ПАТРИАРШЕСТВО В РОССИИ

Патриаршество в России было учреждено при царе Федоре Ивановиче в 1589 году

Еще с XV века, со времени митрополита Ионы, зависимость русской церкви от константинопольского патриарха была только номинальной. Покорение Константинополя турками уменьшило власть патриарха.

В то же время на Руси стало появляться сомнение в правоверности как патриарха, так и греческого духовенства, дошедшее до того, что около 1480 года в архиерейскую присягу было внесено обещание не принимать греков ни на митрополичью, ни на архиерейские кафедры. В 1586 году решено было уничтожить и номинальную зависимость русской церкви от Византии. Пользуясь приездом в этом году за милостыней антиохийского патриарха Иоакима, царь заявил в думе о своем желании «устроить в Москве превысочайший престол патриарший». Духовенство и бояре похвалили мысль царскую, но прибавили, что нужно снестись с восточными патриархами, чтобы никто не мог сказать, что патриарший престол в Москве устроен одной только царской властью.

Патриарх Иоаким, которому передали решение думы, взялся доложить об этом собору греческой церкви. Год прошел без ответа. Летом 1588 года прибыл сначала в Смоленск, затем в Москву константинопольский патриарх Иеремия, и царь решительно поставил вопрос о патриаршестве в России, предложив самому Иеремии сделаться патриархом русским.

На самом деле, однако, иметь патриархом грека не хотели, да в Москве был уже намечен свой кандидат – митрополит Иов, клеврет Бориса Годунова. Патриаршество в России было предложено Иеремии под тем условием, чтобы он жил не в Москве, а во Владимире как городе старейшем. Иеремия отказался жить не при государе. Тогда 26 января 1589 года тем же Иеремией в патриархи русские торжественно был поставлен Иов. Через два года получена была грамота от восточного духовенства, утверждавшая патриаршество в России, в Москве и подписанная 3 патриархами, 42 митрополитами, 19 архиепископами и 20 епископами. Московский патриарх должен был занимать место после иерусалимского; поставлялся он собором епископов русской церкви.

Поставление происходило обыкновенно таким образом. После смерти патриарха от имени царя или блюстителя патриаршего престола – а им обыкновенно бывал митрополит Крутицкий – рассылались грамоты ко всем митрополитам, архиепископам, епископам, архимандритам, игуменам степенных, т.е. более важных монастырей, с извещением о смерти патриарха и с приглашением «снитися в царственный град Москву, благочестивого ради собора и для избрания великого святителя на превысочайший патриаршеский престол, иже в велицей России».

К назначенному сроку приглашенные съезжались в Москву с протопопами, священниками, дьяконами. Если кому-нибудь из архиереев нельзя было прибыть к сроку для избрания патриарха, он должен был прислать грамоту, что он наперед согласен со всеми постановлениями собора.

Когда все духовные были в сборе, царь повелевал им «видети свои государские очи в золотой подписной палате»; старший из митрополитов «творил достойно по святительскому чину»; царь говорил речь, указывая на повод к созванию духовенства, и открывал собор. Форма избрания патриарха была открытая или посредством жребия. Последняя окончательно установилась после смерти патриарха Филарета (+ 1633) и состояла в следующем. На 6 бумажках равной величины писались имена шести кандидатов, из архиепископов, епископов и настоятелей степенных монастырей. Бумажки эти обливались со всех сторон воском, припечатывались царской печатью, и в таком виде парь посылал их собору, который в это время заседал в московском Успенском соборе.

Три из жребиев клались на панагию умершего патриарха; затем все члены собора одевались в ризы, служили акафист Богородице; из трех жребиев вынимались два и откладывались в сторону. Также поступали с тремя другими жребиями. Оставалось, таким образом, два жребия; вынимали из них один, который и содержал имя избранного патриарха. Жребий, не распечатанный, вручался боярину, который принес жребий от царя; боярин шел к царю, и тот уже распечатывал жребий и узнавал имя избранного патриарха. Боярин после этого шел опять в собор и объявлял ему имя вновь избранного патриарха. Таким образом, кандидатов в патриархи называл царь, и из них собор производил избрание.

При введении патриаршества в России предполагалось дать русской церкви и устройство соответственное восточным патриархатам, т.е. разделить церковь на митрополичьи округа, которые бы обнимали собой несколько епархий, причем епархиальные архиереи должны были быть в такой зависимости от митрополитов, как последние от патриархов.

На самом деле деление это почему-то не состоялось. Четыре архиерея – новгородский, казанский, ростовский и Крутицкий – получили, правда, сан митрополита; но это не изменило положения вещей. Все иерархи в своих епархиях были равны и подчинялись патриарху так же, как раньше – митрополиту. Юридически власть патриарха ничем не отличалась от власти прежнего митрополита; патриарх пользовался только известными богослужебными преимуществами.

Как и митрополит, он носил белый клобук, но с крестом или херувимами; на митре у него был крест, которого не было у митрополита; он носил цветную мантию; перед ним во время выхода и выездов несли не только крест, но и свечи; облачался он посреди церкви, другие архиереи – в алтаре; он один только сидел на горнем месте; из своих рук причащал архиереев.

Если русский патриарх достиг высокого государственного значения, то этим он был обязан тем условиям, при которых пришлось действовать патриархам. Патриарх Иов деятельно работал в пользу избрания Годунова в русские цари: затем, когда явился первый Лжедмитрий и стал серьезно угрожать Годунову, Иов твердо выступил против него, защищая сначала Бориса Годунова, затем его сына Федора.

Он посылал послов к князю Острожскому и польскому духовенству, убеждая их не верить Лжедмитрию, предал его анафеме и в своих посланиях доказывал, что Лжедмитрий не кто иной, как беглый чудовский монах Гришка Отрепьев.

Когда самозванец овладел Москвой, Иов был свергнут с патриаршего престола и в простой монашеской рясе был отвезен в Старицкий Успенский монастырь. На место Нова патриархом избран рязанский архиерей Игнатий, родом грек, в молодости воспитывавшийся в Риме и до приезда в Россию занимавший Кипрскую епископскую кафедру. Он первый из архиереев признал Лжедмитрия царем и за это был возведен в патриархи 24 июня 1605 года.

Предположение некоторых духовных историков, что Игнатий был возведен Лжедмитрием в патриархи потому, что по своим убеждениям и характеру мог быть удобен для Рима, не имеет достаточных оснований: новый патриарх разослал грамоты, в которых предписывал молиться, между прочим, о том, чтобы Господь Бог возвысил царскую десницу над латинством и басурманством. После свержения Лжедмитрия Игнатий переехал в Литву, где принял унию.

После Игнатия патриархом, естественно, был избран человек, наиболее проявивший оппозицию против Лжедмитрия. То был казанский митрополит Ермоген, человек от природы грубый, даже жестокий, но строгий к себе, прямолинейный и стойкий. Он был не в ладах с вновь избранным царем Василием Шуйским, но стоял за него как за царя венчанного.

Когда появился второй Лжедмитрий и народ стал волноваться, Ермоген перенес царевича Дмитрия из Углича в Москву и устроил торжественную покаянную процессию в Москве, в присутствии вызванного из Старицы ослепшего патриарха Иова: народ каялся в изменах, клятвопреступлениях, убийствах, и патриархи разрешали его.

В начале 1609 года недовольные Шуйским вытащили патриарха Ермогена на лобное место и, тряся его за ворот, потребовали согласия на перемену царя. Патриарх остался тверд, не побоялся толпы и отстоял Шуйского. Когда Шуйский год спустя был свергнут и бояре выдвинули кандидатуру польского королевича Владислава, Ермоген согласился на желание большинства, но с тем, чтобы Владислав перешел в православную веру.

В Польшу были отправлены послами князь Голицын и ростовский митрополит Филарет. Через несколько времени к ним пришла грамота от бояр, в которой предписывалось во всем положиться на волю королевскую. Но послы заявили, что грамота от одних бояр для них не действительна: их посылали патриарх, бояре и все люди вместе, а не одни бояре. Когда паны возразили на это, что патриарх – лицо духовное и в светские дела вступаться не должен, то получили в ответ: «изначала у нас так повелось: если великие государственные или земские дела начнутся, то великие государи призывали к себе на собор патриархов, архиепископов и епископов и без их совета ничего не приговаривали, и место сделано патриархам с государями рядом: теперь же мы стали безгосударны, и патриарх у нас человек начальный».

Переговоры с Владиславом кончились неудачей; в апреле 1611 года русские послы были отведены пленниками в Мариенбург. Ермоген разрешил русских от присяги Владиславу и стал призывать народ на защиту государства и православия. Кроме патриарха, города не хотели знать другого начальства; к нему они посылали отписки о сборе ратных людей. Польская партия бояр, во главе которой стоял Салтыков, враждебно относилась к Ермогену и потребовала, чтобы он воротил земские ополчения, шедшие к Москве, но патриарх благословил ополчения и проклял изменников отечества. Его посадили под стражу и преградили всякие сношения его с народом. В тюрьме он и умер (1612), заморенный, как говорили, голодом.

До 1619 года Русская Церковь оставалась без патриарха. Сначала ею управлял казанский митрополит Ефрем (Хвостов), а после его смерти (1614) – митрополит Крутицкий Иона (Архангельский), человек необразованный, упрямый и мстительный.

В 1619 году митрополит Филарет возвратился из Польши в Москву. Воспользовавшись пребыванием в Москве иерусалимского патриарха Феофана III, Михаил Федорович возвел своего отца в патриархи. Как отец царя Филарет получил титул «великого государя» и занял в государстве место, равное царю: наступило время полного двоевластия.

В сфере церковного управления и суда патриарх оставался независимым и никем не стеснялся. В 1625 году Филарет получил от царя новую грамоту, по которой все духовные лица его епархии, монастыри и церкви, с их служителями и крестьянами, во всех делах, кроме уголовных, были подчинены суду одного патриарха; если же они имели дело с каким-нибудь светским лицом, то должны были жаловаться в приказы, которые ведали ответчиками.

Двор патриарха был устроен по образцу царского. У патриарха были свои свечники, чашники, скатерники, повара, хлебники, пивовары, истопники, конюхи, иконописцы, мастера серебряных и золотых дел и т.п.; были у него и свои бояре, окольничьи, стольники, стряпчие, дворяне, дети боярские, которым поручались патриархом разные дела по управлению.

При Филарете в области патриаршего управления начинают выделяться разряды и приказы: в судном приказе или патриаршем разряде были сосредоточены все судебные дела; в приказе казенном – дела о ставленниках, а также сборах с вотчин и духовенства; приказ церковных дел ведал делами, касающимися церковного благочиния; дворцовый приказ заведовал хозяйством патриарха. Ведомство этих приказов не было, впрочем, строго разграничено и может быть определено только приблизительно. Патриарх по-прежнему, вместе с высшим духовенством, призывался на земский собор и в царскую думу.

По смерти Филарета преемник его, Иоасаф I (1634 — 1640), не мог занять такого положения, какое принадлежало отцу царя: он не носил титула великого государя, как и его преемник Иосиф (1640 — 1652). При последнем было издано «Уложение» царя Алексея Михайловича, значительно подрывавшее значение в государстве церковной иерархии вообще и патриарха в частности. Патриарх сидел во время составления «Уложения» в царской думе и на земском соборе и не протестовал. Учреждением монастырского приказа были уничтожены судебные привилегии духовенства, а следовательно, умалена власть патриарха.

Главным противником приказа явился патриарх Никон, при котором патриаршая власть достигла небывалого до тех пор развития. Как и Филарета, Никона титуловали «великим государем»; власть патриаршая как бы приравнивалась к власти царской. Монастырский приказ хотя не был уничтожен, но почти бездействовал. Не имело силы и постановление «Уложения», запрещавшее увеличение монастырских вотчин: патриаршие вотчины увеличились за это время с 10 тыс. дворов до 25 тыс.

Никон окружил себя царской пышностью и сделался, как царь, недоступен. Архиереи рабски подчинялись всесильному патриарху, беспрекословно сносили все его грубости и исполняли его распоряжения. Патриарх своей властью отбирал у епархий и церквей вотчины и отдавал их на свои монастыри или присоединял к патриаршим владениям.

Самовластно поступал Никон и с боярами. Идеалом его было двоевластие, в виде светской власти царя и духовной – патриарха. С этой целью он как бы в противовес «Уложению» пересмотрел и дополнил Кормчую, которую издал с приложением подложной грамоты Константина к папе Сильвестру, содержавшей в себе апологию церковной власти и церковных имуществ. Никон хотел убедить царя Алексея Михайловича отменить вовсе «Уложение» и заменить его Кормчей; но это не удалось. Царь разослал только воеводам для руководства в суде выписки из Номоканона, как бы в дополнение «Уложения».

Затем стряслась катастрофа над Никоном. Во время удаления патриарха, до суда над ним, русской церковью правил Питирим, митрополит Крутицкий. Приговор над Никоном был вместе с тем приговором и над патриаршеством в России и его идеалами. Патриаршая власть вводилась в известные рамки; давалось понять, что русский патриарх не всемогущ, что власть его – не самодержавная царская власть.

Московский Собор 1667 года признал, что патриарх не должен носить титула великого государя и вступаться в мирские дела; с другой стороны, однако, признана была независимость духовенства и церковных людей в гражданских делах от мирского суда. Патриархом на соборе 1667 года был избран тихий, незначительный Иоасаф II (1667-1673). С этих пор патриаршество в России начинает терять свое государственное значение.

После Иоасафа II патриарший престол занимали Питирим (в 1673), Иоаким Савелов (1673-1690) и Адриан (1690-1700). Они не играли крупной роли и были заняты обереганием привилегий духовенства вообще и своих в частности, главным образом в судебном отношении.

В 1675 году был закрыт монастырский приказ. В 1689 году новгородцы били челом патриарху Иоакиму, чтобы духовных лиц судили в гражданских делах не на митрополичьем дворе, а в приказной палате. Патриарх пригрозил новгородцам судом Корея, Дафана и Авирона.

В 1700, когда была поднята мысль о составлении нового «Уложения», патриарх Адриан велел составить свод прав русской церкви – т.н. «Статьи о святительских судах», в которых были собраны выписки из Номоканона, царские уставы и ханские ярлыки; правительству рекомендовалось помнить все это и не отступать от старины.

Сближение России с Западной Европой вызвало оппозицию со стороны как Иоакима, так и Адриана, они видели подрыв религии в заимствовании новых форм жизни, в перемене даже внешности русского человека. Умирая, патриарх Иоаким в своем завещании умолял правительство не допускать православных к дружбе с иноземцами и еретиками, запретить последним строить кирхи, разорить уже раньше построенные, не давать иностранцам начальства в полках, не вводить новых обычаев. Адриан намеревался идти по следам Иоакима, но Петр I резко оборвал патриарха, и он должен был замолчать; Адриан даже жил не в Москве, а в своем Перервинском монастыре.

Не проявляя прямой оппозиции, он молчаливо был главою недовольных, а в лице его и само патриаршество как учреждение было символом недовольства новыми порядками. Поэтому, когда в октябре 1700 года умер патриарх Адриан, преемника ему не было назначено. Во главе управления церковью был поставлен рязанский митрополит Стефан (Яворский), с титулом «местоблюстителя патриаршего престола». Уже одно то, что местоблюстителем был назначен митрополит рязанский, а не Крутицкий, как до тех пор бывало, являлось нововведением. По отношению к церковным делам местоблюститель сохранял права патриарха; для совещаний по важным делам он имел при себе очередных епископов из епархий.

Так было до 1718 года, когда Петр стал заменять приказы коллегиями, с целью объединения однородных предметов государственного управления. На церковь Петр смотрел не с духовной точки зрения, как на общество верующих, а с государственной, как на учреждение правительственное. Эта точка зрения побудила его идею преобразованных им светских учреждений перенести и в область церкви и единоличную власть патриарха заменить коллегией, постоянным собором духовного правительства.

Духовная коллегия (синод) явилась высшим церковным и правительственным учреждением в России. В составленном для нее «Духовном регламенте» были изложены причины, побудившие царя заменить единоличное управление церкви коллегиальным:

  1. в собрании, где много членов, легче может быть отыскана истина;
  2. решение собора получает в глазах общества больше силы и значения, чем решение одного лица;
  3. при коллегиальном управлении не могут быть остановки в делах вследствие болезни или смерти правительственного лица;
  4. при коллегиальном управлении не может быть стремления у духовного правительства сравняться с особою монарха, как это могло быть при патриархах;
  5. соборное учреждение может быть хорошей школой для архиереев.

На преобразование высшего управления церковью было вытребовано согласие русских архиереев, а также настоятелей степенных монастырей, Сената и восточных патриархов.

Патриаршество в России было восстановлено на Поместном соборе Русской Православной Церкви 5 ноября 1917 года; патриархом был избран Тихон (Беллавин) (1917 — 1925).

Патриарх Московский и всея Руси

Святейший Патриарх Московский и всея Руси
церк.-слав. Свѧтѣ́йшїй патрїа́рхъ моско́вскїй и҆ всеѧ̀ рꙋсѝ

Монограмма патриарха Московского и Всея Руси Кирилла

Должность занимает
Кирилл
с 1 февраля 2009 года
Возглавляет Русскую православную церковь
Форма обращения Его Святейшество
Официальная резиденция Данилов монастырь
Назначалась Поместным собором
Должность появилась 1589 год
Должность восстановлена 1917 год
Первый в должности Иов
Должность упразднена 1721 год
Сайт patriarchia.ru

Святе́йший Патриа́рх Моско́вский и всея́ Руси́ (церк.-слав. Свѧтѣ́йшїй патрїа́рхъ моско́вскїй и҆ всеѧ̀ рꙋсѝ) — титул предстоятеля Русской православной церкви. В разные годы использовались разные вариации титула: «Патриарх Московский и всея Русии», «Патриарх Московский и всея России», «Патриарх Московский и всея великия и малыя и белыя России» и другие. Современная форма, «Патриарх Московский и всея Руси», использовалась в древности и используется современными историками для обозначения всех патриархов, при избрании на патриарший престол митрополита Сергия (Страгородского) в 1943 году стала официальным титулом.

Являясь правящим архиереем Московской епархии, состоящей из города Москвы, Патриарх Московский и всея Руси, кроме того, в соответствии с уставом РПЦ, обладает рядом общецерковных полномочий в рамках поместной Русской православной церкви.

Патриаршество учреждено в Москве в 1589 году: первым патриархом стал Иов. Упразднено в 1721 году; восстановлено 28 октября (10 ноября) 1917 года решением Всероссийского поместного собора.

История

Учреждение Московского патриархата

Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата, май 1590 года

Патриаршее достоинство было присвоено митрополиту Иову лично Вселенским патриархом Иеремией II в мае 1589 года (Иеремия прибыл в Москву 13 июля 1588 года, после чего последовали сложные переговоры с московским правительством, во время которых Иеремия фактически пребывал под домашним арестом); затем подтверждено соборами в Константинополе в 1590 и 1593 годах, о чём в Москву были посланы грамоты.

Значительную роль в исходатайствовании решения восточных патриархов сыграл Борис Годунов, фактически управлявший тогда Русским царством при царе Феодоре Иоанновиче. Единоличные действия Патриарха Иеремии в Москве вызвали реакцию на православном Востоке: крайне резко возражал против них, оспаривая их законность, авторитетный канонист и богослов Мелетий Пигас, ставший в 1590 году (после собора в Константинополе) Александрийским Патриархом. Он был убеждён, что действия Иеремии в Москве были обусловлены насилием и хитростью со стороны русских. Тем не менее, позже он был в числе подписавших грамоту 1593 года (на грамоте 1590 года подпись александрийского патриарха отсутствовала, ввиду междупатриаршества).

В Уложенной грамоте 1589 года, в частности, декларировалась известная по более ранним источникам концепция Москвы (точнее, «Росийского царствия») как «Третьего Рима»: «<…> Великое Росийское царствие, Третей Рим, благочестием всех превзыде».

Как показали графологические исследования конца XX века, значительная часть подписей иерархов (кроме самого патриарха Иеремии II) на Грамоте 1590 года была поддельной (из 105 подписей участников Собора не менее 70 не подлинны: выполнены не указанными в этих подписях иерархами), что, вероятно, было вызвано спешкой; все подписи на акте Великого Константинопольского собора 1593 года (42 иерарха) — подлинные.

Желание московского правительства было в том, чтобы Московский патриарший престол занял третье, после Вселенского и Александрийского патриархов, место в диптихе, но такое требование было отвергнуто. Московскому патриарху было усвоено пятое место в диптихе, после патриарха Иерусалимского. Соборная грамота 1590 года, которую в следующем году привёз в Москву Тырновский митрополит Дионисий и 20 июня вручили царю, гласила (по русскому переводу того времени): «<…> Пишем и обьявляем чрез сию соборную грамоту, первое исповедаем и совершаем в царствующем граде Москве поставленье и патриаршеское именованье поставленнаго господина Иева по сем совершаем и для того посылаем как пишем патриаршескую грамоту и пишем о всем явственно и изволили собором да поставленный Московский наперед сево господин Иев патриарх именуетца патриархом и почитаетца с ыными патриархи и будет чин на нем и в молитвах после с патриархом с Ерусалимским должная его поминати наше имя и иных, а в головах и началех держати и почитати апостольский престол Констянтинопольский как и иные патриархи. И то дарованное патриаршескую честь и имя да не токмо патриарху Московскому господину Иеву дано ноне утверждено непоколебимо произволили но и по нем поставляти Московским собором началных властей в патриархи да именуетца сыскав по правилом зачато от патриарха сего Московского господина Иева о Святом Дусе возлюбленному брату и сослужебнику нашего смиренья <…>»

Грамота 1590 года была отвергнута московским правительством ввиду 5-го места в диптихе. 12 февраля 1593 года в Константинополе в присутствии московского посла Г. Афанасьева состоялся новый собор восточных иерархов, в котором участвовали патриархи Константинопольский, Александрийский (временно управлявший также Антиохийской кафедрой) и Иерусалимский; собор признал законность учреждения в России патриаршества и подтвердил 5-е место Московского патриарха. Доставленный в Москву акт был признан московским правительством.

Упразднение

См. также: Церковная реформа Петра I

По смерти в 1700 году патриарха Адриана царь Пётр I воспретил избрание нового патриарха и после 20 лет «межпатриаршества» учредил Духовную коллегию, вскоре переименованную в Святейший синод, который, являясь государственным органом, исполнял функции общецерковного управления с 1721 по январь 1918 года, — с императором (до 2 марта 1917 года) в качестве «крайнего Судии сей Коллегии». В последовавший так называемый синодальный период органы церковно-административного управления в России рассматривались и как учреждения государственного управления.

Восстановление

См. также: Поместный собор Православной российской церкви (1917—1918)

Патриаршество в Православной российской церкви было восстановлено решением Всероссийского Поместного собора 28 октября (11 ноября) 1917; первым патриархом в послесинодальный период был избран Тихон (Беллавин), митрополит Московский.

Исторические редакции титула и богослужебного поминовения

Пять первых патриархов русской церкви
(лубок второй половины XIX века)

В дониконовское время наименование страны в титуле выглядело как Русия; в конце XVII века — Россия (на греческий манер). Полная титулатура допетровских патриархов содержала титул и всех северных стран Патриарх. В Уложенной грамоте 1589 года (написанной на русском языке московскими писцами) первый патриарх московский Иев (Иов) именовался различно: «святейший Патриарх царствующаго града Москвы и Великаго Росийскаго царствия» и «Патриарх царствующаго града Москвы и всеа Русии».

Патриарх Никон полностью подписывался как Божиею милостию великий господин и государь, архиепископ царствующаго града Москвы и всеа великия и малыя и белыя Росии и всеа северныя страны и помориа и многих государств Патриарх. На гробнице последнего досинодального патриарха Адриана в Успенском соборе Московского Кремля титул его выглядит как Архиепископ Московский и всея России и всех северных стран Патриарх.

Патриарх Тихон (Беллавин) (1917—1925) носил титул Московский и всея России.

Современная редакция титула — Святейший Патриарх Московский и всея Руси — использовалась в древности и была при избрании на патриарший престол митрополита Сергия (Страгородского) в 1943 году выбрана самим Сергием и одобрена Председателем Совета народных комиссаров И. В. Сталиным..

По мнению Владислава Цыпина, причиной перемены титула с «Патриарх Московский и всея России» на «Патриарх Московский и всея Руси» был факт, что «Россией» в СССР называлась только часть страны; а слово «Русь» несло ассоциацию с Киевской Русью, в которой предки православных русских, украинцев и белорусов были единым народом; слово «Русь» поэтому обозначало бо́льшую территорию, чем «Россия».

Портреты московских патриархов в резиденции Патриарха московского и всея Руси в Переделкине

Титулование московского патриарха святейший отмечено уже начиная с Иова; в XVII веке между этим эпитетом и именем нередко вставлялось слово кир (греч. κύριος — господин): например, «Святейший кир Иоаким». Титул святейший не признается за московскими патриархами древними восточными патриархатами и прежде всего — Вселенским (Константинопольским) патриархатом, который в своих сношениях с Московским патриархатом использует применительно к московскому патриарху титул блаженнейший (греч. Μακαριότης) — как и в отношении прочих патриархов.

В допетровское время титул патриарха обычно содержал также слова «Божиею милостию»; в XX веке эти слова используются только в особых категориях документов: томосах, посланиях восточным патриархам и некоторых других.

Особый интерес представляют почётные именования патриарха великий господин и великий государь: первое в составе богослужебного поминовения патриарха было введено всероссийским поместным собором 17 ноября 1917 года и вызвало протесты и недоумения некоторых в церковной среде; второе возникло из-за того, что патриарх Филарет приходился отцом царю Михаилу Фёдоровичу и был фактическим соправителем. У его преемника патриарха Никона титулование великий государь стало одним из предметов распри между ним и царём Алексеем Михайловичем и было упразднено. Положение об управлении РПЦ от 31 января 1945 года: «Имя патриарха возносится за богослужениями во всех храмах РПЦ <…> по следующей формуле: „О святейшем отце нашем (имя), Патриархе московском и всея Руси“». До того слова «отец» не было.

Кандидат в Патриархи должен быть, согласно «Уставу» 1988 года, архиереем Русской Православной Церкви, иметь богословское образование, достаточный опыт в области церковного управления, отличаться приверженностью к каноническому правопорядку, пользоваться доброй репутацией и доверием со стороны епископата, духовенства и мирян, «иметь доброе свидетельство от внешних» (1 Тим. 3, 7), быть не моложе 40 лет, а также являться гражданином СССР.

Избрание в настоящее время

Согласно действующему уставу от 2000 года, сан патриарха является пожизненным; право суда над патриархом и низложения его, равно как и решение вопроса о его уходе на покой, принадлежит архиерейскому собору.

В период вакансии патриаршей кафедры священный синод избирает из числа своих постоянных членов местоблюстителя патриаршего престола. «Не позднее шести месяцев по освобождении патриаршего престола местоблюститель и священный синод… созывают поместный собор для избрания нового патриарха московского и всея Руси».

Кандидат в патриархи должен быть архиереем РПЦ не моложе 40 лет, обладать «высшим богословским образованием, достаточным опытом епархиального управления».

В 2011 году президиум межсоборного присутствия рассмотрел проект документа «Процедура и критерии избрания Патриарха Московского и всея Руси» и решил разослать его в епархии для получения отзывов и опубликовать с целью дискуссии. Процедура избрания патриарха впервые была детализирована во внутреннем нормативном документе РПЦ — Положении об избрании Патриарха Московского и всея Руси, принятом 5 февраля 2013 года Архиерейским собором РПЦ.

В XX веке митрополит Тихон на патриарший престол был избран жребием из трёх предварительно утверждённых на поместном соборе кандидатов; в период жёсткого государственного контроля над делами РПЦ Сергий, Алексий I и Пимен были избраны открытым безальтернативным голосованием по одобрению правительства. Алексий II был избран на поместном соборе в 1990 году тайным голосованием, в первом туре которого участвовали три кандидата, утверждённые ранее архиерейским собором (причём поместный собор имел право добавить в этот список новых кандидатов), а во втором — два кандидата, набравшие большинство голосов в первом туре.

По избрании по традиции кандидата вопрошают, а он отвечает примерно по следующей формуле: «Преосвященнейший митрополит , священный и великий собор призывает твою святыню на патриаршество богоспасаемаго града Москвы и всея России» — «Понеже священный и великий собор судил мене, недостойному, быти в такове служении, благодарю, приемлю и нимало вопреки глаголю».

Патриарх вступает в сан в ходе специальной торжественной церемонии — интронизации, которая проводится через несколько дней после избрания.

Полномочия и статус в настоящее время

Резиденция московского патриарха в Переделкине

Согласно действующему Уставу РПЦ (от 2000 года с позднейшими поправками), патриарх «имеет первенство чести среди епископата Русской православной церкви и подотчётен поместному и архиерейскому соборам <…> имеет попечение о внутреннем и внешнем благосостоянии Русской православной церкви и управляет ею совместно с синодом, являясь его председателем». Патриарх созывает архиерейские и поместные соборы и председательствует на них, а также несёт ответственность за исполнение их постановлений. Патриарх представляет церковь во внешних отношениях, как с другими церквями, так и со светской властью. В его обязанности входит поддержание единства иерархии РПЦ, издание (совместно с синодом) указов об избрании и назначении епархиальных архиереев, он осуществляет контроль за деятельностью архиереев.

Согласно Уставу РПЦ, «внешними отличительными знаками патриаршего достоинства являются белый куколь, зелёная мантия, две панагии, великий параман и предносный крест». Начиная с патриарха Алексия II стал использоваться Патриарший штандарт.

Патриарх Московский и всея Руси — епархиальный архиерей (правящий епископ) Московской епархии, состоящей из города Москвы и Московской области; а также священноархимандрит Свято-Троицкой Сергиевой лавры, управляет всеми церковными ставропигиями.

Официальная резиденция патриарха и синода — Данилов монастырь в Москве (Даниловский вал, 22); рабочая с сентября 1943 года — Чистый переулок, 5 в Москве; летняя резиденция — в Ново-Переделкине (7-я улица Лазенки; бывшая усадьба Колычёвых в селе Спасское-Лукино) Западный административный округ Москвы. Последняя была передана Московской патриархии как подарок по случаю 75-летия патриарха Алексия I в 1952 году.

По сообщениям СМИ, с января 2000 года по распоряжению и. о. президента России Владимира Путина находится под охраной Федеральной службы охраны.

См. также

  • Митрополит Московский и всея Руси
  • Список предстоятелей Русской православной церкви
  • Титулы предстоятелей православных церквей
  1. Константинопольская патриархия и другие поместные церкви греческой традиции в своих официальных сношениях с Московским патриархом, равно как и всеми иными, исключая Вселенского патриарха, и при богослужебном поминовении его имени используют титулование «Его Блаженство», «Блаженнейший» (греч. Μακαριώτατος: His Beatitude Patriarch Kirill of Moscow at the Phanar; Ειρηνική επίσκεψη του Πατριάρχη Μόσχας και Πάσης Ρωσίας Κυρίλλου: «Ειρηνική επίσκεψη στην Εκκλησία της Ελλάδος πραγματοποιεί από 1 έως 7 Ιουνίου 2013 ο Μακαριώτατος Πατριάρχης Μόσχας και Πάσης Ρωσίας κ. Κύριλλος.»).
  2. Написана от имени освященного собора, состоявшегося в Москве в конце января того же года и называвшего себя «Собором великаго Росийскаго и Греческаго царства».
  3. Белый куколь — уникальный элемент монашеского облачения только предстоятелей Русской церкви.
  4. Патриаршим местоблюстителем до 26 декабря 1613 года был митрополит Ефрем, с 1614 года по 24 июня 1619 года заведовал патриаршими делами митрополит Иона.
  5. Низвержен из сана на Большом Московском соборе.
  6. По смерти патриарха Тихона, в 1925—1936 гг., Местоблюстителем патриаршего престола был митрополит Крутицкий и Коломенский Пётр (Полянский), находившийся в заключении и не имевший возможности заниматься вопросами церковного управления.
  7. В 1936—1943 Местоблюститель патриаршего престола.

Примечания

  1. Страхова О.Б. Официальная титулатура русских патриархов в изданиях Московского Печатного двора (1589–1700 гг.) // Palaeoslavica. (Cambridge), 2007. XV/2. С. 117–206
  2. 1 2 3 Владислав Цыпин. История Русской Церкви 1917—1997. Гл. VII.
  3. 1 2 3 Устав Русской Православной Церкви // IV. Патриарх Московский и всея Руси.
  4. Каптерев Н. Характер отношений России к православному Востоку. — М., 1885. — С. 52.
  5. 1 2 3 АРСЕНИЙ ЭЛАССОНСКИЙ Православная энциклопедия. — М., 2001. — Т. 3, С. 442-446.
  6. 1 2 Уложенная грамота об учреждении в России патриаршества. 1589 год, май.
  7. 1 2 Православная энциклопедия. — М., 2000. — Том «Русская православная церковь». — С. 79.
  8. 1 2 3 Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата. Май 1590 г. Российский государственный архив древних актов. Ф. 52. Оп. 2. № 5. Л. 1.
  9. 1 2 Грамота об утверждении Московского патриархата. 1590.
  10. Прот. Владислав Цыпин. Ведомство православного исповедания // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2004. — Т. VII. — С. 369. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  11. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2-х частях / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994.
  12. Гл. IV, п. 1 Устава РПЦ
  13. «Сентябрь 1943 г.» // Одинцов М. И. Русские патриархи XX века. М.: Изд-во РАГС, 1994 Записка Г. Г. Карпова о приёме И. В. Сталиным иерархов РПЦ
  14. Глава V: Поместный собор РПЦ и свержение монархии (1917 ГОД) из книги: М. А. Бабкин. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в. — конец 1917 г.). М.: Государственная публичная историческая библиотека, 2007, стр. 402—405.
  15. Православный церковный календарь на 1946 год. М., стр. 58.
  16. О значении Патриаршества в России XX в. (Телепрограмма 17.11.07) (комментарий в русле истории) — Статьи — Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия»
  17. Проект документа «Процедура и критерии избрания Патриарха Московского и всея Руси»
  18. Положение об избрании Патриарха Московского и всея Руси
  19. См. гл. IV, п. 10 Устава РПЦ.
  20. Колычевы
  21. Патриарха будут лучше охранять. Православие.Ru: выпуск новостей от 17 января 2000 года
  22. Колода Российской Федерации. // Коммерсантъ-Власть. — № 44 (547). — 10 ноября 2003.
  23. ФСО «объяснила», на каком основании обслуживает Патриарха. Никто ничего не понял. NEWSru, 27 января 2011.
  24. Хронологический список патриархов Русской православной церкви. Проверено 23 сентября 2013.
  25. Георгиевский Г.П. Патриархи Московские // Журнал московской патриархии. — 1944. — № 9.
  26. Игнатий // Православная энциклопедия: «Имя Игнатия исключено из диптиха Российских патриархов».
  27. Деятели Русской православной церкви. Патриархия.ru
  28. После кончины патриарха Адриана преемник не избирался. В 1700—1721 Блюститель патриаршего престола («Экзарх») — митрополит Ярославский Стефан (Яворский). Пётр I в 1721 году учредил духовную коллегию, впоследствии переименованную в Святейший правительствующий синод — государственный орган высшей церковной власти в российской церкви. Патриаршество было восстановлено решением всероссийского поместного собора 28 октября (11 ноября) 1917 г.

Ссылки

Патриарх Московский и всея Руси на Викискладе
  • Уложенная грамота 1589 г. // Кормчая. — М., 1653.
  • Грамота об утверждении Московского патриархата. 1590 год. Проект Российского военно-исторического общества «100 главных документов российской истории».
  • № 59. Грамота уложенная об учреждении в России патриаршеского престола // Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. Часть вторая / под ред. графа Н. П. Румянцева и А. Ф. Малиновского. — М., 1819. — С. 95—103.
  • Деяние Константинопольского собора 1593 года, которым утверждено патриаршество в России («Труды Киевской духовной академии». 1865 г. Том 3)
  • м-т Макарий (Булгаков). История Русской церкви. Том 5. Отдел 1 // УЧРЕЖДЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА В РОССИИ
  • Протоиерей Лев Лебедев. Десять Московских патриархов
  • Андрей Петрович Богданов. Тайны первого патриарха
  • Бабкин М. А. Всероссийский выбор. НГ Религии (21 января 2009). — Патриарх Тихон может бесспорно считаться всенародно избранным главой церкви. Проверено 8 июня 2009. Архивировано 24 августа 2011 года.
  • Чин интронизации патриарха московского и всея Руси: история и современность. Часть 2. Интронизация митрополитов и патриархов всея Руси статья священника Михаила Желтова

Патриаршество было установлено в России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *