Рэймонд Франц — Кризис совести

12 3 4 5 6 7 …101

Кризис совести

Рэймонд Франц, бывший член Руководящей корпорации Свидетелей Иеговы

Рецензии на книгу

Автор выходит далеко за рамки описания своих проблем. Он рассказывает о кризисе, с которым столкнулись Свидетели Иеговы во всем мире

— журнал «Христианство сегодня»

Правдивое изложение фактического материала, повествующее о структуре власти и внутренних процессах религиозной организации Свидетели Иеговы.

…эта книга — актуальный документ, подтверждающий значимость «свободы совести» и приглашающий по–новому взглянуть на классическую проблему того, как сохранить ее перед лицом постоянного, возрождения бюрократических и авторитарных структур

— д–р Джозеф Ф. Зигмунт, доцент кафедры социологии Университета штата Коннектикут

Великолепно! Я поражен, что автор пишет о том многом, что пришлось испытать и мне. Похоже, что маленькие религиозные группы. не опирающиеся на истинное понимание Божьей благодати, наталкиваются на одинаковые подводные камни и ведут себя похожим образом

— д–р Десмонд Форд, теолог, в прошлом член группы адвентистов седьмого дня, профессор Пасифик Юнион Колледж, лишен сана из–за несогласия по отдельным вопросам доктрины

Книга предупреждает о том, что может произойти, когда человек уступает организации право принимать решения, которые дал ему Бог

— Ким Киммонз, заместитель редактора издательства Франклин Пресс

В последние годы появилось много различных книг о Свидетелях Иеговы. За небольшим исключением, они довольно посредственного качества с точки зрения науки… Сейчас эта книга, снабженная множеством документов, рассказывающая о противоречивом религиозном движении, стала доступна Свидетелям и широкой общественности… Отныне ни один серьезный ученый или читатель не может игнорировать информацию, представленную Реймондом Францем. Авторы, считающие необходимым писать о реальных или выдуманных ошибках и недостатках движения, с которым им пришлось порвать, часто делают это с ненавистью и горечью. Ничего подобного вы не увидите в книге «Кризис совести». Напротив, спокойный и объективный тон повествования вызывает уважение и восхищение

— д–р Ингемар Линден, профессор богословия Даген, Стокгольм, Швеция

Трогательный рассказ… История жизни приоткрывает завесу над деятельностью организации Сторожевая Башня

— Архив общественных наук и религий Париж, Франция

Глава 1. ЦЕНА СОВЕСТИ

Нравится нам или нет, но нравственный выбор оказывает воздействие на каждого из нас. Это — одна из тех горько–сладких составляющих жизни, которые невозможно избежать. Она может превратить нас в богачей или бедняков, определить истинное качество наших взаимоотношений с теми, кто нас окружает. Все зависит от того, как мы ответим на ее вызов. Право выбора принадлежит нам — и этот выбор нечасто бывает легким.

Конечно, можно еще закутать совесть в некое подобие кокона самодовольства, пассивно «плыть по течению», ограждая внутренние чувства от всего, что может их потревожить. Когда возникают сложные вопросы, вместо того, чтобы занять определенную позицию, можно сказать: «Я это пережду. Пусть других это и касается — пусть кому–то даже будет плохо, — но только не мне». Некоторые всю жизнь вот так нравственно «пережидают». Но когда все сказано и сделано и жизнь подходит к концу, кажется, что те, кто могут сказать: «По крайней мере, я за что–то стоял», чувствуют большее удовлетворение, чем те, которые редко стояли за что бы то ни было.

Иногда мы спрашиваем, не превратились ли люди с глубокими убеждениями в нечто вроде исчезающей нации, о которой все когда–то читали, но которую сейчас мы так редко встречаем. Для большинства из нас сравнительно нетрудно действовать по совести, когда речь идет о делах не слишком важных. Чем больше поставлено на карту, чем выше цена, тем труднее ответить на вопрос о совести, принять нравственное решение и предугадать его последствия. Когда эта цена очень велика, мы оказываемся на нравственном распутье, в жизни наступает настоящий кризис.

Эта книга — именно о таком кризисе и о том, как люди справляются с ним, как он воздействует на их жизнь.

Надо признать, рассказы о людях, приведенные здесь, мало похожи на высокую драму суда над ересью Джона Уиклифа или на интригу международной охоты за неуловимым Уильямом Тиндэйлом, или на ужас угрозы быть сожженным как Майкл Серветус. Но борьба и страдания людей, о которых рассказано в этой книге, по–своему не менее напряженны. Немногие из них смогли бы сказать об этом так же красноречиво, как Лютер. И, тем не менее, они занимают практически ту же позицию, которую занял он, когда обращался к собранию из семидесяти человек, судивших его.

«Если я не убежден свидетельствами Писания или очевидным доводом (ибо я не доверяю лишь одному Папе или церковным советам, ведь хорошо известно, что они часто ошибались и противоречили самим себе), я связан Писанием, которое цитировал, и моя совесть покорна Слову Божьему. А поскольку действовать против совести небезопасно и неправильно, я не могу и не стану ни от чего отрекаться. На этом я стою. Я не могу иначе. Господь, помоги мне. Аминь».

Задолго до этих людей девятнадцать столетий назад апостолы Петр и Иоанн оказались в подобной ситуации, когда предстали перед судебным советом, состоявшим из самых уважаемых представителей исконной религии, и откровенно говорили:

«Справедливо ли пред Богом — слушать вас более, нежели Бога? Мы не можем не говорить того, что видели и слышали».

Я очень близко знаю людей, о которых пишу. Они были или являются членами религиозной группы, известной как Свидетели Иеговы. Я уверен (и тому есть доказательства), что их опыт ни в коем случае не единственный, что подобное смятение чувств испытывают люди самых различных верований. Они сталкиваются с той же проблемой, что и Петр, и Иоанн, и многие мужчины и женщины последующих столетий: они борются за то, чтобы, находясь под давлением религиозных властей, оставаться верными своей совести.

Для многих это — эмоциональное «перетягивание каната». С одной стороны, они чувствуют, что не должны навязывать человеческий авторитет в своих взаимоотношениях с Создателем; должны отвергнуть религиозный догматизм, законничество и авторитарность, оставаться верными учению о том, что «всякому мужу глава» — Иисус Христос, а не человеческий религиозный орган. С другой стороны, они рискуют потерять всех друзей, разрушить семейные отношения, пожертвовать религиозным наследием, накопленным многими поколениями. На подобном распутье решения даются нелегко.

То, что здесь описано, не является «бурей в стакане воды», большой склокой в небольшой религии. Мне кажется, что любой человек может извлечь немало жизненно важного, размышляя над этим, ибо, хотя приводимые цифры невелики, проблемы более чем серьезны. Это — глубокие вопросы, на протяжении истории вновь и вновь приводившие мужчин и женщин к подобным кризисам совести. На карту поставлены свобода следовать духовной истине, не связанной ограничениями сверху, и право иметь личные отношения с Богом и Его Сыном, свободные от всякого посреднического вмешательства священника со стороны какой–либо церкви. Хотя многое из написанного на первый взгляд может показаться типичным только для Свидетелей Иеговы, на самом деле глобальные, глубокие вопросы оказывают влияние на жизнь людей любой веры, называющей себя христианской.

Для тех, кого я знаю, цена твердой веры в то, что «действовать против совести небезопасно и неправильно», была немалой. Некоторые вдруг обнаружили, что их отлучили от семьи в результате принятия официальной религиозной меры — отрезали от родителей, сыновей и дочерей, братьев и сестер, даже от дедушек, бабушек и внуков. У них нет больше радости свободного общения с давними, глубоко любимыми друзьями, которые подвергаются опасности пострадать от таких же официальных действий, Они воочию видят, как пятнается их доброе имя — а они зарабатывали его всю жизнь — и перечеркивается все, что это имя значило для тех, кто их знал. Таким образом, они лишены всякой возможности по праву действовать даже с самыми добрыми намерениями от имени тех людей, кого они ближе и лучше всего знают в своем кругу общения, в своей стране, во всем мире. Материальные потери, даже физическое воздействие и насилие, пожалуй, легче перенести, чем что–либо подобное.

Что может побудить человека действовать несмотря на риск такой потери? Многие ли решились бы сегодня так рисковать? Конечно, есть (как и были всегда) люди, готовые рисковать всем из–за упрямой гордыни, ради утоления жажды материальной выгоды, власти, престижа, положения или просто плотского удовольствия. Но когда свидетельства не говорят о таких целях, когда они показывают, что участники событий ожидали вещей прямо противоположных, — что тогда?

В ПОИСКАХ ХРИСТИАНСКОЙ СВОБОДЫ

С момента моего ухода из Руководящего совета Свидетелей Иеговы, органа, который в международном масштабе управляет поклонением и в значительной степени мышлением, речью и самой жизнью миллионов приверженцев этого религиозного движения, прошло уже немало лет.

События, приведшие к моей отставке, а впоследствии и к отлучению от организации (к лишению общения) подробно описаны в первой работе — «Кризис совести». Первое издание этой книги заканчивалось следующими словами: «Я очень признателен за то, что смог предоставить информацию, которую, как мне кажется, люди имеют право услышать. Многое еще можно и даже, наверное, нужно добавить для полноты картины. Не знаю, позволят ли время, жизнь и обстоятельства все это сказать; но мне достаточно того, что результаты написанного в этой книге покоятся в руках Божьих».

Тогда мне был 61 год. За прошедшее с тех пор время мне написали и позвонили тысячи людей со всех уголков земли. Многие из тех, кто связался со мной, были Свидетелями Иеговы в прошлом. Почти такое же количество составили те, кто всё еще находился в организации. Позвонившие и написавшие люди представляли все слои Общества Сторожевой Башни. Отклики пришли от людей, которые (в прошлом или настоящем) были пионерами, специальными пионерами, миссионерами, служебными помощниками, старейшинами, районными и областными надзирателями, координаторами филиалов. Несколько сотен из них в свое время являлись работниками главного управления Общества Сторожевой Башни в Бруклине (штат Нью-Йорк, США), были служителями одного из филиалов Общества в других странах или иностранными миссионерами. Ниже я приведу выдержки из некоторых полученных мною писем. При этом моей целью является не самовосхваление, а желание отразить обеспокоенность написавших мне людей, их переживания, продемонстрированные ими качества, их человеческие черты.

В целом высказывания людей показывают, что информация из «Кризиса совести» восполнила особую потребность. Обсуждения в Руководящем совете, процесс принятия решений и разработка учений, подготовка печатных материалов, распространяемых среди всех членов организации, — все это покрыто завесой секретности. Многие Свидетели, в том числе старейшины и другие занимающие ответственное положение лица, терзались чувством серьезной обеспокоенности, но не имели возможности увидеть всю картину целиком. В «Кризисе совести» были изложены факты, прежде им недоступные. Эти сведения, очевидно, послужили своего рода «катализатором»: они свели воедино отдельные элементы «нестыковок», которые люди видели в организации и раньше, и помогли им понять причину существования подобных проблем. В результате у людей исчезло ложное чувство вины, рожденное представлением о том, что служение Богу якобы непременно должно осуществляться через организацию, то есть, через организацию Свидетелей Иеговы. Книга помогла людям справиться с чувством отрезанности от Бога, возникшим исключительно по той причине, что они были оторваны от этой организации, по своей воле или нет.

Весьма показательным в этом отношении является письмо от одного человека из Австралии, который вместе с женой на протяжении сорока лет был активным членом организации, но из-за неприятия определенных учений и требований Общества, в 1984 году был объявлен «отрекшимся от собрания». Он сообщает: «Я пишу по просьбе семьи, чтобы выразить нашу глубокую признательность за ту огромную помощь, которую оказала нам книга «Кризис совести», прояснив и расширив наше понимание вопросов, причинявших нам беспокойство и душевную боль на протяжении многих лет. За то, что мой сын и его жена терпимо относились к нашему положению (мы более не принадлежим к организации), они были лишены общения в 1986 году. Эта книга очень помогла нам сохранить семейное единство в период сложнейшего жизненного кризиса, начавшегося с нашего отхода от движения . Она помогла нам в духовном смысле устоять на ногах и принять нравственные решения, отзываясь не на призывы организации, а на свои внутренние побуждения».

Молодая женщина, проведшая много лет в полновременном «пионерском» служении и позднее служившая в главном управлении Общества Сторожевой Башни, рассказывает о трудностях, с которыми может столкнуться преданный член организации, начав строить истинно личные взаимоотношения с Богом. Она пишет из Пенсильвании:

«Ваш рассказ о том, что происходило с организацией и лично с вами, не только открыл мне глаза и сердце, но также подтвердил многое из того, что я сама чувствовала на протяжении нескольких лет… До прочтения вашей книги, я не осознавала, как же сильно организация влияла на мою жизнь, даже после того, как я оставила собрание. Я чувствовала себя очень потерянной и уже недостойной личных отношений с Иеговой и Христом Иисусом, — ведь у меня больше не было организации. Теперь же, в первый раз за очень, очень долгое время, я чувствую свободу поклоняться Иегове через Иисуса отдельно от организации. Теперь я могу приближаться к Иегове в молитве и служить ему. Слезы текли из моих глаз, а из сердца исчезла боль».

В следующем абзаце своего письма, она благодарит за манеру, в которой была написана книга. Как уже говорилось выше, я привожу этот абзац по единственной причине: он отражает чувства столь многих написавших мне людей, которые не одобряют мстительного духа в литературе, направленного против Свидетелей Иеговы, и которые вместо враждебности питают к тем, кто все еще находится в организации, теплые чувства. Женщина пишет:

«Меня очень поразила манера, в которой вы написали книгу. Во всем видна любовь, которую вы проявляли и все еще храните к братству. Вы пишете не ожесточенно и не мстительно, а просто, мягко, аргументировано и с любовью. За то время, что я была в организации, я познакомилась с некоторыми действительно замечательными, выдающимися людьми. Многое из пережитого мною принесло мне радость и до сих пор живет в моей памяти. Многое из того, чему я научилась в организации, основано на Библии и по-прежнему глубоко укоренено в моем разуме и сердце. Я искренне признательна за это. Однако я видела и ощущала (в своей жизни и в жизни других людей), как законы организации управляют человеческой совестью, становясь, таким образом, выше Библии. Это причиняет столько вреда в жизни многих мужчин, женщин и детей».

Письмо другой женщины, со Среднего Запада США, наглядно иллюстрирует принесенный вред:

«Я оставила организацию в 1980 году, просто перестала посещать собрания. Но вам ли не знать, что просто так ничего не бывает. В 1981 году я получила письмо от матери, в котором она говорила, что не может больше общаться или поддерживать какие-либо отношения со мной, потому что я не посещаю собрания. Конечно, мои братья поступили подобным же образом. В 1983 году убили нашу дочь. Мама не приехала на похороны и не прислала никакого соболезнования. Воспитывая четырех детей дочери, я на личном горьком опыте узнала, кто же мои настоящие друзья. Люди, которых я даже не знала, выражали сочувствие и заботились о детях. Они помогали деньгами, временем и всем, чем только могли. Я искренне сожалела, что на протяжении столь многих лет пренебрегала своими соседями и родственниками (не являющимися Свидетелями), которые желали помочь нам. Они никогда не переставали любить меня. Я не могу передать вам, сколько раз я оплакивала все те растраченные впустую годы, когда избегала их как «мирских людей».

Я крестилась в 1946 году и примерно в 1971-м начала понимать, что не всё выглядело по-христиански. Я исследовала Писания и не могла найти основания тому, что происходило в собрании. Примерно в это же время я прочитала книгу Милтона Ковица «Основные права свободного народа». Удивительно, как Общество может так упорно отстаивать конституционные свободы, отказывая в тех же самых свободах другим — людям, наделенным, согласно конституции, свободой слова, правом на личную жизнь и так далее. Совесть отдельных людей не играла никакой роли. Мужчины в собрании (за исключением одного или двух), были более заинтересованы в назначении на руководящую должность, чем в том, чтобы молиться о подлинном понимании и развивать его. Комментарии на собраниях были бессмысленным повторением текста со страниц «Сторожевой Башни». Никакой заботы о слабых, лишь всеподавляющее рвение «хранить организацию чистой»… Я забыла так много всего — имен, дат, поэтому я не могу писать так же авторитетно, как это получается у вас. Но я не жалею об этом. Я рада, что все это выветривается из памяти. И еще одно. Я обнаружила, что почти не в состоянии молиться. Я хотела бы развить личные отношения с Богом и Христом, но не знаю как. Разочарования и боль пережитого в организации всегда выходят на передний план, когда я пытаюсь молиться. Прочитав вашу книгу, я испытала искреннюю жалость ко всем, кто, может быть, старается набраться мужества, и попросила Бога помочь им. Первая настоящая молитва за столь долгое время. Спасибо!»

Написали и те, кто никогда не имел ничего общего со Свидетелями Иеговы, но кто также пережил кризис совести в своей религии. Одна супружеская пара из Калифорнии прислала письмо, которое можно считать типичным из нескольких подобных сообщений:

«Недавно мы с женой приобрели экземпляр вашей книги «Кризис совести». Мы были потрясены сделанным открытием. Спасибо, что написали с достоинством и обходительностью о том, что так часто преподносится с бравадой и озлобленностью. Ваши переживания для нас особенно актуальны — недавно мы оставили религию, унаследованную от родителей, выйдя из церкви Мормона, для того, чтобы «поклонятся Отцу в духе и истине», не обременяя себя «учениями, заповедями человеческими». В вашей истории мы обнаружили для себя много знакомого. Мы еще раз благодарим вас за мужественное свидетельство о благодати Божией в вашей жизни. Да хранит Он вас в тени своих исцеляющих крыльев».

Я не считаю, что написанное мною свидетельствует о каком-то особом «мужестве». Я написал свою первую книгу, поскольку чувствовал: люди имеют право знать то, что от них скрывают. Что приносит наибольшее удовлетворение в высказываниях многих сотен авторов писем, так это слова о том, что человек приблизился к своему Небесному Отцу и Его Сыну, что его вера и убежденность обновились и окрепли. Мне также очень приятны слова тех, кто, прочитав книгу, освободился от горечи и злобы. Я не питаю подобных чувств к Свидетелям Иеговы и рад, что написанное мной не передает такого отношения. Письма, в которых люди нападают на это религиозное движение, его руководителей или членов, или отводят душу в насмешках и сарказме, не приносят мне никакого удовлетворения.

Я считаю, что те, кто видит настоящую опасность в отдельных представителях организации или ее руководителях, упускают из виду самое главное. Я прожил среди этих людей почти 60 лет и без колебаний скажу, что они столь же искренни в своих верованиях, как и люди любой другой религии. Я лично знаком с членами Руководящего совета, и мне известно, что в основном (хотя я и не могу этого сказать о каждом из них в отдельности) они добрые, честные люди, которые просто следуют традиции, выполняют то, что от них ожидается. Они преемники наследия прошлого. В их сознании «организация» неотличима и неотделима от Бога и Христа.

Несмотря на это, вместо истины действительно иногда предлагается заблуждение. Вместо действий, которые бы отражали учения и образ жизни Божьего Сына, совершаются поступки, являющиеся искажением и извращением оставленного Им примера. И хотя каждый из руководителей действительно несет меру личной ответственности, источник проблемы не в них. Не отдельные личности сами по себе, а скорее их верования и убеждения являются настоящей проблемой, истинной опасностью. Как правило, они и лежат в основе ложных учений, неверно расставленных приоритетов и жестоких действий.

К организации Свидетелей Иеговы по самым разным причинам присоединяется довольно широкий круг людей. И так же, по самым разным причинам, сотни тысяч покидают организацию. Некоторые распрощались с собранием «по неверным причинам», как сказал об этом один бывший Свидетель. Иногда последующий образ действий может в какой-то мере указать на причины, по которым люди покинули Общество, но это не обязательно верный знак. Испытав сильнейшее разочарование, многие проходят через переходный период, отмеченный неуверенностью и сомнением. Временно они плывут по течению, и лишь когда преодолеют эту стадию, по их действиям можно будет определить, что же на самом деле подтолкнуло их к разрыву с организацией.

Но одно кажется очевидным: само по себе отделение от религиозной системы по причине убежденности в её обманчивой природе не гарантирует свободы. Во многих случаях недостаточно опознать заблуждение. Пока человек не поймет, почему он однажды поверил этому заблуждению, пока не научится распознавать ошибки в манере аргументации, которая привела его к вере в это заблуждение, нельзя говорить о сколь-нибудь значимом продвижении вперед, или о том, что для настоящей христианской свободы действительно было заложено твердое основание. Человек может легко покинуть одну оказавшуюся ложной систему и тут же примкнуть к другой, которая тоже распространяет заблуждения. И хотя две эти системы могут сильно отличаться друг от друга с точки зрения учений, в обеих может прослеживаться одна и та же искаженная аргументация и схожие поверхностные рассуждения.

Многие Свидетели Иеговы испытали разочарование из-за ошибочных учений или предсказаний, другие — из-за строгости определенных требований или из-за давления, побуждающего участвовать в однообразной деятельности, планируемой организацией и не приносящей настоящего духовного удовлетворения. Необходимо увидеть первоисточник таких ошибок, причину авторитарности в управлении и бессмысленности такого рода запрограммированной работы. Я убежден: без понимания относящихся к этому вопросу библейских учений невозможно четко распознать эту первопричину и осознать, что для каждого человека существует нечто намного лучшее, нечто настоящее. К сожалению, среднему Свидетелю никогда не оказывается помощь в хорошем личном понимании Писания. Членов организации мало поощряют использовать свои мыслительные способности, — разве что для принятия и, по сути, заучивания исходящих от организации сведений, для почти автоматического подчинения её директивам. Одно из самых мощных средств разума — способность задавать вопросы — рисуется в негативном свете, словно оно свидетельствуют о недостатке веры, является признаком неуважения к одобренному Богом каналу сообщения.

Существует и другая, весьма значительная сторона дела. Многие ищут пассивной свободы — свободы, оправдывающей бездействие. Свободы от чего-либо, в том числе от необходимости верить в определенные учения, участвовать в определенных делах или подчиняться определенным правилам, — от всего того, что навязывается религиозной властью. Сама по себе такая свобода может быть правильной и желанной целью, принося облегчение от подавляющих ограничений, от господства людей над разумом и сердцем, проявляемого самым нехристианским образом. Но даже в таких случаях это облегчение само по себе не приносит свободы христианской. Ведь христианская свобода прежде всего подразумевает свободу активную — не просто свободу от чего-то, но свободу с какой-то целью. Это не просто свобода, позволяющая что-либо не делать, но, напротив, побуждающая делать по-другому. Это свобода быть такими людьми, какими мы можем и хотим быть в своем разуме и сердце. Обретение истинной свободы проявится не в том, что мы оставили религиозную систему, которую посчитали ложной, а скорее в том, как мы распорядимся своей жизнью впоследствии.

Далее в книге будут рассматриваться эти вопросы и связанные с ними жизненные решения. Хотя изложенные здесь основополагающие принципы в первую очередь обращены к людям, имевшим опыт общения со Свидетелями Иеговы, они применимы в любых религиозных обстоятельствах. Надеюсь, что предоставленная информация поможет всем тем, кто из любви к истине и из стремления творить угодное Богу задумывается, правильно ли оказывать безоговорочную преданность религиозной организации. Цель книги — укрепить уверенность читателей в том, что Бог в силе поддержать нас, с каким бы кризисом нам не пришлось столкнуться в стремлении сохранить непорочность, а также помочь раскрыть более широкие духовные горизонты и показать более вознаграждающую и радостную жизнь: жизнь в служении нашему Творцу, нашему Господину, Божьему Сыну, и нашим ближним.

Реймонд френц кризис совести

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *