Кряшены

Кряшены
Современное самоназвание татарлар, керәшеннәр
Численность и ареал
Всего: от 55 735 чел. (66 335 включая нагайбаков, 2010 год) до 320 000

Россия Россия 34 822 чел. (2010 год), 45 422 чел. включая нагайбаков.

    • Татарстан Татарстан: 29 962 чел. (2010 год)
    • Башкортостан Башкортостан: 3801 чел. (2010 год)
    • Удмуртия Удмуртия: 482 чел. (2010 год)

Казахстан Казахстан 20 913 чел. (2009 год)

Язык татарский (кряшенские говоры), русский
Религия православие
Входит в татары
Этнические группы нагайбаки
Происхождение тюркское, финно-угорское

Кря́шены (тат. керәшеннәр от рус. крещён; крещёные тата́ры, тат. керәшен татарлары) — этноконфессиональная группа в составе татар волжского и уральского регионов, исповедуют православие. Проживают, в основном, в Татарстане, в небольшом количестве в Башкортостане, Удмуртии, Челябинской области, а также Самарской и Кировской областях.

При подготовке Всесоюзной переписи населения 1926 года кряшены в «Перечне народностей» были обозначены как народность, которая «указана неточно». По данным Всесоюзной переписи населения 1926 года, кряшен было 101,4 тысячи человек.

В настоящее время нет единого мнения о статусе кряшен: официальная наука преимущественно рассматривает их как часть татарского народа; в то же время заметная часть кряшен считает себя отдельным народом.

По результатам всероссийской переписи населения 2002 года, кряшены получили статус субэтнической группы татар.

Происхождение кряшен

Церковь Тихвинской иконы Богородицы — кряшенская церковь в КазаниЦерковь Тихвинской иконы Богородицы, XIX в.

Традиционная версия

Согласно традиционной и наиболее обоснованной точке зрения на проблему возникновения кряшен, формирование этой этноконфессиональной группы как самостоятельной общности происходило длительное время при участии финно-угорских и тюркских компонентов. В то же время, несмотря на то, что в период Волжской Булгарии и Золотой Орды известны тюркские феодалы и их окружение христианского вероисповедания, и то, что в более поздний период некоторые татарские аристократы переходили в православие, отдельного «кряшенского» этнического образования не было. Решающее же влияние на формирование кряшенов, как отдельной общности оказал процесс христианизации части татар Поволжья во второй половине XVI-XVII веков (сформировавшаяся в это время группа носит название «старокрещённых татар») и процесс христианизации нерусских народов Поволжья в первой половине XVIII века (новая группа татар, сформировавшаяся в это время, носит название «новокрещённых»). В результате сформировались пять этнографических групп кряшенов, имеющих свои специфические отличия: казанско-татарская, елабужская, молькеевская, чистопольская, нагайбакская (последняя группа нагайбаков выделилась в 2002 году в отдельную национальность).

В пользу традиционной теории версии свидетельствуют данные археологии и культурные исследования в местах компактного проживания кряшен. Так у молькеевских кряшен отмечается устойчивая память об исламском происхождении их предков. По наблюдениям Г. Филиппова, в начале XX века у жителей ещё были живы предания:

«факт крещения их “отцов” относится к временам относительно близким. Они помнят места мечетей, указывают лиц, оставшихся некрещёными»

— Филиппов Г. Из истории христианского просвещения крещёных татар-мещеряков Тетюшского и Цивильского уездов Казанской губернии // Известия по Казанской епархии. 1915. № 37

В ряде деревень молькеевских кряшен имеются мусульманские кладбища, на которых, по преданиям, были похоронены отцы-основатели этих селений, их могилы были главным объектом культа. Особой популярностью как среди кряшен, так и местных татар-мусульман пользуются могила Ходжи Хасана в селе Хозесаново и могила Мяльки (Малик) бабая в Молькеево. Кряшены вместе с приезжавшими мусульманами посещают эти могилы, во время молений и жертвоприношений прибегают к помощи мулл. Также близ кряшенского села Ташкирмень Лаишевского района обнаружен древний мусульманский могильник, относящийся, по мнению археологов, к булгарскому и золотоордынскому периоду. В конце XIX века историк И. А. Износков, описывая селение, засвидетельствовал:

«…внутри деревни, при раскопках земли, жители находят разные вещи и монеты с арабской надписью…»

— И. А. Износков. История Лаишевского края. К. М. Низаметдинов, И. Х. Халиуллин. 1997 г. Приложение «Державинская волость» (по И. Износкову)

Альтернативные версии

В 1990-е годы появились альтернативные версии этногенеза кряшен, связанные с тем, что активизировавшаяся кряшенская интеллигенция, дистанцирующаяся от общепринятой точки зрения о насильственном крещении татар в XV—XIX веках, и как следствие этой политики, образования этнической группы кряшен, предприняла попытки научного обоснования положения о добровольном принятии частью булгар христианства.

Ещё одну версию развивал казанский историк Максим Глухов. Он считал, что этноним «кряшены» восходит к историческому племени керчин — татарскому племени, известному как кераиты и исповедовавшему христианство несторианского толка с X века. В конце XII века кераиты были покорены Чингисханом, но не утратили своей идентичности. Участие в завоевательных походах привело к появлению кераитов в Средней Азии и Восточной Европе. Позднее, при образовании самостоятельных Крымского и Казанского ханств большое число кераитов оказались в Крыму и на Средней Волге. Их потомки поныне живут в восточных районах Татарстана, сохраняя этноним в несколько деформированном виде, как реликт исторической памяти.

Антропологические типы кряшен

Наиболее значительными в области антропологии кряшен являются исследования Т. А. Трофимовой, проведённые в 1929—1932 годах. В частности, в 1932 году совместно с Г. Ф. Дебецом она проводит широкие исследования в Татарии. В Елабужском районе обследованы 103 кряшен, в Чистопольском районе — 121 кряшен. Антропологические исследования выявили у кряшен наличие четырёх основных антропологических типов: понтийского, светлого европеоидного, сублапоноидного, монголоидного.

Таблица 1. Антропологические признаки у различных групп кряшен.

Признаки Кряшены Елабужского района Кряшены Чистопольского района
Число случаев 103 121
Рост 166,7 165,0
Продольный диаметр головы 189,8 189,7
Поперечный диаметр головы 155,5 152,9
Высотный диаметр 127,3 126,9
Головной указатель 81,9 80,7
Высотно-продольный указатель 67,3 67,2
Морфологическая высота лица 124,9 127,6
Скуловой диаметр 141,7 141,4
Морфологический лицевой указатель 88,0 90,3
Носовой указатель 66,2 65,0
Цвет волос (% чёрных-27, 4-5) 45,4 62,0
Цвет глаз (% тёмных и смеш. 1-8 по Бунаку) 70,9 76,0
Горизонтальный профиль % плоских 1,0 2,5
Средний балл (1-3) 2,32 2,22
Эпикантус (% наличия) 1,0 0
Складка века 61,0 51,8
Борода (по Бунаку) % очень слабого и слабого роста (1-2) 54,9 43,0
Средний балл (1-5) 2,25 2,57
Высота переносья, средний балл (1-3) 2,24 2,34
Общий профиль спинки носа % вогнутых 15,5 8,3
% выпуклых 13,6 24,8
Положение кончика носа % приподнятых 18,4 30,5
% опущенных 18,4 26,5
Таблица 2. Антропологические типы кряшен, по Т. А. Трофимовой

Группы населения Светлые европеоидные Понтийские Сублапоноидные Монголоидные
N % N % N % N %
Кряшены Елабужского района Татарии 24 52,2 % 1 2,2 % 17 37,0 % 4 8,7 %
Кряшены Чистопольского района Татарии 15 34,9 % 12 27,9 % 13 30,2 % 3 7,0 %
Все 39 43,8 % 13 14,6 % 30 33,7 % 7 7,9 %

Указанные типы имеют следующие характеристики:

Понтийский тип — характеризуется мезокефалией, тёмной или смешанной пигментацией волос и глаз, высоким переносьем, выпуклой спинкой носа, с опущенным кончиком и основанием, значительным ростом бороды. Рост средний с тенденцией к повышению.
Светлый европеоидный тип — характеризуется суббрахикефалией, светлой пигментацией волос и глаз, средним или высоким переносьем с прямой спинкой носа, среднеразвитой бородой, средним ростом. Целый ряд морфологических особенностей — строение носа, размеры лица, пигментация и ряд других — сближает этот тип с понтийским.
Сублапоноидный тип (волго-камский) — характеризуется мезо-суббрахикефалией, смешанной пигментацией волос и глаз, широким и низким переносьем, слабым ростом бороды и невысоким, среднешироким лицом с тенденцией к уплощённости. Довольно часто встречается складка века при слабом развитии эпикантуса.
Монголоидный тип (южно-сибирский) — характеризуется брахикефалией, тёмными оттенками волос и глаз, широким и уплощённым лицом и низким переносьем, часто встречающимся эпикантусом и слабым развитием бороды. Рост, в европеоидном масштабе, средний.

Язык и алфавит

Основная статья: Кряшенские говоры татарского языка

У кряшен в процессе обособления сформировался ряд собственных говоров. Среди них выделяется четыре говора:

  1. говор кряшен Нижнего Прикамья (средний диалект татарского языка);
  2. говор заказанских кряшен (средний диалект татарского языка);
  3. говор чистопольских кряшен (средний диалект татарского языка);
  4. говор молькеевских кряшен (западный диалект татарского языка).

Кряшены в основном говорят на среднем диалекте татарского языка. Говор молькеевских кряшен является исключением, он ближе к западному диалекту татарского языка. Главные отличия говоров кряшен — малое количество арабизмов и фарсизмов, сохранение архаичных старотатарских слов.

В царское время кряшены пользовались алфавитом Н. И. Ильминского, который отличается от современного татарского алфавита. Этот алфавит разрабатывался, начиная с 1862 года, и окончательно оформился к 1874 году. По сравнению с русским алфавитом, алфавит Ильминского имел четыре дополнительных буквы, необходимых для передачи звуков татарского языка. Официальные государственные инстанции алфавит не утверждали. Считалось, что печать литературы ведётся на «крещёно-татарском наречии русскими буквами». В 1930 году, после введения яналифа, использование алфавита Ильинского было прекращено на несколько десятилетий. Возобновлено использование в начале 90-х годов XX века, когда на нём начали издаваться богослужебные книги и издания кряшенских общественных организаций. При этом в светской жизни использование стандартного татарского алфавита сохранилось.

Культура

Этнографы отмечают, что по особенностям языка и традиционной культуры можно выделить пять этнографических групп кряшен:

  • казанско-татарскую,
  • елабужскую,
  • молькеевскую,
  • чистопольскую
  • нагайбаков,

каждая из которых имеет свои особенности и свою историю формирования.

Выступление кряшенского фольклорного коллектива (2017 год)

Эти названия (кроме нагайбаков) достаточно условные: казанско-татарская группа относилась к Казанской губернии (в Казанском, Лаишевском и Мамадышском уездах), Самарской, Уфимской и Вятской губерниям, в последней — в Малмыжском уезде (это самая многочисленная и древняя группа). Молькеевские кряшены Казанской губернии жили в Тетюшском и Цивильском уездах (сейчас — Апастовский район). Чистопольская группа была сконцентрирована в этой же губернии, в районе Западного Закамья (Чистопольский и Спасский уезды), елабужская группа относится к Елабужскому уезду (в прошлом Вятская губерния). Нагайбакская группа размещалась на землях Верхне-Уральского и Троицкого уездов.

На протяжении нескольких столетий, с середины XVI века, они оказались в относительной религиозной изоляции среди татар-мусульман. Кряшены ближе соприкасались с русской культурой, не утеряли и своих давних связей с финно-угорским населением региона. В силу этого и других исторических причин одежда кряшен имеет свои характерные особенности.

По основным элементам культуры кряшены сближаются с казанскими татарами, хотя отдельные группы кряшен связаны происхождением и с татарами-мишарями. Многие характерные черты традиционного быта кряшенов уже исчезли. Традиционная одежда сохранилась лишь в виде семейных реликвий. Быт кряшенов испытал сильное воздействие городской культуры, хотя и сегодня в городах живёт такой уникальный вид искусства, как татарский христианский шамаиль.

Одним из лидеров Этнографического общества кряшен был писатель и историк Максим Глухов-Ногайбек.

Численность и размещение

Исторический обзор

В конце XIX века наиболее многочисленной подгруппой была предкамская группа кряшен, которая занимала пределы Мамадышкского, Лаишевского и Казанского уездов Казанской губернии и южную часть Малмыжского уезда Вятской губернии. Численность этой подгруппы оценивается в 35 тыс. человек. Второй по численности была восточнозакамская подгруппа кряшен, расселенная в Мензелинском уезде Уфимской губернии. Её численность составляла 19709 чел.

Современное состояние

По данным Всероссийской переписи населения 2002 года в России насчитывалось 24668 кряшен. Большинство из них (18760 чел.) проживали в Республике Татарстан. Значительные группы кряшен проживают также в Республике Башкортостан (4510 чел.) и Удмуртской Республике (650 чел.).

Таблица 1. Численность кряшен в Республике Татарстан по данным Всероссийской переписи населения 2002 г.

Город/район Численность, чел. Доля во всем населении города/района, %
г. Казань с подчинёнными населёнными пунктами 2123 0,2
г. Азнакаево 4 0,0
г. Альметьевск с подчинёнными населёнными пунктами 185 0,1
г. Бавлы 1 0,0
г. Бугульма 8 0,0
г. Буинск 3 0,0
г. Елабуга 1197 1,7
г. Заинск с подчинёнными населёнными пунктами 91 0,2
г. Зеленодольск 26 0,0
г. Лениногорск 2 0,0
г. Набережные Челны с подчинёнными населёнными пунктами 3439 0,8
г. Нижнекамск 3277 1,5
г. Нурлат
г. Чистополь 258 0,4
Агрызский район 8 0,0
Азнакаевский район 1 0,0
Аксубаевский район
Актанышский район
Алексеевский район 47 0,2
Алькеевский район
Альметьевский район 523 1,4
Апастовский район
Арский район 7 0,0
Атнинский район 6 0,0
Бавлинский район
Балтасинский район 161 0,5
Бугульминский район
Буинский район
Верхнеуслонекий район 16 0,1
Высокогорский район 17 0,0
Дрожжановский район
Елабужский район 262 2,4
Заинский район 86 0,5
Зеленодольский район 43 0,1
Кайбицкий район 5 0,0
Камско-Устьинский район 2 0,0
Кукморский район 1087 2,0
Лаишевский район 21 0,1
Лениногорский район 111 0,5
Мамадышский район 1891 3,9
Менделеевский район 652 2,1
Мензелинский район 56 0,2
Муслюмовский район 3 0,0
Нижнекамский район 954 2,5
Новошешминский район 6 0,0
Нурлатский район 69 0,2
Пестречинский район 283 1,0
Рыбно-Слободский район 113 0,4
Сабинский район 26 0,1
Сармановский район 343 0,9
Спасский район 1 0,0
Тетюшский район
Тукаевский район 658 2,2
Тюлячинский район 15 0,1
Черемшанский район
Чистопольский район 151 0,7
Ютазинский район 12 0,1

В республике Башкортостан кряшены компактно проживают в Бакалинском районе в сёлах Старые Маты и Новые Маты, Новый Илик, Умирово, Новые Балыклы, Бюзюр, Утар, Кураз, Старый Азмей (совместно с башкирами) и др. По результатам переписи 2002 года, всего в Башкортостане проживают 4510 кряшен; по неофициальным данным — более 10 тысяч.

Генетические исследования

Разные субэтносы татар Поволжья (казанских татар, мишарей, кряшен) объединяет высокая (более 60%) доля наиболее частых гаплогрупп Y-хромосом: I1-M253, N1c-LLY22g, R1a-M198, сочетание которых характерно для населения Урало-Поволжья и Севера Восточной Европы. Преобладание этого компонента может указывать на сохранение в генофонде татар Поволжья наследия дотюркского автохтонного (или, во всяком случае, дозолотоордынского) населения региона.

Доля принесенного миграциями «южного» генетического компонента (суммарный вклад гаплогрупп Е1b1b1-M35; G2a-P15; I2а-P37.2; J1-М267; J2-M172) у казанских татар составляет 15%, у мишарей -23%, у кряшен — 29% При этом в «южном» компоненте казанских татар преобладает гаплогруппа I2a-P37.2 (распространенная в Восточной Европе и в Cредиземноморье) у кряшен гаплогруппы G2a-P15 и J2-M172 (переднеазиатские по происхождению, но первая доминирует в популяциях Западного Кавказа, а вторая J2-M172 «кавказско-переднеазиатская».) Вклад третьего, наиболее тусклorо у татар «Центральноазиатского» генетического компонента, составляет всего лишь 1% у казанских татар, 3%-у мишарей и 6% у кряшен (суммарная доля гаплогрупп С3-М217: О2-P31; O3-М122).

Популяция кряшен из Мамадышского и Алексеевского районов Татарстана характеризуется наличием гаплогрупп C3-M217 и G2a-P15, суммарная доля которых составляет около 20%. При этом все-таки доля гаплогруппы С3 в данной выборке кряшен меньше, чем гаплогруппы G2a.

Самоидентификация и современное положение

Существуют различные взгляды на кряшен; традиционным является мнение, что кряшены являются своеобразной частью татарского народа, её отстаивал Глухов-Ногайбек.

В то же время среди заметной части интеллигенции существует мнение о кряшенах, как отдельном народе.

Сторонники того, что кряшены являются отдельным от татар народом, считают также, что с того времени быт татар-мусульман под влиянием и по требованию ислама менялся, по мере проникновения последнего в массы. По их мнению, помимо языка и быта кряшены в этническом отношении сохранили свои первоначальные древние качества.

Одну из таких версий выдвигает историк и богослов Александр Журавский. Согласно его версии, кряшены не являются крещёнными в XVI веке татарами, а являются потомками тюркских племён, крещёных не позднее XII века, проживавших в Волго-Камском регионе и ко времени падения Казанского ханства пребывавших в полуязыческом-полухристианском состоянии. В то же время, исследователь отмечает, что эти вопросы не представляются актуальными для официальной науки, и потому их обязано изучать церковное краеведение.

Вопрос о происхождении и положении кряшен активизировался перед всероссийской переписью населения 2002 года. В октябре 2001 года кряшены приняли декларацию о самоопределении, год спустя одобренную Межрегиональной конференцией кряшен РФ.. Вопрос вышел за рамки исторического и культурного и стал политическим.

Православный священник из кряшен Павел Павлов находит саму идею «возвращения» в ислам оскорбительной: «За минувшие пять лет было множество призывов в прессе, чтобы мы вернулись в лоно ислама, что нас простят. Это действует, капля за каплей — соседи начинают поговаривать: „Почему вы ходите в церковь? Пойдём с нами в мечеть“. Но если мы православные, за что нам извиняться?».

Всероссийская перепись населения 2010 года выявила увеличение численности кряшен по сравнению с переписью 2002 года. Так, в 2002 году, согласно данным Росстата, в России проживало всего 24668 кряшен, из которых 18760 человек — в Татарстане. В 2010 году численность граждан России, назвавших себя кряшенами, выросла до 34822 человек по России, а 29962 из них проживали в Татарстане. Таким образом, по России кряшенское население увеличилось на 41,1 %, в Татарстане — на 59,7 %.

Примечания

  1. Глухов-Ногайбек М.С. Судьба гвардейцев Сеюмбеки. Казань, 1993.
  2. 1 2 3 4 5 Всероссийская перепись населения 2010 года. Официальные итоги с расширенными перечнями по национальному составу населения и по регионам.: см.
  3. Итоги национальной переписи населения 2009 года. Национальный состав, вероисповедание и владения языками в Республике Казахстан (недоступная ссылка)
  4. «История и культура татар-кряшен (XVI—ХХ вв.) Казань. 2017. 960 с.
  5. Нагайбаки — кто они? // Администрация Нагайбакского муниципального района
  6. Перечень народностей для разработки материалов Всесоюзной переписи населения 1926 года // Всесоюзная перепись населения 1926. — М.: Издание ЦСУ СССР, 1929. — Т. XVII. СССР. — С. 106.] (перепечатка в Демоскоп Weekly № 267—268 27 ноября—10 декабря 2006)
  7. Исхаков Д. М. Перепись населения и судьба нации // Татарстан. — № 3. — С. 18-23.
  8. 1 2 3 Уразманова, Чешко, 2001, с. 21—22.
  9. 1 2 Кадырова Г. А.Этнокультурные взаимодействия кряшен с другими народами Волго-Уральского региона : по материалам народного костюма // Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. — Омск: ОмГПУ, 2002. — С. 27-30
  10. Никитина Г. А. Кряшены Удмуртии: этнокультурный портрет // Вестник Удмуртского университета. Серия: История и филология. — Ижевск: УдГУ, 2012. — Вып. 3. — С. 73–81.
  11. В России появилась новая народность — кряшены. Newsru.com. Проверено 13 февраля 2014.
  12. 1 2 3 Татарская энциклопедия: В 5 т., — Казань: Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 2006. — Т. 3., стр. 462.
  13. 1 2 3 Раздел 2. Кряшены (историко-этнографический очерк) // Исхаков Д. М. Татарская нация: история и современное развитие. Казань: Магариф, 2002
  14. Уразманова, Чешко, 2001, с. 16.
  15. Ислаев Ф. Г. Православные миссионеры в Поволжье. — Казань: Татарское книжное издательство, − 1999.
  16. Исхаков Р. Р. Культ мусульманских святых в религиозно-обрядовой традиции татар-кряшен волго-уралья (XIX – начало ХХ В.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — Тамбов: Грамота, 2015. — № 12 (62): в 4-х ч. Ч. III. — С. 78-81. — ISSN 1997-292X.
  17. Филиппов Г. Из истории христианского просвещения крещёных татар-мещеряков Тетюшского и Цивильского уездов Казанской губернии // Известия по Казанской епархии. 1915. № 37. стр. 1036-1043.
  18. Генеральный план Макаровского сельского поселения Лаишевского района
  19. Топонимика сел Лаишевского района
  20. Уразманова, Чешко, 2001, с. 436.
  21. Глухов М. С. Tatarica. Энциклопедия. — Казань: Ватан, 1997. С.328.
  22. Глухов М. С. Tatarica. Энциклопедия. — Казань: Ватан, 1997. С.329.
  23. Глухов М. С. Tatarica. Энциклопедия. — Казань: Ватан, 1997. С.39.
  24. Трофимова, 1948.
  25. Уразманова, Чешко, 2001, с. 36.
  26. Татарский христианский шамаиль Динара Бухарова Хусяинова, Turkportal.ru
  27. В феврале-апреле 1924 вместо газеты «Киняш» вышло три номера одноимённого журнала.
  28. Православие в Татарстане. // Храм в честь Тихвинской иконы Божией Матери
  29. Сетевой этнокультурный проект кряшенского народа (недоступная ссылка). Проверено 1 мая 2009. Архивировано 24 июля 2007 года.
  30. Начинается выпуск газеты «Кряшенские известия» // Русская линия
  31. Ватандаш / Соотечественник / Compatriot
  32. 1 2 Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К., Юсупов Ю.М., Схаляхо Р.А., Долинина Д.О., Падюкова А.Д., Кузнецова М.А., Маркина Н.В., Атраментова Л.А., Лавряшина М.Б., Балановский О.П. Татары Евразии: своеобразие генофондов крымских, поволжских и сибирских татар (рус.) // Вестник Московского университета. Серия XXIII. «Антропология». — 2016. — № С. 72-82.
  33. Раздел 1. Мы — татары интернет-версия Архивная копия от 1 февраля 2009 на Wayback Machine // Исхаков Д. М. Татарская нация: история и современное развитие. Казань: Магариф, 2002
  34. Сидорова Т. Кряшены в Татарстане: быть ли им отдельной нацией // Аргументы и факты, № 49 04.12.2012
  35. На IX-Х Рожденственских чтениях в Москве. Секция Краеведение.
  36. Недонарод. Перепись населения не поставила точку в «кряшенской проблеме» // Новые известия
  37. Холмогоров Е. С. Кряшенский ключ // Спецназ России. № 08 (71). 2002.
  38. Чем обусловлен рост числа кряшен в Татарстане: мнения // Новости Ислама
  39. Постановление Правительства РФ № 255 от 24 марта 2000 года «О едином перечне коренных малочисленных народов РФ»

Литература

  • Амелина Я. А. «Я душой русский, сердцем — татарин» // Столетие.ру. — 12.11.2010.
  • Есть такой народ – кряшены: Проблемы этноконфессиональной идентификации кряшен / Сборник материалов / Сост., науч. ред., автор поясн. ст. и коммент. к.и.н. А. В. Фокин. — Казань: Кряшенский приход г. Казани, Совет ветеранов кряшенского движения г. Казани, 2011. — 300 с.
  • Исхаков Р. Р. Очерки истории традиционной культуры и религиозности татар-кряшен (XIX – начало XX вв.): монография. — Казань: Изд-во «Центр инновационных технологий», 2014. — 332 с. — ISBN 978-5-93962-691-0.
  • Исхаков Р. Р., Мусина Р. Н., Суслова С. В., Уразманова Р. К., Халиков Н. А. Кряшены // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016)
  • Кряшены // Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8.
  • Мухаметшин Ю. Г. Татары-кряшены. Историко-этнографическое исследование материальной культуры. Середина XIX – начало XX в.. — М.: Наука, 1977. — 184 с.
  • Перепись и национальности // Демоскоп Weekly. — 21.10.—03.11.2002. — № 85—86.
  • Рылова Э. Синдром старшего брата // Российская газета. — 21.02.2002. (перепечатка — Демоскоп Weekly, № 55—56 18 февраля—3 марта 2002)
  • Соколовский С. В. Татары и кряшены в переписи населения 2002 г. // Этнометодология: проблемы, подходы, концепции. — 2004. — Вып. 10. — С. 99—142.
  • Соколовский С. В. Кряшены во Всероссийской переписи населения 2002. — М.: Институт этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая РАН, 2004. — 152 с. — ISBN 5-201-00889-5.
  • Татары / Отв. ред. Р. К. Уразманова, С. В. Чешко. — М.: Наука, 2001. — 583 с. — (Народы и культуры). (оглавление)
  • Трофимова Т. А. Этногенез татар Среднего Поволжья в свете данных антропологии // Происхождение казанских татар. — Казань, 1948. — С. 30—34.

Удивительные приключения баскаков на Руси

В эти дни 780 лет назад монголо-татарское войско завершило штурм Владимира, столицы Северо-Восточной Руси. Впереди был разгром Батыем владимирских ратей на Сити, поход на Запад (монголо-татары дошли до Адриатики. Разбив по пути поляков, венгров и т. д.). Очень многое в отношениях Руси и Орды остается предметом увлеченных споров историков. Одна из загадок того времени — баскаки, ханские наместники в русских княжествах.

Уже в наше время, в 2005 году, во Владимире, в районе дома № 2 на улице Гагарина (там сейчас «Макдоналдс» и торговый центр), археологи обнаружили признаки сгоревшей богатой татарской городской семейной усадьбы. Ее датировали примерно XIV веком. Почему татарской? Потому что предметы, найденные при раскопках, не использовались местными русскими жителями.

На таких скудных данных выстроилось предположение, что это была усадьба баскака, ханского наместника. Но чем конкретно занимались баскаки на Руси?

Казалось бы, это давно изученный вопрос. Всем известна картина художника Иванова «Баскаки», написанная в 1908 году. Типичный восточный деспот восседает посреди села на коне, а перед ним местные разложили дань в виде всяких припасов и рабов.

Но не все так просто. Археологические находки можно пересчитать по пальцам, как и упоминания баскаков в летописях и актовых источниках.

Точно одно — баскаки на Руси были.

Баскак — тюркское слово. Буквальных значений у него несколько. Одни переводят его как «чиновник, ставивший печать на документы». Другой перевод — «охранитель», «опекун», «ханский наместник» и даже «защитник». Есть и монгольское слово с аналогичным смыслом — даруга. Но его переводят как «правитель». Такие должности встречаются в других завоеванных монголами землях: в Средней Азии, Иране, Закавказье. Но не на Руси.

Кого, от кого и что мог защищать баскак во Владимире? Каков был его функционал?

До сих пор в трудах по истории ордынского владычества на Руси и в энциклопедиях можно встретить версию влиятельного советского историка Арсения Насонова. Он считал, что баскаки были монгольскими военачальниками, которые командовали отрядами, набранными из населения завоеванной страны.

По версии Насонова, дислоцировались эти отряды в местах, которые и сегодня сохранили в своем названии слово «баскак» (а таких мест немало в Центральной России). Насонов считал, что баскаческие отряды были поставлены в Муромской, Рязанской и Суздальской землях.

Вот например, есть село Баскаки и у нас в области, в Суздальском районе. Может, и там стоял баскаческий отряд?

Другие историки указывают на то, что в летописях действия баскаческих отрядов почти не описаны, даже тогда, когда происходили антиордынские восстания. Лишь в одном случае (из него и исходил Насонов) летописцы прямо упоминают отряд курского баскака Ахмата. Но числом всего 32 человека. Отряд охранял братьев Ахмата. В том же летописном эпизоде этот отряд был легко разбит местным русским князем. Три десятка воинов для контроля над большой территорией — маловато будет. Скорее, просто эскорт при перемещении по стране.

Слово «баскаки» в названиях сел могли остаться потому, что им там принадлежали земли. Тот же курский баскак Ахмат имел слободы, население которых порой разоряло земли соседних князей.

Но военные ли это были станы? Когда местные князья с разрешения одного из ордынских ханов захватили эти слободы и «распустили», часть своего народа они вывели к себе. То есть «Ахматовы слободы» были скорее поселениями торгово-ремесленного люда, сбегавшегося под защиту баскака. Есть такая версия историка Вадима Каргалова.

Много споров и о том, какое отношение баскаки имели к сбору дани. То, что имели — бесспорно. В ярлыке хана Менгу-Тимура от 1267 года, который был выдан православному духовенству как документ об освобождении от налогов, четко сказано: «от попов и от чернецов ни дани, ни иного чего ни хотять ни възмуть баскаци, княжи писци, поплужники, таможници…».

По летописям видно, что баскаки появляются на Руси только спустя несколько десятков лет после Батыева нашествия. Поначалу сбор дани (налогов того вреемни) завоеватели отдали на откуп купцам-бесерменам (отсюда — слово «бусурманы»). Но «перегибы на местах» привели к восстаниям, и в 1262 году бесерменов из русских городов изгнали. А некоторых и «избили».

Обеспечивать сбор дани (налогов) должны были и русские князья. Появление же баскаков связывают с двумя событиями. Первое — перепись населения для точного «налогообложения», которую проводили примерно в 1257 году специальные «численники». Вот, вероятно, перепись и организацию сбора дани как раз контролировали баскаки. Но для непосредственного сбора подати у монголо-татар были другие категории чиновников.

Есть версия, что со сбором дани стало туго после того, как в 1263 году умер великий князь Александр Ярославич (Невский), который имел прекрасное реноме в Орде и четко соблюдал вассально-даннические отношения с ханами. Может быть, его брат и преемник Ярослав Ярославич не смог обеспечить регулярное поступление ордынской дани? Вот тогда на Руси и появились баскаки, призванные наладить сбор дани?..

Но первое упоминание о баскаках относится к 1255 году — и в южных землях, где баскак действует вместе с киевским князем Федором при «скандальном» нападении его на кортеж новгородского владыки.

Нигде в летописях не написано, что баскаки сами собирали дань. И похоже, что ближе к реальности версия Каргалова, который считал, что баскаки держали в повиновении не всю Русь, а непосредственно князей (как вторые секретари ЦК союзных республик при СССР).

Чаще всего баскаки упоминаются при князьях (хотя самовольный курский баскак Ахмат со своими слободами, конфликтовавший с князьями, портит эту картину).

Сохранилось сообщение новгородской летописи, которое прославило в веках именно владимирского баскака. Может быть, того самого, который жил с семьей в найденной археологами усадьбе, в пяти минутах ходьбы от Успенского собора и княжеских хоромов…

Итак, под 1268 годом новгородская летопись упоминает о намерении Ярослава Ярославича в очередной раз воевать с немецкими рыцарями. Для этого он объявил сбор войск в Новгороде и «хотѣша ити къ Колываню», то есть — походом на город Таллин. При этом назван присутствовавший в то время в Новгороде «баскакъ великъ Володимерьскыи, именемъ Амраган».

Сколько версий наплодили историки и писатели из этой фразы! Что Амраган вместе с Ярославом был во главе войск, собирающихся против Ливонского ордена. Что он сам был там со своим войском (хотя в летописи об этом нет ни слова), поддерживая действия князя. Возникла дискуссия и вокруг выражения «великий баскак». Мол, если в стольном Владимире базировался великий баскак, то в других землях были менее значительные баскаки? И между ними была некая иерархия? Или Амрагана просто назвали великим потому, что он был спутником великого князя? Точных данных нет.

Но ясно — после середины XIV века баскаки больше не упоминаются в документах той поры. И здесь у нас, когда Иван Калита и последующие московские князья (и по-прежнему с ханскими ярлыками на великое княжение) полностью взяли под контроль сбор и уплату дани Орде, баскаки исчезли еще раньше. Их функции взяли на себя русские князья.

Баскаки оставили еще одну загадку. Она связана с посланиями митрополитов по поводу спора между Рязанской и Сарайской епархиями (в столице Орды Сарае был центр православной епархии) за Червленый Яр, это местность в Рязанской земле. Митрополит Алексий в 1356 году так начинал свое послание: «Благословенье Алексия, митрополита всея Руси, к всем крестьяном (христианам. — Прим. автора), обретающимся в пределе Червленого Яру, и по караулом возле Хопор, по Дону, попом и дьяконом, и к баскаком, и к сотником, и к бояром…». Баскаки перечисляются в этом ряду как русские сановники и христиане.

Историки в этом ничего удивительного не видят. Среди золотоордынских татар было много православных, равно как и представителей других религий.

…Баскаки ушли в историю, оставив нам и слово, и названия сел. Знатный русский род Зубовых гордо вел свою родословную от того самого Амрагана, который, получается, из Владимира.

8. Сводный хронологический перечень ордынских вторжений на Русь

(карательных походов, военно-грабительских набегов и войн), а также военно-политических и административных мер (наказание городов разорением, срытие крепостей, введение переписей населения для учета собираемой дани) и русская реакция на все эти формы давления

1243 г. Батый вызывает великого князя Ярослава II Всеволодовича Владимиро-Суздальского в Орду и вручает ему в ханской Ставке в Сарае ярлык (знак-разрешение) на великое княжение на Руси: «Буде ты старее всем князьям в Русском языце».

Так был осуществлен и юридически оформлен односторонний акт вассального подчинения Руси Золотой Орде.

Русь, согласно ярлыку, теряла право воевать и должна была регулярно ежегодно дважды (весной и осенью) уплачивать ханам дань. В русские княжества — их столицы — были посланы баскаки (наместники), долженствующие наблюдать за неукоснительным сбором дани и соблюдением ее размеров.

1243—1252 гг. Это десятилетие было временем, когда ордынские войска и чиновники не беспокоили Русь, получая своевременно дань и изъявления внешней покорности. Русские же князья в этот период оценивали сложившуюся обстановку и вырабатывали свою линию поведения по отношению к Орде.

Две линии русской политики:

I. Линия систематического партизанского сопротивления и непрерывных «точечных» восстаний: («бегати, а не царю служити») — вел. кн. Андрей I Ярославович, Ярослав III Ярославович и др.

II. Линия полного, беспрекословного подчинения Орде (Александр Невский и большинство других князей).

1252 г. Вторжение т.н. «Неврюевой рати» (первое после 1239 г.) в Северо-Восточную Русь.

Причины вторжения: Наказать за неповиновение великого князя Андрея I Ярославича и ускорить полную выплату дани. Ордынские силы: Войско Неврюя имело значительную численность — минимум 10 тыс. чел. и максимум 20—25 тыс. Это косвенно следует из титула Неврюя (царевич) и наличия в его войске двух крыльев, возглавляемых темниками — Елабугой (Олабугой) и Котием, а также из того, что рать Неврюя смогла рассеяться по Владимиро-Суздальскому княжеству и «прочесать» его!

Русские силы: Состояли из полков кн. Андрея (т.е. регулярных войск) и дружины (добровольческих и охранных отрядов) тверского воеводы Жирослава, посланного тверским князем Ярославом Ярославичем на помощь брату. Эти силы на порядок были меньше ордынских по своей численности т.е. 1,5—2 тыс. чел.

Ход вторжения: Перейдя р. Клязьму у Владимира, карательная рать Неврюя спешно направилась к Переяс-лавлю-Залесскому, где укрылся кн. Андрей, и, настигнув войско князя, разбило его наголову. Ордынцы разграбили и разорили город, а затем оккупировали всю Владимирскую землю и, возвращаясь в Орду, «прочесали» ее.

Итоги вторжения: Ордынское войско согнало и захватило десятки тысяч пленных крестьян (для продажи на восточных рынках) и сотни тысяч голов скота и увело их в Орду. Кн. Андрей с остатками дружины бежал в Новгородскую республику, которая отказалась дать ему убежище, опасаясь ордынских репрессий. Боясь, что кто-либо из «своих» выдаст его Орде, Андрей бежал в Швецию. Таким образом, первая же попытка сопротивления Орде провалилась. Русские князья отказались от линии сопротивления и склонились к линии повиновения.

1255 г. Первая полная перепись населения Северо-Восточной Руси, проведенная Ордой. Сопровождалась спонтанными волнениями местного населения, разрозненными, неорганизованными, но объединенными общим требованием масс: «не давать числа татарам», т.е. не сообщать им никаких данных, могущих стать основой для фиксированной выплаты дани.

1257 г. Ордынская администрация делает попытку провести перепись в Новгороде, где в 1255 г. перепись не проводилась.

Эта мера сопровождалась восстанием новгородцев, изгнанием из города ордынских «счетчиков», что привело к полному провалу попытки собрать дань.

1259 г. Карательно-контрольное войско ордынских послов — мурз Берке и Касачика — направлено в Новгород для сбора дани и предотвращения антиордынских выступлений населения. Новгород, как всегда в случае военной опасности, уступил силе и традиционно откупился, а также дал обязательство сам, без напоминаний и давления, ежегодно регулярно выплачивать дань, «добровольно» определяя ее размер, без составления переписных документов, в обмен на гарантию отсутствия в городе ордынских сборщиков.

1262 г. Совещание представителей русских городов с обсуждением мер по сопротивлению Орде.

Принято решение об одновременном изгнании сборщиков дани — представителей ордынской администрации в городах Ростове Великом, Владимире, Суздале, Переяславле-Залесском, Ярославле, где происходят антиордынские народные выступления. Эти бунты были подавлены ордынскими военными отрядами, находившимися в распоряжении баскаков. Но тем не менее ханская власть учла уже 20-летний опыт повторения таких стихийных мятежных вспышек и отказалась от баскачества, передав с этих пор сбор дани в руки русской, княжеской администрации.

С 1263 г. русские князья стали сами привозить дань в Орду.

Таким образом, формальный момент, как и в случае с Новгородом, оказался определяющим. Русские не столько сопротивлялись факту выплаты дани и ее размерам, сколько были задеты инонациональным, чужестранным составом сборщиков. Они готовы были платить больше, но «своим» князьям и их администрации. Ханские власти быстро поняли всю выгоду такого решения для Орды:

во-первых, отсутствие собственных хлопот,

во-вторых, гарантия прекращения восстаний и полное повиновение русских.

в-третьих, наличие конкретных ответственных лиц (князей), которых всегда легко, удобно и даже «законно» можно было привлечь к ответственности, наказать за невзнос дани, а не иметь дело с труднопреодолимыми стихийными народными восстаниями тысяч людей.

Это весьма раннее проявление специфически русской общественной и индивидуальной психологии, для которой важно видимое, а не существенное и которая всегда готова сделать фактически важные, серьезные, существенные Уступки в обмен на видимые, поверхностные, внешние, «игрушечные» и мнимо престижные, будет неоднократно Повторяться на протяжении русской истории вплоть до нашего времени.

Русский народ легко уговорить, задобрить мелочной подачкой, пустяком, но его нельзя раздражать. Тогда он становится упрямым, несговорчивым и безрассудным, а порой даже гневным.

Но его можно буквально взять голыми руками, обвести вокруг пальца, если сразу уступить в каком-нибудь пустяке. Это хорошо поняли монголы, какими были первые ордынские ханы — Бату и Берке.

Позднее ханская власть сама измельчала, утратила государственную мудрость и исподволь своими ошибками «воспитала» из Руси своего столь же коварного и осмотрительного врага, каким была сама. Но в 60-х годах XIII в. до этого финала было еще далеко — целых два столетия. А пока Орда вертела русскими князьями и через них всей Русью, как хотела.

1272 г. Вторая ордынская перепись на Руси под руководством и присмотром русских князей, русской местной администрации.

Она прошла мирно, спокойно, без сучка, без задоринки. Ведь ее проводили «русские люди», и население было спокойно. А то, что она проводилась по ханским приказам, что русские князья доставляли ее данные в Орду и эти данные прямо служили ордынским экономическим и политическим интересам, — все это было для народа «за кадром», все это его «не касалось» и не интересовало. Видимость, что перепись идет «без татар», была важнее сущности, т.е. усиления наступившего на ее основе налогового гнета, обнищания населения, его страданий. Все это «было не видно», а следовательно, по русским представлениям значит, этого и… не было.

Более того, всего за три десятилетия, истекших с момента порабощения, русское общество, по существу, свыклось с фактом ордынского ига, а то обстоятельство, что оно было изолировано от непосредственного контакта с представителями Орды и передоверило эти контакты исключительно князьям — вполне удовлетворяло его, как простых людей, так и знатных.

Пословица «с глаз долой — из сердца вон» очень точно и верно объясняет эту ситуацию. Как явствует из тогдашних летописей, житий святых и свято-отеческой и иной религиозной литературы, являвшейся отражением господствующих идей, русские всех сословий и состояний не имели никакого желания поближе узнать своих поработителей, познакомиться с тем, «чем они дышат», что думают, как мыслят, как понимают себя и Русь. В них видели «наказание божие», ниспосланное на русскую землю за грехи. Если бы не грешили, не прогневили Бога, не было бы таких бедствий, — вот отправная точка всех разъяснений со стороны властей и церкви тогдашнего «международного положения». Не трудно видеть, что эта позиция не только весьма и весьма пассивна, но что она, кроме того, фактически снимает вину за порабощение Руси и с монголо-татар, и с русских князей, допустивших такое иго, и перекладывает его целиком на народ, оказавшийся порабощенным и страдавший от этого более всех.

Исходя из тезиса греховности, церковники призывали русский народ не к сопротивлению захватчикам, а, наоборот, к собственному покаянию и к покорности «татарам», не только не осуждали ордынскую власть, но и… ставили ее в пример своей пастве. Это было прямой оплатой со стороны православной церкви дарованных ей ханами огромных привилегий — освобождения от налогов и поборов, торжественных приемов митрополитов в Орде, учреждения в 1261 г. особой Сарайской епархии и разрешения воздвигнуть православный храм прямо напротив ханской Ставки .

Необходимо заметить, что на пороге XXI в. мы переживаем аналогичную ситуацию. Современные «князья», подобно князьям Владимиро-Суздальской Руси, пытаются эксплуатировать невежество и рабскую психологию народа и даже культивировать ее не без помощи все той же церкви.

В конце 70-х годов XIII в. завершается период временного затишья от ордынских беспокойств на Руси, объяснимого десятилетней подчеркнутой покорностью русских князей и церкви. Внутренние потребности хозяйства Орды, извлекавшей постоянную прибыль из торговли невольниками (пленными в период войны) на восточных (иранских, турецких и арабских) рынках, требуют нового притока средств, и поэтому в 1277—1278 гг. Орда дважды совершает локальные набеги в пограничные русские пределы исключительно для увода полонянников.

Показательно, что в этом принимает участие не центральная ханская администрация и ее военные силы, а региональные, улусные власти на периферийных участках территории Орды, решающие этими набегами свои местные, локальные экономические проблемы, а потому строго ограничивающие и место, и время (очень краткое, исчисляемое неделями) этих военных акций.

В 1277 г. набег на земли Галицко-Волынского княжества совершают находившиеся под властью темника Ногая отряды из западных днестровско-днепровских районов Орды, а в 1278 г. аналогичный локальный набег следует из Поволжья на Рязань, причем он ограничивается только этим княжеством.

1280—1290 гг. В период следующего десятилетия — в 80-е и в начале 90-х годов XIII в. — происходят новые процессы в русско-ордынских отношениях.

Русские князья, освоившиеся за предшествующие 25— 30 лет с новой обстановкой и лишенные, по существу, всякого контроля со стороны отечественных органов, ликвидированных Ордой, начинают сводить свои мелкие феодальные счеты друг с другом при помощи ордынской военной силы.

Подобно тому, как в XII в. черниговские и киевские князья боролись друг с другом, призывая на Русь половцев, так и князья Северо-Восточной Руси борются в 80-х годах XIII в. друг с другом за власть, опираясь на ордынские отряды, которые они приглашают пограбить княжества своих политических противников, т.е., по сути дела, хладнокровно призывают иностранные войска опустошать области, населенные их русскими соотечественниками.

В 1281 г. сын Александра Невского Андрей II Александрович, князь Городецкий, приглашает ордынское войско против своего брата великого князя Дмитрия I Александровича и его союзников. Это войско организуется ханом Туда-Менгу, который одновременно отдает Андрею II ярлык на великое княжение, еще до исхода военного столкновения. Дмитрий I, спасаясь от ханских войск, бежит вначале в Тверь, затем в Новгород, а оттуда в свое владение на Новгородской земле — Копорье. Но новгородцы, заявляя себя лояльными к Орде, не пропускают Дмитрия в его вотчину и, пользуясь расположением ее внутри новгородских земель, заставляют князя срыть все ее фортификационные укрепления и в конце концов вынуждают Дмитрия I бежать из Руси в Швецию, угрожая выдать его татарам.

Ордынское же войско под предлогом преследования Дмитрия I, опираясь на разрешение Андрея II, проходит и опустошает несколько русских княжеств — Владимирское, Тверское, Суздальское, Ростовское, Муромское, Переяславль-Залесское и их столицы. Ордынцы доходят до Торжка, практически оккупируя всю Северо-Восточную Русь до границ Новгородской республики.

Протяженность всей территории от Мурома до Торжка (с востока на запад) составляла 450 км,а с юга на север — 250—280 км, т.е. почти 120 тысяч квадратных километров, которые были опустошены военными действиями. Это восстанавливает против Андрея II русское население разоренных княжеств, и его формальное «воцарение» после бегства Дмитрия I не приносит спокойствия.

Дмитрий I возвращается в Переяславль и готовится к реваншу, Андрей II выезжает в Орду с просьбой о помощи, а его союзники — Святослав Ярославич Тверской, Даниил Александрович Московский и новгородцы — едут к Дмитрию I и заключают с ним мир.

В 1282 г. Андрей II приходит из Орды с татарскими полками под предводительством Турай-Темира и Али, доходит до Переяславля и вновь изгоняет Дмитрия, который бежит на этот раз к Черному морю, во владения темника Ногая, и, играя на противоречиях Ногая и сарайских ханов, приводит данные Ногаем войска на Русь и заставляет Андрея II вернуть ему великое княжение.

Цена этого «восстановления справедливости» весьма высока: ногайским чиновникам отдается на откуп сбор дани в Курске, Липецке, Рыльске; разорению вновь подвергаются Ростов, Муром. Конфликт двух князей (и примкнувших к ним союзников) продолжается все 80-е годы и в начале 90-х. В 1285 г. Андрей II вновь едет в Орду и приводит оттуда новый карательный отряд ордынцев во главе с одним из сыновей хана. Однако Дмитрию I удается успешно и быстро разбить этот отряд.

Таким образом, первая победа русских войск над регулярными ордынскими войсками была одержана в 1285 году, а не в 1378 г., на р. Воже, как обычно считают.

Не удивительно, что Андрей II прекратил в последующие годы обращаться за помощью к Орде.

Небольшие грабительские экспедиции ордынцы посылали в конце 80-х годов на Русь сами:

В 1287 г. — во Владимир и в 1288 г. — на Рязань и Муром и в мордовские земли. Эти два набега (кратковременных) носили конкретный, локальный характер и имели целью грабеж имущества и захват полонянников. Они были спровоцированы доносом или жалобой русских князей.

Но в 1292 г. Андрей Городецкий вместе с князьями Дмитрием Ростовским, Константином Углицким, Михаилом Белозерским, Федором Ярославским и епископом Та-расием отправились в Орду жаловаться на Дмитрия I Александровича.

Хан Тохта, выслушав жалобщиков, отрядил значительное войско под предводительством своего брата Тудана (в русских летописях — Деденя) для проведения карательной экспедиции.

«Деденёва рать» прошла по всей Владимирской Руси, разорив столицу г. Владимир и еще 14 городов:

1. Муром

2. Суздаль

3. Гороховец

4. Стародуб

5. Боголюбов

6. Юрьев-Польской

7. Городец

8. Углечеполе (Углич)

9. Ярославль

10. Нерехта

11. Кснятин

12. Переяславль-Залесский

13. Ростов

14. Дмитров.

Кроме них оставались нетронутыми нашествием всего 7 городов, лежавших вне маршрута движения отрядов Тудана:

1. Кострома

2. Тверь

3. Зубцов

4. Москва

5. Галич Мерьский

6. Унжа

7. Нижний Новгород

На подходе к Москве (или у Москвы) рать Тудана разделилась на два отряда, один из которых направился к Коломне, т.е. на юг, а другой — на запад: к Звенигороду-Можайску, Волоколамску.

В Волоколамске ордынское войско получило дары от новгородцев, поспешивших привезти и вручить подарки ханскому брату далеко от своих земель. На Тверь Тудан не пошел, а вернулся в Переяславль-Залесский, сделанный базой, куда свозилась вся награбленная добыча и концентрировались пленные.

Этот поход был значительным погромом Руси. Возможно, что Тудан со своим войском проходил также Клин, Серпухов, Звенигород, не названные в летописях. Таким образом, район его действий охватывал около двух десятков городов.

В 1293 г. зимой под Тверью появился новый ордынский отряд под предводительством Токтемира, который приходил с карательными целями по просьбе одного из князей для наведения порядка в феодальных распрях. Он имел ограниченные цели, и летописи не описывают его маршрута и времени пребывания на русской территории.

Во всяком случае, весь 1293 г. прошел под знаком очередного ордынского погрома, причиной которого было исключительно феодальное соперничество князей. Именно они были главной причиной ордынских репрессий, обрушивавшихся на русский народ.

1294—1315 гг. Два десятилетия проходят без всяких ордынских вторжений.

Князья регулярно вносят дань, народ, напуганный и обнищавший от предыдущих грабежей, медленно залечивает экономические и людские потери. Только вступление на престол чрезвачайно властного и активного хана Узбека открывает новый период давления на Русь.

Основная идея Узбека состоит в том, чтобы достичь полного разобщения русских князей и превращения их в непрерывно враждующие группировки. Отсюда его план — передача великого княжения самому слабому и невоинственному князю — Московскому и ослабление прежних правителей «сильных княжеств» — Ростовского, Владимирского, Тверского.

Хан Узбек практикует для обеспечения сбора дани отправку вместе с князем, получившим инструкции в Орде, специальных уполномоченных-послов в сопровождении военных отрядов численностью в несколько тысяч человек (иногда там было 5 темников!). Каждый князь собирает дань на территории соперничающего князя.

С 1315 г. по 1327 г., т.е. за 12 лет, Узбек направил 9 военных «посольств». Их функции были не дипломатические, а военно-карательные (полицейские) и отчасти — военно-политические (давление на князей).

В 1315 г. «послы» Узбека сопровождают великого князя Михаила Тверского (см. таблицу послов), и их отряды грабят Ростов и Торжок, близ которого они разбивают отряды новгородцев.

В 1317 г. ордынские карательные отряды сопровождают Юрия Московского и грабят Кострому, а затем пытаются ограбить Тверь, но терпят сильное поражение.

В 1319 г, вновь совершается ограбление Костромы и Ростова.

В 1320 г. — Ростов в третий раз становится жертвой ограбления, но в основном разоряют Владимир.

В 1321 г. — дань выбивают из г. Кашина и Кашинского княжества.

В 1322 г. — карательной акции по взиманию дани подвергается Ярославль и города Нижегородского княжества.

В 1327 г. — новгородцы, напуганные ордынской активностью, «добровольно» выплачивают Орде дань в 2000 рублей серебром.

В 1327 г. происходит знаменитое нападение отряда Челкана (Чолпана) на Тверь, известное в летописях как «Щелканово нашествие», или «Щелканова рать». Оно вызывает беспримерно решительное восстание горожан и уничтожение «посла» и его отряда. Самого «Щелкана» сжигают в избе.

В 1328 г. следует специальная карательная экспедиция против Твери под руководством трех «послов» — Туралыка, Сюги и Федорока — и с 5 темниками, т.е. целая армия, которую летопись определяет как «великую рать». В разорении Твери наряду с 50-тысячным ордынским войском участвуют и московские княжеские отряды.

С 1328 г. по 1367 г. — наступает «тишина великая» на целых 40 лет.

Она является прямым результатом трех обстоятельств:

1. Полного разгрома Тверского княжества как соперника Москвы и тем самым устранения причины военно-политического соперничества на Руси.

2. Своевременного собирания дани Иваном Калитой, который в глазах ханов становится образцовым исполнителем фискальных поручений Орды и изъявляет ей, кроме того, исключительную политическую покорность, и, наконец,

3. Результатом понимания ордынскими правителями, что в русском населении созрела решимость борьбы с поработителями и поэтому необходимо применять иные формы давления и закрепления зависимости Руси, кроме карательных.

Что же касается использования одних князей против других, то и эта мера не представляется уже универсальной перед лицом возможных неконтролируемых «ручными князьями» народных восстаний. Наступает перелом в русско-ордынских отношениях.

Карательные походы (нашествия) в центральные районы Северо-Восточной Руси с непременным разорением ее населения с этих пор прекращаются.

Вместе с тем кратковременные набеги с грабительскими (но не разорительными!) целями на периферийные участки русской территории, набеги на локальные, ограниченные участки продолжают иметь место и сохраняются как самая излюбленная и наиболее безопасная для ордынцев, односторонне-кратковременная военно-хозяйственная акция.

Так, в 1347 г. совершается ордынский набег на г. Алексин, пограничный город на московско-ордынской границе по Оке.

В 1365 г. в Рязанское княжество совершает набег ордынский князь Тагай.

В 1367 г. отряды князя Темир-Булата вторгаются с набегом в Нижегородское княжество, особенно интенсивно в пограничной полосе по р. Пьяна.

В 1370 г. следует новый ордынский набег на Рязанское княжество в районе московско-рязанской границы. Но через Оку ордынцев не пустили стоявшие там сторожевые полки князя Дмитрия IV Ивановича. А ордынцы, в свою очередь, заметив сопротивление, не стремились его преодолеть и ограничились разведкой.

В 1374 г. происходит антиордынское восстание в Новгороде, поводом к которому послужило прибытие ордынских послов в сопровождении большой вооруженной свиты в 800 чел. Это обычное для начала XIV в. сопровождение было, однако, расценено в последней четверти того же столетия как опасная угроза и спровоцировало вооруженное нападение новгородцев на «посольство», во время которого и «послы», и их охрана были полностью уничтожены.

В 1375 г. следует ордынский набег на г. Кашин, краткий и локальный.

Новым явлением в период с 1360 по 1375 г. являются ответные набеги, или, точнее, походы русских вооруженных отрядов в периферийные, зависимые от Орды, пограничные с Русью земли — в основном, в Булгары.

В 1360 г. первый такой набег совершают новгородские ушкуйники на г. Жукотин.

В 1370 г. второй набег-вторжение совершает князь Дмитрий Константинович Нижегородский на земли «параллельного» хана Булгарии — Булат-Темира.

В 1374 г. третий набег снова принадлежит ушкуйникам, которые грабят не только г. Булгар, но и не боятся проникнуть до Астрахани.

Наконец, в 1376 г. объединенное московско-нижегородское войско подготовило и осуществило 2-й поход на Булгары, причем взяло с города контрибуцию в 5000 рублей серебром. Это неслыханное еще за 130 лет русско-ордынских отношений нападение русских на зависимую от Орды территорию, естественно, вызывает ответную военную акцию.

В следующем, 1377 г. на пограничной русско-ордынской территории, на р. Пьяне, где нижегородские князья готовили новый набег на лежавшие за рекой мордовские земли, зависимые от Орды, они были атакованы отрядом царевича Арапши (Араб-шаха) и потерпели сокрушительное поражение.

2 августа 1377 г. соединенное ополчение князей Суздальских, Переяславских, Ярославских, Юрьевских, Муромских и Нижегородских было полностью перебито, а сам «главнокомандующий» князь Иван Дмитриевич Нижегородский утонул в реке, пытаясь спастись бегством, вместе со своей личной дружиной и своим «штабом». Это поражение русского войска объяснялось в значительной степени утратой им бдительности из-за многодневного пьянства.

Уничтожив русское войско, отряды царевича Арапши совершили набег на столицы незадачливых князей-вояк — Нижний Новгород, Муром и Рязань — и подвергли их полному разграблению и сожжению дотла.

В XIII в. после такого разгрома русские обычно на Ю—-20 лет теряли всякую охоту сопротивляться ордынским войскам, но в конце XIV в. обстановка совершенно изменилась: уже в 1378 г. союзник разбитых в битве на р. Пьяне князей московский великий князь Дмитрий IV Иванович, узнав, что сжегшие Нижний Новгород ордынские войска намерены идти к Москве под командованием мурзы Бегича, решил встретить их на границе своего княжества на Оке и не допустить к столице.

В августе 1378 г. на берегу правого притока Оки, реке Воже, в Рязанском княжестве, произошло сражение. Дмитрий разделил свое войско на три части и во главе главного полка атаковал ордынскую армию с фронта, в то время как князь Даниил Пронский и окольничий Тимофей Васильевич атаковали татар с флангов, в обхват. Ордынцы были разбиты наголову и бежали за р. Вожу, потеряв много убитых и обозы, которые русские войска захватили на другой день, бросившись преследовать татар.

Битва на р. Воже имела огромное моральное и военное значение как генеральная репетиция перед Куликовской, битвой, последовавшей спустя два года.

Куликовская битва была первым серьезным, специально подготовленным заранее сражением, а не случайным и сымпровизированным, как все предшествующие военные столкновения русских и ордынских войск.

Ордынская тягость

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *