Образ и подобие Божие в человеке

Античные философы именовали человека – микрокосм, т.е. малый мир, малый космос, который заключает в себе все элементы мироздания.

Свт. Григорий Нисский говорил, что человек – это некий малый мир, содержащий в себе те же стихии, которыми наполнена вселенная, и объединяющий собою всякий род жизни.

В то же время у свв. отцов отношение к самому термину «микрокосмос» было отличным от того, какое имело место в античности. Для древних авторов – это гордое наименование, в котором они видят залог величия человека, тогда как у отцов Церкви нередко встречается ироническое отношение к этому термину. Свт. Григорий Нисский замечает: «Те, кто думал возвысить человеческую природу этим велеречивым наименованием, не заметили, что одновременно наградили человека качествами, свойственными комарам и мышам». Для отцов Церкви во взгляде на человека характерна обратная перспектива в сравнении с той, которую мы наблюдаем у языческих мудрецов. Если для последних величие человека заключается в том, что роднит его с космосом, роднит со Вселенной, поскольку сам Космос мыслится как Божественное начало, то отцы Церкви усматривают величие человека в том, что выделяет человека из мира, из природы. А выделяет его, по учению свв. отцов, образ сотворения и существования. Человек сотворен по образу и подобию Божию.

О сотворении человека по образу Божию неоднократно говорится в Свщ. Писании: Быт. 1, 26-27 и 9, 6. Что такое образ Божий, по учению свв. отцов?

В общем и целом, свв. отцы согласны в том, что образ Божий есть способность человека отображать Божественные совершенства. Бог есть абсолютный разум, человек тоже есть существо разумное. Бог — существо духовное, человек также имеет в себе духовную составляющую – душу. Бог — вечен, отражением вечности в человеке является бессмертие. Бог является Творцом, человек также обладает творческими способностями, хотя, в отличие от Бога, творит не из ничего, а из подручного материала. Бог царствует над всем миром, и человек также наделен царским достоинством, призван владычествовать над Вселенной.

Что такое Божие подобие? Большинство древних отцов и современных православных богословов проводят различие между понятиями образа и подобия, хотя некоторые не делали такого различия. В частности, на тождественности этих терминов настаивали свтт. Афанасий и Кирилл Александрийские.

В русской богословской традиции такого мнения придерживался свт. Филарет Московский, который, ссылаясь на еврейский текст Библии, показывал, что понятия образа и подобия нередко являются в Свщ. Писании взаимозаменяемыми.

Свт. Василий Великий следующим образом определяет различие между образом и подобием. Он анализирует 26 и 27 стихи 1-ой главы книги Бытия. В 26-м стихе сказано: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему». А в 27-м стихе говорится: «И сотворил Бог человека по образу Своему по образу Божию сотворил его», т.е. волеизъявление Божие содержит два элемента – образ и подобие, а сотворение лишь один – образ, о подобии 27-й стих умалчивает.

Разные отцы, даже близкие по духу, говорят об образе Божием в человеке различно, иногда даже у одного и того же автора, в различном контексте, встречаются весьма различные высказывания по этому вопросу. Справедливо поставить вопрос: а можно ли вообще дать формальное определение образа Божия? Еще в конце IV-го века свт. Епифаний Кипрский писал: «Церковное учение верует, что человек вообще сотворен по образу Божию, но в какой именно части находится то, что по образу Божию, не определяет». Этими словами св. отец признает, что человек сотворен по образу Божию, но в то же время считает невозможным дать определение этого понятия. В этом нет ничего удивительного — апофатическая антропология является естественным следствием апофатического богословия: если Бог по Своей сущности неопределим, то и человек, сотворенный по образу Божию, также не может быть во всей полноте охвачен рассудочным определением.

В современном богословии такой взгляд на человека получил наименование открытой антропологической модели. В отличие от Восточной патристической традиции, западная схоластика в средние века отошла от такого понимания богообразности, и образ Божий в западном богословии стал определяться через различные свойства духовной природы человека, такие, как свободная воля, разумность, суверенность и т.д.

Когда мы говорим, что человек создан по образу Божию, то имеем в виду, что он способен некоторым образом отражать совершенство Творца. Но разве мир в целом не отражает совершенство Творца, разве эти совершенства отражаются только в природе человеческой? Вопрос риторический. Однако очевидно, что человек все же отражает Божественное совершенство особым образом. На это различие указывает свт. Филарет Московский, когда замечает, что вся тварь показывает нам следы Творца, но только как бы «задняя Божия», но образ лица Божия находится только в человеке.

В самом деле, в отличие от всех прочих тварей, человек не только может быть причастен к Божеству, — он способен общаться с Богом, способен участвовать в Божественной жизни, предстоять Богу лицом к лицу. Но общаться может не что, а только кто, т.е. личность. Поэтому можно сказать, что образ Божий в человеке заключается, прежде всего, в том, что человек есть личностное существо. И в этом безличном мире он единственный является личностным образом личного Бога.

Чтобы лучше понять святоотеческое учение об образе Божием в человеке, вспомним, как представляли себе космос античные авторы.

Существует восходящая к Платону схема, для античной философии парадигмальная. С одной стороны, существует неподвижный мир вечных идей, или эйдосов, с другой, – сосуществующая миру вечных идей бесформенная материя, наделенная вечным хаотичным движением. Посредником между этими двумя полюсами мироздания выступает Демиург, устроитель Вселенной, который, созерцая вечные идеи, по образцам этих идей творит из материи космос, Вселенную, человека.

Таким образом, каждая вещь существует только в силу того, что она причастна своему эйдосу, и является тем, что она есть, только потому, что причастна именно к этому эйдосу. Святоотеческая мысль успешно христианизировала эллинскую философию. Тем не менее, рассматриваемая схема так и не была адаптирована христианством, хотя такие попытки и предпринимались. Причина в том, что в мире существует одна вещь, которая вопиющим образом не эйдетична, которой нельзя отыскать соответствующего эйдоса; эта вещь – человек. Каждая вещь создана по образу определенного эйдоса, а для человека отыскать соответствующий эйдос невозможно, потому что, согласно Божественному Откровению, человек создан не по образу некоторого эйдоса, а по образу Божию.

Следовательно, если человек создан по образу Божию, то это значит, что человек существует и является тем, чем он является, благодаря своей причастности не определенному эйдосу, а Самому Богу. Для Восточных отцов образ Божий есть, прежде всего, способность человека быть причастником Божеского естества. Поэтому об образе Божием нельзя говорить как о некотором свойстве человеческой природы безотносительно ее отношения к Богу.

В учении об образе Божием следует различать между понятиями «черты образа Божия» и «образ Божий». Черты образа Божиего – это то, в чем образ Божий конкретно проявляется, т.е. совокупность существенных свойств человеческой природы. Впрочем, следует иметь в виду, что не всякое существенное свойство человеческого естества является чертой образа Божия, например, неведение будущего. Сам образ Божий относится не к природе, а к способу ее существования, который у человека личностный, что и делает возможным участие человека в Божественной жизни. Именно в силу этой причастности, через существенные свойства человеческой природы может являться образ Божий. Например, для свт. Кирилла Александрийского человек является богообразным в силу того, что он есть существо разумное. Разумность – одна из черт образа Божия в человеке.

Но далее из рассуждений св. отца видно, что для св. Кирилла сама по себе разумность не является образом Божиим. По-гречески разумное существо – logikos. И человек есть «логикос» только в силу того, что он причастен к Божественному Логосу как Источнику всякой разумности.

Образ Божий в человеке можно понимать и как совокупность благ, которыми человек обладает в силу своей причастности источнику всех благ — Богу. Эта мысль выражена у свт. Григория Нисского: «Бог по природе сама благость, Он создает человека потому, что благ. Совершенство благости проявляется в том, что Он вызывает человека из небытия к бытию и в изобилии сообщает ему всякое благо… Образ в том и имеет сходство с Первообразом, что исполнен всякого блага».

Понятия «образа» и «подобия» тесным образом между собой связаны.

Можно сказать, что образ Божий есть дар Божий каждому человеку, который выражается в возможности быть причастником Божественной жизни, участвовать в Божественных совершенствах. Подобие – проявление этого дара в жизни человека и та мера, в какой эта способность реализуется. Эта мысль встречается у прп. Максима Исповедника: «Бог, приводя в бытие духовную разумную сущность, по высочайшей благости Своей сообщил ей четыре Божественные свойства — бытие, приснобытие, благость и премудрость.

Первые два свойства Бог даровал сущностям, а два других – способности воли, т.е. сущности он даровал бытие и приснобытие, а способности воли – благость и премудрость, чтобы тварь по причастию стала тем, что Он Сам есть по существу. Поэтому и говорится, что человек создан по образу и подобию Божию. «По образу» – как сущий образ Сущего и как присносущий образ Присносущего, хотя он и небезначален, но зато бесконечен. «По подобию» – как благой, подобие Благого, и премудрый, подобие Премудрого, будучи по благодати тем, чем Бог является по природе. Всякое разумное естество — по образу Божиему, только одни благие и мудрые по подобию Его».

Иными словами, человек как существо богообразное, может по благодати стать всем, чем Бог является по природе.

Таким образом, образ Божий есть то, что человеку дано; каждый человек, приходящий в мир, имеет образ Божий. Подобие же, напротив, есть некоторая заданность, задача, которая стоит перед человеком и которую он должен решать в течение всей своей жизни. Черты образа Божия относятся к сущности человека, это есть существенные свойства человеческой природы, в то время как черты подобия Божия раскрываются в результате направленности человеческой воли к добру. Чертами образа Божия обладают, практически, все люди, в то время как черты подобия Божия раскрывают далеко не все. Несмотря на эти различия, возможно говорить об образе и подобии как о двуедином понятии. Ведь богообразность потенциально заключает в себе богоподобие, а подобие Божие есть не что иное, как раскрытие образа Божия в жизни конкретного человека, — именно это делает возможной взаимозаменяемость этих терминов в Свщ. Писании без ущерба для смысла.

Таким образом, в понятии «образа Божия» в человеке, по учению Восточных отцов, различаются два момента.

С одной стороны, образ Божий понимается как способность человека участвовать в Божественной жизни, быть причастником Божественного блага. Это есть характеристика способа существования человеческого естества, который является личностным. В силу того, что человек причастен Божественной природе, он есть существо личностное. И, наоборот, в силу того, что он есть личностное существо, он способен к общению с Богом, способен по благодати становиться тем, чем Бог является по природе.

С другой стороны, можно различать в человеке черты образа Божия, т.е. совокупность существенных свойств человеческой природы, благодаря которым человек может совершенствоваться, уподобляться Богу, отражая совершенства своего Творца. Черты образа Божия – это, например, разумность, дар слова и т.п. Соответствующим образом пользуясь этими способностями, человек может достигать богоподобия, например, приобретать мудрость, которая является чертой уже не образа, а подобия Божия.

Понятие об образе Божием

Образ, по которому был некогда создан человек, как «идеал», как «икона», не является результатом богословского или философского дискурса1. Он есть достояние Откровения. Господу было угодно открыть одну из тайн бытия человеку. Человек должен знать, что он появился не как-нибудь, не случайно, не в ходе эволюции (понимаемой телеологически или спонтанно), а в результате дарования Богом Своего образа Своему творению.И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему…( Быт.1,27)

Создание по образу Божию (κατ’ εἰκόνα θεοῦ) (Быт. 1, 27) стало исключительным достоянием первозданных людей в отличие от всех иных существ видимого мира. В связи с этим свт. Василий Великий предлагает такое определение человека: Человек есть разумное творение Бога, созданное по образу своего Творца2. В силу этого великого дара прародители имели внутреннее единство с Богом.

Библия никак не конкретизирует богообразность человека, а просто констатирует ее наличие, обособляя от других существ. Святые же Отцы не были единодушны в ответе на этот вопрос. Находили его и

  • «в царственном достоинстве человека, в его превосходстве над чувственным космосом»,

  • и в простоте души, в ее бессмертии, в ее способности познавать Бога.

  • К разуму и свободе склонялись Климент Александрийский и Василий Великий3.

  • Ириней Лионский, Григорий Палама находили его в душе и теле вместе. Так, Григорий Палама пишет о том, что человек более по образу Божию, чем ангелы, именно в силу того, что «его соединенный с телом дух обладает живительной силой, которой он одушевляет свое тело и управляет им. Это — та способность, которой нет у ангелов, духов бестелесных, хотя они и ближе к Богу в силу простоты своей духовной природы4.

  • А Григорий Нисский считал, что именно в духовности надо искать сообразность человека Богу5. Духовность же, по его мысли, передает человеку полноту Божественного Первообраза, — а значит, и Егонепознаваемость.

Строго говоря, мы не можем составить совершенно определенное мнение о том, каков есть образ Божий в человеке. И это как раз тот общий знаменатель, который примиряет разнообразные мнения Свв. Отцов в этом вопросе, — они являются освещением различных сторон одного и того же предмета6.

В связи с этим в православном богословии существует важное методологическое различение:

1) образ Божий – богодарованное, неопределяемое в словах начало в человеке, отличающее его от всех других существ видимого мира7;

2) проявления (черты) образа Божия в человеке – наблюдаемые феномены богообразности человека, которые указывают, что человек в определенной степени обладает божественными свойствами.

Поскольку Бог есть высшее Благо, то Его образ в человеке всегда имеет положительную нравственную направленность. Он не может быть уничтожен, его невозможно переориентировать и сделать нравственно негативным, можно лишь ослабить его влияние в человеке через совершение грехов.

В самом общем виде можно сказать, что для святых отцов образ Божий – это богодарованное начало, позволяющее человеку жить в единстве с Богом и наделяющее его божественными свойствами. «Божественность» человека – это по сути и есть образ Божий.

Для выявления богообразных свойств в человеке можно использовать способ, предложенный свт. Василием Великим: Давайте исследуем то, что относится к Богу, и мы познаем то, что касается нас, а именно, что мы не имеем образа Божиего, если понимать его в телесном смысле… смертное не может быть образом бессмертного…8. То есть если рассматриваемое свойство человека имеется в Боге и отсутствует в неразумном тварном мире, то это одно из проявлений образа Божия; если же его нет в Боге, но оно присутствует в тварных существах, не имеющих образа Божия, то это свойство тварной природы.

Важнейшие черты образа Божия в человеке: личность, свобода, бессмертие, творчество, владычество, ум, духовность, совесть, любовь, добродетельность, стремление к совершенству и др.

По образу и подобию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *