Православный Церковный календарь

Петр Алек­се­е­вич Чель­цов ро­дил­ся 20 ав­гу­ста (ст. стиль) 1888 го­да в се­ле Шех­ми­но Рыб­нов­ско­го рай­о­на Ря­зан­ской об­ла­сти в се­мье пса­лом­щи­ка, впо­след­ствии став­ше­го свя­щен­ни­ком. В 1904 го­ду Петр Алек­се­е­вич окон­чил Ря­зан­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, за­тем Ря­зан­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию пер­вым уче­ни­ком. От­ца Пет­ра, как пер­во­го уче­ни­ка, на ка­зен­ный счет от­пра­ви­ли в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. На ро­дине у него оста­лась неве­ста — Ма­рия Ива­нов­на Ста­ро­дуб­ров­ская, отец ко­то­рой был свя­щен­ни­ком, а ма­ма пек­ла просфо­ры в мест­ном хра­ме.
Ко­гда Петр при­е­хал на ка­ни­ку­лы по­сле пер­во­го кур­са, его пред­по­ла­га­е­мая те­ща ска­за­ла: «Ну, наш Пе­тень­ка вы­со­ко за­ле­тел. Те­перь его нам не ви­дать как сво­их ушей». За­тем она ча­сто по­вто­ря­ла эту фра­зу, и Пет­ру при­шлось же­нить­ся, на­ру­шив устав ака­де­мии, за­пре­щав­ший же­нить­ся до окон­ча­ния обу­че­ния.
Сыг­ра­ли свадь­бу. Мо­ло­дой муж по­ехал об­рат­но в ака­де­мию. И вот он вхо­дит в зда­ние, а с лест­ни­цы сбе­га­ет уже по­сту­пив­ший но­вый пер­вый уче­ник Сер­гий Прав­до­лю­бов и го­во­рит: «С за­кон­ным бра­ком вас». У Пет­ра все по­хо­ло­де­ло: «В ака­де­мии зна­ют». Он тут же на­пи­сал про­ше­ние об уволь­не­нии. Его уво­ли­ли, но ока­за­лось, что ру­ко­вод­ство ака­де­мии не зна­ло об из­ме­не­нии се­мей­но­го по­ло­же­ния Пет­ра Чель­цо­ва — ни­кто не до­кла­ды­вал на­чаль­ству о же­нить­бе.
10 ок­тяб­ря 1911 го­да Петр Чель­цов был опре­де­лен на свя­щен­ни­че­ское ме­сто в Ге­ор­ги­ев­скую цер­ковь се­ла Уля­хи­на-Юрье­ва Го­ро­ди­ща Ка­си­мов­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии, а 16 ок­тяб­ря епи­ско­пом Ря­зан­ским Ди­мит­ри­ем (Спе­ров­ским) ру­ко­по­ло­жен в пре­сви­те­ра.
11 но­яб­ря то­го же го­да отец Петр был на­зна­чен за­ко­но­учи­те­лем Уля­хин­ской цер­ков­но-при­ход­ской шко­лы и Сив­цев­ской шко­лы гра­мо­ты.
На­блю­да­те­лем цер­ков­но-при­ход­ских школ то­гда был прот. Ана­то­лий Ав­де­е­вич Прав­до­лю­бов (бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник). Про­то­и­е­рей Ана­то­лий при­е­хал к от­цу Пет­ру, по­был на уро­ках. Отец Петр при­гла­сил его чай­ку по­пить. Отец Ана­то­лий рас­ска­зал от­цу Пет­ру, как учат­ся сы­но­вья, Вла­ди­мир и Сер­гий, и го­во­рит: «А ты зря бро­сил ака­де­мию, ты бы за­кон­чил». И отец Петр по­ехал, по­дал про­ше­ние о вос­ста­нов­ле­нии. А же­на­тым свя­щен­ни­кам как раз доз­во­ля­лось учить­ся в ака­де­мии. В ав­гу­сте 1912 го­да ба­тюш­ка по­сту­пил на вто­рой курс Ки­ев­ской ду­хов­ной ака­де­мии. Учил­ся он с Сер­ги­ем Ана­то­лье­ви­чем Прав­до­лю­бо­вым, (бу­ду­щим свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ком).
Ду­хов­ную ака­де­мию отец Петр окон­чил в 1915 го­ду со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия с пра­вом по­лу­че­ния сте­пе­ни ма­ги­стра бо­го­сло­вия без но­вых уст­ных ис­пы­та­ний. Он был на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем Вет­хо­го За­ве­та в Смо­лен­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, а так­же за­ко­но­учи­те­лем и ин­спек­то­ром Смо­лен­ско­го епар­хи­аль­но­го жен­ско­го учи­ли­ща.
27 де­каб­ря 1915 го­да епи­ско­пом Смо­лен­ским Фе­о­до­си­ем (Фе­о­до­си­е­вым) он был на­граж­ден на­бед­рен­ни­ком, а 6 мая 1916 го­да «за усерд­ную и по­лез­ную служ­бу» — ску­фьей.
31 июля 1916 го­да прео­свя­щен­ный Фе­о­до­сии на­зна­чил от­ца Пет­ра то­ва­ри­щем пред­се­да­те­ля Брат­ства пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия Смо­лен­ско­го (пред­се­да­те­лем был сам епи­скоп). 8 ав­гу­ста то­го же го­да Петр Чель­цов был из­бран чле­ном епар­хи­аль­но­го ко­ми­те­та по­мо­щи жерт­вам вой­ны. От­цу Пет­ру по­ру­ча­ет­ся при­об­ре­те­ние Еван­ге­лия и ре­ли­ги­оз­но-про­све­ти­тель­ной ли­те­ра­ту­ры для ла­за­ре­тов, вы­яс­не­ние во­про­са о воз­мож­но­сти из­да­ния жи­тий Смо­лен­ских свя­тых. Отец Петр участ­ву­ет в ор­га­ни­зо­ван­ных брат­ством пуб­лич­ных ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ных чте­ни­ях в поль­зу жертв вой­ны. 21 но­яб­ря 1916 го­да на та­ких чте­ни­ях отец Петр про­чи­тал лек­цию «О смыс­ле стра­да­ний». С 22 июля 1916 го­да отец Петр ис­пол­нял обя­зан­но­сти ре­дак­то­ра «Смо­лен­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стей», а офи­ци­аль­но был на­зна­чен Свя­тей­шим Си­но­дом на эту долж­ность 24 сен­тяб­ря 1916 го­да.
Отец Петр участ­во­вал во Все­рос­сий­ском съез­де пе­да­го­гов и де­я­те­лей ду­хов­ных школ, про­хо­див­шем в Москве 25 мая — 5 июня 1917 го­да. От кли­ра Смо­лен­ской епар­хии был из­бран чле­ном Свя­щен­но­го Со­бо­ра Пра­во­слав­ной Рос­сий­ской Церк­ви 1917 — 1918 го­дов. 25 фев­ра­ля 1917 го­да на­граж­ден ка­ми­лав­кой, а в де­каб­ре — зо­ло­тым на­перс­ным кре­стом.
По­сле за­кры­тия в 1918 го­ду ду­хов­ных учеб­ных за­ве­де­ний ба­тюш­ку при­зва­ли сол­да­том в ты­ло­вое опол­че­ние как не име­ю­ще­го при­хо­да. Вско­ре при­ход­ским со­бра­ни­ем Ильин­ской церк­ви он был из­бран свя­щен­ни­ком это­го смо­лен­ско­го хра­ма.
18 ап­ре­ля 1921 го­да Петр Алек­се­е­вич Чель­цов был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. Он пре­по­да­вал го­миле­ти­ку и ли­тур­ги­ку на пас­тыр­ских кур­сах, ор­га­ни­зо­ван­ных в 1921 го­ду смо­лен­ским епар­хи­аль­ным на­чаль­ством, а так­же был эк­за­ме­на­то­ром кан­ди­да­тов в диа­ко­ны и свя­щен­ни­ки. 6 ап­ре­ля 1922 го­да от­ца Пет­ра аре­сто­ва­ли по по­до­зре­нию в ока­за­нии со­про­тив­ле­ния при изъ­я­тии цер­ков­ных цен­но­стей. С это­го аре­ста на­чал­ся ис­по­вед­ни­че­ский путь бу­ду­ще­го Ве­ли­кодвор­ско­го свя­то­го. Про­дер­жав два ме­ся­ца в тюрь­ме, ба­тюш­ку вы­пу­сти­ли «за неиме­ни­ем со­ста­ва пре­ступ­ле­ния».
Ма­туш­ка Ма­рия Чель­цо­ва (†1972)
Его ма­туш­ка, Ма­рия Ива­нов­на, бы­ла до­стой­ной спут­ни­цей жиз­ни сво­е­го су­пру­га, от­ли­ча­ясь осо­бым бла­го­че­сти­ем. Жи­ли су­пру­ги как брат и сест­ра, вос­пи­ты­ва­ли при­ем­ную дочь Ма­рию. Ма­туш­ка по­сто­ян­но ез­ди­ла к стар­цам и по­буж­да­ла к это­му от­ца Пет­ра. Ча­сто они бы­ва­ли в Оп­ти­ной пу­сты­ни у стар­ца Нек­та­рия, ду­хов­ной до­че­рью ко­то­ро­го бы­ла ма­туш­ка Ма­рия. В один из при­ез­дов ста­рец Нек­та­рий снял ико­ну «Уто­ли моя пе­ча­ли» и, вру­чая ее ма­туш­ке, ска­зал: «Вот вам, мои до­ро­гие, мое бла­го­сло­ве­ние. Ско­ро нач­нут­ся ва­ши ака­де­мии». Мо­ло­дая па­ра не по­ня­ла, что это зна­чит, т.к. до ре­во­лю­ции не- воз­мож­но бы­ло пред­ста­вить, что в по­сле­ду­ю­щем бу­дет про­ис­хо­дить с хра­ма­ми, свя­щен­ни­ка­ми и все­ми ве­ру­ю­щи­ми. И толь­ко по­сле аре­ста от­ца Пет­ра стал по­ня­тен смысл это­го да­ра. Ико­на «Уто­ли моя пе­ча­ли» ста­ла ду­хов­ной под­держ­кой ма­туш­ке Ма­рии в ее бес­ко­неч­ных стра­хах, том­ле­ни­ях и ожи­да­ни­ях. Эта ико­на со­хра­ни­лась до се­го­дняш­не­го дня, она ви­сит в при­тво­ре хра­ма Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы в с. Ве­ли­ко­дво­рье (Пят­ни­ца) Вла­ди­мир­ской об­ла­сти.
В 1923 го­ду Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон на­гра­дил Пет­ра Чель­цо­ва кре­стом с укра­ше­ни­я­ми, а в 1927 го­ду отец Петр ста­но­вит­ся мит­ро­фор­ным про­то­и­е­ре­ем.
В 1924 го­ду отец Петр на­хо­дил­ся под аре­стом в те­че­ние 10 дней в свя­зи с про­хо­див­шим в Смо­лен­ске съез­дом об­нов­лен­че­ско­го ду­хо­вен­ства. Его, рев­ност­но­го по­сле­до­ва­те­ля Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, со­чли нуж­ным изо­ли­ро­вать.
В 1927 г. свя­щен­ник был сно­ва аре­сто­ван. Те­перь его об­ви­ни­ли в груп­по­вой ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти и рас­про­стра­не­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной ли­те­ра­ту­ры. Ба­тюш­ка был при­го­во­рен к 3 го­дам конц­ла­ге­ря, ко­то­рые он про­вел на Со­лов­ках. Впо­след­ствии отец Петр вспо­ми­нал, что на Со­лов­ках его да­же в мо­ре то­пи­ли, но Гос­подь со­хра­нил его. Из ла­ге­ря отец Петр при­слал Ма­рии Ива­новне и жене бра­та Ма­рии Ни­ко­ла­евне свою фо­то­гра­фию со сле­ду­ю­щей над­пи­сью:

«Ми­лым мо­им Ма­ню­ше и Ма­ру­сень­ке!

На се­ве­ре ди­ком сто­ит оди­но­ко
На го­лой вер­шине сос­на,
И дрем­лет, ка­ча­ясь,
И сне­гом скри­пу­чим
Оде­та, как ри­зой, она.
И снит­ся ей все,
Что в пу­стыне да­ле­кой,
В том крае, где солн­ца вос­ход,
Од­на и груст­на на уте­се го­рю­чем
Пре­крас­ная паль­ма рас­тет.

Это сти­хо­тво­ре­ние луч­ше все­го вы­ра­жа­ет мое по­ло­же­ние и мое на­стро­е­ние. И луч­ше­го я не мог при­ду­мать, чтобы на­пи­сать вам. С.Л.О.Н. 2 июля 1928 г.»
Ма­туш­ка Ма­рия ши­ла, вы­ши­ва­ла (еще в Ки­е­ве в 1913 го­ду она окон­чи­ла кур­сы кроя и ши­тья пла­тья) и про­да­ва­ла свои из­де­лия, а на вы­ру­чен­ные день­ги со­би­ра­ла по­сыл­ки от­цу Пет­ру. Она да­же ез­ди­ла к нему на Со­лов­ки. Од­на­жды по­лу­чи­ла сви­да­ние, при­нес­ла пи­рож­ков, по­ста­ви­ла у пень­ка. По­ка на ра­до­стях раз­го­ва­ри­ва­ли, кто-то по­до­шел сза­ди и съел пи­рож­ки. В 1929 г. ба­тюш­ку до­сроч­но осво­бо­ди­ли из ла­ге­ря и со­сла­ли на 3 го­да в г. Кад­ни­ков Во­ло­год­ской об­ла­сти, где он ра­бо­тал на до­му са­пож­ни­ком. Ма­туш­ка Ма­рия по­се­ли­лась вме­сте с ним. Сре­ди книг от­ца Пет­ра со­хра­ни­лись ака­фи­сты Во­ло­год­ским свя­тым. Из­вест­но, что в это вре­мя он бы­вал в Ла­зо­рев­ской клад­би­щен­ской церк­ви г. Во­лог­ды.
Но недол­го про­дол­жа­лась сво­бо­да, 7 мар­та 1933 г. про­то­и­е­рей Петр Чель­цов был вновь аре­сто­ван, об­ви­нен в том, что яв­лял­ся участ­ни­ком ан­ти­со­вет­ской груп­пы из чис­ла ссыль­ных и про­во­дил сре­ди на­се­ле­ния контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, и при­го­во­рен к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­ге­рях. На этот раз от­бы­вал срок в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ко­ло­нии в Ко­но­ше.
В ап­ре­ле 1936 г. по­сле осво­бож­де­ния опре­де­лен свя­щен­ни­ком в Ка­зан­скую цер­ковь с. Нар­ма Кур­лов­ско­го (ныне Гусь-Хру­сталь­но­го) рай­о­на Вла­ди­мир­ской об­ла­сти. В 1941 г. храм был за­крыт.
В ап­ре­ле 1941г. от­ца Пет­ра аре­сто­ва­ли за неупла­ту на­ло­гов и при­го­во­ри­ли к го­ду за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре. Осво­бо­див­шись 15 мая 1942 г., он вер­нул­ся в с. Нар­ма.
16 ап­ре­ля 1943 г. ар­хи­епи­скоп Яро­слав­ский и Ро­стов­ский Иоанн (Со­ко­лов), управ­ляв­ший Вла­ди­мир­ской епар­хи­ей, на­зна­чил про­то­и­е­рея Пет­ра свя­щен­ни­ком Хри­сто­рож­де­ствен­ско­го хра­ма с. За­кол­пье — пер­во­го хра­ма, от­крыв­ше­го­ся в Гусь-Хру­сталь­ном рай­оне. Пса­лом­щик хра­ма с. За­кол­пье, слу­жив­ший там с от­цом Пет­ром, рас­ска­зы­вал: «На Пас­ху к ба­тюш­ке столь­ко при­хо­ди­ло на­ро­да, что про­стран­ство у Цар­ских врат меж­ду же­лез­ны­ми пе­ри­ла­ми за­вя­зы­ва­лось ве­рев­ка­ми, чтобы на­род не по­да­вил от­ца Пет­ра. С каж­дым при­хо­жа­ни­ном, под­хо­див­шим к кре­сту по­сле ли­тур­гии, ба­тюш­ка на Пас­ху трое­крат­но ло­бы­зал­ся и го­во­рил: «Хри­стос Вос­кре­се». Это неимо­вер­ная на­груз­ка, не счи­тая служ­бы. На но­гу ба­тюш­ка был очень лег­кий. На­де­вал лап­ти и хо­дил по де­рев­ням для со­вер­ше­ния треб. При­чем го­во­рил: «Ах, ра­бо­ты ма­ло, ра­бо­ты ма­ло». Это зна­чи­ло, что ма­ло треб. По­сле вой­ны мно­го бы­ло лю­дей с нерв­ны­ми рас­строй­ства­ми. Отец Петр со­бо­ро­вал, при­ча­щал и да­же дер­зал от­чи­ты­вать бес­но­ва­тых. Неред­ко он по­мо­гал день­га­ми неиму­щим — на стро­и­тель­ство».
18 июня 1949 г. (ба­тюш­ке шел шесть­де­сят пер­вый год!) его аре­сто­ва­ли в ше­стой раз — по об­ви­не­нию в том, что «…вы­сту­пал с ан­ти­со­вет­ски­ми про­по­ве­дя­ми. Груп­пи­руя во­круг се­бя враж­деб­ный цер­ков­ный эле­мент, сре­ди ко­то­ро­го вел аги­та­цию, на­прав­лен­ную на срыв ме­ро­при­я­тий, про­во­ди­мых Со­вет­ской вла­стью, при­зы­вал кол­хоз­ни­ков на невы­ход на ра­бо­ту и от­каз от уча­стия в вы­бо­рах де­пу­та­тов в вер­хов­ные мест­ные ор­га­ны Со­вет­ской вла­сти. В сво­ем до­ме хра­нит мо­нар­хи­че­скую ли­те­ра­ту­ру». У от­ца Пет­ра бы­ло кон­фис­ко­ва­но 46 книг и два порт­ре­та Го­су­да­ря Им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II и его се­мьи, лич­ная пе­ре­пис­ка. За­клю­чен­но­го осу­ди­ли на 10 лет и эта­пи­ро­ва­ли уси­лен­ным кон­во­ем (как осо­бо опас­но­го пре­ступ­ни­ка) в ла­герь Ми­не­раль­ный близ стан­ции Абезь Пе­чер­ской ж.д.
28 но­яб­ря 1955 г. ба­тюш­ку осво­бо­ди­ли до­сроч­но как пре­ста­ре­ло­го ин­ва­ли­да вто­рой груп­пы. Он вы­ехал в с. За­кол­пье под опе­ку ма­туш­ки Ма­рии, у ко­то­рой пред­ва­ри­тель­но по­тре­бо­ва­ли под­пис­ку о со­гла­сии взять на ижди­ве­ние пре­ста­ре­ло­го су­пру­га-ин­ва­ли­да. На­до ска­зать, что все это вре­мя ма­туш­ка Ма­рия жи­ла по­мо­щью доб­рых лю­дей – по­сле аре­ста му­жа ее вы­гна­ли из до­ма, от­ня­ли дро­ва.
Год отец Петр жил вме­сте с ма­туш­кой в се­ле За­кол­пье под над­зо­ром ор­га­нов МВД как ссыль­ный по­се­ле­нец, еже­ме­сяч­но яв­ля­ясь в Кур­лов­скую рай­он­ную ко­мен­да­ту­ру на ре­ги­стра­цию (толь­ко 28 мар­та 1956 г. он бу­дет осво­бож­ден из-под над­зо­ра ор­га­нов МВД).
В де­каб­ре 1955 г. отец Петр по­ехал к епи­ско­пу Вла­ди­мир­ско­му Они­си­му за на­зна­че­ни­ем. В по­ез­де встре­тил двух жен­щин — ста­ро­сту и каз­на­чея хра­ма се­ла Пят­ни­цы (на­род­ное на­зва­ние се­ла Ве­ли­ко­дво­рье), ко­то­рые то­же еха­ли к вла­ды­ке — про­сить свя­щен­ни­ка в храм ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы (слу­жив­ший преж­де ба­тюш­ка вы­шел за штат). Они зна­ли от­ца Пет­ра по служ­бе в се­ле За­кол­пье и по­про­си­ли его быть свя­щен­ни­ком в их хра­ме. Так про­мыс­лом Бо­жи­им 13 де­каб­ря 1955 г. отец Петр по­дал вла­ды­ке Они­си­му про­ше­ние: «Имея ис­крен­нее на­ме­ре­ние до кон­ца дней сво­их слу­жить Хри­сто­вой Церк­ви, по­чти­тель­ней­ше про­шу Ва­ше Прео­свя­щен­ство на­зна­чить ме­ня на свя­щен­ни­че­ское ме­сто к Пят­ниц­ко­му хра­му с. Пят­ни­ца». В тот же день на­зна­че­ние бы­ло под­пи­са­но.
В Пят­ни­це отец Петр с пер­вых дней за­во­е­вал ува­же­ние и лю­бовь при­хо­жан.
Осо­бен­но­сти служ­бы о. Пет­ра дик­то­ва­лись рас­пи­са­ни­ем дви­же­ния транс­пор­та. Боль­шая часть лю­дей при­ез­жа­ла но­чью на по­ез­де. Око­ло 4 ча­сов утра лю­ди при­хо­ди­ли в цер­ковь. Бо­жий угод­ник в три ча­са но­чи вста­вал на до­маш­нюю мо­лит­ву; в по­ло­вине пя­то­го утра был уже в хра­ме — со­вер­шал ис­по­ведь, при­ни­мал лю­дей; за­тем с 6 ча­сов слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, во­до­свят­ный мо­ле­бен с ака­фи­стом и па­ни­хи­ду по пол­но­му чи­ну.
Око­ло 12 ча­сов ба­тюш­ка, устав­ший до из­не­мо­же­ния, шел до­мой. Через час опять при­хо­дил в храм — слу­жить за­каз­ные во­до­свят­ные мо­леб­ны, или от­пе­вать по­кой­ни­ка. Ес­ли на сле­ду­ю­щий день празд­ник, то с 16.30 до 20-21 ча­са — все­нощ­ная. Ве­че­ром ба­тюш­ка опять бе­се­до­вал с людь­ми или от­ве­чал на мно­го­чис­лен­ные пись­ма. Каж­дый день отец Петр слу­жил для при­ез­жих во­до­свят­ный мо­ле­бен. Во­ду раз­би­ра­ли па­лом­ни­ки, а остат­ки во­ды вы­ли­ва­ли в вы­ры­тый око­ло его до­ма ко­ло­дец. По­том из это­го ко­лод­ца лю­ди бра­ли во­ду для пи­тья, для освя­ще­ния, ибо ко­ло­дец по­сто­ян­но освя­щал­ся от мо­леб­на. Ба­тюш­ка бла­го­слов­лял брать из него во­ду, го­во­ря: «Пей­те во­ди­цу, мое бла­го­сло­ве­ние в ней». Бла­жен­ная ра­ба Бо­жия по фа­ми­лии Ро­ма­но­ва, по­се­тив ба­тюш­ку, ста­ла го­во­рить всем: «По­те­кут в Пят­ни­цу клю­чи…» И дей­стви­тель­но по­тек­ли оду­шев­лен­ные клю­чи в это неболь­шое се­ло; из раз­ных кон­цов Ру­си ста­ли при­ез­жать к стар­цу лю­ди. Про­сто­лю­ди­ны и вы­со­ко­по­став­лен­ные ли­ца, ар­хи­ереи и ду­хо­вен­ство еха­ли за бла­го­сло­ве­ни­ем на даль­ней­шую жизнь, за уте­ше­ни­ем, за ис­це­ле­ни­ем неду­гов.
На­кла­ды­вая на боль­ное ме­сто епи­тра­хиль или ру­ку, отец Петр го­во­рил: «Я не врач, я по­мочь не мо­гу, я мо­лить­ся бу­ду, и Гос­подь ис­це­лит». Схи­мо­на­хи­ня Ха­ри­ти­на, по­чив­шая в 2005 го­ду, рас­ска­зы­ва­ла: «Лю­ди к нему буд­то крест­ным хо­дом шли. Ко­гда-то и я в их чис­ле сю­да по­па­ла. При­шла за бла­го­сло­ве­ни­ем на опе­ра­цию, по­то­му что у ме­ня ра­ко­вые опу­хо­ли по­шли по те­лу. А отец Петр сел со мной ря­дом и спра­ши­ва­ет: «Что у те­бя бо­лит?» Я хо­те­ла по­ка­зать уплот­не­ния, а он мне: «Не на­до». По­вел ме­ня к ал­та­рю, стал мо­лит­ву чи­тать. По­том мо­ле­бен от­слу­жил, бла­го­сло­вил ме­ня. И я по­еха­ла. А в боль­ни­це ме­ня вра­чи осмот­ре­ли и го­во­рят: «У те­бя все хо­ро­шо, ез­жай до­мой». Но я до­мой не по­еха­ла, при­е­ха­ла в Пят­ни­цу и оста­лась здесь жить, по­то­му что за спа­се­ние свое долж­на от­бла­го­да­рить Гос­по­да».
Служ­бы от­ца Пет­ра бы­ли очень тор­же­ствен­ны. Осо­бое по­пе­че­ние имел он о бла­го­ле­пии хра­ма, при­вле­кал к этим тру­дам при­хо­жан. Храм был от­ре­мон­ти­ро­ван, во­круг него вос­ста­нов­ле­на огра­да, сте­ны и по­то­лок укра­ше­ны рос­пи­ся­ми по хол­сту. В хра­ме ни­ко­гда не бы­ло элек­три­че­ства, нет его и сей­час. В па­ни­ка­ди­лах го­рят раз­но­цвет­ные лам­пад­ки. Осо­бен­но уми­ли­тель­на эта кар­ти­на в зим­ние тем­ные ве­че­ра. Слу­жил ба­тюш­ка без со­кра­ще­ний (несмот­ря на уго­во­ры жалев­ших его пев­чих), не до­пус­кал ис­ка­же­ний и по­спеш­но­сти. Чте­ние бы­ло яс­ным, пе­ние строй­ным, пе­ли на два кли­ро­са. Ко­гда бы­ла воз­мож­ность, отец Петр сам пел на кли­ро­се (он был очень му­зы­ка­лен, имел при­ят­ный мяг­кий го­лос, до­ма под ак­ком­па­не­мент фис­гар­мо­нии ис­пол­нял цер­ков­ные пес­но­пе­ния). Тре­бы со­вер­шал без­от­каз­но: кре­стил, вен­чал, со­бо­ро­вал; в по­сты неред­ко при­ча­щал до 500 че­ло­век. 20 фев­ра­ля 1969 г. ар­хи­епи­скоп Они­сим об­ра­тил­ся в Хо­зяй­ствен­ное управ­ле­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии с прось­бой из­го­то­вить по­тир для Пят­ниц­кой церк­ви ем­ко­стью пол­то­ра лит­ра, так как су­ще­ству­ю­щий не вме­щал ча­сти­цы, вы­ну­тые на про­ско­ми­дии, а еще необ­хо­ди­мо бы­ло при­ча­щать 400-500 ис­по­вед­ни­ков. Отец Петр сто­ял со Свя­той Ча­шей до оде­ре­ве­не­ния ног, ру­кой его во­ди­ла цер­ков­ни­ца. По­сле при­ча­ще­ния при­хо­жан он не сра­зу мог сдви­нуть­ся с ме­ста.
Ар­хи­епи­скоп Брян­ский и Сев­ский Мел­хи­се­дек (Ле­бе­дев) вспо­ми­нал: «Он про­во­дил об­щие ис­по­ве­ди, но не ти­по­вые, а осо­бен­ные. Ба­тюш­ка глу­бо­ко знал ду­шу че­ло­ве­че­скую, умел со­стра­дать немо­щам че­ло­ве­че­ским, по­мо­гал лю­дям бо­роть­ся с гре­хом. Я не встре­чал свя­щен­ни­ка, ко­то­рый бы мо­лил­ся так про­ник­но­вен­но, как отец Петр. А Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию он все­гда со­вер­шал со сле­за­ми. Лю­ди чув­ство­ва­ли си­лу его мо­литв».
Отец Петр об­ла­дал да­ром про­зор­ли­во­сти. Так од­на при­хо­жан­ка со­би­ра­лась что-то при­вез­ти в дар хра­му, а по­том по­жа­ле­ла. При­е­ха­ла она, ба­тюш­ка при­ни­ма­ет го­стин­цы и спра­ши­ва­ет: » А где то-то?» — «Про­сти­те, за­бы­ла…» — «Не на­до за­бы­вать…»
Лю­бил шу­тить. Спро­сит кто-ни­будь: «Ба­тюш­ка, как спа­лось?» — «Ой, пло­хо». — «Что та­кое?» — «Да ночь ко­рот­ка…» .
Ду­хов­ны­ми ча­да­ми от­ца Пет­ра бы­ли мно­гие свя­щен­ни­ки Вла­ди­мир­ской, Ря­зан­ской, Мос­ков­ской и дру­гих епар­хий. Ар­хи­манд­рит Авель — на­мест­ник Иоан­но-Бо­го­слов­ско­го мо­на­сты­ря, с от­ро­че­ских лет по­чи­тал сво­е­го зем­ля­ка как Бо­жия че­ло­ве­ка, ар­хи­епи­скоп Они­сим ча­сто со­ве­то­вал­ся с от­цом Пет­ром по бо­го­слов­ским во­про­сам. Его по­чи­та­ли мит­ро­по­лит Ни­ко­дим (Ро­тов), мит­ро­по­лит Ни­ко­лай (Ку­те­пов), ар­хи­епи­скоп Мел­хи­се­дек (Ле­бе­дев), ар­хи­манд­рит Ки­рилл (Пав­лов), про­то­и­е­рей Вик­тор Ку­кин…
Отец Петр жил с Бо­гом, в Бо­ге и под Бо­гом, го­во­ря сло­ва­ми свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штад­ско­го. В нем жил ис­кон­ный рус­ский дух. Свя­то чтив­ший тра­ди­ции пред­ков, он зри­мо во­пло­щал со­бою свя­то­оте­че­ское пра­во­сла­вие. Это был ду­хо­нос­ный, про­зор­ли­вый и муд­рый ми­ро­тво­рец. К лю­дям вни­ма­те­лен и ве­ли­ко­ду­шен, всех пом­нил, из­да­ле­ка узна­вал, и рас­ска­зы­вать ему не на­доб­но — на­сквозь ви­дел каж­до­го. Да­же в пре­клон­ном воз­расте, ко­гда ба­тюш­ка был уже тя­же­ло бо­лен, гла­за его оста­ва­лись мо­ло­ды­ми и яс­ны­ми. Бла­го­дар­ные лю­ди при­сы­ла­ли ба­тюш­ке с ма­туш­кой про­дук­ты; а они кор­ми­ли бо­го­моль­цев, по­мо­га­ли нуж­да­ю­щим­ся — одеж­дой, день­га­ми.
Пи­щу ва­ри­ли в рус­ской пе­чи в неболь­ших чу­гун­ках: щи, ка­шу, кар­тош­ку, ком­пот или ки­сель клюк­вен­ный. И хо­тя тра­пе­зо­ва­ло мно­го лю­дей, пи­ща оста­ва­лась — ее раз­но­си­ли по част­ным до­мам, в ко­то­рых оста­нав­ли­ва­лись при­ез­жав­шие к от­цу Пет­ру лю­ди. В еде ба­тюш­ка был непри­хот­лив. Пи­ща под­кис­ла, ска­жет: «В тюрь­ме ху­же».
При­сы­ла­ли ба­тюш­ке и ткань на об­ла­че­ния, зная его лю­бовь к тор­же­ствен­но­му бо­го­слу­же­нию. У него бы­ло око­ло трид­ца­ти хол­стин­ко­вых вы­ши­тых об­ла­че­ний. По­сле его смер­ти их раз­да­ли свя­щен­ни­кам. Обыч­но отец Петр хо­дил в свет­лой одеж­де, осо­бен­но ле­том. Под­ряс­ни­ки у него бы­ли бе­ло­го, ро­зо­во­го, мо­лоч­но­го цве­та.
Отец Петр от­ли­чал­ся ве­ли­ко­ду­ши­ем, кро­то­стью и незло­би­ем, был ми­ро­твор­цем. На­при­мер, ода­ри­вал недру­гов. Доб­ро­та в нем со­че­та­лась со спра­вед­ли­вой стро­го­стью; он имел власть не толь­ко ис­це­лить, но и на­ка­зать для вра­зум­ле­ния.
29 ок­тяб­ря 1961 го­да ар­хи­епи­скоп Они­сим по­здра­вил про­то­и­е­рея Пет­ра с пя­ти­де­ся­ти­ле­ти­ем пас­тыр­ско­го слу­же­ния Церк­ви Хри­сто­вой: «Ва­ша жизнь бы­ла пол­на до кра­ев вся­ко­го ро­да ли­ше­ний, непри­ят­но­стей и дру­гих жи­тей­ских невзгод и очень ма­ло да­ва­ла ра­до­стей. Ва­ша креп­кая ве­ра в про­мы­сел Бо­жий, пла­мен­ная лю­бовь ко Хри­сту, на­ше­му Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ку, да­ва­ла Вам си­лы и укреп­ля­ла Ваш дух, ко­то­рый в со­еди­не­нии с бла­го­да­тью Бо­жи­ей по­мо­гал Вам пре­воз­мо­гать эти жи­тей­ские невзго­ды и с тер­пе­ни­ем нести свой жиз­нен­ный крест».
Про­то­и­е­рей Петр от­ве­тил на это по­здрав­ле­ние за­ме­ча­тель­ным пись­мом: «Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство, ми­ло­сти­вый Вла­ды­ко и Отец, бла­го­сло­ви­те! …Слу­же­ние свя­щен­ни­че­ское есть кре­сто­но­ше­ние, и каж­дый свя­щен­ник стра­да­ет со Хри­стом, и во свя­щен­ни­ке стра­да­ет Хри­стос. На Гол­го­фе са­та­на уста­ми пре­дан­ных ему лю­дей да­вал свой льсти­вый со­вет: «Сни­и­ди со кре­ста!…» — «Сни­и­ди со Кре­ста!» — и мне вла­га­ет в сер­деч­ные уши враг: «Сни­и­ди со кре­ста» — ведь ты бо­лее чем до­ста­точ­но по­тру­дил­ся!».
«Сни­и­ди со кре­ста!» — го­во­рит и власть иму­щий… «Сни­и­ди со кре­ста!» — го­во­рят сгу­ща­ю­щи­е­ся на цер­ков­ное го­ри­зон­те мрач­ные ту­чи, на­во­дя­щие страх и тре­пет на ду­шу вся­ко­го ве­ру­ю­ще­го че­ло­ве­ка….
Что же? …Оста­вить ли мне Хри­ста и сло­жить крест, воз­ло­жен­ный на мои пле­чи Гос­по­дом?! Прав­да, я — че­ло­век греш­ный, си­лы мои сла­бы; од­на­ко апо­стол и ме­ня недо­стой­но­го, как свя­щен­ни­ка, на­зы­ва­ет «со­ра­бот­ни­ком Хри­сту»… Уй­ду ли я от То­го, Кто «име­ет гла­го­лы веч­ной жиз­ни?!» Да не сбу­дет! Бу­ду я и даль­ше ра­бо­тать в вер­то­гра­де Хри­сто­вом, упо­вая, что и мой стар­че­ский труд «не тще­тен пе­ред Бо­гом»!».
К празд­ни­ку Пас­хи 1963 г. про­то­и­е­рей Петр был на­граж­ден пра­вом слу­же­ния Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии с от­вер­сты­ми Цар­ски­ми вра­та­ми до «От­че наш». 1 де­каб­ря 1967 г. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий I по хо­да­тай­ству прео­свя­щен­но­го Они­си­ма на­гра­дил от­ца Пет­ра ор­де­ном свя­то­го кня­зя Вла­ди­ми­ра ll сте­пе­ни. В 1968 г. ба­тюш­ка был на­граж­ден вто­рым кре­стом с укра­ше­ни­я­ми.
Ко­гда отец Петр стал со­всем ста­рень­ким, он все рав­но про­дол­жал слу­жить в церк­ви, его под ру­ки при­во­ди­ли до­мой по­сле служ­бы, уса­жи­ва­ли в пле­те­ное ста­рин­ное крес­ло, и он, си­дя в крес­ле, с за­кры­ты­ми гла­за­ми про­дол­жал бе­се­до­вать с людь­ми. Ста­ро­ста, Ма­рия Ти­мо­фе­ев­на, бы­ва­ло, ска­жет ему: «Ба­тюш­ка, хва­тит, от­дох­ни­те». Он от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ет го­ло­вой: «Я вы­пол­няю свой долг, ско­ро бу­ду от­ды­хать».
Ле­том 1972 г. отец Петр тя­же­ло за­бо­лел, но, пре­воз­мо­гая бо­лезнь, про­дол­жал со­вер­шать бо­го­слу­же­ния. По­след­ний раз он слу­жил на па­мять Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, 21 июля. Ко­гда по­сле служ­бы за­кры­вал Цар­ские вра­та, то сле­зы ка­ти­лись по его ще­кам.
Пе­ред смер­тью отец Петр очень стра­дал, мно­го вре­ме­ни про­во­дил без пи­щи и сна. Эти стра­да­ния на­по­ми­на­ют кон­чи­ну пре­по­доб­но­го стар­ца Льва Оп­тин­ско­го. В по­лу­за­бы­тье мо­лил­ся, слу­жил мо­леб­ны, па­ни­хи­ды, от­пе­ва­ния. Осо­бо мо­лил­ся за Оте­че­ство. Ма­туш­ку Ма­рию па­ра­ли­зо­ва­ло, и за ба­тюш­кой уха­жи­ва­ла схи­мо­на­хи­ня Ели­ко­ни­да. Неза­дол­го до кон­чи­ны отец Петр при­снил­ся ра­бе Бо­жи­ей Та­тьяне, ко­то­рая по­мо­га­ла им по хо­зяй­ству. Она спра­ши­ва­ет:

– Ба­тюш­ка, за что Вы так му­ча­е­тесь?
– За чу­жие гре­хи.
– А вы раз­дай­те их нам.
– Нель­зя.

Пе­ред смер­тью отец Петр го­во­рил: «Я стою на краю». Во вре­мя бо­лез­ни он со­бо­ро­вал­ся и еже­днев­но при­ча­щал­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн. Скон­чал­ся ба­тюш­ка 12 сен­тяб­ря 1972 г., на па­мять свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го, в 8 ча­сов 45 ми­нут утра. По­чил он мир­но, с мо­лит­вой на устах. Гроб с те­лом от­ца Пет­ра был при­не­сен в храм, где бы­ла со­вер­ше­на па­ни­хи­да, и до по­гре­бе­ния чи­та­лось свя­щен­ни­ка­ми свя­тое Еван­ге­лие. От­пе­ва­ли его 14 сен­тяб­ря. Чин по­гре­бе­ния со­вер­шал ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир­ский и Суз­даль­ский Ни­ко­лай (Ку­те­пов) в со­слу­же­нии со­бо­ра кли­ри­ков из раз­ных епар­хий. Свя­щен­ни­ки слу­жи­ли в об­ла­че­ни­ях от­ца Пет­ра, и по­том, по бла­го­сло­ве­нию вла­ды­ки Ни­ко­лая, оста­ви­ли их се­бе на мо­лит­вен­ную па­мять о по­чив­шем. По­го­да сто­я­ла сол­неч­ная, су­хая и теп­лая. На­ро­ду бы­ло боль­ше, чем на Пас­ху. Скорбь о раз­лу­ке с бла­го­дат­ным стар­цем рас­тво­ря­лась ра­до­стью от упо­ва­ния на ми­лость Бо­жию к это­му по­движ­ни­ку бла­го­че­стия и ис­по­вед­ни­ку, от на­деж­ды, что он бу­дет хо­да­тай­ство­вать те­перь о страж­ду­щем на­ро­де Бо­жи­ем на Небе. Под по­гре­баль­ный звон, при пе­нии ир­мо­сов Ве­ли­ко­го ка­но­на гроб с те­лом по­чив­ше­го был об­не­сен ду­хо­вен­ством во­круг хра­ма. Отец Петр был по­гре­бен за ал­та­рем Пят­ниц­ко­го хра­ма.
Ко­гда гроб с те­лом прот. Пет­ра об­но­си­ли во­круг хра­ма, за ним сле­дом нес­ли и ма­туш­ку на но­сил­ках, са­ма она ид­ти не мог­ла. Она пла­ка­ла так силь­но, что уте­шить ее бы­ло невоз­мож­но. Про­жи­ла ма­туш­ка Ма­рия чуть боль­ше сво­е­го лю­би­мо­го су­пру­га — скон­ча­лась она 4 де­каб­ря 1972 го­да, на празд­ник Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Пе­ред смер­тью ча­сто по­вто­ря­ла: «Ве­ди­те ме­ня до­мой» (так она на­зы­ва­ла храм). По­про­си­ла: «Ря­дом с ба­тюш­кой ме­ня не хо­ро­ни­те, ко­гда отой­ду. Отец Петр у Пре­сто­ла сто­ит, а я недо­стой­на». Ее по­хо­ро­ни­ли к се­ве­ру от ал­та­ря Пят­ниц­ко­го хра­ма.
На юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, со­сто­яв­шем­ся 13-16 ав­гу­ста 2000 го­да, отец Петр был про­слав­лен в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских. 22 ок­тяб­ря то­го же го­да бы­ли об­ре­те­ны его чест­ные мо­щи и по­ло­же­ны в хра­ме ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы. Тор­же­ствен­ное бо­го­слу­же­ние в этот день со­вер­ша­ли Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ший Мел­хи­се­дек, ар­хи­епи­скоп Брян­ский и Сев­ский, и Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ший Ев­ло­гий, ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир­ский и Суз­даль­ский, в со­слу­же­нии сон­ма ду­хо­вен­ства из Вла­ди­мир­ской, Мос­ков­ской, Ря­зан­ской, Брян­ской епар­хий. Храм был пе­ре­пол­нен мо­ля­щи­ми­ся, боль­шин­ство из ко­то­рых при­ча­ща­лось.
Прой­дя 5 аре­стов, от­си­дев 15 лет в раз­ных тюрь­мах и ла­ге­рях, о. Петр вы­шел на слу­же­ние Бо­гу, Церк­ви и лю­дям с ве­ли­ким при­об­ре­те­ни­ем. Мы зна­ем, что он был про­зор­лив, что он ис­це­лял бо­лез­ни. Но глав­ное все же не эти да­ры: про­зор­ли­вость, ис­це­ле­ние. Глав­ное — это ис­тин­ная Хри­сто­ва лю­бовь и со­стра­да­ние к че­ло­ве­ку, ко­то­рые при­да­ва­ли мо­лит­ве от­ца Пет­ра столь ве­ли­кую си­лу. Прой­дя на­сто­я­щий ад, он вы­шел ве­ли­ким Хри­сто­вым во­и­ном, освя­щав­шим вся­ко­го при­хо­дя­ще­го боль­шой Хри­сто­вой лю­бо­вью.
От­ры­вок из сти­хо­тво­ре­ния, на­пи­сан­но­го о про­то­и­е­рее Пет­ре от­цом Ди­мит­ри­ем Фро­ло­вым:

На­род не ви­дел в нем от­ка­за,
Не го­во­рил он им: «По­стой»,
В храм воз­вра­щал­ся по три ра­за
И уте­шал на­род сле­зой.
С то­бою сам, бы­ва­ло, пла­чет,
Рас­ска­жет быль су­ро­вых дней
И ни­че­го в ду­ше не спря­чет,
По­мочь ста­ра­ет­ся ско­рей.
К нему спе­ши­ли ста­ро­жи­лы,
К нему ютил­ся стар и млад,
К нему пле­лись, те­ряя жиз­ни си­лы,
Он всех с лю­бо­вью при­ни­мал.

Из вос­по­ми­на­ний про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Прав­до­лю­бо­ва:
«И еще один очень ин­те­рес­ный мо­мент. Ко­гда бы­ло 50 лет со­вет­ской вла­сти, я был в го­стях у Пет­ра Чель­цо­ва. И вот за чаш­кой чая (у него, кста­ти, ви­на ни­ко­гда не по­да­ва­ли к сто­лу), он го­во­рит: «Ведь это наш с то­бой празд­ник». Я го­во­рю: «Ну, ко­неч­но, мы же граж­дане на­шей стра­ны, и празд­ни­ки граж­дан­ские — то­же на­ши празд­ни­ки, мы за­ко­но­по­слуш­ные граж­дане». «Это, — го­во­рит, -пра­виль­но, но не толь­ко в этом де­ло. Я был участ­ни­ком Со­бо­ра 1917-1918 го­дов. В то вре­мя бы­ли кон­фис­ко­ва­ны цар­ские двор­цы и до­ма бо­га­чей, и на­хо­див­ши­е­ся в них церк­ви под­вер­га­лись ра­зо­ре­нию, а ан­ти­мин­сы из них вы­бра­сы­ва­ли пря­мо на ули­цу, под ко­ле­са про­ле­ток, под ко­пы­та ло­ша­дей. И вот Со­бор вы­брал де­ле­га­цию: два мит­ро­по­ли­та, два про­то­и­е­рея и пять ми­рян. Вы­ра­бо­та­ли они до­ку­мент про­те­ста про­тив над­ру­га­тель­ства и от­пра­ви­лись к Ле­ни­ну. Их при­нял Бонч-Бру­е­вич, его лич­ный сек­ре­тарь и ру­ко­во­ди­тель вот в та­ких де­лах, про­то­коль­ных. И он им ска­зал: «Вла­ди­мир Ильич за­нят важ­ны­ми го­судар­ствен­ны­ми де­ла­ми и вас, есте­ствен­но, при­нять не мо­жет. Эту ва­шу бу­маж­ку я ему, ко­неч­но, пе­ре­дам, но на­прас­но вы ста­ра­е­тесь: уж ко­ли мы взя­ли власть в свои ру­ки, через пять лет от вас ни­че­го не оста­нет­ся». Про­шло пять­де­сят, а мы с то­бой — два по­па, ста­рый и мо­ло­дой, — си­дим и ча­ек по­пи­ва­ем».

Герой Петерианский священник в «Симс Средневековье»

Просмотров: 18456 Особенности и возможности петерианского священника в «Симс Средневековье».

Мир, любовь и всепрощение – вот основа петерианской церкви. В противовес яковитам, данные персонажи призывают любить и сострадать ближним и, конечно, не забывать о великом Смотрящем. Не удивительно, что яковиты их недолюбливают.


Герой: петерианский священник.
Здание: петерианский монастырь.
Район: беседка Смотрящего.
Значимые объекты: кафедра для проповедования, кафедра для проповедей, архив.
Показатели королевства: культура, просвещение.
Особые способности: чтение проповедей, обращение персонажей в петерианскую веру, проповедование с кафедры, молитва, воздействие благодатью Смотрящего, молитва с другими петерианцами, чтение о Смотрящем, написание мыслей о Смотрящем, написание религиозных документов, освящение воды в колодцах.
Зарабатывает деньги: читая удачные проповеди, продажей трудов в архиве с мыслями о Смотрящем, сбором и продажей рыбы и трав.
Таблица уровней петерианского священника

Уровень Титул Требуемые баллы опыта Ежедневный доход Возможности
1 Брат/сестра 19 • Можно проповедовать с кафедры (стили: повседневный, угрюмый, с юмором)
• Можно распространять веру с кафедры
• Можно обращать других в петерианскую веру
• Можно читать и писать мысли о Смотрящем
• Можно писать религиозные документы
• Можно молиться: самостоятельно, у молитвенной плиты или с другими персонажами
• Можно осуществить благословение Смотрящего
• Можно благословить колодец
2 Брат/сестра 1 000 22 • Выше вероятность в удачном чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
3 Брат/сестра 2 200 28 • Выше вероятность в удачном чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
4 Брат/сестра 3 600 37 • Выше вероятность в удачном чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
5 Настоятель 5 200 49 • Значительно выше вероятность в удачном чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
6 Настоятель 7 000 68 • Неплохая вероятность успеха в чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
7 Настоятель 9 000 98 • Очень высокая вероятность успеха в чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
8 Настоятель 11 200 148 • Высокая вероятность успеха в чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
9 Настоятель 13 600 228 • Очень высокая вероятность успеха в чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
10 Аббат 16 200 365 • Почти стопроцентная вероятность успеха в чтении проповедей, распространении веры и обращении персонажей в петерианство
• Повышение уровня увеличит ежедневный доход и успешность профессиональных взаимодействий

Долой страх, даешь мир и любовь!
В отличие от яковитской церкви, в основе петерианской религии лежит не страх, а более мирные способы воздействия на прихожан. Их можно немного пристыдить, развеселить или заставить подумать о жизни, но пугать – совсем не петерианский метод.

Проповедь можно читать повседневно (проповедование в обычной манере), угрюмо (зловещим тоном, припоминая все человеческие грехи), с юмором (в легкой, шутливой манере, ведь не все в жизни так плохо, как рисует яковитская церковь), а также задумчиво (глубокомысленная мудрая проповедь). Первые три стиля доступны уже на начальном этапе, в то время как задумчивую проповедь можно провести только при наличии мудлета «Благодать Смотрящего», который появляется после прочтения о Смотрящем за архивом.

Различные основы: яковитская и петерианская, отражаются не только в манере проповеди, но и в принципе оценки популярности. Поскольку петерианская церковь не запугивает персонажей, у них нет шкалы страха, зато есть обычный показатель популярности.

При этом нельзя угадать, какой стиль проповеди понравится прихожанам именно сегодня – каждый день у них разное настроение. Как только вы видите, что уровень популярности снижается – пробуйте разные стили, пока не найдете подходящий. Уровень популярности можно регулировать не только с помощью проповедей в зале, но и прямым проповедованием с кафедры на улице.

В этом деле вас ждет стопроцентный успех – популярность всегда повышается, но если ваш персонаж пребывает в плохом настроении – уровень может просто остаться на месте, но не снизится.
Давайте… помолимся
Молитва – неотъемлемая часть жизни любого духовника, так происходит и в «The Sims Medieval». Молиться можно разными способами: в одиночку, с другими персонажами или перед молитвенным камнем. Петерианский священник ближе яковитского к свои прихожанам и сохраняет с ними более теплые отношения, по-этому он может молиться с другими персонажами.
После молитвы с одиночестве или в компании, появляется белый свет, который вместе с красочной анимацией приносит положительный мудлет «Улыбка Смотрящего» длительностью в семь часов. Также можно молиться и у священного камня, который находится в переходе между комнатой священника и залом проповедей.
Молитвенная плита не приносит никаких мудлетов, в отличие от других способов молитвы.
Сила в количестве
Какая церковь без новых прихожан? Правильно, непопулярная. Чтобы обратить персонажа в петерианскую веру, нужно щелкнуть левой кнопкой мыши на потенциальном петерианце, через меню «Петер.священник…» выбрать действие «Обратить в петерианскую веру».
Через это же меню можно наложить «Благодать Смотрящего», увы, это единственный способ приблизить персонажа к Смотрящему и получить соответствующий мудлет.
Профессиональная литература
Петерианский священник может не только писать религиозные документы за письменным столом, у него есть доступ к архиву, как у мага, лекаря и барда. За этим архивом у него всего два действия «Читать о Смотрящем» и «Писать с мыслями о Смотрящем». Оба этих действия важны, поскольку без чтения не получится проводить задумчивые проповеди, а на написании мыслей можно неплохо заработать.
Чтение о Смотрящем приносит мудлет «Благодать Смотрящего». Он не влияет на настроение и пропадает через некоторое время: чем дольше вы читали, тем дольше задержится и мудлет. Написанием и продажей мыслей о Смотрящем, можно неплохо заработать. Каждый свиток с мыслями стоит разную сумму, в зависимости от темы и уровня сосредоточенности, при котором они были написаны.
Написание религиозных документов не входит в ежедневные обязанности священника, но в любом случае, если вы сели за их написание, это принесет вам небольшое количество БО.
Святая вода
Конечно, петерианский священник – не единственный, у кого есть особые взаимодействия с колодцем. Шпион может его отравить, лекарь – очистить, а на долю духовников досталось освящение колодцев.
Если освящение колодца удалось, то набранная вода будет желтого цвета, а после употребления принесет краткосрочный положительный мудлет «Святая вода».
Альтернативный заработок
Популярность петерианской церкви не так легко получить, из-за этого священник то и дело страдает от маленькой зарплаты и неудачных проповедей. Если вам надоело ждать, самое время отправиться на поиски рыбы и цветов.
Конечно, вы не маг и не лекарь, никто не даст вам собирать редкие травы. Но и на продаже обычных разноцветов с их семенами и густотравом можно неплохо заработать! Еще больше денег вы получите с удачного улова, это тоже беспроигрышный вариант. Главное – к любому делу подходить в хорошем настроении.
Обычный служка
Но даже такой простой персонаж, как петерианский священник, не оказался без поддержки. Служка почти не покидает монастырь, делает там уборку и общается с прихожанами.
В отсутствие петерианского священника, к нему можно обратиться, если нужно обратиться или отречься от веры, или даже попросить развод.
Теги: симс средневековье, работа и профессии

Село пятница Владимирская область

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *