Отношение к другим религиям.

Современный мир религиозной множественности образует пеструю и сложную картину.

С одной стороны, здесь развиваются тенденции, которые ослабляют межконфессиональные различия и открывают круг общих проблем, ориентирующих на поиск общих позиций — в условиях мощной волны секуляризации и глобализации. Таковыми выступают давление секулярного общества и государств; интенсивные миграции и ситуация конфессиональной множественности.

С другой стороны, традиционные межконфессиональные противоречия сохраняются в состоянии напряжения. Какие общие принципы определяют отношение христианства к другим религиям?

Базовые основания заложены в самих священных текстах: христиане сохраняют верность своему религиозному выбору. В отношении же других вер, безотносительно их содержания, могут быть отмечены две противоположные позиции, которые именуются обычно как принцип эксклюзивности и принцип инклюзивности.

Эксклюзивность: основания других вер могут не иметь ничего общего с

христианскими основаниями, быть целиком чуждыми и противоположными им. Инклюзивность: они могут нести в себе некие первичные и зачаточные формы, смутные предвосхищения, частичные отражения и элементы Истины христианства. Во втором случае, возможно, считать, что духовная суть этих других религий в известной мере вобрана, включена в христианство, так что она находит в нем свое дополнение и исполнение, актуализацию своих потенций.

В реальной истории присутствуют обе установки: не делалось категорического выбора между этими установками, ни та, ни другая в принципе не отбрасывались. Даже в эпоху Первохристианства, когда новые христиане с особой силой переживали небывалую новизну открывшейся им истины, по отношению к религии эллинов, апостол Павел говорит мужам Афинского Ареопага, что их почитание «неведомого бога», неведомого для них самих, относилось к Христу. Иными словами, даже когда установка эксклюзивности была бы всего естественней и понятней, – учители христианства указывают и на присутствие инклюзивности в новой вере.

Вплоть до Нового Времени намного более заметною и преобладающей была установка эксклюзивности, резко отделявшая христианство от всего универсума мировых религий и верований. (Она была и гораздо ближе массовому христианскому сознанию), тогда как инклюзивность проявлялась скорее как тенденция в учениях не столь многих мыслителей, склонных к обобщающему и рационалистическому видению реальности (к примеру, у Николая Кузанского).

Однако в Новейшее Время позиция инклюзивности получает все большее распространение. В научно-богословской мысли этому содействовало развитие школ исторической критики и сравнительного религиоведения, а в широком сознании –активные процессы этнокультурных миграций и смешений.

В современном западном богословии возникли авторитетные учения, утверждающие принцип инклюзивности, – в первую очередь, учения К.Ранера (1904-1984) и Й.Ратцингера, ныне – папы Бенедикта XVI-го.

Современные концепции инклюзивности:

— по Ранеру, «все религии, не подозревая об этом, движутся к единому ориентиру»;

— Ратцингер раскрывает содержание этого движения: «Через все культуры красной нитью проходит понимание устремленности человека к Богу… осознание греха, покаяния и прощения, осознание общности с Богом… и наконец, принятие основных нравственных установлений, как они оформлены в Десятисловии», так что, в итоге, «инклюзивность отражает суть истории культур и религий человечества.

Вместе с тем, отмечают христианские богословы, следует отличать инклюзпвность и религиозный плюрализм: как замечает и Ратцингер, инклюзивность в своих крайних выражениях, усиленно акцентирующих общность и сходство всех религий с христианством, скатывается уже в плюрализм – позицию, близкую восточной мистике, согласно которой все религиозные учения, при разнообразии внешних форм, несут, на поверку, одну и ту же духовную суть. Это тяготение к плюрализму, питаемое также идеологией мультикультурализма, – одно из направлений современного размывания границ христианства – процесса, достаточно заметного в протестантизме.

И в свете того, что «плюрализм и инклюзивность временами едва ли не переходят друг в друга», принцип инклюзивности должен приниматься лишь в известных пределах.

С другой стороны, и принцип эксклюзивности не может быть целиком вытеснен и отброшен. В своих эмоционально-экзистенциальных аспектах, христианская религиозность (хотя в разной мере, в православии сильней, чем в протестантизме) неотделима от чувства «узкого пути», от интенсивного переживания общения со Христом, как единственной спасительной нити, которой, по самому определению, нет нигде кроме христианства. Профессора могут находить в христианстве сколь угодно общего с массою иных вер, но верующий христианин всем существом знает, что его путь устремления ко Христу и соединения с Ним – узок, единствен, и никакие иные, какими бы ни казались близкими-соседними, к Нему не ведут.

В итоге, современную позицию христианской религиозности по отношению к другим религиям можно охарактеризовать как признание существенной инклюзивности христианства в идейном и историко-культурном плане, сочетаемое с элементами эксклюзивности на уровне «религиозного чувства», в личностных, эмоционально — экзистенциальных аспектах веры.

Практический смысл идеи инклюзивности:

— очевидно, что установка инклюзивности предполагает скорей открытое и благорасположенное отношение к другим религиям, коль скоро они хоть в какой-то мере «чреваты христианством» – несут в себе зачатки, потенции истины, в полноте данной и явленной в христианстве.

— такой диалог требует, однако, максимума тактичности с христианской стороны, ибо представление другой религии лишь начаточной формой христианства, не до конца воплотившей свои потенции, естественно может вызвать у партнеров по диалогу возражения и отторжение.

Сама эксклюзивность — сложная позиция. На первый взгляд, она ведет к отчуждению и изоляционизму по отношению к другим религиям; но, на поверку, это далеко не совсем так. К самой сути христианства принадлежит его общечеловеческий, универсальный характер, тяга к устроению, где «нет ни иудея, ни эллина».

1. Афонское монашество – бесспорно, яркий пример самой ревностной, самой «эксклюзивной» религиозности.

2. Но старец Силуан, великий афонский подвижник ХХ в., сделал центром своей духовной практики «молитву за всех», за христиан и не-христиан, и его духовность названа была «мистикой любви к брату»: не только к брату-христианину, но и к каждому собрату-человеку.

Миссионерство — также может быть понято как идея диалога между христианством и другими конфессиями. Судьба его в наши дни не проста.

— Издавна практиковались очень разные формы, методы миссионерской работы, включая и грубо прямолинейные, сочетаемые с давлением светской власти. При покорении колоний, завоевании новых земель и племен подобные методы были правилом. Сегодня они уже практически исчезли, но оставили стойкую историческую память, создав во многих кругах и странах отношение к миссионерству как к экспансии и давлению со стороны христианства.

— Есть и новые явления в этой области – такие как навязчивая и примитивная пропаганда некоторых недавно возникших протестантских сект, редуцирующих до предела христианское учение; и вклад подобных явлений в межрелигиозные контакты едва ли можно счесть положительным.

Однако миссия – неотменимое служение христиан, и это значит, что сегодня она должна отыскать новые формы, адекватные складывающимся межрелигиозным отношениям.

Вывод: в современных условиях насущной необходимостью является выработка эффективных стратегий разрешения межрелигиозных конфликтов, поиск путей и методов снижения напряженности в межрелигиозных отношениях и создание стабильных режимов гармонического сосуществования различных религий в едином пространстве. Без всякой альтернативы, главным и ключевым элементом подобных стратегий и методов может являться лишь диалог религий.

Проблема диалога религий

Как понятие и проблема, диалог религий впервые систематически изучается в трудах крупного протестантского теолога Пауля Тиллиха (1886-1965). Обобщая свой большой опыт наблюдения межрелигиозных контактов, он выпускает в 1962 г. монографию по данной проблеме: «Христианство и встреча мировых религий». Здесь сформулирован свод принципов межрелигиозного диалога, ставший известным и влиятельным под именем «платформы Тиллиха». Приведем эти принципы.

Диалог между представителями разных религий основывается на ряде допущений.

— Во-первых, предполагается, что оба участника признают ценность религиозных основ другой стороны… так что оба они признают важность диалога;

— Во-вторых, предполагается, что каждый из участников способен уверенно отстаивать собственные религиозные позиции, так что диалог представляет собой серьезное противопоставление мнений;

— В-третьих, предполагается наличие общей основы, которая делает возможным как диалог, так и столкновение;

— В-четвертых, предполагается открытость обеих сторон для критики собственных религиозных основ.

Если все эти условия соблюдаются, … такая встреча двух или нескольких религий может быть очень плодотворной, и если диалог продолжится, он даже способен привести к историческим последствиям».

В последние десятилетия диалог религий получил распространение в широкой сфере жизни мирового сообщества. Удалось выстроить работающие механизмы и институты – такие как, например, Совет Парламента мировых религий – которые создают для диалога регулярные рамки и придают ему постоянный характер. С их помощью было осуществлено немало крупных встреч, которые в ряде случаев весьма реально содействовали разрешению или предотвращению религиозных конфликтов.

Углублению межрелигиозного диалога способствовала альтернативная форма коммуникации, основанная на личном общении. Пример — встречи в Тэзе (Франция), ежегодно собирающие многие тысячи христиан всех конфессий и номинаций, но при этом сохраняющие характер личных встреч, прямых обменов личным духовным опытом.

Литература

1. Хоружий С.С. Христианство в современном мире: в поисках новых перспектив диалога религий //»Мировые религии в контексте современной культуры: новые перспективы диалога и взаимопонимания». Спб., 2011. С.18-27

2. Хабермас Ю. Против «воинствующего атеизма». «Постсекулярное» общество — что это такое?

// http://muslem.ru/ю-хабермас-против-воинствующего-атеи/

3. Хабермас Ю. Когда мы должны быть толерантными? О конкуренции видений мира, ценностей и теорий.

Отношение христианства к человеку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *