болезнь, такая, что врачи не давали никаких гарантий. Конечно, сначала испуг, понимание, что вот, собственно, уже и конец. И вдруг меня буквально пронзила мысль: как же я умру нераскаянной? Откуда она взялась?! Ведь я до этого никогда загробной жизнью особо не интересовалась. Но если о Боге не думаем мы, то это не значит, что Он о нас не думает, и не бережет, и не промышляет о нас. Были рядом со мной люди, мои друзья, которые уже к тому времени воцерковились. Они сказали: «Ты вообще-то чего ждешь?! Есть церковь, туда и иди — а больше некуда». Я их послушала. Но душа до того трепетала от смертного страха — не передать эту муку. И поделиться ею ни с кем невозможно. Однажды в этом кошмаре меня буквально озарили слова одной из молитв, которые читала: «не смерти хочу грешника». И мгновенно в душе настала тишина. Я в тот момент поняла, что эта болезнь и все беды, которые вслед за ней разом обрушились — не к смерти. Для чего-то другого. Так и получилось: мне чудом спасли жизнь, врачи меня друг к другу за ручку водили — показывали, как интересный клинический случай. Но я-то знала, Кто мне помог. Я когда на операцию шла, уже ничего не боялась, потому что реально ощутила, что Бог со мной. Все остальное было уже не важно.

— Вы, как я понимаю, тогда в «Теремке» работали. Диссонанса не возникло: актриса и в храме? Ведь лицедеев, как делающих нечто противное Богу, когда-то даже не хоронили вместе с прочими христианами, и об этом факте любят говорить как в театральной, так и в церковной среде.

— Диссонанс был, еще какой! Мучилась ужасно, металась. Не могла понять, действительно ли моя профессии не угодна Богу сама по себе, или просто исторически так складывалось, что театр превращался и до сих пор часто превращается в «школу дьявола», как про него говорил праведный Иоанн Кронштадтский. Одновременно думала: «Ведь я же в детском театре работаю, мы в основном играем спектакли, с добрым, даже христианским наполнением, и все-таки в зрителях нечто доброе и светлое пробуждаем». Хотя, по правде сказать, тогда у меня были и другие роли, спектакли, требовавшие, образно говоря, моей крови. Профессия действительно опасная: ты не сыграешь роль, не создашь образ, пока не начнешь думать, как твой персонаж. Как этого добиться? Надо в себя его принять, впустить. Но если потеряешь бдительность, то можно, погружаясь в этот тонкий мир, туда провалиться, буквально лишиться рассудка. Поэтому я чувствовала, что правильно было бы уйти из профессии.

— Было, куда уйти?

— Здесь-то как раз и возникла ризница… Это было мое первое Причастие, к которому я шла полгода с такими трудностями, думала, что, наверное, совсем я конченый человек, раз Господь меня к Себе не допускает. Причастилась, стою счастливая, и сзади меня кто-то по плечу. Обернулась — Света. Я ее знала со студенческих лет, она училась на отделении драмы на старшем курсе. Помнила, какая она была — актриса до мозга костей, болела за дело, профессией горела до фанатизма… А тут: ушла из театра и шьет церковные облачения. Где-то через пару месяцев я оказалась у нее в гостях, мне было очень интересно, как она живет и чем. За разговорами она достала недошитые поручи и показала мне, даже цвет толком не помню. Но в сердце как электрический разряд ударил, как призыв. Говорю: «Света, научи меня!» И она мне так спокойно: «Бери благословение, научу». Было ощущение абсолютной радости, чуда. Я стала ходить в ризницу Покровского храма, по силе помогать Свете, что-то вроде подмастерья. Постепенно начали и обучение. И мне это дело так полюбилось, тянуло в ризницу до слез. А потом появилась в храме штатная единица помощницы ризничей. Вот я на эту должность и попала, и по сей день здесь. Я ушла тогда из театра, никто из моих знакомых этого не понимал, кто-то крутил пальцем у виска, кто-то объяснял мой поступок якобы профессиональной невостребованностью, что, конечно, ошибочно. Были у меня роли и главные, и заглавные, интересные, драматические, помимо работы с куклами много живого плана. Мне пожаловаться не на что.

— Покинув «Теремок», Вы поддерживали общение с театральным миром?

— В храме как раз сменился настоятель, и все завертелось по-новому: другие требования, другой ритм работы. Поэтому изоляция от прежнего круга общения и от какого-либо другого общества получилась вынужденная — времени просто не хватало на все. При этом меня в профессию не тянуло, я не скучала по ролям, по творческому процессу. И не оттого, что была уставшая или с презрением начала к этому относиться, а просто я, видимо, переросла театр. Мне это вдруг стало не так важно. Центр жизни сместился в сторону Церкви и всего, что здесь происходит.

— Вы когда шьете, думаете о символике и назначении церковных облачений: набедренник — духовный щит, палица — духовный меч?

— Нет, как правило, во время работы больше сосредотачиваешься на технической стороне процесса. Но когда происходит какой-то сбой, вдруг понимаешь, что это не просто какие-то одежды вроде специальной формы. Настоящая брань бывает за этот труд. Причем с этим не только я сталкивалась. Конечно, сама по себе одежда не несет благодати, но у каждой детали существует традиционное символическое значение. Поэтому отношение должно быть однозначно благоговейным.

— Во время службы удается абстрагироваться от работы или все равно смотрите, оцениваете, где морщит, где плохо поглажено, где, может быть, некачественно сшито?

— Ой, да! Ругаю себя за эти мысли, потому что Господу в момент богослужения нужно совсем другое. Но согласитесь, что в храме не должно быть никакой небрежности, потому что это — дом Божий, и нехорошо, если что-то на службе отвлекает на себя внимание, тем более какой-то изъян во внешнем виде священнослужителя.

— А что тогда помогает сосредоточиться на службе, какие Вы находите для себя «духовные подпорки»?

— Я если чувствую, что внимание рассеялось, то стараюсь подумать о том, что в данный момент на богослужении происходит. Потому что хочется поскорее вернуться в это живое общение с Богом, хочется диалога. Вообще у меня есть очень ясное понимание, во что я больше никогда не желаю возвращаться. Есть и новый опыт — опыт церковной жизни, который мне бесконечно дорог. Я боюсь этого лишиться.

— Однако меньше, чем через год, Вы вернулись обратно в театр, почему?

— Когда в семье начались финансовые трудности, я стала молиться Матери Божией, чтобы эта ситуация как-то поправилась, или чтобы я смогла смириться и принять ее. И буквально через три дня моих усиленных молитв, вдруг звонят из театра: «Таня, выручай, пожалуйста!». Дело в том, что у них попала в беду актриса, с которой мы работали на одной роли. А ведь я знаю, что такое театральное производство, как сложно кого-то срочно заменить в спектакле. Такого поворота событий я не ожидала. Не знала, как к этому относится, потому, что с одной стороны мое материальное положение могло бы действительно поправиться благодаря этой работе, а с другой стороны я боялась, что на меня начнут давить: возвращайся, мол.

— Не думали, что это просто искушение, проверка на верность?

— Думала. Пошла к тогдашнему ключарю, игумену Викентию: «Вы знаете, что я бывшая актриса?» — «Ну, бывших актрис не бывает»,— ответил он мне, шутя. Я стала объяснять ему ситуацию, но он меня даже не дослушал, благословил. Тем ни менее я долго не могла успокоиться, сомневалась. Даже другой наш батюшка, увидев мои метания, отругал меня: «К тебе люди обратились за помощью, иди!». Возвращаться было трудно, никакой радости я не испытывала. Даже стала немного унывать, чувствуя себя исторгнутой с брачного пира за неподобающую невечернюю одежду. Ты, мол, артистка, туда и иди. А в этой своей прежней среде я была уже немного чужая, и сожалела, что согласилась. Но потом задумалась, а не ропщу ли я этим на Господа, будто Он здесь совсем ни при чем? Теперь я это вижу, что если бы я не вернулась в театр, то с некоторыми людьми возможно бы никогда не смогла выправить отношения, в себе бы не смогла что-то выправить. Вижу и то, как можно преодолеть опасности актерской внутренней работы над ролью, о которых говорила выше. Имея пусть самый маленький опыт молитвы, опыт иного труда души, я уже намного точнее чувствую, где ей угрожает опасность, и через что она может получить повреждение. И также знаю, у Кого искать защиты и помощи. А потом, я считаю, надо ко всему относиться, как к заданию от Бога. Важно не сколько ролей и как ты сыграл, а что ты принес ими другим. Ведь на самом деле грех актера в том, что он транслирует, что сеет. Чем роль наполнишь, то и отдашь зрителю: от избытка сердца говорят уста. А лицедействовать можно, даже посещая храм.

— Кстати, как здесь отнеслись к Вашему возвращению в прежнюю профессию и как Вас приняли в театре?

— В театре хоть и случается иногда какое-то нездоровое любопытство, шушукание за спиной, подколки, провокационные вопросы, но в целом это прошло. Мои коллеги относятся ко мне с уважением. И я стараюсь быть максимально искренней и открытой, чтобы они чувствовали, что моя вера не мешает быть для них близкой, несмотря на перемены, которые во мне произошли. А в церковной среде были моменты непонимания, что-то вроде: «А-а, так ты актриса?! То есть, стало быть, спасаться не хочешь?! Ясно!». Но я стараюсь ко всему относиться, как к духовной школе.

— У Вас никогда не возникало желания совсем оставить работу в Церкви и приходить в храм только на богослужения, чтобы меньше замечать какие-то несовершенства?

— Действительно проще пытаться ничего не видеть, не знать. Но это — утопия, и путь в никуда, так, наверное, не научишься любви. А потом, когда у меня выдается много работы в театре, я, что называется, познаю в сравнении, понимаю: без ризницы не смогу. По театру не скучаю, а по ризнице — да. И еще сейчас вспомнилось изречение митрополита Алмаатинского и Казахстанского Иосифа (Чернова): «Паук извлекает яд из цветка, дающего пчеле мед. Из цветка исходит яд и мед, смотря, кто будет брать…». Все зависит от того, на что ты направлен, надо все-таки свое внутреннее око выправлять. Ведь если Церковь — это лечебница духовная, то странно искать здесь здоровых. А перед Христом все равнозначны, Он для нас Один и Тот же, Чаша со Святыми Дарами — одна для всех и условие спасения одно — любите друг друга.

— Вы производите впечатление человека, чья жизнь по-настоящему наполнена. Наверное, такую наполненность дает радость встречи с Богом. Но вот создать семью Вам пока не удается. Это как-то с верой связано? Ведь иногда людей просто пугает сугубая религиозность, невозможность свободных, как сейчас принято говорить, отношений.

—У меня как-то не очень складывалось еще до прихода в храм. Сначала внимание полностью забирала профессия, потом последовала череда предательств, а когда я уже нашла человека, с которым была готова создать семью и прожить с ним всю жизнь, он погиб. Может быть, это все промыслительно, и мне просто надо жить именно так, одной — таков мой путь, и я его заслужила. Конечно, иногда не хватает понимающего и надежного друга сердца — стены, опоры, что естественно — это мы из них вышли. Вот женщина и ищет свое изначальное место в «реберном ряду». Но я не прошу у Бога этого. А что Он Сам мне уготовит?.. Лишь бы помог со смирением это принять и всё пройти. Мое главное желание: только спаси, имиже веси судьбами.

Научи меня оправданиям твоим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *