Чем Православная Церковь отличается от секты?

Интервью с иереем Димитрием Алешкевичем, настоятелем храма в честь иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» в Севастополе.

— Чем Церковь отличается от секты?

— В современной литературе можно найти немалое количество определений понятия «секта». Например, в словарях Даля и Ожегова сектой называются «религиозные объединения, отделившиеся от какого-нибудь вероучения и ему противостоящие». Профессор ПСТГУ Александр Дворкин пишет, что «секта — это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона». Лично мне ближе всего определение Ожегова. В таком понимании в раннехристианскую эпоху само христианство, появившееся в иудейской среде, считалось сектой. Об этом пишет Плиний Младший. В истории русской религиозной мысли и традиции русской религиозной жизни мы можем видеть большое количество христианских и псевдохристианских общин, противопоставляющих себя и свое учение Русской Православной Церкви. Эти общины, зачастую протестантского толка, по отношению к православию являются сектой в классическом понимании этого слова. С другой стороны, секта не всегда отделяется от какого-то вероучения, может создаваться с нуля, что характерно для новых сект нашего времени.

С точки зрения православной христианской экклесиологии далеко не все религиозные организации, которые сами называют себя церквями, могут называться церковью в полном смысле. В православном понимании земной аспект Церкви сопряжен с аспектом невидимым, надмирным, при этом церковная организация не является чем-то произвольным, случайным, является Богоустановленной. Это отличает Православную церковь, которая, скажем, оперирует таким понятием, как «апостольское преемство», от протестантских и других религиозных групп, в которых церковная организация подчинена человеческому выборному началу. Я бы предложил обратиться к серьезным работам, посвященным этому вопросу, чтобы более точно определить различия в понятии «церковь» в православной традиции и других традициях.

— Чем православие отличается от других христианских религий? Один человек, отвечая на этот вопрос, сказал, что православная вера идет от души, а остальные от разума. Согласны ли вы с этим?

— Вселенская Православная церковь — это полтора десятка поместных Православных церквей. Всех их объединяет единое вероучение, единая догматическая база, она же и отличает православие от католичества и прочих христианских деноминаций. Однозначно утверждать, что православная вера идет от души, а остальные христианские течения от разума, я бы не стал. Везде люди, и люди разные: кто-то способен более глубоко воспринять христианское откровение, а кто-то лишь на уровне обряда. Но, безусловно, в протестантизме, в свое время отказавшемся от Таинств как мистического наполнения христианского вероучения, глубина восприятия веры намного меньше, чем в православии. Я бы даже сказал, что в протестантизме духовность подменена душевностью: больше улыбок, больше учтивости, больше социально служения, но меньше опыта Богообщения, который мы видим, например, в монашестве IV—V веков.

— Почему на Украине и в Крыму такое большое количество различных религиозных направлений?

— Я бы не сказал, что только в Севастополе или в Украине образовалось большое количество различных религиозных направлений. Это явление повсеместное и не детерминировано географией. В большей степени я бы связал это с характеристикой нашего времени. Вспомним Западную Европу эпохи позднего средневековья. В религиозном плане это было унитарное пространство. Только в эпоху Реформации мы сталкиваемся с массовым отходом от католичества и появлением новых христианских течений, таких как лютеранство, кальвинизм и другие. Как правило, новые религиозные направления не отличаются глубиной философской религиозной мысли и не требуют от своих адептов того, что в православии называется покаянием — глубинной внутренней перемены. Еще в 70-х годах ХХ столетия протопресвитер Александр Шмеман писал о том, что современный мир деградирует, что происходит умаление смысловой нагрузки ключевых жизненных понятий, таких как «любовь», «дружба», «честь» и т.д. То же самое относится и к религиозной жизни общества: она так же подвержена деградации и обмельчанию, упрощению толкования традиционных основ религиозной жизни. Это, я считаю, является ключевой причиной появления множества различных религиозных течений.

— Как Вы считаете, в чем главная причина того, что человек идет в секту, а не в Православную церковь, не является ли это зоной ответственности священнослужителей? Как Вы относитесь к подобному пути?

— Разочарование в Православной церкви может быть связано в каждом отдельном случае с конкретной причиной, которая побудила человека оставить Православную церковь. И я не стал бы всегда связывать уход из православия с ответственностью священнослужителей, прежде всего потому, что посредственные священнослужители встречаются везде: как в Православной церкви, так и в других религиозных организациях — и лично я не наблюдаю массового исхода из православия. Что же касается священнического корпуса, то уместно вспомнить слова католического мыслителя Леона Блуа: «Святой народ дает добродетельное священство, а добродетельный народ дает посредственное священство». Проблема с качеством священства в православии и религиозных лидеров в других организациях обусловлена умалением христианского духа нашего народа, пережившего десятилетия коммунистического безбожия. И если кто-то жалуется на священство, пусть не забывает, что священники — это люди, которые посещали ту же самую среднюю общеобразовательную школу и воспитывались в той же среде, в которой воспитывались и те, кто старается увидеть в православии только негатив.

На мой взгляд, причиной ухода из православия в другие христианские деноминации является всеобщее оскудение и обмельчание ключевых жизненных понятий. В протестантизме все гораздо более упрощенно, чем в православии и даже католичестве. Я имею в виду богословие и мистику. Согласно Священному Писанию, Господь дает людям разное количество талантов по мере их силы и способности вместить и преумножить эти таланты. Это касается как духовной жизни, так и жизни светской: кто-то поступает в Кембридж, а кто-то оканчивает кулинарный техникум. Православное вероучение и опыт мистического Богообщения открывает перед человеком необъятные просторы для познания и работы над собой. В православии безграничные возможности преумножить Богом данные таланты. Вопрос лишь в том, кто может это вместить. И судить, конечно, о православии нужно не по приходскому священнику, который, к сожалению, бывает излишне обременен семейными обязанностями и бытовой суетой, а по плеяде святых, которые смогли всей своей жизнью явить нам высоту православного опыта Богопознания.

— Баптисты, например, не признают крещение младенцев, иконы и многое другое. Не считаете ли, что это от безграмотности?

— Мне не хотелось бы пересказывать содержание векового спора VIII—IX веков о почитании икон, пусть это остается достоянием истории и семинаров по истории Церкви, лишь напомню, что этот вопрос однозначно был решен в православной традиции в IX веке в пользу почитания икон. Свт. Василий Великий сказал, что всякую вещь украшает мера, и, следуя этому совету, мы сохраняем иконописные изображения как напоминания о первообразе. Следуя логике протестантов и других иконоборцев, нам всем следует избавиться от фотографий в семейных альбомах, но эта абсурдная идея не приходит никому в голову. Даже более того: современное человечество сегодня сотворило себе столько кумиров, что, если буквально следовать второй заповеди Декалога, нам пришлось бы уничтожить все то, чем мы сегодня так успешно пользуемся. Даже дети, которые в каком-то смысле являются отображением родительской сущности, в подавляющем большинстве случаев даже у верующих людей заслоняют собой Бога. Любовь к ребенку затмевает собой любовь к Богу, и вряд ли найдется сегодня родитель, способный повторить подвиг Авраама. Давайте не будем впадать в крайности: ведь идолопоклонство начинается именно там, где заканчивается мера и появляется крайность.

Относительно крещения детей. Этот вопрос тоже неоднократно обсуждался в истории Церкви. В частности, ясное указание на крещение младенцев мы находим, например, у св. Иустина Мученика (II век), св. Иринея Лионского (II век), у Оригена (III век), блж. Августина (IV—V века) и других. Это все отцы Церкви раннехристианской эпохи. Они объясняли необходимость крещения младенцев наличием первородного греха в человеческой природе, который передается по наследству и требует оперативного врачевания — крещения, как и любое другое наследственное заболевание.

Баптисты отказывают в крещении детям, мотивируя это тем, что крещение должно быть сознательным выбором человека. Но я глубоко с этим не согласен. Сознательным выбором человека должна быть вся его жизнь, а не только крещение, которое, говоря математическим языком, является необходимым, но недостаточным условием спасения человеческой души. И, кстати, можно ли вообще назвать сознательным такой выбор, как выбор наркомана или алкоголика?

Крещение в детстве совершенно не лишает человека возможности сделать свой выбор в будущем в пользу исполнения заповедей Христовых или их нарушения. И, как любой священник, я ежедневно сталкиваюсь с тем, что, с одной стороны, немалое количество наших прихожан было крещено в детстве, что не помешало им осознанно связать свою жизнь с православием, а, с другой стороны, еще большее количество людей, крещенных как в детстве, так и в зрелом возрасте, находится вне церковной ограды. Это личный выбор взрослого человека, но не ребенка. Мы все считаем нормальным, когда родители регламентируют жизнь своих детей: когда им спать, а когда есть, когда ходить в школу, а когда помогать по хозяйству, когда нужно показаться врачу и другое, и никому не приходит в голову дать полную свободу маленькому человеку, который по определению этой свободой распорядиться не в состоянии. И если родители, в силу власти, данной им Богом над своими детьми, регламентируют все стороны жизни своего чада, то почему они не могут до определенного момента регламентировать и духовную его жизнь? Ведь в этом и состоит их ответственность перед Богом и обществом.

Различия между церковью и сектой

Таблица 1

Характеристики

Церковь

Секта

Число приверженцев

От умеренного до значительного

Незначительное

Собственность

Обширная

Небольшая

Религиозные службы

Ограниченная степень участия конгрегации

Высокая степень участия конгрегации

Акцент

На религиозное образование и воспитание детей, верующих в религиозные идеалы

На проповедь Евангелия взрослым членам секты

Священнослужители

Профессионально подготовленные люди, отдающие службе полное рабочее время

Неспециалисты с ограниченной официально признанной подготовкой. Заняты неполное рабочее время

Доктрины

Буквальная интерпретация Священного Писания; акцент на мирские дела

Буквальная интерпретация Священного Писания; акцент на потусторонний мир

Социальный класс членов

В основном высшие классы

В основном низшие классы

Отношение к другим религиозным группам

Пренебрежение или жалость ко всем сектам

Подозрительность по отношению к другим сектам

Отношение к секулярному миру

Подтверждают превалирующую культуру и существующий социальный порядок

Отвергает превалирующую культуру и существующий социальный порядок. Настроены к миру по большей части враждебно

Гимны

Величавая музыка, восходящая к более отдаленным по времени литургическим

традициям

Напоминают современную популярную музыку

Источники членства

Приверженцы церкви рождены в данной вере. Церковь стремится охватить своей верой всех людей

Люди вступают в секты добровольно на конфессиональной основе

В соответствии с тремя возможными типами реагирования на нежелательную ситуацию можно выделить три типа сект. Все они обычно присутствуют в сектантском движении при доминировании какого-то одного.

Принятие без сопротивления. Секты, образуемые выходцами из среднего класса, обычно склонны принимать предлагаемую им социальную реальность без особой критики. Хотя члены секты чувствуют, что столкнулись с серьезными проблемами, в решении которых им не могут помочь доминирующие религиозные организации, они не считают эти проблемы социальными. В целом общество благосклонно относится к ним и их ближайшему окружению. Члены секты уверены, что все трудности проистекают от недостатка веры, эгоизма и изоляции, но не от порочной социальной системы. Поэтому их главная идея — уверуйте, найдите себе друзей, объединитесь в группу со своими единомышленниками. Примером секты этого типа может служить Оксфордское движение.

Агрессивное сопротивление. Некоторые секты, члены которых преимущественно принадлежат к низшим классам, концентрируют свое внимание прежде всего на проблемах, связанных с бедностью и бесправием. Если это секты христианского вероисповедания, то они интерпретируют учение Иисуса Христа в духе этического радикализма, как программу социальных реформ. Общество в целом третирует эти секты и воспринимает их как воплощение зла. Истинная религия, по мнению членов таких сект, должна ставить своей целью социальную реорганизацию. Секты такого рода характеризуются резкой оппозиционной направленностью и часто распадаются, либо переходят в третий тип. Примером могут служить анабаптисты.

Эскапизм. Эти секты не могут принять существующее вокруг них общество (как секты первого типа) и не надеются реформировать его (как секты второго типа). Обычной психологической реакцией на сложившуюся социальную ситуацию здесь становится обесценивание своей земной жизни, проецирование несбывшихся надежд на загробное существование и объединение в группу со своими единомышленниками. Такие секты реагируют на тяжелые условия жизни низших классов, нищету, социальную несправедливость и бесправие. Не видя ничего хорошего в этом мире и никакой надежды на улучшение, они объединяют людей, отчаявшихся в том, что их потребности когда-либо будут удовлетворены обществом. Приверженцы таких сект исповедуют милленаризм и видят неизбежность гибели нынешнего миропорядка в космической катастрофе. Они враждебно относятся к миру и ищут выход в катаклизме, который низвергнет тех, кто был высоко вознесен, и обеспечит верующим важную роль в новом Царстве на земле и вечное блаженство на небесах.

Религия как социальный институт выполняет в обществе ряд функций.

Мировоззренческая функция. Во всем мире религия дает ответы на животрепещущие вопросы о смысле существования, причине человеческих страданий и сущности смерти. Они дают людям ощущение цели. Вместо того чтобы чувствовать себя беспомощными существами, влачащими бессмысленное существование под ударами судьбы, верующие убеждены в том, что их жизни составляют часть единого божественного замысла.

Компенсаторная функция. Ответы, которые дает религия на вопросы о смысле существования, даруют верующим утешение, убеждая их в том, что их страдания на земле не напрасны. Религиозные ритуалы, связанные с такими критическими событиями, как болезнь и смерть, позволяют людям сохранять душевное равновесие в горькие часы жизни. Индивид знает, что другие сочувствуют ему, и находит утешение в знакомых и четко установленных ритуалах.

Функция социальной самоидентификации. Религиозные учения объединяют верующих в сообщество людей, разделяющих одни и те же ценности и преследующих одни и те же цели (“мы, иудеи”, “мы, христиане”, “мы, мусульмане”). Религиозные ритуалы, сопровождающие, к примеру, церемонию бракосочетания, связывают невесту и жениха с более крупным сообществом людей, желающих молодым добра. То же относится и к прочим религиозным обрядам, например крещению младенца или отпеванию покойника.

Социально-регламентирующая функция. Религиозные учения не вполне абстракция. Они так же применимы к повседневной жизни людей. К примеру, четыре из Десяти Заповедей, проповеданных Моисеем израильтянам, имеют отношение к Богу, зато в шести прочих содержатся наставления для повседневной жизни людей, в том числе касающиеся отношений с родителями, работодателями и соседями.

Функция социального контроля. Религия не только задает нормы для повседневной жизни, но и осуществляет контроль за поведением людей. Большинство норм религиозной группы применимо только к ее членам, однако некоторые нормы устанавливают ограничения и для других граждан, не принадлежащих к религиозной общине. Примером этого могут являться религиозные наставления, вошедшие в состав уголовного законодательства. Так, в России богохульство и прелюбодеяние когда-то являлись уголовными преступлениями, за которые людей судили и наказывали по всей строгости закона. Законы, запрещающие продажу спиртных напитков до 12 часов дня по воскресеньям или даже продажу в воскресные дни “товаров, не являющихся предметом первой необходимости”, представляют собой еще одну иллюстрацию такого же характера.

Адаптационная функция. Религия способна помочь людям адаптироваться к новой среде. Например, иммигрантам не так легко приспособиться к обычаям новой страны. Сохраняя родной язык, знакомые ритуалы и вероучения, религия обеспечивает неразрывную связь иммигрантов с их культурным прошлым.

Охранительная функция. Большинство религий оказывает поддержку правительству и сопротивляется любым изменениям в социальной жизни, направляя свой сакральный авторитет против сил, требующих нарушить статус-кво, и осуждая попытки государственных переворотов. Церковь охраняет и поддерживает существующую власть, а власть в свою очередь оказывает поддержку охраняющим ее конфессиям.

В некоторых случаях правительство поддерживает какую-то одну религию, запрещает все иные вероучения, оказывает финансовую помощь в строительстве церквей и семинарий и даже может платить священнослужителям заработную плату. Такие религии, находящиеся под особым покровительством государства, известны как государственные. В других случаях государство не оказывает покровительства какой-то конкретной религии, однако религиозные учения настолько глубоко укореняются в жизни страны, что ее история и социальные институты считаются освященными благодаря своей связи с Богом.

Социально-критическая функция. Хотя религия зачастую настолько тесно связана с господствующим социальным строем, что оказывает сопротивление переменам, бывают случаи, когда она выступает с критикой наличной ситуации в обществе. В 1960-е годы в США движение в защиту гражданских прав, боровшееся за отмену сегрегации в общественных местах и уменьшение расовой дискриминации в южных избирательных округах США, возглавляли религиозные лидеры, например Мартин Лютер Кинг, являвшийся баптистским священником. Речь, произнесенная Кингом в 1963 году в Вашингтоне, произвела на слушателей неизгладимое впечатление благодаря часто повторяющимся словам оратора “у меня есть мечта”. Кинг подразумевал под своей мечтой конец расовой дискриминации, когда “все божьи дети” будут жить в гармонии и мире. Церкви так же могут играть роль центров, осуществляющих подготовку демонстрантов и организацию митингов.

Описанные выше функции религии могут так же выполняться и другими общественными институтами. Если какой-то другой социальный компонент способен дать ответы на вопросы о смысле существования, обеспечить эмоциональный комфорт и ориентировать индивида в его повседневной жизни, социологи определяют его как функциональный эквивалент религии. Например, некоторым людям религию заменяет Общество анонимных алкоголиков. Для других людей функции религии выполняют психотерапия, идеи гуманизма, трансцендентальная медитация или даже политическая партия. Некоторые функциональные эквиваленты с трудом можно отличить от собственно религии. К примеру, у коммунизма есть свои пророки (Маркс и Ленин), свои священные писания (все труды Маркса, Энгельса и Ленина, но прежде всего “Манифест Коммунистической Партии”), свои верховные священнослужители (главы Коммунистической партии), священные здания (Кремль), святыни (тело Ленина), ритуалы (ежегодный майский парад на Красной площади) и даже свои мученики (например, Лазо). В годы воинствующего атеизма были попытки заменить обряды крещения и обрезания новыми социальными ритуалами посвящения младенца государству. Коммунистическая партия разработала так же свои ритуалы бракосочетания и похорон.

Проанализировав в общих чертах специфику церкви как социального института, перейдем к анализу религиозности сознания российской молодежи.

Отличие секты от церкви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *