Каких оправданий мы просим? Трудные места Всенощного бдения

Диакон Михаил АСМУС, переводчик и преподаватель ПСТГУ, разбирает несколько фраз из начала Всенощного бдения. Некоторые из них кажутся совсем простыми, но дают повод затронуть различные вопросы церковной жизни – например, может ли самый обычный прихожанин подпевать клиросу на богослужении.

«Встаньте!» – с этих слов начинается Всенощное бдение, потому что обычно все приходили в храм заранее и ожидали начала богослужения сидя. Монашеским уставом предполагается, что у каждого человека есть в храме свое место. В греческих монастырях это «стасидии», специальные стулья с высокими спинками и подлокотниками. Уставное (т.е. полное, по всем правилам) богослужение достаточно длительное, и в определенные моменты человек в стасидии может стоять просто или с опорой на подлокотники; полусидеть на поднятом сиденье (там есть специальная полочка); наконец, полностью сидеть на опущенном сиденье (во время чтения кафизм, паремий, поучений и др.). Отсутствие сидений – отличительная черта русских храмов.

Язык ангельский и языки человеческие

То и дело во время службы можно услышать древнееврейское слово «Аллилуия». Оно означает в переводе «хвалите Бога»: «аллел – хвалить», «Йя – Бог». Это не слово на ангельском языке, как иногда говорят в воскресных школах, а вполне человеческий призыв хвалить Бога подобно тому, как хвалят ангелы. Этот призыв часто встречается в Псалтири. Для некоторых Псалмов, в основном хвалебного содержания, этот призыв стал припевом, ведь Псалмы – это песнопения. При переводе на древнегреческий язык припев «Аллилуия» был оставлен без перевода, а в христианском Богослужении он вообще распространился на всю Псалтирь. Чтение и пение любой группы Псалмов заканчивается славословием Святой Троице: «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь» и припевом: «Аллилуия, Аллилуия, Алилуия: слава Тебе, Боже!» (трижды).

Какая молитва чаще всего звучит на богослужении? «Господи, помилуй!» Она входит в самый народный, если можно так выразиться, элемент богослужения – ектению («ектения» – череда кратких молитвенных прошений). Содержание ектенийных прошений затрагивает самые важные стороны жизни каждого христианина (мирная жизнь, прощение грехов, благодатная помощь Божия). Сугубая (т.е. усиленная) ектения начинается со слов «Рцем вси!» – «скажем все!». Это призыв ко всем молящимся. Диакон или священник произносят какое-то прошение, на которое певчие, а в идеале – все люди, отвечают самой простой молитвой: это или «Господи, помилуй!» единожды, или «Господи, помилуй!» трижды, или «Подай, Господи!». В ответ на призыв вручить себя Богу люди отвечают: «Тебе, Господи!»

В общественном богослужении все предназначено для произнесения вслух. То, что некоторые священнические молитвы стали «тайными», т. е. произносятся только священником и от них мы слышим только конечные фразы, «возгласы», – это особенность развития христианского богослужения, а отнюдь не закон жанра. Изначально эти молитвы не создавались для молчаливого произношения. Потому что молитва – это или хвала, или просьба. Когда люди собираются вместе для молитвы, то они вместе хвалят или вместе о чем-то просят. Во время общего богослужения просить о чем-то своем собственном, личном, о чем ты не хочешь, чтобы знал твой ближний, не совсем уместно. Конечно, когда мы на Литургии поминаем своих близких – то каждый поминает своих, близких ему людей и молится о каких-то своих нуждах, но это – моменты, специально оговоренные самим уставом Богослужения. Там, например, у священника в книге примечание: «…и поминает тех, кого хочет, по именам». Или в ответ на возглас священника «В первых помяни, Господи, великого господина и отца нашего Патриарха…» народ отвечает: «…и всех, и вся». Имеется в виду «и всех мужчин, и всех женщин-христиан», о которых в данный момент молится каждый из присутствующих. Это, наверное, единственный момент, когда мысли молящихся могут чуть-чуть разойтись в разные стороны, когда каждый вспоминает о своих частных нуждах.

Никакого запрета петь мирянам во время службы не существует. Константинопольское богослужение устраивалось так, чтобы максимально привлечь людей к пению. В частности, исполнение Псалмов антифонно, то есть с припевом, – это изобретение именно этого общественного, всенародного христианского богослужения.

Естественно, что чем более сложный музыкальный репертуар звучит в храме, тем труднее людям участвовать в совместном пении. Но исполнение ектений, как правило, по силам любому мало-мальски грамотному человеку. Если человеку, стоящему в храме, уж очень стыдно своего голоса или отсутствия слуха, то он может это петь совсем тихонечко, почти что про себя, чтобы не смущать стоящих рядом с ним.

Святейший Патриарх Алексий в своем обращении к московскому клиру несколько лет назад призывал к тому, чтобы в приходах насаждалось общенародное пение. И даже указал конкретно, что очень хорошо, если Евхаристический канон на Литургии будет петься всем народом.

Каждую субботу на воскресной вечерне мы слышим великий прокимен: «Господь воцарися, в лепоту облечеся… ибо утверди вселенную, яже не подвижится». «Прокимен» переводится как «выдающийся, стоящий впереди» и означает пение избранного стиха из какого-либо Псалма в качестве припева к одному или нескольким стихам того же Псалма. Мы знаем несколько видов прокимнов в богослужении, которые поются на разные мотивы – по-церковнославянски, «гласы».

«Воцарися, облечеся, утверди» – это прошедшее время славянского языка, которое обозначает действие, законченное в прошлом: «Он воцарился, Он облекся, Он утвердил». «Не подвижится» – это будущее время. «Яже не подвижится – которая не подвигнется, не изменится». Вселенная «не подвижится», так как она будет существовать по тому закону, который Господь для нее создал. В самой Вселенной нет той силы, которая бы изменила закон ее бытия. Это вообще смысл библейского отношения к миру как творению Божию. Основная антитеза «Творец и тварь» заключается в том, что тварь не имеет самостоятельности в определении своей участи. И в этом смысле человек отличается от всей прочей твари именно этой богоподобной способностью самостоятельно определять свою линию жизни, выбирать путь к Богу или путь к погибели.

В молитве «Сподоби, Господи», звучащей на Всенощной, есть такие слова: «Научи мя оправданием Твоим…» В современном языке слово «оправдание» приобрело сугубо юридический характер: когда есть какое-то подозрение и человек освобождается от этого подозрения, значит, он «оправдывается». Но в славянском языке слово «оправдание» соответствует греческому слову «дикеома», которое означает еще и «праведность», и «заповедь о праведности». Праведность – правда, правота. Дело в том, что ветхозаветные представления о праведности строго связаны с Законом Божиим, с исполнением Закона. Естественно, что человек, поступающий право, в соответствии с Законом Божиим, называется праведником. Вот эта укорененность в Законе Господнем и является в данном случае предметом молитвы – буквальное «научи меня Твоим заповедям о праведности» означает для нас: «научи меня укорененности в Твоем Законе, научи меня поступать правильно, как предписывает Твой Божественный Закон» – Закон, разумеется, не Ветхий, но Новый Евангельский Закон любви.

Молитва научи меня оправданием твоим

“Научи мя оправданием Твоим”

Кто внимательно слушает Всенощную, не может не обратить внимание на троекратное повторение фразы Великой Вечерни: «Научи мя оправданием Твоим… Вразуми мя оправданием Твоим… Просвети мя оправдании Твоими…» Как правильно понять эти древние слова? Почему они повторяются трижды? Как можно научиться, вразумиться и просветиться оправданием?

Троекратное повторение фразы «оправданием Твоим» (из молитвы-песнопения «Сподоби, Господи») вызвано обращением к трем Лицам Пресвятой Троицы. Полный текст звучит так: «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим. / Благословен еси, Владыко, вразуми мя оправданием Твоим. / Благословен еси, Святый, просвети мя оправдании Твоими». Не правда ли, перед нами полная аналогия с известной молитвой Пресвятой Троице: «Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имени Твоего ради.»

В «Полном церковно-славянском словаре» протоиерея Григория Дьяченко слово «оправдание» переводится как «закон, установление, должность, обязанность». Итак, с какой любовью звучит понятие «закона» по-церковнославянски! Ведь «закон» в нашем понимании — это нечто внешнее, влияющее на жизнь человека, а вот «оправдание» — закон любви, имеющий целью спасти человека — через веру во Христа. В оправдании верой состоит наша надежда, а не в холодном исполнении буквы закона. На современном языке эта фраза могла бы прозвучать так: «Научи меня закону Твоему». Насколько же богаче по содержанию, причем по новозаветному содержанию, слово «оправдание»!

«Толковый Типикон» М.Скабаллановича обращает наше внимание и на стих, который предшествует троекратному слову «оправдание». Он звучит так: «Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя». Мы просим у Бога милости, которая и выражается в слове «оправдание». «Научи меня жить по закону любви, исполнение которого и сможет оправдать меня пред Тобою!»

Толкования на Пс. 118:12

Свт. Афанасий Великий

Благословен еси Господи, научи мя оправданием Твоим. Ощутив свое преспеяние вследствие того, что всем сердцем взыскал Бога, благословляет Его, благодаря за то уже, чего сподобился, и от Него желает узнать, какое значение имеют оправдания Его.

Свт. Феофан Затворник

Благословен еси Господи, научи мя оправданием Твоим

Третий в естестве нашем, в частности, дом для заповедей есть богонаученный ум. Научи, дай понять, сообщи и умение действовать, дай уму моему знать заповеди и все относящееся к ним, – и видеть, как в каком случае должно мне действовать, чтоб ум мой был светом, освещающим пути жизни, и верным руководителем по ним; особенно благоволи, дабы в уме моем не было шатких колебаний, предположительных мнений, а все утверждалось на непоколебимых убеждениях.

Научи оправданиям, или заповедям. Когда действуют, можно одни заповеди иметь во внимании; но когда хотят познать заповеди, тогда нельзя ограничивать своего взора одними заповедями, а непременно надо обозревать всю область истины, чтоб заповеди в уме не висели ни на чем, или не были насыпаны в него, как песок, бессвязно, но входили как необходимый элемент в состав истины и сочетавались с ним живым союзом так, чтобы нельзя было коснуться одного, не колебля вместе с тем и всего.

В христианстве пути жизни освещаются истинами о триипостасном Божестве, Творце и Промыслителе, о падении, о Божием благоволении восстановить падшего, о снисхождении единородного Сына Божия на землю воплощением, о совершении Им нашего спасения Своими страданиями, смертию, воскресением и вознесением, о ниспослании Божественного Духа на святых апостолов, устроивших на земле Церковь Христову и учредивших в ней таинства для освящения благодатию всех верующих, и, наконец, о воскресении, суде и будущем всеблаженстве верных и неописанных мучениях неверных. Все эти истины то же для духа, что воздух для тела. Как воздух, приемлемый легкими, проходит по всему телу в крови и все оживляет, так и эти истины, будучи приемлемы верующим умом, проходят по всему составу духовной жизни и все в ней оживляют собою. От них и зарождается эта жизнь, ими руководится и в них зрит конец свой.

Жизнь духовная начинается с сознания падения и невозможности восстать самому. Это ведет к покаянию и прилепляет к Господу, как единому Спасителю. Отсюда обет и решимость быть верным Ему и вести непримиримую борьбу со всем, что восстает внутри и что встречается во вне противного тому, чего требует от нас Спаситель. Отсюда упование, что, несмотря на немощь естества нашего, Господь проведет верующего чрез все искушения и введет, наконец, в вечное Царство Свое. Отсюда терпение и безжалостный к себе труд над собою в очищении себя и исправлении в себе неисправного, чтобы во всем представить из себя непостыдного делателя. Отсюда вера, что, спострадая таким образом Господу, приобщаются светлого живота Его и здесь, хотя еще в предначинании и предызображении. Все это вытекает из основных истин христианства и составляет основу богоугодной жизни. Тут сущность христианских наших оправданий, и отсюда, наконец, развивается и вся система христианских заповедей.

Этим последним благом преобразуется ум, а двумя первыми – воля и сердце. Замечательна последовательность! Она взята с жизни. Ум один никогда не знает вполне истины; она всегда у него в виде предположительных воззрений. Исключая чрезвычайных Божиих воздействий на душу, и богоугодная жизнь обыкновенно начинается при таком состоянии ума. Но потом, вместе с жизнию, эти воззрения начинают переходить в живые убеждения: они зреют, множатся и расширяются по мере навыка воли вести дела и начинания свои по заповедям и по мере возрождения сочувствий сердца к заповедям. Исполняются ли последние – полнота водворяется в первых. Впрочем, строго судя, нельзя сказать, что впереди и что позади: они все вместе зреют, не отставая друг от друга. Строит же это внутреннее здание Господь благодатию Своею, при всевозможных, без жаления себя, усилиях со стороны человека, – строит жилище, в которое, наконец, Он приходит и вселяется с Отцом и Духом Святым, как Сам обетовал: к нему приидем и обитель у него сотворим.

Псалом сто восемнадцатый, истолкованный епископом Феофаном.

Блж. Феодорит Кирский

«Благословен еси Господи, научи мя оправданием Твоим»; то есть, кроток Ты и человеколюбив, и достоин песнопения всех. Посему умоляю Тебя, позволь мне дознать от Тебя, чем можно оправдаться.

Евфимий Зигабен

Благословен ecи, Господи, научи мя оправданием Твоим

Давид славит Бога, хваля Его за полученную им от закона Его пользу. При чем просит о том, чтобы научиться ему еще более и пребрести еще вернейшее и высшее разумение о заповедях Его.

Оригена: Благословляет, благодаря Бога за то, чего уже удостоился. Ибо имея слова таинственные и достойная сокрытия, он благословляет за них Господа. Безименного: Те, которые хранят и исполняют слова закона, называются богонаученными.

Читать онлайн “Текст Требника на церковнославянском языке” – RuLit – Страница 39

Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Святы́х лик обре́те исто́чник жи́зни и дверь ра́йскую, / да обря́щу и аз путь покая́нием: / поги́бшее овча́ аз есмь, / воззови́ мя, Спа́се, и спаси́ мя.

Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.

А́гнца Бо́жия пропове́давше, / и закла́ни бы́вше я́коже а́гнцы, / и к жи́зни нестаре́емей, святи́и, / и присносу́щней преста́вльшеся. / Того́ приле́жно, му́ченицы, моли́те, / долго́в разреше́ние нам дарова́ти.

Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.

В путь у́зкий хо́ждшии приско́рбный, / вси в житии́ крест я́ко яре́м взе́мшии, / и Мне после́довавшии ве́рою, / прииди́те, наслади́теся, / и́хже угото́вах вам по́честей, / и венцо́в небе́сных.

Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.

О́браз есмь неизрече́нныя Твоея́ сла́вы, / а́ще и я́звы ношу́ прегреше́ний: / уще́дри Твое́ созда́ние, Влады́ко, / и очи́сти Твои́м благоутро́бием, / и возжеле́нное оте́чество пода́ждь ми, / рая́ па́ки жи́теля мя сотворя́я.

Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Дре́вле у́бо от не су́щих созда́вый мя, / и о́бразом Твои́м Боже́ственным почты́й, / преступле́нием же за́поведи / па́ки мя возврати́вый в зе́млю, от нея́же взят бых, / на е́же по подо́бию возведи́ / дре́внею добро́тою возобрази́тися.

Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Упоко́й, Бо́же, рабы́ Твоя́, / и учини́ я́ в раи́, / иде́же ли́цы святы́х, Го́споди, / и пра́ведницы сия́ют я́ко свети́ла, / усо́пшия рабы́ Твоя́ упоко́й, / презира́я их вся согреше́ния.

Сла́ва: Трисия́тельное еди́наго Божества́, благоче́стно пое́м вопию́ще: / Свят еси́, О́тче Безнача́льный, / Собезнача́льный Сы́не, и Боже́ственный Ду́ше: / просвети́ нас ве́рою Тебе́ служа́щих, / и ве́чнаго огня́ исхити́.

И ны́не: Ра́дуйся, Чи́стая, Бо́га пло́тию ро́ждшая во спасе́ние всех, / Е́юже род челове́ческий обре́те спасе́ние: / Тобо́ю да обря́щем рай, / Богоро́дице Чи́стая благослове́нная.

Аллилу́ия, аллилу́ия, аллилу́ия, сла́ва Тебе́ Бо́же. Трижды.

Диакон: Па́ки и па́ки ми́ром Го́споду помо́лимся.

Лик: Го́споди, поми́луй.

Еще́ мо́лимся о упокое́нии души́ усо́пшаго раба́ Бо́жия , имярек, и о е́же прости́тися ему́ вся́кому прегреше́нию, во́льному же и нево́льному.

Лик: Го́споди, поми́луй.

Я́ко да Госпо́дь Бог учини́т ду́шу его́ , иде́же пра́веднии упокоя́ются.

Лик: Го́споди, поми́луй.

Ми́лости Бо́жия, Ца́рства Небе́снаго и оставле́ния грехо́в его́ , у Христа́, безсме́ртнаго Царя́ и Бо́га на́шего, про́сим.

Лик: Пода́й, Го́споди.

Диакон: Го́споду помо́лимся.

Лик: Го́споди, поми́луй.

Священник глаголет молитву сию:

Бо́же духо́в и вся́кия пло́ти, сме́рть попра́вый и диа́вола упраздни́вый, и живо́т мiру Твоему́ дарова́вый: Сам, Го́споди, упоко́й ду́шу усо́пшаго раба́ Твоего́ имярек, в ме́сте све́тле, в ме́сте зла́чне, в ме́сте поко́йне, отню́дуже отбеже́ боле́знь, печа́ль и воздыха́ние. Вся́кое согреше́ние, соде́янное им сло́вом, или́ де́лом, или́ помышле́нием, я́ко благи́й человеколю́бец Бог, прости́, я́ко несть челове́к, и́же жив бу́дет и не согреши́т. Ты бо Еди́н кроме́ греха́, пра́вда Твоя́ пра́вда во ве́ки, и сло́во Твое́ и́стина.

Возглас: Я́ко Ты еси́ воскресе́ние и живо́т, и поко́й усо́пшаго раба́ Твоего́ имярек, Христе́ Бо́же наш, и Тебе́ сла́ву возсыла́ем, со безнача́льным Твои́м Отце́м, и пресвяты́м и благи́м и животворя́щим Твои́м Ду́хом, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

И по возгласе поем настоящия тропари, глас 5:

Поко́й, Спа́се наш, / с пра́ведными раба́ Твоего́ , / и сего́ всели́ во дворы́ Твоя́, / я́коже есть пи́сано: / презира́я я́ко благ прегреше́ния его́ / во́льная и нево́льная, / и вся я́же в ве́дении и не в ве́дении, Человеколю́бче.

Сла́ва, конец: И вся я́же в ве́дении и не в ве́дении, Человеколю́бче.

И ны́не, Богородичен: От Де́вы возсия́вый мiру, Христе́ Бо́же, / и сы́ны све́та То́ю показа́вый, / поми́луй нас.

Поми́луй мя, Бо́же, по вели́цей ми́лости Твое́й, и по мно́жеству щедро́т Твои́х очи́сти беззако́ние мое́. Наипа́че омы́й мя от беззако́ния моего́, и от греха́ моего́ очи́сти мя; я́ко беззако́ние мое́ аз зна́ю, и грех мой предо мно́ю есть вы́ну. Тебе́ Еди́ному согреши́х и лука́вое пред Тобо́ю сотвори́х, я́ко да оправди́шися во словесе́х Твои́х, и победи́ши внегда́ суди́ти Ти. Се бо, в беззако́ниих зача́т есмь, и во гресе́х роди́ мя ма́ти моя́. Се бо, и́стину возлюби́л еси́; безве́стная и та́йная прему́дрости Твоея́ яви́л ми еси́. Окропи́ши мя иссо́пом, и очи́щуся; омы́еши мя, и па́че сне́га убелю́ся. Слу́ху моему́ да́си ра́дость и весе́лие; возра́дуются ко́сти смире́нныя. Отврати́ лице́ Твое́ от грех мои́х и вся беззако́ния моя́ очи́сти. Се́рдце чи́сто сози́жди во мне, Бо́же, и дух прав обнови́ во утро́бе мое́й. Не отве́ржи мене́ от лица́ Твоего́ и Ду́ха Твоего́ Свята́го не отыми́ от мене́. Возда́ждь ми ра́дость спасе́ния Твоего́ и Ду́хом Влады́чним утверди́ мя. Научу́ беззако́нныя путе́м Твои́м, и нечести́вии к Тебе́ обратя́тся. Изба́ви мя от крове́й, Бо́же, Бо́же спасе́ния моего́; возра́дуется язы́к мой пра́вде Твое́й. Го́споди, устне́ мои́ отве́рзеши, и уста́ моя́ возвестя́т хвалу́ Твою́. Я́ко а́ще бы восхоте́л еси́ же́ртвы, дал бых у́бо: всесожже́ния не благоволи́ши. Же́ртва Бо́гу дух сокруше́н; се́рдце сокруше́нно и смире́нно Бог не уничижи́т. Ублажи́, Го́споди, благоволе́нием Твои́м Сио́на, и да сози́ждутся сте́ны Иерусали́мския. Тогда́ благоволи́ши же́ртву пра́вды, возноше́ние и всесожега́емая; тогда́ возложа́т на oлта́рь Твой тельцы́.

Научи мя оправданием твоим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *