Что указывает на недолговечность власти “самодуров” в пьесе Островского “Гроза”

Related posts:

  1. Нужна ли гроза в темном царстве (по пьесе А. Н. Островского) Драма Островского “Гроза” – самое значительное произведение известного драматурга. Она была написана в 1860 году в период общественного подъема, когда трещали устои крепостничества и в душной атмосфере действительности собиралась гроза….
  2. В чем проявлюсь душевное смятение Катерины в пьесе “Гроза” Сцена 7: Дикой и Кабаниха глазами Кулигина. Центральное место сцены – монолог Кулигина “Вот какой, сударь, у нас городишко!”, как бы подытоживающий диалог Кабанихи с Диким, где в самохарактеристике Дикого…
  3. Катерина и Варвара. Чья жизненная позиция ближе тебе В 1859 году А. Н. Островский пишет драму “Гроза”. В этом произведении значительное место вновь отводится женским образам, которые так привлекали драматурга. В своих пьесах писатель впервые в русской литературе…
  4. Преступление и наказание Катерины Кабановой и Катерины Измайловой Но многих, захлебнувшихся любовью, Не докричишься, сколько ни зови. Им счет ведут молва и пустословье. Но этот счет замешен на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибших от невиданной…
  5. СИМВОЛИКА ИМЕН В ПЬЕСАХ А. Н. ОСТРОВСКОГО <ГРОЗА>, <БЕСПРИДАННИЦА> И <ЛЕС&gt Пьесы А. Островского насыщены разнообразной символикой. Прежде всего это символы, связанные с миром природы: лес, гроза, река, птица, полет. Очень важную роль играют в пьесах и имена героев, чаше всего…
  6. Что отличает Катерину от обывателей города Калинова А. Н. Островский в своей пьесе “Гроза” разделил людей на две категории. Одна категория – угнетатели, представители “темного царства”, другая – униженные и забитые ими люди. Представители первой группы –…
  7. Образ “жестокого мира” в драматургии А. Н Островского. (По пьесе “Гроза” или “Бесприданница”.) Уже в начале своего творческого пути А. Н. Островский обращается к изображению “темных” сторон в жизни русского общества. В мире, который критики окрестили “темным царством”, царят деспотизм и невежество, самодурство…
  8. Художественное своеобразие драмы А. Н. Островского “Гроза” и “Бесприданница” С именем А. Н. Островского в русской литературе связано создание национально-самобытного драматического искусства, рассчитанного, как писал сам драматург, “для всего народа”. Одними из лучших и значительных его достижений являются пьесы…
  9. Образ Кулигина А. Н.Островский в пьесе “Гроза”, написанной в 1859 году, показал быт и нравы русского провинциального общества того времени. Он раскрыл проблемы морали и недостатки этого общества, показав главные черты самодурства….
  10. Особенности конфликта в драме А. Н. Островского “Бесприданница” А. Н. Островский в своем творчестве продолжал и развивал традиции реализма комедий Фонвизина и Грибоедова. Он писал: “История оставила название великих и гениальных только за теми писателями, которые умели писать…
  11. А. Н. Островский. Путь греха Катерины Кабановой и Катерины Измайловой О русском купечестве писали многие писатели конца девятнадцатого века. Интересовало авторов и положение женщины в купеческой семье. Этой теме посвящены пьеса “Гроза” А. Н. Островского и очерк “Леди Макбет Мценского…
  12. Сочинение по пьесе Островского “Бесприданница” 2 “Бесприданница” одна из наиболее значительных пьес Островского последнего периода- “Бесприданница” (1878) – и некоторых отношениях напоминает “Грозу”. Но различий, пожалуй, больше чем сходства. Композиция новой пьесы организована более строго: все…
  13. Трагедия Ларисы Огудаловой (по пьесе Островского “Бесприданница”) Есть в русской литературе женские образы, ставшие воплощением страстных и неординарных натур. Таковы Татьяна Ларина и Катерина Кабанова. Есть некрасовские монументальные образы: “коня на скаку остановит, в горящую избу Войдет.”….
  14. Народные истоки характера Катерины “Общественный сад на высоком берегу Волги; за Волгой – сельский вид”, – такой ремаркой Островский открывает “Грозу”, Действие русской трагедии возносится над волжской ширью, распахивается на всероссийский простор, ему сразу…
  15. Пьеса А. Н. Островского “Гроза” В 1856 году Александру Николаевичу Островскому пришлось ближе познакомиться с Волгой и волгарями. Морское министерство снарядило в тот год экспедицию для описания жизни, быта и промыслов населения, живущего по берегам…
  16. Характер снов в пьесе А. Н. Островского “Гроза” Это сны, раскрывающие внутренний мир героини. Они неопределенные, смутные, волнующие. Такие сны действительно могут присниться. “А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные,…
  17. “Темное царство” и его жертвы (по пьесе А. Н. Островского “Гроза”) “Гроза” вышла в свет в 1859 г. (накануне революционной ситуации в России, в “предгрозовую” эпоху). Ее историзм заключается в самом конфликте, непримиримых противоречиях, отраженных в пьесе. Она отвечает духу времени….
  18. ГЕРОИНИ ПЬЕС ОСТРОВСКОГО “ГРОЗА”, “БЕСПРИДАННИЦА”, “СНЕГУРОЧКА” Два емких художественных символа скрепляют смысл “Грозы”. Первый – заглавный, мощный катаклизм, пронесшийся не только в природе, но и в людском сообществе и разбивший изнемогшую от избытка невостребованных запасов любви…
  19. Главные действующие лица пьесы А. Н. Островского “Свои люди – сочтемся!” Подлинную литературную известность А. Н. Островскому принесла комедия “Банкрот”, опубликованная в журнале “Москвитянин” в 1850 году под названием “Свои люди – сочтемся!”. В этой комедии сильно чувствуется влияние Гоголя. В…
  20. Катерина и Варвара. Сравнительная характеристика героинь драмы А. Н. Островского “Гроза” Драма Александра Николаевича Островского “Гроза” – самое значительное и итоговое произведение первой половины творчества писателя. В “Грозе” Островский возвратился к своей излюбленной тематике, к изображению семейно-бытового конфликта его внутреннем драматическом…

САМОДУР

САМОДУР

САМОДУР

Судьба некоторых народных слов в русском литературном языке тесно связана с именами великих русских писателей. На таких словах лежит неизгладимая печать индивидуального тво рческого гения. Многим даже кажется, что то или другое из этих слов изобретено самим писателем, а не взято им у народа. К числу таких слов относится слово самодур, которое тесно ассоциировано с литературным творчеством А. Н. Островского. Морфологический состав этого слова ясен. Он однороден со структурой таких слов, как самотек, самострел, самогон, самокат и т. п.

Слово самодур введено в литературный язык А. Н. Островским. Оно взято им из мещанско-купеческого диалекта, куда, в свою очередь, оно попало из устной народной речи. Впервые оно было применено Островским в пьесе «В чужом пиру похмелье» . Здесь в первом действии происходит такой разговор между губернской секретаршей Аграфеной Платоновной, близкой к купеческому кругу, и отставным учителем Иваном Ксенофонтовичем Ивановым:

» …Отец-то у него такой дикий, влас тный человек, крутой сердцем.

Что такое: крутой сердцем?

Самодур.

Самодур! Это чорт знает, что такое! Это слово не употребительное, я его не знаю. Это lingua barbara, варварский язык.

Уж и вы, Иван Ксенофонтыч, как п огляжу я на вас, заучились до того, что русского языка не понимаете. Самодур это называется, коли вот человек никого не слушает, ты ему хоть кол на голове теши, а он всё свое. Топнет ногой, скажет: кто я? Тут уж все домашние ему в ноги должны, так и лежат, а то беда…».

В пьесе Островского «Не от мира сего» (1885): «Что она гов орила-то?… ”Все будет ваше, только ведите себя хорошо и во всем слушайтесь меня“. Самодурство! Сейчас видно, что из купеческого рода». См. также в его пьесе «Не все коту масленица» (в речи вдовы купца — Кругловой): «Видела я, дочка, видела эту приятность-то. И теперь еще, как вспомню, так по ночам вздрагиваю. А как приснится, бывало, по началу-то, твой покойный отец, так меня сколько раз в истерику ударяло. Веришь ты, как я зла на них, на этих самодуров проклятых! И отец-то у меня был такой, и муж-то у меня был еще хуже, и приятели-то его все такие же; всю жизнь-то они из меня вымотали». Ср. у Островского в письме (1866): «Оппозиция как личная, так и общинная перед целым рядом самодурств (начиная от благодушного и кончая зверски-диким) была у нас слаба и оставила по себе бледные краски» (см. сб.: Русск. писатели о лит-ре, 2, с. 70).

То обстоятельство, что А. Н. Островский нашел необходимым при первом употреблении этого слова сопроводить его семант ическим комментарием, толкованием, хотя бы от лица персонажей пьесы, свидетельствует о малораспространенности этого слова, об отсутствии его в составе ходячего литературного словаря. Островский был не уверен в том, что глубокий смысл этого слова будет понят и оценен без соответствующего пояснения.

Однако в русском литературном языке XVIII в. слово самодур было известно, хотя и не в значении человека упрямого, действующего по прихоти и произволу. Например, у Д. И. Фонвизина в письме к гр. Н. И. Панину из заграницы в 1772 г.: «Хотя, в самом деле, за будущее ручаться невозможно, однако турецкое изнеможение, вступление австрийцев в общее с нами согласие и самая справедливость дела нашего подает причину надеяться, что мир заключен будет по положенному основанию, каким бы самодуром на конгрессе поступлено не было»347. Ср. в романтической драме А. А. Шаховского «Двумужница, или за чем пойдешь, то и найдешь» (в речи слепого нищего Саватия): «…какая жена не захочет взять волюшку? благо, ей дают, да и кто на этом свете от самодура упасется?» (СПб., 1836, с. 142).

Очевидно, что здесь слово самодур употребляется в значении орудия и способа действия: `собственная прихоть, произвол, немотивированное неожиданное побуждение’.

Такое употребление слова самодур замерло в русском литературном языке к 30— 40-м годам XIX в. Действительно, слово самодур не найдем ни в одном русском толковом словаре XVIII в. и первой половины XIX в. Правда, в «Опыте областного великорусского словаря» указывалось слово самодур, но со значением `самовар’ Перм. Ирбит. (с. 197).

Лишь в Дополнении к «Опыту областного великорусского сл оваря» (СПб., 1858) находим:

» Самодурить, гл. ср. и самодурствовать, гл. ср. Упрямиться. Псков. Твер. Осташ.

Самодурство, а, с. ср. Упрямство. Псков. Твер. Осташ.

Самодур, а, с. м. Упрямец. Псков. Твер. Осташ.

Самодурливый, ая, ое, пр. Упрямый. Псков. Твер. Осташ.» (с. 235—236). Однако есть основания думать, что и в этом значении народное слово самодур в речи литературно образованных людей уже было широко известно. Вот цитата из письма А. Серова отцу (от 4 августа 1843 г.): «По нынешнему твоему письму я могу угадать, как моя исповедь была принята тобою. Мне кажется, я даже вижу, как ты, читая ее, качаешь поникшей головой и искренно жалеешь о своем самодуре Александре!» (Музык. наследство, вып. 1, 1935, с. 215).

Понятно, что и в язык купечества и мелкого чиновничества слово самодур проникает из областной народной речи. Пущенное в широкий литературный оборот А. Н. Островским слово самодур было канонизовано великим революционно-демократическим критиком Добролюбовым, который в статье о «Темном царстве» вскрыл социальную природу и суть самодурства, «…дело не в личности самодура, угнетающего свою семью и всех окружающих, — писал он, — …с уничтожением его не исчезает самодурство. Оно действует заразительно, и семена его западают в тех самых, которые от него страдают. Бесправное, оно подрывает доверие к праву; темное и ложное в своей основе, оно гонит прочь всякий луч истины; бессмысленное и капризное, оно убивает здравый смысл и всякую способность к разумной, целесообразной деятельности; грубое и гнетущее, оно разрушает все связи любви и доверенности, уничтожает даже доверие к самому себе и отучает от честной и открытой деятельности».

У Аполлона Григорьева в «Воспоминаниях» («Мои литерату рные и нравственные скитальчества») (1862—1864): «Буйные люди, стало быть, не ходили к моему наставнику, а ходили все люди смирные: только некоторые из них в пьяном образе доходили до сношений более или менее близких с городскою полициею, да и такие были, впрочем, у отца на дурном замечании, и более или менее скоро выпроваживались то тонкою политикою, то — увы! в случае внезапных приливов самодурства — и более крутыми мерами…». «Но натура человеческая так уж устроена, что даже при самой слабой закваске все-таки упорно стремится к самостоятельности и ее выражению в жизни и, разумеется, разнузданная, выражает в жизни не самостоятельность, а самодурство» (Ап. Григорьев, Воспоминания, с. 72 и 125).

В «Кратком послужном списке…» того же Аполлона Григорь ева: «Писано сие, конечно, не для возбуждения жалости к моей особе ненужного человека, а для показания, что особа сия всегда… пребывала фанатически преданною своим самодурным убеждениям» (там же, с. 383).

У И. И. Панаева в очерке «Внук русского миллионера» (1858): «Глядя сегодня на этих тупых, бессмысленных и толстых же нщин с бриллиантами и с черными зубами; на этих бородатых самодуров, налитых чаем…, я задыхался от негодования…» (Панаев, 1888, 4, с. 537). У Ф. М. Достоевского в рассказе «Скверный анекдот» (1862): «Было у него две дочери, а так как он был страшный самодур, пьяница, домашний тиран и, сверх того, больной человек, то и вздумалось ему вдруг выдать одну дочь за Пселдонимова». В «Зимних заметках о летних впечатлениях»: «…я вот уверен, что не всё и теперь у нас одни только фельдфебеля цивилизации и европейские самодуры; я уверен, я стою за то, что юный человек уже народился».

Ср. у А. Чужбинского в очерке «Самодуры»: «Лет тридцать н азад по степным захолустьям самодурство доходило до такого безобразия, что теперь становится решительно непонятным, как общество, гордившееся уже Пушкиным и Грибоедовым, по наружности сходное с европейским, могло терпеть в себе особей, для которых не существовали ни закон, ни приличие, ни уважение чужой личности». Ср. тут же: «Большинство этих особей… имело свою точку самодурства» (Чужбинский, с. 73, 79). У А. Чужбинского в очерке «Самодуры» устанавливаются разные категории самодуров: «Самодур-пьяница и самодур-конелюб нередко совмещали в одном лице обе профессии, но самодур-экономист и самодур-безобразник действовали в диаметрально противоположном направлении. Самодур-начальник мог вмещать в себя самодурство ханжи по призванию, но самодур-собачник ни в каком случае не сходился с самодуром-реформатором. Наитие самодурства нередко посещало и особ нежного пола, и надобно сказать правду, что барыни, одержимые этим настроением, не только не отставали от мужчин-самодуров, а, случалось, превосходили последних, разумеется, проявляя самодурство не в столь разнообразных формах, по неимению такого обширного поля для своих эксцентрических выходок.

Само собою, самодуры не составляли касты и не от рождения получали наклонность к самодурству, но усвоивали ее впоследствии, хотя случалось, что и очень молодые люди, рано начавшие безобразничать, делались формальными самодурами, энергически развивая принятое направление, и, не дождавшись седых волос, достигали полного апогея» (там же, с. 79).

У П. А. Каратыгина в «Записках» (1850—1870): «Избалова нный счастьем и легко доставшимися чинами и почестями, он заразился самодурством и был своенравен до пошлости, капризен до ребячества…» (Каратыгин, 2, с. 19); «…это была одна из медвежьих шуток его самодурства, чтобы поломаться над смирным человеком…»; «…самодур тем-то и отличается от порядочного человека, что в его поступках не доберешься здравого смысла» (там же, с. 41 и 42).

У И. А. Гончарова в «Материалах… для критических статей об Островском» (1874): «Он пишет все одну картину… Картина эта ”Тысячелетний памятник России“. Одним концом она упирается в доисторическое время (Снег урочка), другим — останавливается у первой станции железной дороги, с самодурами, поникшими головой перед гласным судом…»; «Рядом с самодурством, в такой же грубой форме, сквозит человечность (например, в Любиме Торцове). Автор даже, вопреки строгим условиям критики, почти никогда не оставляет самодура кончить самодурством, — он старается осмыслить и отрезвить его под конец действия — например, того же Торцова (брата) или Брускова, — не слушая голоса логической правды и увлекаясь симпатией ко всему этому своему люду» (Русск. писатели о лит-ре, 1, с. 386, 388).

У того же Гончарова в письме к Ф. М. Достоевскому (1874): «Островский изобразил все типы купцов-самодуров и вообще самодурских старых людей, чиновников, иногда бар, барынь — и также типы молодых кутил» (там же, с. 416).

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась озаглавленная рукопись «История слова самодур» (9 пронумерованных автором листков), 2 вставки, место которых обозначено, и машинопись с авторской правкой (8 стр.).

Печатается по машинописи, сверенной с рукописью, с внесением ряда н еобходимых поправок и уточнений.

О слове самодур В. В. Виноградов упоминает также в «Очерках по истории русского литературного языка XVII — XIX веков»: «…”книжными“ становятся многие из тех слов, которые в литературном языке предшествующей эпохи причислялись к просторечию, напр.: быт, бытовой, бытовать, почин (в значении инициатива), суть, рознь, строй, отчетливый, дословный, корениться, обрядовый, противовес, самодур, ср. также набросок, накидок (esquisse), проходимец и др.» (Виноградов. Очерки, с. 428). — Е. X.

347 Фонвизин Д. И. Сочинения, письма и избранные переводы. СПб., 1866. С. 318.

В. В. Виноградов. История слов, 2010

Самодур

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *