Православный Церковный календарь

Кондак 1

Избранный угодниче Христов и Его Пречистыя Матери неленостный служителю! Теплый о нас молитвенниче к Богу и Его любве образ чудный и совершенный! Приими от нас недостойных подобающую ти похвалу и, яко имеяй дерзновение ко Господу, от всяких нас бед и скорбей избавляй, да зовем ти: Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Икос 1

Архангелу тезоименитаго и его житию подобника провиде тя всея твари Зиждитель словесы пророческими:- «Се, Мой еси!» Ты же от юности глас сей с Небеси услышав, всем сердцем возлюбил еси Бога возлюбившаго тя, преподобне отче Гаврииле. Сего ради зовем ти: Радуйся, от юности Богом избранный; Радуйся, в гражданство Небесное званный; Радуйся, мира сего красоту ни во чтоже вменивый; Радуйся, ангельское житие измлада возлюбивый; Радуйся, иго Христово верно восприявый; Радуйся, благодать онаго житием оправдавый; Радуйся, издетска образ молитвы слезныя; Радуйся, родителей благочестивых отрасль боголюбезная; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 2

Видев красоту Божественнаго видения, осенившаго тя благодатию Духа Святаго, родителей твоих удивил еси, не их чадом ся называя, но Божиим. Темже усердно последовал еси Своим тя Назвавшему, непрестанно взывая к Нему: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом богопросвещенным постиг суету и непостоянство мира сего, преподобие Гаврииле, от юности твоея вечных благ возжелал еси и сотворил себе обиталище Святаго Духа. Мы же творим тебе пение сицевое: Радуйся, воздержанию от юности себе обучивый; Радуйся, постом и молитвою стрелы лукаваго до конца отразивый; Радуйся, сподобивыйся Божественнаго призвания; Радуйся, удостоивыйся от Господа оправдания; Радуйся, Христа Бога всем сердцем возлюбивый; Радуйся, яко по заповедем Его право ходивый; Радуйся, бранею праведности облеченный; Радуйся, светом боговедения просвещенный; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 3

Силою свыше от раны своея избавлен был еси, преподобие Гаврииле, в немощи праведному Симеону Верхотурскому помолився, и его молитвами исцелився пел еси Богу, Дивному во святых Своих: Аллилуиа.

Икос 3

Идущу тебе во обитель Верхотурскую издалеча ко многоцелебным мощем угодника Божия во исполнение обета, ему данного, узрел еси святаго в виде странника дивнаго. Милостыню же ему сотворив, услышал еси от него: » Монах будеши, схимник будеши, зде будеши». Мы же, дивящеся Божию о тебе благоволению, зовем ти: Радуйся, всего себя водительству Божию предавый; Радуйся, узкий и прискорбный путь монашескаго жития Его волею избравый; Радуйся, древних подвижников усердный соревнителю; Радуйся, добродетелей христианских рачителю; Радуйся, молитвами праведнаго Симеона исцеленный; Радуйся, в монашестве его предстательством предвосхищенный; Радуйся, любве ради Господа отечество оставивый; Радуйся, к воздержанному житию себе от юности наставивый; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 4

Бурею сомнений смутився и родительскаго гнева убоявся, яко класы хлебныя градом уязвленныя увеща отца оставити, у Самаго Бога испросити изобилия нивы дерзнул еси. Услышав же громоподобный глас с Небеси и зря велия дары Божия, воспе Ему: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша велие житие Богомудрых отцев и старцев Оптиной пустыни и благочестию их подражати желая, благословения родительскаго испросил еси, отче преподобие. Они же, смирению твоему дивящеся, благословиша тя на тесный путь иноческаго жития. Мы же, восхваляюще твое благое изволение, поем ти: Радуйся, любовь велию к Богу показавый; Радуйся, в силе Его преспевавый; Радуйся, любовию божественною распаленный; Радуйся, образом жития отцев пустынных плененный; Радуйся, преподобным Амвросием благословенный; Радуйся, старцем Мелхиседеком от уныния и скорбей огражденный; Радуйся, пустыннолюбцев в искании Бога усердный сподвижниче; Радуйся, за враги своя и за вся теплейший молитвенниче; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 5

Боготечная великая светила, сияющия в пустыни Оптиной, облисташа тя, отрасль благую, ты же, духовным учителем подражая незлобием и кротостью, возсиял еси новою звездою и вкупе с ними взывал еси Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видел еси со скорбию яко, игумен, иноческаго пострижения тя лишает, обаче не возможе то поколебага крепости произволения твоего. Ты же, старческаго благословения испросив, во град Москву пришел еси. Мы же, видяще тя тяжкий крест на себе сим возложившаго, поем ти: Радуйся, не ради риз, но покаяния радионашество приемый; Радуйся, сладости плотския богомудре презревый; Радуйся, братолюбия прилежный строителю; Радуйся, постнически испытавый в Московских обителех; Радуйся, таланты своя в земли не сокрывый; Радуйся, сети тщеславия и гордыни сокрушивый; Радуйся, унывающих столпе утешения; Радуйся, монашествующим образе терпения; Радуйся, преподобне отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 6

Проповедует стольный град Москва труды твоя и подвиги, богомудре Гаврииле, идеже во двою обителех потрудился еси, да новоначальному монашеству образ древнеотеческий будеши, научающий братию достойно воспевати Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси от Уральския страны яко светило светозарное, преподобне отче, светом богопросвещенным освящая обителей множество. Посреде же них и Раифская пустынь, идеже священства удостоился еси. О сем тя ублажающе, воспеваем ти сице: Радуйся, хранителю старческих повелений; Радуйся, сопричастниче тайных откровений; Радуйся, восприявый древних отец следы; Радуйся, на зловерныя и враждотворцы от Бога получив победы; Радуйся, яко тобою зависть попирается; Радуйся, яко молитвами твоими к Богородице бесы изгоняются; Радуйся, в любви Христу дивный подражателю; Радуйся, тоя яко единаго богатства стяжателю; Радуйся, преподобне отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 7

Хотя верен быти подражатель Агнца Божия, кротость и смирение Его себе усвоив, от завистных человек всякия обиды и скорби безропотно претерпел еси, егда из обители во град Казань удален бе; но ведый, яко скорбьми временными подается вечное спасение, взывал еси Спасу всех: Аллилуиа.

Икос 7

Новым повелением архиереовым стопы своя направил еси, отче присноблаженне, в пустынь при седми езерах, идеже Пресвятая Богородицы чудотворный образ стояше. Ты же, прославляя Ю, и обитель сию, паче прежняго прославил еси, егда поставлен бысть архимандритом тамо. Мы же тя прославляем сице: Радуйся, крине благоуханный пустыннаго прозябения; Радуйся, Божия Матери чадо возлюбленное и верное; Радуйся, Ея почитателю непоколебимый и благоусердный; Радуйся, союзом добродетелей удобренный; Радуйся, пустыни Седмиезерской благоукрасителю; Радуйся, иноческих подвигов ревнителю; Радуйся, путем к Небеси Боголюбие избравый; Радуйся, в злостраданиих смирением вся поправый; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 8

Страшный недуг порази тя, отче преподобие, имже на одре болезни пять лет держимо бе многострадальное тело твое, якоже иногда и души то него разлучатися. Ты же, прославление прп. Серафима предвосхищая, к помощи его в немощи взывал еси. По исцелении же образ его на немже идеже Мати Божия со мученики чудотворцу Саровскому явися, написа, поя Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Всего себе предал еси воздвижению новаго храма, прп. отче, по приятии великия схимы помышляя, яко в храме сем по всем усопшим непрестанно Псалтирь чтома будет. В нем же литургисая, узрел еси светозарное видение всех святых, молящихся у Престола Владыки, Себе Самаго в жертву приносяща за ны, поющия Тебе: Радуйся, созерцателю лучезарнаго Божественнаго видения; Радуйся, всех святых увидевый пред Господом на молении; Радуйся, благоволением Богоматере осененный; Радуйся, боголюбче, дарами свыше одаренный; Радуйся, равную любовь к ближним живым и почившим простиравый; Радуйся, храм для неусыпнаго чтения Псалтири создавый; Радуйся, яко ничтоже имея ко строению, подвижеся к оному, на Бога уповая; Радуйся, яко по благословении архипастыря чудно создася церковное здание; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 9

Все множество человеческое удивися еже на земли во плоти твоему терпению и незлобию, преподобие отче, егда непорочна и праведна тя зряще и о благочестии ревнующа возмутишася против тебе братия законопреступная хотяща убити тя. Ты же, моля Господа, взывал еси Ему: Аллилуиа.

Икос 9

Велие твое терпение и теплую ко Христу любовь никтоже по достоянию поведати возможет, еда бесовским обещаниям угождая, изгнаша тя из обители клеветы ради, преподобие отче Гаврииле. Ты же пресели во Спасову обитель в пределех Псковских, идеже премного потрудился еси. Мы же, волю Божию в сем разумевающе, поем ти: Радуйся, правило благочестия и веры; Радуйся, за оныя поношения и изгнания претерпевый; Радуйся, от братии поруганный, бесчестие в почесть себе вменивый; Радуйся, козни нечестивых человек смирением победивый; Радуйся, потоками слез спасительных орошенный; Радуйся, истиннаго незлобия и братолюбия образ совершенный; Радуйся, чашу поругания, яко врачевство чистительное, испивший; Радуйся, за ненавидящих тя с любовию Господа моливший; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 10

Хотящу ти спасти чада твоя, к тебе во Ж множестве притекающая и предвидящу тебе годину лихолетия и на Церковь Христову гонения, ихже своим житием изобразил еси, любовь ко Господу яко корень всех благих заповедал еси им имети и тако претерпевати вся, до конца взывающе Богу: Ашшлуиа.

Икос 10

Стены Стасовы обители не возмогоша укрыти тя отче Гаврииле, мнози бо видяху тя равноангельна житием и прихождаху к тебе; слышавше же глаголы жизни вечныя, прославиша духовныя твоя подвиги во многих градах и весех Российских. Тем же и мы чествуем тя сими похвальными словесы: Радуйся, великия княгини Елисаветы духовный наставниче; Радуйся, архипастырем и пастырям тихое и верное пристанище; Радуйся, иночествующим помощниче богомудрый и скорый; Радуйся, чадом своим и нам путеводителю на неудобовосходимыя горы; Радуйся, вослед себе собор учеников ко Христу приведый; Радуйся, с ними, яко отец со чады, прияти мзду Небесную к Нему возшедый; Радуйся, слезами твоими землю и воды наша освятивый; Радуйся, житием своим будущия скорби Церкви Русския изобразивый; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 11

Пение всякое не довлеет к похвале твоей, отче преподобие, кто бо возможет по достоянию прославити многотрудное житие твое или восхвалите подвиги твоя? Токмо видяще тя паки, аще бо и в час смертный, людие града Казани плачуще взываша к Призывающему тя: Аллилуиа.

Икос 11

Светильника тя добрых дел, преподобие, исповедуем быти, яко теплыми молитвами ко Христу Богу и Пречистой Его Матери, о граде нашем и обители твоей ныне пред Ними ходатайствуеши и светом Божественныя любве согреваеши души и сердца приходящим к тебе и поющим тебе сице: Радуйся, светильниче Божественного света; Радуйся, молитвенниче усердный к Богу и Его Матери Всепетой; Радуйся, боголюбче, еще на земли созерцавый Свет Небесный; Радуйся, ради онаго избравый путь тяжкий и тесный; Радуйся, почитающим святую память твою Небесный покровителю; Радуйся, в горния обители нам путеводителю; Радуйся, вестниче любве Божия, к примирению с Господом всех призываяй; Радуйся, подвигом веры в любви к Нему нас укрепляяй; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 12

Благодати Божия светлое жилище быв в житии твоем, преподобие отче Гаврииле, и по смерти не оставлявши нас твоим предстательством пред Господом, научая и ныне учащихся, како подобает идти тесным путем спасения, прославляя, благодаря и взывая Ему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твоя труды и подвиги, ублажаем тя, дивный старче, яко аще и преставился еси от нас, но жив сый и предстоя духом твоим пред Богом, ходатайствуеши за ны. Мы же, предстояще раце многоцелебных мощей твоих, прославляем тя: Радуйся, Российския земли духовное укрепление; Радуйся, граду Казани похвало и утверждение; Радуйся, Ангелов и всех святых собеседниче; Радуйся, Царствия Христова наследниче; Радуйся, молитвенниче за ны неусыпный; Радуйся, предстателю о нас непостыдный; Радуйся, яко на Небеси Богоначальную Троицу зриши; Радуйся, яко оставив мощи твоя на земли всем помощь твориши; Радуйся, преподобие отче Гаврииле, любве Божия источниче неоскудеваемый.

Кондак 13

О, пречудный старче, преподобие отче наш Гаврииле! Приими малую сию похвалу от недостойных и неразумных чад твоих. Присно моли о нас Пречистую Богородицу, яко пред честным Ея образом изливал еси слез потоки прося мира отечеству нашему, здравия и спасения всем живущим в нем. И ныне Сыну Ея Христу Богу нашему возноси молитвы и о нас, чтущих память Твою и вкупе с тобою поющих Ему: Аллилуиа.

Молитва преподобному Гавриилу (Зырянову), старцу Седмиезерной пустыни

О преподобие и богоносне отче наш, всечестный старче Гаврииле, отцев славо и праведных похвало! Во дни земнаго жития твоего в Спасовой и Богородичной обителех многия на путь правый наставивый, падшым руку помощи подавый, всем милостив и сострадателен отец бывый и новых мучеников Церкви Святой воспитавый! Ты и ныне, всеблаженный старче, в небесней пребывая обители, паче умножавши любовь твою к нам, грешным и недостойным чадом твоим, искушаемым злобою, унынием и неправдою. Сего ради к цельбоносным мощем твоим припадаем и смиренно молим тя: не премолчи за ны ко Господу и не презри нас, верою и любовию чтущих тя и поминающих святую память твою, буди нам помощник скорый во всяких скорбех, бедах и напастех, соблюди нас от всех видимых и невидимых враг, отжени от нас облак страстей и просвети наши очи сердечныя, исходатайствуй нам здравие душевное и телесное, не забуди нас и в час кончины нашея, егда наипаче твоего заступления смиренно потребуем. Испроси нам у Господа Бога нашего в мире и покаянии скончати живот наш, от мытарств и вечныя муки избавитися и сподобитися Царства Небеснаго с тобою и чадами твоими, ду¬ховными, во страданиих своих венцы приявшими нетленныя, и со всеми святыми, от века благоугодившими Господу и Богу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим, и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Старец Гавриил (Зырянов) — один из небесных покровителей Казани

В нынешней республике Татарстан хранится память о многих православных подвижниках. Мы хотим рассказать об одном из наиболее почитаемых из них — потому что он не только просиял личной святостью, но и взрастил целую плеяду новомучеников и исповедников Христовых, — преподобном старце Гаврииле.
Рассказ о преподобном мы начнем с его слов, которые можно назвать «программой жизни» Старца, в них явлено то, что называется «сокровенный сердца человек».
«Начну с Боголюбия!
Боголюбие — то чувство, которое я так долго и так сильно желал получить и не получал. Эти желания были муками моего духовного рождения, и эти муки были весьма длинны, около тридцати лет с небольшим. Думаю, что борьба с грехом да радость единения с Господом и Творцом была во мне двух родов. Одна моя — природная, другая — Божия; но все это было так таинственно и сокрыто по высшему усмотрению, что я мог кое-что усмотреть уже впоследствии. Я изнемогал в борьбе с собой, с порывами страстей моей плоти, но при этом во мне пребывало желание высшее и лучшее, нежели все греховные порывы. Оно окрыляло мой дух; я чувствовал, что только оно меня удовлетворит и больше ничего на свете. Эта вечная творческая сила, сила неумирающая, дарованная Творцом — любовь к Богу.
Я жаждал любить Бога всем сердцем. Но как любить? Если любить Бога, нужно быть достойным Бога, а я видел себя не только грешником, но и коснеющим в грехах своих.
Желание любить Бога крепло, возрастало до горения, а как любить, чтобы сердце удовлетворилось в своем желании, я не знал. И что делать для этого, я не мог придумать. Все способы испытывал, на которые указывают: т.е. делать все доброе, быть милосердным к ближним. Я эту добродетель исчерпал до дна. Не раз оставался чуть прикрытым, раздавая все нуждающимся, терпел голод и холод, скрывая это от других, обиды терпел, не мстил за обиды, старался любить врагов, любил их, как повелено Господом. Но самой любви-то к Богу я не ощущал, да и страсти мои ясно говорили, что я чужд этой Божественной любви… А мысль не оставляла меня и сердце горело большим желанием любить Бога, но на деле я этого не достигал. Я чувствовал, что сила жизни — в любви к Богу, сила творческая, благодатная; думал, что если буду иметь в себе эту любовь, то оковы моих страстей спадут с меня сами собой; следы их растают и перегорят от огня Божественной любви. Я был убежден в этом тогда, и теперь удостоверяюсь, что иначе и быть не может. Это — та самая истина, о которой сказано Самим Спасителем нашим Богом: «Истина свободит вы, и воистину свободны будете» (Ин. 8, 32 и 36). И вот не стало терпения ждать. Я взывал ежеминутно: да когда же Господь удостоит меня этой любви к Нему?..
И вот, Господу было угодно, чтобы я заболел, и я заболел; а любви этой еще не испытывал в себе. И стал каяться… И чем больше я страдал, тем легче себя чувствовал. Я ощущал сильную потребность причащаться, — и меня причащали… Здесь-то мне убогому и открылась в необъятной полноте любовь Божия к миру в искуплении человеческого рода. Эта любовь заговорила во мне с такой силой, что я не чувствовал и своих страданий. Я не мог оторваться ни мыслями, ни чувствами сердца от любви ко Господу…
Каждый шаг земной жизни Спасителя ясно отпечатлевался в сознании, как совершенный для спасения, для освящения человека. Им было освящено для меня все: и окружающий воздух, которым я дышал, и вода, которую я пил, и самый одр, на коем я лежал, и гроб, в который готовился сойти. Все это было залогом моего спасения, воскресением из омертвения плоти и прославления с Господом. И я чувствовал, что это творится не по моей заслуге, а единственно по бесконечному милосердию Божию.
Я сознавал себя глубоко грешным; но в то же время надежда на спасающую любовь и милость Господню неизменно окрыляла мой дух. Слезы умиления лились из очей; а что переживало при этом сердце, я не могу описать… Я не чувствовал потребности в пище; тяготился, когда меня посещали другие. Я блаженствовал, уязвленный любовью ко Господу, желал остаться хотя бы навечно один и страдать, — но только с Господом и в любви к Нему.
Вот что такое Боголюбие, и вот что делает оно с душой человека!
Боголюбие есть жизненная сила души и сердца человека, созданного по образу Божию. Через него человек вновь водворяется в рай, и к нему приходит Царствие Божие в силе. Нужно любить Бога и жить Им, вдыхать и выдыхать духом любви Божией…»
Это письмо можно назвать самой емкой духовной характеристикой всей жизни прп. Гавриила, преображенной в житие. Без тех признаний, которые делает старец в этом письме, невозможно постигнуть, как он смог перенести многочисленные скорби, которые выпали на его долю.
Путь старца к иночеству и жизнь во всех шести монастырях, в которые последовательно не по его вине ему пришлось переходить, была сплошным мученичеством. В Оптиной Пустыни, где двадцатилетний Гавриил Зырянов начал свой иноческий путь он попал под руководство прп. Амвросия и стал подлинным его послушником. Об опыте, полученном у ног всероссийского старца, о.Гавриил говорил слова, приложимые к жизни каждого христианина: «Во всяком деле нужна помощь Божия и там, где она приходила, — было все ясно, просто, светло и радостно. Где нет благословения и помощи Божией, там какой-то духовный тупик, сплошная безвыходность и умирание духа».
В Оптиной о.Гавриил ощутил первые приступы тяжелой сердечной болезни, которая из телесно крепкого и красивого юноши, превратила его в еле живого инвалида. Кроме того, уже в Оптиной, как и во всех других монастырях, он начал испытывать на себе недоброжелательство братии и настоятеля. Почти десять лет прожил он в сырой келье, выполнял самые тяжелые послушания, при этом не пропустив ни одной утрени и братских молебнов, а пострига ему не давали, более того он был лишен надежды на постриг словами настоятеля: «Постриги его, а он и уйдет от нас».
Может быть, это было неизбежно, — чтобы из уединенного, сокрытого в калужских лесах монастыря, будущий старец попал в Москву. Так Бог устроил, что пройдя через горнило искушений, он «мог и искушаемым помощи», в то время, когда станет старцем.
В 1874 году Гавриил принимает постриг в Высокопетровском монастыре с именем Тихон и, как предсказывали ему оптинские старцы, восходит на крест. О.Тихона невзлюбил настоятель, потому что постоянно получал на него наговоры от братии. Для смягчения вражды и зависти со стороны братии о. Тихону приходилось, как пишет его биограф и ученик схиархимандрит Симеон (Холмогоров), «даже наговаривать на себя на исповеди, и та злорадность, с которой духовник выслушивал признания о небывших падениях. Приводила ученика Оптинских старцев, в ужас и даже болезнь…».
Кроме скорбей, которые происходили от людей о.Тихон, пережил в Москве и страшное внутренне потрясение. Более года его мучила любовная страсть к одной из прихожанок, которая предлагала ему сбежать из монастыря. Однажды во сне к изнемогающему от внутреннего горения иноку, явилась Пречистая со святителями Тихоном и Дмитрием. Небесный покровитель батюшки сказал: «Что ты грустишь? Надо бы терпеть: мученическую бы получил награду!» Но отец Тихон со стоном стал просить об избавлении от страсти и получил его.
Познавший на опыте силу страстей, впоследствии батюшка всегда будет миловать и жалеть всех, подверженных дурным привычкам, будет помогать бороться с ними молитвой.
Все то долгое время — семь лет, пока о.Тихон находился в московских монастырях (после Высокопетровского в Богоявленском монастыре), прп. старец Амвросий писал ему из Оптиной, чтобы он всеми средствами старался уехать из Москвы в какую-нибудь отдаленную обитель.
Господь послал его в такую обитель, стоящую в тихом уединении среди густых лесов, — Казанскую Раифскую пустынь.
Но и здесь повторилась та же ситуация, что и в трех прежних монастырях — недоброжелательство братии и неприязнь начальства и, наконец, всего лишь через полтора года выдворение из обители (путем интриг и коварства).
В 1883 году о.Тихон перебирается в обитель, которая стала местом его подвигов на долгие двадцать пять лет, и где он впоследствии нашел вечное упокоение — Седмиезерную Казанскую пустынь. Долгие годы он был в обители духовником и благочинным. Потом последовала пятилетняя болезнь, о которой старец вспоминает в цитированном в начале статьи письме, во время болезни произошло полное духовное перерождение подвижника. Отныне он стал для сотен, а потом и тысяч людей неиссякаемым источником любви и утешения.
Находясь при смерти батюшка принял схиму и к нему вернулось имя, полученное при святом крещении — Гавриил.
После кончины настоятеля Седмиезерной пустыни о.Гавриилу было предложено занять его место, он долго отказывался, ссылаясь на болезни и схимнический постриг, но в конце концов должен был уступить желанию преосвященного Казанского.
Став настоятелем монастыря, о.Гавриил проявил недюжинные хозяйственные способности. При нем монастырь превратился не только в духовно благолепное, но и в хорошо организованное экономическое сообщество на самообеспечении. Хотя те новшества, которые ввел настоятель, не всей братии были по душе. Долгие годы основным источником доходов монастыря была их главная святыня — Седмиезерная икона Божией Матери. С иконой постоянно устраивались крестные ходы в разные районы Казанской епархии. О. Гавриил, сам не раз принимая участие в таких крестных ходах, убедился, что для иночествующих они приносят немало душевного вреда, и распорядился прекратить их. А зарабатывать на жизнь своими руками. В 7-8 верстах от монастыря о.Гавриил построил хутор, приобрел все новые усовершенствованные сельхозмашины, построил обширный скотный двор с улучшенной породой молочного скота, свинарник, пчельник, а так же свои печи для обжига глины и кирпичей, кузницу, бондарню, столярную, сапожную, портновские мастерские. На все послушания по хозяйству батюшка старался ставить свою братию, сокращая прежде большое количество наемных работников.
Недовольная братия подняла бунт в монастыре, который едва не кончился умерщвлением настоятеля.
Но, пока жив был, благоволивший к о.Гавриилу епископ Казанский Арсений, дела в обители решались в его пользу. А вот когда прибыл в Казань новый епископ, которому еще до приезда в Казань были посланы доносы на батюшку, начались гонения от правящего архиерея, которые кончились тем, что о.Гавриил вынужден был попроситься на покой.
Заботу о старце взяли его духовные чада — бывшие слушатели Казанской Духовной Академии (многие из которых, как мы писали в начале статьи войдут в сонм новомучеников и исповедников Христовых). Их стараниями о. Гавриил переселился в древнейшую русскую обитель — Спасо-Елеазаровскую, в Псковскую епархию. Сюда к старцу часто приезжала его верная духовная дочь — великая княгиня прпмц. Елизавета Федоровна. На ее средства для старца в обители была устроена просторная келья и домовый храм.
В Спасо-Елеазаровской обители в полноте раскрылись старческие дарования о.Гавриила — народ нескончаемым потоком шел к нему за исцелением души и тела, за духоносным советом, утешением, вразумлением.
Но почему-то и из этой обители о.Гавриил в конце жизни тоже уезжает. «Еду умирать в Казань», — говорит он духовным чадам. Вполне возможно объяснить этот шаг современным положением дел в Казанской епархии. Псковская земля и так полна святынями, а Казанская получила новую святыню после кончины старца — 7 октября 1915 года. К его многоцелебным мощам, почивающим в Седмиезерной пустыни паломники стали притекать в революционное лихолетье и сейчас, когда в конце 1990-х годов в обители стала возрождаться монашеская жизнь, едут со всех концов России помолиться великому старцу, которого еще при жизни называли «яко един из древних».
В кондаке прп. Гавриилу он назван «всея Казанския земли украшением» и молитвенником за всех православных в этом крае.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)
Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Схиархимандрит зырянов гавриил

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *