Осторожно: псевдоправославная книга «Схиархимандрит Христофор»

На днях мне попала в руки свежеизданная брошюрка «Схиархимандрит Христофор» (М., 2007), которая, как явствует из краткой аннотации, «… является сокращенным изданием недавно вышедшего обширного жизнеописания тульского старца схиархимандрита Христофора (Евгения Леонидовича Никольского, 1905-1996)», впечатлениями от прочтения которой я и хочу с вами поделиться. Книжка содержит всего две главы – «Жизнеописание» и «Штрихи к духовному портрету», в которые автор, иеродиакон Авель (Семенов), и уместил все то, по его мнению, душеполезное и назидательное, что он желал донести до читателя. В «Жизнеописании» перед нами предстает фигура благочестивого сына заслуженного протоиерея, пострадавшего в годы сталинских репрессий, который, несмотря на все тяжкие обстоятельства жизни верующих людей в советские годы, также избрал для себя стезю церковного служения, принял священство и, впоследствии, монашество и до самой старости самоотверженно трудился на ниве служения Богу и ближним. Вехи жизни отца Христофора позволяют говорить о том, что всю свою жизнь он старался отдать на благо своих прихожан и ставшей для него родной Тульской епархии, однако при чтении «Жизнеописания» не покидает чувство сожаления, что составлено оно весьма неудачно, несвязно, изобилует нелогичностями и написано в духе некоторой экзальтации «старцеискания». С первых же двух страниц книги, еще прежде изложения собственно жизнеописания, читателя ошарашивают целым потоком фраз и оборотов типа «благодати не может быть меры», «что нам может помочь увидеть душу великих старцев», «надмирность, как печать, лежавшая на всей его жизни», «то, что скрывается за горизонтами этой грешной земли» (с.4-5) и тому подобными, весьма неуклюже, будто с чужих слов, нанизанными друг на друга и в силу неестественности и отсутствия простоты и искренности производящими гнетущее впечатление какой-то нестройной внутренней напряженности и беспокойства.

Уже на четвертой странице «Жизнеописания» встречается первое из длинной череды крайне неудачных выражений, которые не только и не столько режут глаз при чтении, сколько вызывают сомнения в том, что автор серьезно и внимательно относился к тому, что писал и, таким образом, как бы вкладывал в уста почившего отца архимандрита, который уже не сможет открыть их в свою защиту: «Он даже любимого кота приучал к молитве: когда кот вовремя приходил на молитву, батюшка давал ему немного валерианочки, а когда опаздывал — не давал.» (7) Далее по ходу чтения встречаются, например, следующие пассажи: по словам автора, в возрасте менее 35 лет Евгений получил «дар пророчества» (8), но при этом «… прежде, чем найти хоть какие-то свидетельства об отце, батюшка Христофор долго молился и долго его искал, всё время крестя на четыре стороны, призывая на свои поиски силу Божию» (16); «Батюшка не имел духовного образования, да и то, чему учили до революции по Закону Божию в сельской школе и в Лебедяни, подзабыл. Недостаток систематических знаний по различным областям пастырской жизни остро ощущался, и потому духовное образование было необходимо.» (27) и далее через один абзац: «Один раб Божий говорил, что в его библиотеке было до 14 тысяч книг и все с пометками. Так ли это или нет, но книг у Батюшки действительно было много …»; «Чудотворный источник в Колюпаново исцеляет от многих болезней. Батюшка всем говорил, чтобы приезжали к блж. Евфросинии:
— Водичка там будет до последнего дня. Даже когда будет антихрист и вода иссохнет везде, в Колюпаново вода не пропадет» (40).

Видимо, чувствуя всю общую несуразность своей первой главы, автор пишет следующее оригинальное «объяснение»: «Воспоминания чад батюшки во многом уникальны, иногда неправдоподобны, а часто носят и мистический характер. Приводимые во множестве сны, видения и откровения свидетельствуют не о прельщенности человека, ибо они исходят не от одного, а от многих десятков различных людей, а свидетельствуют о божественном дерзновении самого отца Христофора …» (9-10). Не совсем понятна логика этих слов, однако как бы невольно данная самим автором оценка первой части его «творения» не может не обратить на себя внимания по своей – увы – внутренней точности.

Перейдя ко второй главе – «Штрихи к духовному портрету», читатель пару первых страниц еще внимает в целом тому, что он и ожидал найти в описании духовного пути великого молитвенника и подвижника, образ которого изо всех сил, пусть и весьма неумело и соблазнительно, рисовал на протяжении первых сорока страниц автор. Запростецкий стиль изложения с регулярными довольно бессвязными перескакиваниями с изложения духовных вопросов на бытовые, если не сказать обывательские, рассуждения, характерный для автора, выглядит здесь особенно неуместным, однако уже на третьей странице «Штрихов» автор влагает в уста отца архимандрита ересь царебожничества, по сравнению с чем всё сказанное выше просто бледнеет. Вот цитата: «И батюшка призывал молиться за родителей, каяться за них, за весь свой род, потому что у многих в поколении родные или родственники были против царя или были причастны к его убийству. Кто … разрушал храмы — каяться, ибо все это является также соучастием в цареубийстве … Батюшка говорил, что царь со своими непорочными чадами пострадал за нас, омыл Россию своей кровью, искупил нас … Общая мысль его была та, что искупление России будет через царя.» (49) Не считая посылки о царе – искупителе, одной из главных основ царебожничества, здесь поразительна мысль, что разрушители храмов – не более чем преступники против царя.

Далее, впрочем, повествование на некоторое время возвращается к привычной уже смеси наивно преподносимых азбучных «духовных истин» и бессодержательных в целом отступлений различного характера, производящей впечатление сумбура и непоследовательности, в которой продолжающиеся несуразности смотрятся, увы, уже вполне естественно. Вот, например, что, по словам автора, происходило, когда скоропостижно умерла келейница отца Христофора: » … батюшка за нее сильно переживал … постоянно своим чадам наказывал ее поминать и на могилку везти сочные фрукты. Покойники, говорил батюшка, любят сочное.» (58) «Сначала, до сорокового дня, она явилась Марии Яковлевне во сне раздетая, без монашеского одеяния, с куском мяса. Батюшка говорит:
— В аду. Давай молиться, Марья Яковлевна.
Они молились, и батюшка целый год ходил после двенадцати ночи вокруг дома с кадилом» (59).

На протяжении этих 20 страниц то и дело встречаются рассуждения на различные политические темы, явно принадлежащие или перу автора книги, или же чадам отца Христофора и изложенные с гораздо большим искусством, чем перемежающие их попытки наставлений о предметах духовных, а к 67-68 страницам весь строй повествования сбивается на «предсказания» и «обличения» типа «Придет к власти молодой, меченый, а на нем цифра «666», и пойдет все… неразбериха, путаница. Вот с него все и начнется» (69), «… страна рассыпается, ее разворовывают, так что будут править одни масоны и навяжут экуменизм» (72). «… если бы он (Патриарх – В.И.) обличал всех ограбивших Россию стервятников, начиная от президентов и кончая всякими там гайдарами, черномырдинами, березовскими и прочими плутами и шутами российской трагикомедии …» (86) – последнее в качестве завершения фразы «Если бы Патриарх примером своим показал истинное Христово нестяжание, неотмирность, молитвенность». Впрочем, такой поворот повествования оказывается только переходом к откровениям, которые вызывают уже не просто недоумение. Вот что, например, вещает от лица отца Христофора вперемежку со своими смутными политическими воззрениями «Предстоящий развал Союза батюшка воспринимал с печалью. Наравне с грядущей свободой и возрождением церковной жизни он видел и другие стороны демократии, отрицательные. … Батюшка так и говорил:
— Будет время, настанет свобода, и вы увидите, что это такое. Разбежится стадо, если оно будет свободно.» (70-71) Удивительные заявления той же фантастической логики «СССР был благом, а перестройки и последовавшая за ней свобода Церкви — зло» вкладываются автором и в уста другого отца – схиигумена Иеронима: » … однажды заходит он в храм (была какая-то праздничная служба, народу очень много). Сопровождавшие его увидели такое огромное количество молящихся и говорят батюшке: «Батюшка, посмотрите, как много народа!». А отец Иероним окинул взором храм и вздохнул: «Да, и все предадут Господа». «А кто же не предаст?» — удивились ничего не понимающие чада. «А тот, — отвечает, — кто еще в храм не ходит» (77). Примеры такого хода мысли встречаются в книжке и в других местах (78, 85).

После таких пассажей переход к теме близкого апокалипсиса с подробным изложением всех «страшилок» современных псевдоправославных течений – о трех шестерках, паспортах, ИНН и всех вообще «номерах», штрих-кодах и т.п. – уже является, увы, полностью предсказуемым. Нет смысла пересказывать однотипное пережевывание автором одних и тех же бессмысленно-панических фраз, построенных вокруг понятий «антихрист», «глобализация», «апокалипсис», «сети» и выражающих, пожалуй, единственную отчаянно-безысходную мысль: «Всё, конец. Все погибло». Можно лишь обратить внимание на некоторые особенно «оригинальные» мысли: «Он говорил, что антихрист уже не за горами, и даже не за плечами, а на носу, Апокалипсис уже близко, говорил, что сейчас надо думать не о продолжении рода человеческого, а о спасении душ — и за редким исключением не благословлял браки» (71, то же 78); «Предупреждал, чтобы никаких прививок не делали. В последнее время никаким врачам нельзя доверять, так как они будут очень хитро подходить и могут под кожу ввести эти чипы» (73). «Батюшка говорил, что его (антихриста — В.И.) печать будет ставиться только тем, кто не имеет печати Божией, ведь нас, например, когда помазывают, то это крестное помазание проходит внутрь, оно остается там, в глубине головы (в сознании).»(74)

Особенно важно отметить, что такой вектор «духовности» автора имеет свое теоретическое обоснование, изложенное в книге. Вот что пишет иеродиакон Авель: «Батюшка говорил, что в распознавании козней лукаваго сейчас сосредоточено всё существо нашего спасения. Это является особенностью нашего времени. Все наши добрые дела, монашеские обеты, келейные правила, молитва, милостыня, хождение в храм, богослужения, причастие святых Христовых Таин – всё это обезсмыслится, если мы не распознаем действия льсти. Поэтому сохранение трезвенного ума и здравого рассуждения он считал высшей добродетелью.» (73) После этих слов все недоумения относительно того, как в человеке столь чудовищно может исказиться вся система духовных координат, так что его внимание сосредоточено не на Христе, а на антихристе, место страха о своих грехах – страха Божия – занимает страх перед «глобализацией» и антихристом, а место покаяния — пристальнейшее внимание к окружающим, к политике и ненависть «ко всем этим генсекам, президентам и олигархам», рассеиваются. Ясно, что если с ног на голову перевернуть весь порядок духовной жизни, то результат будет самым плачевным. Как известно, все святые Отцы единогласно сходятся во мнении, что добродетель рассуждения является высшей добродетелью в том смысле, что она представляет собой Божий дар естественной чистоты и вышеестественной божественной облагодатствованности ума тому, кто преуспел в стяжании и хранении всех прочих добродетелей, так что «трезвенный ум и здравое рассуждение» возможны лишь в конце духовного пути и только и единственно как результат делания заповедей, в то время как еще только борющийся со своими страстями имеет поврежденный ум и испорченное рассуждение, к которым он должен относиться с великой опаской, а в идеальном случае (монашеский путь) – и вообще полностью отвергнуть. Нам же предлагается прямо противоположное – поставить наш ум – в его нынешнем плачевном состоянии – на первое, главенствующее место в духовной жизни, и смысл этой жизни заключить не в хранении заповедей, а в работе этого самого ума – в «распознавании действия льсти», в том, чтобы » … правильно всё оценивать … » (73). Нет ничего удивительного в том, что вся глава о духовном облике отца Христофора является малосвязным ворохом самых разнородных умствований автора брошюры – иеродиакона Авеля, изрядная часть которых представляет собой не что иное, как осуждение тех или иных людей – естественное следствие постоянной «оценки всего». Вот показательнейший пример хода его мысли в этом отношении: «Конечно, с самого начала перестройку надо было бы обличать, не принимая никаких подачек и наград от властей и от врагов Христа. … Надо было бы сразу всех тех, кто безстыдно разворовывает Россию, предать вечному проклятию. … Однако, потекло все по-другому. Церковь заговорила, но об ином. Во главу угла были поставлены внутренние вопросы: возрождение, борьба с модернизмом, духовная жизнь, а на все внешнее было наложено табу» (85). Сосредоточение внимания Церкви на духовных вопросах и отказ от активной политической борьбы за материальное благосостояние страны вменяется ей в вину!

Наибольшее же сожаление вызывает то обстоятельство – впрочем, также вполне естественно вытекающее из всей логики брошюры – что автор скоро приходит к однозначному выводу о безблагодатности Церкви вообще и практически всех иерархов и священников в частности. Нет никакого желания сколько-нибудь подробно цитировать подобного рода кощунственные высказывания иеродиакона Авеля, которыми буквально напичкано всё окончание брошюры (76, 80, 81, 83, 84 и далее). Достаточно привести следующие его заявления: «Церковь … превратилась в «вавилонскую блудницу»»(92), «… иерархия и духовенство во главе предательства России» (там же). Завершается же брошюра уже совершенно фантасмагорическими картинами грядущих в самом ближайшем будущем бедствий – «страшного голода», засухи, наводнения, Третьей мировой войны, наступления Китая, трех эшелонов со «спасающимися», из которых спасутся только из первого эшелона и т.п., причём здесь в представлениях автора царит такой хаос, что он сам откровенно признается, что «Из всех воспоминаний чад батюшки невозможно определить последовательность будущих событий: гонения, голод, война, пришествие антихриста, или война, голод, гонения, а потом уже антихрист. Одно точно: все это будет и это может повторяться.» (97) Очевидно, за прошедшие две тысячи лет со времени написания святым Иоанном Богословом своего Откровения одного антихриста уже оказывается мало, так что следует готовиться к приходу нескольких. Смущаться же тем, что у апостола Иоанна речь идет только об одном, конечно, не следует, ведь «… в одном из посмертных своих видений отец Христофор показал, что все пророчества упраздняются, и всё, что предсказывали о будущем России и мира святые Серафим Саровский, Лаврентий Черниговский, Кукша Одесский, Матрона Московская и многие другие, не произойдет».(97) Финал безрадостный, но вполне закономерный и предсказуемый.

В заключение следует отметить, что многие абзацы и отдельные фразы этой последней части брошюры почти дословно повторяют соответствующие места печально известной книжки про «старца Антония», не так давно имевшей немалую популярность в среде околоцерковного народа. Невооруженным глазом прослеживаются и другие, также почти дословные параллели, например, отрицание компьютеров и техники вообще — «… про электричество и телефон говорил, что они не от Бога …» (55, то же 74) «Много ли из них (архиерев и священников — В.И.) против номеров, паспортов, всего электронного?» (80), городского образа жизни: «Про квартиры батюшка говорил, что это живые гробы, что чуть не заживо гнить будут в них, и еще с 70-х годов благословлял приобретать домики с земелькой, потому что будет голод и земелька тогда прокормит» (81), наставления о необходимости запасаться всем необходимым, чтобы пережить «страшные времена»: «… батюшка благословлял запасаться свечами, маслом лампадным, крестиками, крещенской водой, просфорами, антидором» (95). Вполне очевидна и цель издания такого рода брошюр – внесение смут и раздоров в среду верующих, отторжение их от Церкви путем внушения мыслей о безблагодатности священства и архиереев, искажение представлений о принципах духовной жизни и жизни в окружающем мире, нагнетание настроений паники и уныния, попытки втянуть верующих в политику в форме участия в оппозиционно-анархических течениях, одним словом – борьба против Церкви изнутри самой Церкви. Горестное само по себе явление, которое тем более неприятно и опасно, что прикрывается оно в данном случае именем уважаемых священников, обряжаясь, таким образом, в овечью шкуру. Будем молить Бога, чтобы подобного рода полуанонимные пропагандистские материалы принесли как можно меньше вреда нашей Церкви, а со своей стороны постараемся предупредить и оградить тех, кого можем, от яда таких лукавых книг и брошюр.

Василий Иванов

Примечания

В книге «Схиархимандрит Христофор» отсутствуют какие-либо данные об издателе и вообще людях, отвечавших за подготовку издания, стоят только данные типографии (г. Смоленска; также обстояло дело и с брошюрками о мифическом «старце Антонии», печатавшимися в Ингушетии). Правда, на обороте титульного листа помещено указание, что книга издана по благословению Преосвященнейшего Диомида, епископа Анадырского и Чукотского. Действительно ли епископ Диомид дал на это издание свое благословение, или же его именем прикрылись анонимные издатели или автор, неизвестно.

ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЕНОВ)

  • О ПАТРИАРХЕ И ЕПИСКОПАХ. АВЕЛЬ СЕМЕНОВ. ВИДЕО
  • «БУРЯ ИЗ БЕЗДНЫ АДОВОЙ». ПРОПОВЕДЬ ИЕРОМОНАХА АВЕЛЯ СЕМЕНОВА
  • «ОН ВСЕХ ЛЮБИЛ…». СОЛЬ ЗЕМЛИ 6. СХИИГУМЕН ИЕРОНИМ. ВИДЕО
  • ПРЕЛЬЩЕННОЕ ДУХОВЕНСТВО, АНТИХРИСТ. Авель Семенов
    Олег Балабин: Очень нужные и важные слова сказаны о. Авелем. Полное отступление от Христа наступает, и наступило уже. Почти 10 лет прошло от сказанного, но так и не осознали многие сего отступления. Нынешние предатели в рясах, намного хуже тех книжников и фарисеев, которые никак не хотели признавать Господа, Спасителем. Так и ныне, не хотят большинство священников признавать: что время уже последнее. Не молчите, обличайте дела тьмы! Спаси Господи!
  • СОЛЬ ЗЕМЛИ. ФИЛЬМ 1-Й. ПРОТОИЕРЕЙ НИКОЛАЙ РАГОЗИН.
    НАД ФИЛЬМОМ РАБОТАЛИ: ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЕНОВ), СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
    Старому поколению духовенства и мирян он известен не только как постник и молитвенник. Отец Николай был пророком, говорил, что грядет Апокалипсис, что следующим за ним поколением будут выдавать документы с печатью антихриста, и как он будет прельщать человечество. Предупреждал о распаде Союза, что после прихода к власти Миши Меченного будут руководить одни масоны, которые развалят страну и приведут мир к антихристу. Все это попущено русскому народу за грехи и прежде всего, за грех цареубийства, из-за которого русский народ сейчас как ослепший и оглохший. Говорил, что спастись русскому народу можно только покаянием и молитвой, что без покаяния Господь нам не даст Царя, что беззакония антихристовой власти может пресечь только законная Царская власть
  • СХИАРХИМАНДРИТ ХРИСТОФОР. ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЕНОВ), СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
    О России очень переживал и плакал: матушка Россия, матушка Россия! Что тебя ждет! Что тебя ждет! Главным грехом народа считал цареубийство, из-за которого все беды. Народ зомбированный и слепой именно от этого греха. Поэтому единственно, что нас спасет – это покаяние, ни политические союзы, программы и партии, а покаяние
  • ПРОТОИЕРЕЙ НИКОЛАЙ ГУРЬЯНОВ.
    ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЁНОВ). РЕЖИССЁР: ГЕОРГИЙ ПОЙТЯН. ОПЕРАТОРЫ: ВАЛЕРИЙ АХНИН И СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
    Небесный Ангел, пламенный молитвенник земли Русской за Весь Мир. Благодатный старец Николай (Гурьянов), 24.05.1909 † 24.08.2002. «Господь Всемилостивый — Он не оставит мир без Своей Милости. Только всегда находитесь при Свете совести!». Святость Богоугодной жизни батюшки Господь засвидетельствовал во время облачения всечестного тела духоносного отца, когда он, подобно Святому Благоверному Князю Александру Невскому, взявшему во время отпевания разрешительную молитву из рук священника, бережно и благоговейно приподнял правую руку и сам взял Крест, который вкладывают в десницу священнослужителя. Уходя в Вечность, благословенный старец завещал: «Христос Воскресе! Не теряйте Пасхальную Радость!»
  • СОЛЬ ЗЕМЛИ. АХИМАНДРИТ ТАВРИОН (БАТОЗСКИЙ). НАД ФИЛЬМОМ РАБОТАЛИ ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ И СЕРГЕЙ БОГДАНОВ. РЕЖИСЕР СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
    Это человек-легенда. Он был такой же, как Виталий Кавказский, Серафим Вырицкий или Сампсон Сиверc. Его жизнь была полна чудес, и самое главное чудо в том, что он остался живым, пройдя сталинские лагеря длинною в 21 год. Господь его хранил за то, что был пламенный как огонь, что исполнял повеление Божие — быть там, где всего нужнее пастырь. Достаточно прослушать оставшиеся от него проповеди, чтобы увидеть, как он любил Бога, жаждал Его и это — несмотря на царившее кругом в стране мракобесие, воинствующий атеизм и сталинские репрессии
  • СОЛЬ ЗЕМЛИ. ФИЛЬМ ПЯТЫЙ. ИГУМЕН ГУРИЙ ЧЕЗЛОВ. РЕЖИССЕР СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
    Он был чудотворец, молился в воздухе, многих исцелял от болезней. Возмужав духовно, отец Гурий получил от Бога и различные дары. Он видел грехи пятидесятилетней давности, видел будущее, и с нарастанием процессов глобализации, Господь показал ему и мрачные, пагубные ее стороны. Батюшка не только в своей епархии, но и во всей России был первый, кто открыто вострубил об опасности ваучеров, персональной нумерации паспортов и прочих документов. Он говорил, что падение духовенства, предсказанное Пелагией Рязанской и другими Отцами, свершилось, что пастыри ведут народ в ад, что антихрист не за горами, а на пороге каждого дома, и миру осталось стоять считанные годочки. За слово правды батюшка был гоним. Его презирали, считали дурачком и ненормальным, выгнали из монастыря, мотали по различным приходам, запретили в служении и убрали за штат. Таким образом, епархиальное начальство и свои же собратья-пастыри помогли ему тяжело заболеть (почечная недостаточность) и уйти в иной мир. Скончался отец Гурий 6 сентября 2001 г
  • ОГЛАСИТЕЛЬНЫЕ БЕСЕДЫ В АПОКАЛИПСИС. БЕСЕДЫ О. АВЕЛЯ
    О любви к Богу, верности Ему, о стоянии в Истине, о всенародном покаянии, о старцах и пророчествах, о современных пастырях, о православном государстве и Самодержавии, о том кто есть кто в патриотических движениях, об ИНН, паспорте РФ, полисах и других документах, и о многом
  • ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЁНОВ) И СВЯЩ. ВАДИМ САБЛИН. О НЕСЕНИИ КРЕСТА. ВИДЕО
  • ПРАВДЫ ВОЗЛЮБИ. ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЁНОВ)
    Простым и доступным языком объясняется пагубность принятия ИНН, СНИЛСа, паспортов с тремя шестёрками. Обличается соглашательская позиция патриарха и священников по отношению к глобализму (антихристианство). Во второй части фильма о. Авель продолжает рассказ об апостасийных явлениях в церкви. Продолжает раскрывать пагубность и опасность цифровой нумерации людей. Призывает к покаянию в царейбийстве и стоянию в верности Христу
  • ИЕРОДИАКОН АВЕЛЬ (СЕМЁНОВ). БОГОСЛОВСКИЙ ПЕРЕВОРОТ. ПРЕДАТЕЛЬСТВО
    Время пришло выбирать нам крест или хлеб: быть нам со Христом или с антихристом. Выберем крест – спасёмся, выберем хлеб – погибнем
  • shabdua

    Иеродиакон Авель (Семёнов).

    ИСПОВЕДЬ

    … У меня самого раньше был паспорт. В 2002 году, летом, я спросил у батюшки отца Кирилла (Павлова): «Брать или не брать паспорт? Вот скоро отпуск, дома буду. Как, батюшка, благословите или нет?» И отец Кирилл благословил, а потом, как я узнал, батюшка очень многим благословлял принимать паспорт, очень. Видимо у него, как и у большинства было такое отношение: что сейчас если эти бумажные не возьмём, то тогда будут давать электронные, а их брать нельзя, так хоть с этими немножко протянем.

    Паспорт я получил, хотя совесть была неспокойна, потому что в «Знамение пререкаемо» мы писали об одном, что это система и ничего от неё принимать нельзя, а на деле всё вышло по-другому. Мы понимали, что он нежелателен, но чтобы не проходили мытарства… То-то ещё по разуму живёшь, а не по совести! И как доказательство что он неугоден Богу, едва прошёл год, к концу лета 2003 ко мне стала стекаться очень тревожная информация, что с паспортами люди идут в ад. В основном, конечно, это сны и видения. Однако их было так много и от разных людей, и с разных уголков России, что разбираться в том, вражье это или нет, не было смысла, итак было ясно, потому что во мне был самый настоящий страх Божий. И вот в таком состоянии страха я подошёл к батюшке о. Кириллу и сказал: «Батюшка, с паспортами не проходят мытарства».

    Это было на Всенощную под Архангела Михаила в четверг вечером. Батюшка был в алтаре. Как только я сказал, он даже изменился в лице. Он не спрашивал: откуда у тебя такое, а может это от лукавого, прелесть какая? Он просто отошёл в другую сторону алтаря и замкнулся. Так до окончания службы особо ни на чьи вопросы не отвечал.

    Через два дня в воскресенье на ранней литургии – это был последний приход батюшки в храм – я подхожу к нему и решительно говорю: «Батюшка, благословите отказываться от паспорта». Воцарилось молчание секунды на две, а потом вдруг раздаётся прямо командный возглас из уст старца, какой бывает только в армии, громкий, повелительный такой: «Бог благословит, отказывайся». И в этот же день несколько наших прихожан подходили к нему по поводу паспортов и спрашивали: как быть, дома скандалы начались, на работе угрожают? И батюшка ответил: «Да нехорошее это дело – паспорт».

    На следующий день в понедельник батюшку увезли в ЦКБ вроде зубы подлечить и там через неделю с ним случился этот инсульт и инфаркт. Так он до сих пор и лежит парализованный. Но и после этого некоторые, кто попадали к нему, спрашивали про паспорт и батюшка не благословлял его принимать. Но чаще всего он отвечает так: «Пусть каждый поступает по удостоверению своей совести». Он так говорил и до болезни. И у меня из-за этого было много споров, особенно в Лавре с братиями, и со священниками и монашествующими. Люди как думают: если по своей совести поступать, то не погрешаешь. А я ещё, когда отец Кирилл был в здравии, говорил: «Батюшка, а я так не могу. Совесть — понятие растяжимое. Ко мне, когда подходят по поводу ИНН, как им скажешь: по совести? Они же ничего не понимают, что это такое и как всё лукаво, и конечно возьмут, а взять номер — это всё равно что принять печать антихриста. Я им объясняю, что такое ИНН, к чему всё это приведёт. Надо – час говорю, надо – два, а потом спрашиваю: всё понятно? Понятно, батюшка. Ну а если понятно, то теперь поступайте по удостоверению совести. Так чего ж, батюшка, тут думать, отвечают, и так ясно, что ИНН брать нельзя». И, поэтому, когда мне ссылаются на эти слова отца Кирилла, я иногда возмущаюсь: «Да неужели ж не ясно, — говорю, — что батюшка не в состоянии вам объяснить, что принимать паспорт нельзя? У него нет ни сил, ни здоровья, поэтому и говорит: поступай по удостоверению своей совести. Да если б даже и разъяснил, вы бы всё равно не поверили и сделали по-своему. А вы задайте прямо вопрос: батюшка, угодны Богу эти паспорта? И сразу станет ясно»…

    По книге Иеродиакон Авель (Семёнов) «АПОЛОГИЯ ЦЕРКВИ»

    Tags: Господь, благодать, благословение, паспорт, православие, спасение

    Схиархимандрит

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *