Пастырь Ерма: цель написания, особенности жанра, богословие

«Пастырь» Гермы или Ерма, является древним памятником христианской литературы периода мужей апостольских, причем одним из самых трудных в понимании и самым объемным. Свое название произведение получило из-за описания видений, показанных автору ангелом представшим в виде пастыря (пастуха). Данное произведение по своему характеру и жанру написано в виде Откровения, как и Апокалипсис Иоанна Богослова. Но в отличие от Канонической книги, ангелы приходящие в видениях объясняют автору все, для лучшего понимания читателями. Состоит «Пастырь» из трех частей: Видения, Заповеди и Подобия (Притчи).

Многие христиане считали произведение священной книгой, а богословы даже приписывали его к каноническим книгам Нового Завета. Следует заметить что книга была широко распространена среди христиан первых веков, но сравнительно не долго, ориентировочно до IV в. и в дальнейшем ее постигла судьба подобная «Дидахе», про нее забыли. Профессор Епифанович С.Л. считает, что скорее всего время написания «Пастыря», приходится на период после гонений императора Траяна, в относительно мирное правление Антонина Пия и в ожидании гонений Марка Аврелия, т.е. около 130-140 гг..

Про автора книги и времени написания существует несколько предположений: Ерм — современник священномученика Климента Римского; про него пишет апостол Павел в послании к Римлянам (Рим. 16, 14); Герма творил при папе Пие I, епископе Рима с 142 по 154 гг.. Скорее всего автор, судя по идеологии произведения, был выходцем из низов, разбогатевшим на торговле, но в последствии обедневший. Как пишет Ерм, хотя не факт, что его звали именно так: у жены был сварливый характер и она отличалась «недержанием языка», дети отреклись от Христа, предали родителей и вели беспутную жизнь. Кара Божия из-за этого постигла Ерма и он лишился своего благосостояния. После раскаяния они получили надежду на спасение.

Автор «Пастыря» продолжает традиции пророчеств и описания видений исходящих именно от Бога. Ерм объясняет их довольно просто и доходчиво, поэтому многие верующие принимают произведение достаточно близко. Скорее всего, благодаря этому «Пастырь» включили в Синайский кодекс. Главной целью автора книги был призыв христиан к покаянию и выработка системы этических и нравственных норм. Пока идет строительство башни (Церкви) можно покаяться, затем Второе пришествие и конец мира.

С богословской точки зрения догматы Ерма порой очень смутны. Например, в учении о Боге понятие «Отец» встречается редко, чаще всего Ерм называет Его «Господом», хотя уже в те времена это имя относится обычно к Христу. Бог предстает как Господин над своими рабами, а не как Отец своих чад. Автор говорит что Бог присутствует везде и непостижим: «Он все объемлет, Сам будучи необъятен… ни умом постигнут» (Зап. I, 1). Он Творец мира обладающий большой силой, и «Владыка» любой твари, основатель неба и земли на водах, а не только людей, наконец Бог: «всемощною Силою Своею создал Свою святую Церковь, которую и благословил». Бог изменит небо, землю и моря, уровняет все для своих избранных «если они соблюдут заповеди Божии, полученные ими с великою верою» (Вид. I, 3, 3).

Про лиц Святой Троицы автор говорит очень запутанно и двусмысленно. Имени Иисуса Христа не упоминается, а говорится о «Спасителе» и «Сыне Божием». Лица Святой Троицы иногда неразличимы: «Сын есть Дух Святый» (Под. V, 5, 2), скорее всего здесь «Дух Святой» обозначает Божество Сына. Ерм подчеркивает и божественную природу Сына. При сотворении мира Отец и Сын были вместе, т.к. Сын древнее тварных существ, но является как бы «новой дверью для того, чтобы желающие спастись через нее вошли в царство Божие» (Под. IX, 12).

Церковь в «Пастыре» представлена в двух образах. Первый: «Кто, ты думаешь, та старица… Она есть Церковь Божия» (Вид. II, 4, 1). В виде Церкви-старицы приходит к Ерму «Дух Святой», а Он «есть Сын Божий» (Под. IX, 1, 1). Старая она, т.к. создана «прежде всех» и ради нее «образован мир» (Вид. II, 4, 1). Образ второй: «башня, которую видишь строящейся, — это я, Церковь…» (Вид. III, 3, 3). Строится она на воде, которая является символом Крещения, потому-что жизнь «будет спасена через воду» (Вид. III, 3, 5).

Во главе строительства башни Архистратиг Михаил и «шесть мужей», а строят ее, нося камни, «великое множество мужей… и сверх того еще очень многие славные мужи» (Под. IX, 6, 1), которые «первозданные ангелы Божий» (Вид. III, 4, 1) и участвуют в Совете Божием (Под. V, 6, 4). У человека тоже есть два ангела: «Ангел правды», а другой — «ангел лукавства». Камни это люди: апостолы, епископы, учителя, диаконы, пресвитеры, мученики и прочие. Камни без изъянов, это те которые ходят в святости, а с изъянами грешники, которые могут покаяться и быть использованы в строительстве. Но есть такие которые не получат прошения — вероотступники и нераскаянные (Вид. III, 5-7). Такое суждение автора может быть расценено, так, будто воплощение было совершено в Лице Духа, а Сын Божий наравне с Ангелами находился с Отцом.

В видении существует еще одна башня построенная на большом древнем белом камне, с дверью. Камень это образ Сына Божиего, как уже написано ранее про Лиц Святой Троицы. В данном моменте подразумевается то, что «никто не войдет в царство Божие, если не примет имени Сына Божия» (Под. IX, 12). У автора это «имя» отождествляется с Христом. А Сын держит Церковь Христову, тех людей «которые от всего сердца носят Его имя» (Под. IX, 14, 5-6). Церковь, являясь венцом творения, можно понимать как некий «Домостроительный план» созданный Богом необходимый для спасения людей. Сын Божий, краеугольный камень в основании на котором основана Церковь, типичное представление о Христе как о камне.

Ерм не обходит стороной и два Таинства Крещения и Покаяния, как необходимым средствам для спасения души. Без соединения человека со Христом в Таинстве Крещения человек остается мертв, но «как скоро примет эту печать, он отлагает мертвость и воспринимает жизнь». Под печатью в данном случае подразумевается вода «в нее сходят люди мертвыми, а восходят из нее живыми». Интересная мысль проскальзывает про ветхозаветных праведников, что они тоже были крещены апостолами: «те, которые почили прежде, нисходили мертвыми, а вышли живыми» и приняли имя Сына Божия, поэтому оказались их камни в башне (Под. IX, 16).

Тема Покаяния прослеживаемая во всей книге и занимающее центральное место, должна привести христианина к мысли о сердечном раскаянии и следованиям заповедям Христа. Потому, что Покаяние «есть великий разум» (Зап. IV, 2, 2-4). Ерм не признает возможность единственного Покаяния перед Крещением. Ерм уточняет, что если после Крещения, христианин «будучи искушен диаволом, согрешил, то он имеет одно покаяние», но если это происходит постоянно «то бесполезно для такого человека покаяние и жизнь его будет трудной» (Зап. IV, 3, 1-6). Только в постоянном раскаянии и чистосердечии возможно спасение человека.

Един есть врач Иисус Христос — Богочеловек. Сщмч. Игнатий Антиохийский (Ефес. 7, 2)

Пастырь Гермы

ВИДЕНИЯ

Видение первое

Обличение Гермы за его собственные слабости и за небрежность в исправлении детей его

I. Воспитатель мой продал в Риме одну девочку. По прошествии многих лет я увидел ее, узнал и полюбил как сестру. Через некоторое время, увидев, что она купается в реке Тибр, я подал ей руку и вывел из реки. Глядя на ее красоту, я думал: Счастлив бы я был, если бы имел жену такую же и лицом и нравом. Только это, и ничего более я не подумал. Позже шел я с такими мыслями и прославлял творение Божие, раздумывая, сколь величественно оно и прекрасно. Во время прогулки я заснул, и дух подхватил меня и понес куда-то, через местность, по которой человек не мог пройти. Была она скалиста, крута и непроходима из-за вод. Миновав ее, я достиг равнины и, преклонив колена, начал молиться Господу и исповедовать грехи свои. И во время моей молитвы отверзлось небо и увидал я ту женщину, которую пожелал себе. Она приветствовала меня с неба:

– Здравствуй, Герма. Взглянув на нее, я спросил:

– Госпожа, что ты здесь делаешь?

– Я взята сюда, чтобы обличить пред Господом грехи твои, — она ответила.

– Госпожа, ужели ты меня будешь обвинять?

– Нет, но выслушай слова, которые хочу сказать тебе. Бог, живущий на небесах, сотворивший из ничего все сущее и умноживший ради святой Церкви своей, гневается на тебя за то, что ты согрешил против меня.

– Госпожа, если я согрешил против тебя, то каким образом? — спросил я. — Где или когда я сказал тебе какое-нибудь дурное слово? Не всегда ли я уважал тебя как госпожу, не всегда ли я почитал тебя как сестру? Что же наговариваешь на меня столь дурное?

Тогда она, улыбаясь, ответила мне:

– В сердце твоем возникло нечистое пожелание. Ужели не думаешь, что для человека праведного и то порочно, если в сердце его возникает худое пожелание? Это грех для него, и притом тяжкий. Ибо человек праведный и помышляет праведное. И когда он помышляет праведное и неуклонно к тому стремится, то имеет на небесах благоволение Господа во всяком деле. Те же, которые затаили нечистое в сердцах своих, навлекают на себя смерть и тлен; особенно те, которые любят настоящий век, роскошествуют в богатстве своем и не ожидают благ будущих, — гибнут души их. А это делают двоедушные , которые не имеют надежды в Господе, не радеют о своей жизни. Но ты молись Господу, и исцелит он грехи твои, и всего дома твоего, и всех святых .

II. После того как произнесла она эти слова, небеса заключились . И я, весь в скорби и страхе, сказал себе: «Если это вменяется мне в грех, то как могу спастись или каким образом умолю Господа о бесчисленных грехах моих? Какими словами упрошу Господа быть ко мне милостивым?» Размышляя так, увидал я вдруг перед собой большую кафедру, словно сотворенную из волны, белой как снег. И пришла старая женщина в блестящей одежде с книгою в руке, села одна и приветствовала меня:

– Здравствуй, Герма.

И я, в печали и слезах, ответил:

– Здравствуй, госпожа. Она спросила:

– Что печален, Герма, ты, который был терпелив, умерен и всегда весел?

– Госпожа, одна прекрасная женщина укорила меня, будто я согрешил против нее, — ответил я. И она сказала мне:

– В сердце твоем возникло вожделение к ней. Это должно быть чуждо рабу Господню, ведь для рабов Божиих даже и такой помысел составляет грех. И сердце чистое не должно желать дурного — особенно твое, Герма, ты избегаешь всякого преступного пожелания и исполнен простоты и великого незлобия.

III. — Впрочем, не ради тебя, собственно, гневается на тебя Господь, но за дом твой, который впал в нечестие перед Господом и своими родителями. И ты, любя детей, не вразумлял своего семейства, но позволил им сильно развратиться. За это и гневается на тебя Господь, но Он исправит все, что прежде сделано худого в доме твоем. За их грехи и беззакония ты подавлен мирскими делами . Но милосердие Божие сжалилось над тобою и семейством твоим и сохранило тебя в славе. Ты только не колеблись, но будь благодушен и укрепляй свое семейство. Как кузнец, усердно работая молотом, совершает свой труд, так и праведное слово, ежедневно внушаемое, победит всякое зло. Поэтому не переставай вразумлять детей своих, ибо Господь знает, что они покаются от всего сердца своего и будут написаны в Книге жизни , — сказав это, она спросила меня: — Хочешь послушать, что я читать буду?

– Хочу, госпожа, — ответил я.

– Итак, слушай. — И, раскрыв книгу, она читала величественные и дивные слова, которых не мог я удержать в памяти, ибо были они так страшны, что человек не мог вынести их.

Впрочем, самые последние слова я запомнил, так как были они краткими и отрадными для нас: Вот Бог Сил, который невидимою Силою и великим Своим Разумом сотворил мир, и славным Светом Своим благоукрасил тварь, и всесильным Словом Своим утвердил небо, и землю основал на водах, и всемощною Силою Своею создал Свою святую Церковь, которую и благословил. Вот Он изменит небеса и горы, холмы и моря, и все уравняется для избранных Его, чтобы исполнить обещание, которое Он дал, с великою славою и торжеством, если они соблюдут заповеди Божии, полученные ими с великою верою.

IV. Окончив чтение, она встала с кафедры; и пришли четверо юношей и понесли кафедру на восток. А она подозвала меня к себе и, коснувшись груди моей, спросила:

– Понравилось ли тебе мое чтение?

– Госпожа, самые последние слова мне нравятся, но предыдущие страшны и жестоки. И она сказала:

– Эти последние слова относятся к праведным, а первые — к отступникам и язычникам.

В это время явились два каких-то мужа, подняли ее на плечи и отправились вслед за кафедрой, на восток. Она удалилась веселая и на прощание произнесла:

– Мужайся, Герма!

Видение второе

Призвание Гермы к проповеди о покаянии детям его и всем верующим

I. Гуляя в окрестностях Кумских в то же примерно время, что и в прошлом году, вспомнил я о прежнем видении, и снова вознес меня дух туда же, где прежде было видение. Достигнув того места, я преклонил колена и начал молиться Господу и прославлять имя Его за то, что Он удостоил меня и открыл мне прежние грехи мои. И когда восстал я от молитвы, увидел пред собою ту старицу, которую видел прежде: она гуляла и читала какую-то книгу.

– Можешь ли возвестить это избранникам Божиим? — спросила она меня. Я ответил:

– Госпожа, так много я не могу запомнить, но дай мне книгу, я перепишу.

– Возьми, — сказала она, — а потом возврати ее мне. Взяв книгу, я удалился в поле и списал все буква в букву, не понимая смысла. И когда окончил я списывание книги, вдруг забрали ее из рук моих, но кто это был — не увидел я.

II. Спустя пятнадцать дней, в которые я постился и много молился Господу открылся мне смысл написанного. Написано было следующее: Дети твои, Герма, отступили от Господа, хулили Его и в великом нечестии предали своих родителей; и прослыли они предателями родителей; предавши их, они не исправились, но присоединили к грехам своим распутство и нечестие скверны и таким образом исполнили меру неправд своих. Объяви эти слова всем детям своим и жене своей, так как и она не воздержана в речах своих и тем согрешает. Услышав же эти слова, она обуздает свой язык и заслужит помилование. Она образумится после того, как передашь ей слова, которые Господь повелел открыть тебе. Тогда отпустятся грехи, совершенные прежде, как им, так и всем святым, если от всего сердца покаются они и удалят сомнения из сердец своих. Ибо славою Своею поклялся Господь, что тот из избранных Его, кто и в этот предопределенный день будет продолжать грешить, не получит спасения. Ибо покаянию праведных положены сроки, и определены дни покаяния для всех святых, но язычникам позволено каяться до самого последнего дня. Поэтому скажи настоятелям Церкви, чтобы они совершали пути свои в истине, дабы могли получить обетования со многою славою. И вы, праведники, стойте твердо и не будьте двоедушны, чтобы переселение ваше было со святыми ангелами . Блаженны те, кто претерпит наступающее великое гонение и не отречется от своей жизни, ибо Сыном своим поклялся Господь, что отрекающиеся от Господа губят свою жизнь. Это именно относится к тем, которые отрекутся в предстоящие дни; к тем же, которые прежде отрекались, по великому милосердию Он сделался милостивым.

Пастырь ерма краткое содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *