Сретение в Оптине. Празднование.

Начало .
Сретение в Оптиной — вслушайтесь! — мягкое созвучие, которое волнует стихотворца, как, впрочем, и созвучие названия «Оптина Пустынь». Но оно стало в итоге названием не стиха, а цикла заметок. И вот почему.
Сретение Господне канонически продолжается 8 дней: с 15 по 22 февраля. Но поскольку церковный день начинается с вечера, то Сретение реально празднуют с 17 часов 14 февраля. И эта первая вечеря — самая торжественная. Так что в светских понятиях этот праздник продолжается 9 дней. И все они наложились на 14 дней моего пребывания в Оптиной. Поэтому никаких других версий названия заметок у меня даже не возникало.

На самом деле Сретение — день поворотный от Ветхого Завета к Новому. Но Пресвятой Богородице было угодно сделать его предвесенним, теплым. Двадцати-тридцатиградусные морозы понедельника-вторника снизились в среду до минус 2. Свежий мягкий снег с нежностью покрыл округу. Голуби, участвующие в исходном сюжете Сретения, расселись огромной стаей над фреской святых ворот монастыря. На ней изображено введение Богородицы в Иерусалимский Храм (это же Свято-Введенская Оптина Пустынь) — вероятно, более близкого к празднику сюжета у голубей просто не нашлось под крылом.

А вот ангелы поприветствовали праздник (он на самом деле соединяет в себе черты Богородичного и Господского праздника) неожиданным образом. И то, что неожиданно для меня, для читателя этих заметок будет тем более неслыханным. Лучше поясню.
По свидетельству книги Иова, в то мгновение, когда были сотворены звезды, «восхвалили Господа гласом великим все Ангелы Божьи». Эти прекраснейшие гимны воспеваются и до ныне бесплотными хорами. Ликование этих духов при сотворении именно звезд не случайно, ибо эти существа таинственно управляют небесными светильниками. Вифлеемская звезда была ангелом. А «Апокалипсис» даже знает ангела, «стоящего на Солнце».
И вот в конце облачного снежного дня Сретения я вышел после вечернего правила из храма архангела Михаила на скитский двор и застыл в изумлении. В ясном небе горели созвездия, какие бывают разве что в горах. Прямо передо мной стоял красавец Орион, над головой — Кассиопея, за спиной — Большая Медведица. Но Ковш, ладно, а вот такого красивого Ориона я, пожалуй, прежде и не наблюдал. Было, к примеру, ясно видно, что Бетельгейзе именно красная звезда… До пояса Ориона иногда поднимались дымы кочегарки скита, которые сдувало далее так, что они смешивались с туманностями Млечного пути…
С 14 по 22 февраля в центре Казанского храма была выставлена Сретенская икона, к которой я каждый вечер подходил для поцелуя. Она была украшена по периметру белыми розами и белыми лилиями — то есть чуть ли не самыми влаголюбивыми цветами, не уживающимися друг с другом в одной вазе, однако прекрасно чувствующими себя в одном окладе. В течение девяти дней они оставалась свежими и пахучими, так что их можно было бы продавать в цветочном ларьке. Поскольку сама икона была без стекла, их вряд ли даже спрыскивали из пульверизатора. Что это? Обыденное чудо? Благодать Пресвятой Девы? Кажется, никто кроме меня не обращал на это внимания.
На клиросе пели: Радуйся, Благодатная Богородица Дева, из Тебя воссияло Солнце правды — Христос Бог наш, просвещающий во тьме…

На фотографии схимонах в традиционных расшитых одеждах. Это высшая формальная ступень монашества, когда монах уже не трудится на послушаниях, а только молится. В Оптине таких несколько человек. К одному из них я обращался за помощью в отсутствие старцев*.
.
Священники же были одеты в голубое. В праздники, посвященные Божьей Матери, служба совершается в облачениях голубого цвета, потому что Пресвятая Богородица, будучи избранным сосудом благодати Святого Духа, являет собой небесную чистоту и непорочность.
В день отдания праздника Сретения (23 февраля) у меня как раз случился личный праздник, про который я упомянул в последних строках предыдущей заметки.

_________________
* — На мой ограниченный и субъективный взгляд про личности Оптины можно пока сказать следующее:
лучший дьякон — иеродиакон Илиодор (Гариянц), лучший исповедник — иеромонах Силуан, лучший молитвенник — схимонах Евфимий. (Надеюсь, они этого никогда не прочтут, так как похвалить монаха — все равно что подставить подножку бегущему).
Славится также иеромонах Антоний. На каждую исповедь он приносит стопку книг, высотой в полметра. И по необходимости отправляет исповедующихся перечитать какую-нибудь главу, разъясняющую нюансы исповедуемого греха. Я у него тоже побывал разок, и прочитанная глава оказалась полезной. Но о. Силуан мне понравился больше: с ним можно просто поговорить после исповеди — сразу после разрешительной молитвы. Кажется, именно он запечатлен на этой ретро-фотографии из 90-х.

Лучший прозорливец Оптины по отзывам имевших общение с ним — схиархимандрит Илий (Ноздрин). Но с 2009 года, оставаясь насельником Оптины, он постоянно проживает в Переделкино, приезжая в Оптину, когда захочет. К примеру, в последний раз был на Крещение, а на Сретение не приезжал.
Попасть к нему на прием легче всего в Переделкино. От Киевского вокзала до ст. Переделкино можно доехать за 20 минут. Принимает о.Илий в Преображенском храме (100 метров от станции) в Филипповском приделе (слева) с 9 утра по окончании богослужения. В основном, в будние дни.
Находится ли о.Илий в настоящее время в Переделкино, можно узнать, позвонив по телефону: (495) 435-53-67.
Кстати, и о. Илиодор, и о. Илий были прежде на Афоне.
Продолжение

Схимонах евфимий оптина пустынь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *