Схиархимандрит Иона Одесский

18 декабря в Одессе отошел ко Господу человек, которого называли совестью Православия на Украине.

18 декабря 2012 г. на 88-м году жизни после тяжелой продолжительной болезни отошел ко Господу духовник Свято-Успенского Одесского мужского монастыря схиархимандрит Иона (Игнатенко). Схиархимандрит Иона пользовался большим духовным авторитетом среди верующих. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл во время посещения Свято-Успенского монастыря в июле 2010 года имел продолжительную беседу с отцом Ионой.

Отец Иона родился в 1925 году и был девятым ребенком. Тяжелым трудом отмечена вся земная жизнь отца Ионы. Он не смог даже закончить общеобразовательную школу: необходимо было работать, чтобы помочь родителям. Во время Великой Отечественной войны трудился на оборонном заводе, а после победы — и трактористом, и шахтером, и на нефтяных промыслах. В молодости с ним произошла чудесная история. Пахал он ночью и нечаянно заснул за рулем трактора. Внезапно проснулся, видит — в свете фар перед трактором стоит женщина. Он заглушил мотор, выскочил — никого нет. А на том месте, где женщина стояла, обрыв. Отец Иона говорил, что это Богородица его от смерти спасла.

Ближе к 40 годам он заболел туберкулезом. «…А потом вдруг пришел момент, когда понял, что жить так нельзя и пора душу спасать…», — рассказывал отец Иона. В больнице, видя, как умирают больные, он поклялся Богу, что если Господь его исцелит, то он примет монашество.

Услышав, что в Абхазии живут монахи-отшельники, святые подвижники, отец Иона пешком ушел на Кавказ. Несколько лет прожил там среди монашеской братии.

Преподобный Кукша благословил его отправиться в Одессу, в Свято-Успенский монастырь. Сразу его в монастырь не взяли, и он вырыл в глине на берегу моря пещерку, где и поселился. В монастырь же отец Иона попал благодаря навыкам тракториста. Жил в монастыре как простой рабочий. Трудился на коровнике. И, как говорят, первые годы очень претерпевал там. Смиряли его, даже помоями обливали. Там же где-то и спал, рядом с коровами.

Более 40 лет отец Иона подвизался в монашестве. К нему приезжали за советом со всего бывшего Советского Союза. По свидетельствам духовных чад, отец Иона обладал даром исцеления.

Отпевание и погребение духовника Свято-Успенского Одесского монастыря схиархимандрита Ионы состоялось в субботу 22 декабря, в праздник иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», после Божественной литургии. Заупокойное Богослужение совершил Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел.

Узнала я о схиархимандрите Ионе (Игнатенко), одесском старце-утешителе, за месяц до его кончины. Милостью Божией, я попала к нему на благословение тогда, когда он принимал уже только единицы ближайших своих духовных чад. Очищенный горнилом болезни, он кротко терпел боли в спине. Полтора часа я провела возле одра батюшки Ионы. Его за несколько часов до этого привезли из реанимации, но батюшка был бодр, а самое главное — он был радостен, как дитя. Все это время батюшка оживленно рассказывал о своей жизни, перемежая воспоминания о собственной жизни рассказами об угодниках Божиих из Священного Писания, о них он говорил как будто о своих ближайших родственниках: подробно, насущно и отчетливо. С необыкновенной быстротой батюшка подкладывал нам книги, в которых безошибочно находил места для зачитывания. И это были отрывки, где говорилось о несовместимости Духа Святаго с плотской нечистотой. Еще сокрушался он о Западной Европе и Америке, погрязших в глубинах блудного греха. Были зачитаны строки из размышления праведного Иоанна Кронштадтского о Таинстве Евхаристии, обличающие формальное отношение к Таинству некоторых верующих, а также главы из книги афонского монаха Симеона о любви.

Батюшка Иона ни разу не сказал о своих страданиях, но был исполнен благоговения и благодарности Богу за полученные дары. Он обмолвился, что сейчас с нами много Ангелов. Постоянно обращался он к Божией Матери. А возле его одра была фотография голосеевской подвижницы Алипии.

Его любимым образом, перед которым он молился в последние месяцы и перед которым почил, была икона Сирийская Богоматерь, Ее он называл еще «Взыскание погибших». Это была копия одной иконы, которая замироточила в храме в виде слезы юной Богоматери. Батюшка говорил так: «А Младенчик Иисус гладит по шейке Ее и говорит: не плачь, Мама, Я всех помилую, всех спасу, о ком Ты плачешь».

Батюшкин голос, слабый от болезни, но такой нежный и сладкий, вдруг начинал звучать громко, дерзновенно и торжественно, когда он рассказывал о Давиде и Моисее. Батюшка как бы извинялся, что получил много почестей и признательности от людей за множество исцелений, полученных людьми по его молитвам и через помазание святым елеем, который он неустанно составлял от всех святынь, где бывал, набирая масло от лампад перед чудотворными иконами и мощами. К нему специально посылали безнадежных больных, и порой они исцелялись. «Это Бог все делает, а не убогий Иона», — несколько раз провозглашал он, чуждый самомнению. Он считал свои болезни расплатой за излишнюю славу человеческую и сетовал, что болезни мешают его предназначению — принимать у людей Исповедь, а это он считал главным в своем служении. «Сейчас не могу идти в храм исповедовать», — сокрушался он.

Постоянно упоминая о пророках Давиде и Моисее, он иносказательно проводил параллель с собственной жизнью. Самый незаметный среди своих братьев, батюшка Иона был избран на высокое служение, как царь Давид. И как Моисей-боговидец, он твердо вел свою паству через Чермное море в землю обетованную. И во время нашего отступления от норм Христианской жизни, никого не осуждая, он шел вперед, не обращая внимания на стену воды справа и слева. Горя жаждой молитвы, он учил ей и своих чад.

Удивительное миролюбие и кротость позволили батюшке, чуждому всякого конформизма и уступок «миру сему», подчиняющих уже и многих верующих, как-то ласково уживаться со всеми и во всяких обстоятельствах. Его посещали и Президент Украины Виктор Янукович и известные иерархи Церкви. Всех он любил и жалел, обо всех молился. Его чада-благодетели отстраивали монастырь.

Чуждый себялюбию и корысти, он стал опорой и совестью Православия на Украине, особенно в Одессе, оставив после себя добрую память и в монастырском братстве, и в семинарии, и у горожан. Его знали все, многие игумении устроили по его заветам обители. Подражая пророку Ионе, он всю жизнь проповедовал: покайтесь, чтобы отвратить гнев Божий, который навис над оголтелой в грехах землей.

Батюшка почил накануне празднования Николы зимнего. Подобно Николаю Чудотворцу, и его простодушное детское сердце не знало отказа у Бога. Полтора года назад он слег с множеством недугов, главным из которых была сердечная недостаточность. И вот в Киеве ему вживляют кардиостимулятор, и он… сбегает в коляске из больницы в Иерусалим, на Гроб Господень! Батюшку подвезли к самолету в карете скорой помощи: кто мог ему запретить перелет, если он получил благословение у Господа!

Три часа провел он в Кувуклии, не замечая людей и оставаясь незамеченным потоком паломников. И встал на ноги, и вернулся в родной Одесский Успенский монастырь к мощам преподобного Кукши, которые пребывают в этом монастыре. Одна прихожанка, увидев батюшку, выходящим, как обычно, на исповедь, в сердцах воскликнула: «Батюшка, шо воскрес?».

Духу уныния он противопоставлял молитвенный щит, а также шутку, добрый смех.

С присущим ему детским озорством он мог любую серьезную «военную» ситуацию обыграть, как Василий Теркин, снижая пафос вселенской скорби до уровня смирения, незлобия и всепрощения.

Батюшка благословил меня и подарил мне копию Сирийской иконы Божией Матери, которую он очень почитал и считал чудотворной. Она сопровождала его кончину. Эта бумажная копия иконы замироточила и дивно благоухала за две недели до его кончины. И это знак того, что отец Иона был любимцем Божьей Матери, Которая предупредила нас о его скором успении.

Отец Иона был современным исихастом, основное время он проводил в глубокой сердечной молитве и молчании, сосредоточении и трезвении. Он жил в присутствии Бога и Матери Божией, использовал каждое мгновение, чтобы погружаться умом в сердце, сердечной молитвой обрести мир и радость о Духе Святом.

Подобно великим духовникам Афона, он на Исповеди был голубем, который собирает под крылья птенцов своих, греет, питает и защищает от непогоды. Не обличая строго, иносказательно называя грехи, которые открывал ему о кающемся его чистый ум, устремленный к Богу, он подвигал к тому, чтобы люди вспоминали и называли тяжкие постыдные грехи, без чего Исповедь не имеет силы очищения.

Полнейшее неприятие праздности было заложено его крестьянским детством и жизнью до монастыря. Трудолюбие и разнообразные духовные занятия стали крепким оплотом против духовной прелести, которая удобно сопутствует даже людям, удостоившимся благодатных видений.

Последние сутки, когда он был в сознании, его духовное чадо Елена провела рядом с батюшкой, безпрерывно читая акафисты, а батюшка подпевал ей. В это время ему не понадобились обезболивающие уколы, так как сила молитвы пересиливала боль. Всю ночь Елена читала Псалтирь — все мы нуждаемся, чтобы была рядом хоть одна живая душа, особенно в предсмертный час, который не легок и для подвижников.

Небольшой отдых от постоянного молитвенного делания он находил в воспоминаниях о паломничестве на Афон и к другим святыням мира. Он был чуток к красоте природы, любил всякую живность, особенно осликов. А во дворике его келии жили ручные белочки.

Батюшка был стремительный и подвижный, привык к исполнению многих и трудных послушаний от священноначалия. Он исповедовал тысячи людей. Когда батюшка шел в храм, его сопровождали толпы в двести-триста человек, выстраиваясь коридором на его пути. Его главной отличительной особенностью было то, что он никогда видимым образом не тяготился тем, что был окружен толпой страждущих, хотя по временам и он обезсиливал. Он быстро восстанавливал силы, потому что хотел отдавать свои таланты людям.

Благодаря вниманию и заботе Митрополита Одесского и Измаильского Агафангела, батюшка Иона прожил еще несколько лет. Поселив подвижника возле Архиерейских покоев, Митрополит всячески оберегал от самоистощения его жертвенный порыв, ограничивая прием людей, которые безконечными житейскими проблемами не дали бы ему ни минуты на отдых.

После последнего Причастия отец Иона претерпел упорные и болезненные попытки его реанимировать.

Отец Иона не скрывался от толпящегося возле него страждущего народа. Тысячи людей считали его духовным отцом. И еще тысячи устремлялись к дверям его кельи, чтобы узнать волю Божию у истинного старца, получить от него исцеление и духовный совет.

Это только русское старчество такое — в гуще толпы и день и ночь; и не тягостно, а радостно встречали они безконечную вереницу людей, буквально перекрывая и пересиливая дух уныния и отчаяния целой толпы, заражая людей вдохновением и радостью. Одно лишь оружие было у старца Ионы — любовь, любовь, любовь. Впервые видя человека, батюшка мог все лицо ему обцеловать, накормить его булочкой, обильно помазать святым маслом, подарить иконочки и книжечки — этого достаточно было, чтобы вселить в человека надежду на лучшее.

«Ах, вот как любит Христианин!» — задумывались все, кто попал под «обстрел» батюшкиной любви. Батюшка совершал «отчитку» одержимых людей не по требнику, а своей пламенной, жертвенной, полной сострадания молитвой, которая у него не могла прекратиться — он ею дышал, ею стучало его сердце, ею занят был его чистый ум. Также его чудодейственное масло, собранное со всех святынь, которые он постоянно посещал, обновляясь благодатью, несомненно исцеляло и врачевало телесные и душевные недуги. Эти недуги батюшка видел, но по кротости своей и смирению никогда не предъявлял своему чаду, уважая свободу каждого человеческого волеизъявления. Он мог открыть человеку самое потаенное зло, но в мудрых прикровенных отвлеченных сюжетах, которые вскрывали гнойную язву души. После исповеди у батюшки людям возвращалась радость от прощения грехов. Он был духовным хирургом, но очень добрым, с таким обезболивающим арсеналом, что его не боялись и великие грешники. Но это наказание любовью («накажет меня праведник милостью») действовало сильнее, чем епитимья. Подсекая корень греха, батюшка вызывал к нему отвращение и боль совести. Начало премудрости — страх Господень.

Дух подвига и любви передавал он своим чадам. Фарисейства в нем не было совсем.

Он видел суть происходящих процессов и никогда не благословлял людям того, что им было пока не по силам. Конечно, он скорбел об отступничестве, на волне которого усиливается беззаконие. И не благословлял брать ни ИНН, ни тем более электронные и биометрические документы. Но когда его спрашивали об этом люди, попавшие в западню обстоятельств или слабые в вере, он отмалчивался, будто не слыша и повторного вопроса. Деликатность была присуща ему во всем.

Отец Иона прошел труднейший жизненный подвиг, главным итогом которого было непоколебимое смирение, которое одно пожигает все козни врага рода человеческого. Родившись девятым ребенком в семье, он с тринадцати лет стал работать, и когда к 40 годам пришел в свой монастырь в Одессе, он трудом положил путь к благодати, путь к вершине духовного делания — непрестанной молитве. Сначала его не брали в монастырь: худой, изможденный, не от мира сего. До прихода в монастырь он год прожил в Грузии, подвизаясь рядом с известным молитвенником схиархимандритом Виталием.

Батюшкин любимый святой — Алексий, человек Божиим, которого за особую близость к Богу, неотмирность, безпримерное целомудрие и нестяжание подвергали побоям грубые нравом люди, среди которых жил сын богатого римского сановника.

На батюшку нельзя было наглядеться, старческое лицо его было прекраснее юной красоты. Голосок тоже был, как хрустальный колокольчик, нежный и ласковый.

Уже при конце жизни также много пришлось батюшке посмиряться от келейников. Один из них запирал его, не кормил. Помогло то, что пришлось батюшке проложить путь в монашество честным и тяжелым трудом. Когда батюшку не взяли в монастырь, он ночевал в охапках листьев и в пещерке, и дождался, когда обстоятельства благодатно переменились в его пользу. В богоборческое время трудно было попасть в монастырь. Начался сенокос, летняя страда, и на скотном дворе монастыря не хватало рабочих рук. А Владимир Игнатенко (как звали его в миру) и косить умел, и в трудолюбии не было ему равных, в терпеливости и услужливости для Бога. Он быстро и много делал земных поклонов.

Батюшка 15 лет был послушником, выполняя самую тяжелую работу (работал на монастырской электростанции), а ведь у него был туберкулез — как отзвук голодного детства и скудного питания в послевоенные годы. У батюшки были и сахарный диабет, и онкология, и шунтированное сердце, но это не могло омрачить его постоянного веселия духа, вдохновения жизни. Утешая людей, батюшка часто, по-отечески, даст копеечку на мороженое. Его любимым блюдом были вареники с орехами и маслинами.

Благословлял иметь домики с землей, чтобы в последние времена не зависеть от начертания числа зверя, без которого нельзя будет ни продать, ни купить. Поэтому и готовиться к этим временам он предлагал уже сейчас: жить целомудренно и как можно чаще исповедоваться и причащаться.

Еще десять лет назад батюшка ходил на сенокос. И для духовных чад это было целым событием. Люди рядом с ним приучались к подвижничеству. С 5 часов утра уже была очередь возле батюшкиной калитки. С его болезнью, приковавшей его к постели, и регулярными приездами реанимационной «скорой», доступ к нему стал затруднительным. Но люди дежурили до 3-5 суток, молились. Батюшка очень безпокоился, когда к нему не могли попасть его любимые духовные чада. Превозмогая действия лекарств и болевых шоков, батюшка через силу пытался быть в форме — ради людей, которые дежурили на улице в любую погоду. Больше всего он сокрушался, что не может встать и исповедовать.

Вот лишь несколько свидетельств духовной силы его молитвы.

Одна женщина привела мужа-безбожника в монастырь. Безбожник подбежал к старцу, назвал по имени и сделал земной поклон.

У монастырского сторожа Михаила был сынок, у которого образовалась опухоль в животе, и его повезли на операцию. Однако отец ничего не делал без благословения батюшки Ионы. Тот отменил операцию и велел привести мальчика к себе. Врачи запретили ему даже глоток воды, а батюшка велел съесть ему булочку, после чего опухоль исчезла.

Батюшка был не против операций. Одной женщине он благословил операцию по мастопатии, она же уехала лечиться к отцу Георгию-травнику, но вскоре умерла.

Еще одной женщине, онкобольной, которой врачи дали три дня жизни, он благословил пособороваться и ежедневно причащаться, и она еще жила, а ее семья воцерковилась.

Пришла к нему его чадо, Людмила, и батюшка так ее утешал: вскоре у нее умерла мать, горячо ею любимая. И батюшка потом с радостью сообщил ей, что ее мать прошла мытарства.

Батюшку, как пришедшего в монастырь поздно, вначале не признавали афониты — там старцами становятся девственники, прожившие всю жизнь на Афоне, не видя женщин. Но когда произошел случай, открывший особое благоговение Царицы Небесной к старцу Ионе, — об этом случае писали греческие газеты, — их мнение о нем изменилось. И Батюшка стал желанным гостем на Афоне, жил там по несколько месяцев.

А дело было так. Когда он молился в алтаре у Киккской иконы Богородицы, то риза, покрывающая ее лик, сама поднялась, чтобы батюшка увидел икону.

Батюшка жалел весь мир, сокрушался об Америке и Западной Европе, забывающих Бога, молился об обращении мусульман.

Ушел из жизни батюшка преподобнически. В последние дни к нему не пускали, но одна из его чад, которую он благословил трудиться у него в келье три месяца назад, по молитвам старца была допущена и скрасила часы его предсмертного томления, которое внешне никак не выражалось у батюшки. Утром на святую Варвару батюшку пришли причащать. Он сам перекрестился с трудом, сам проглотил Святые Дары. Великомученица Варвара имеет благодать подавать Причастие перед смертью, напутствовать Святыми Дарами умирающих. И было 17 декабря, день ее памяти. После Причастия батюшка в сознание не приходил. И ровно через сутки, в течение которых батюшку кололи уколами, дыхание его тихо прекращалось. Люди, которые прикладывались к руке усопшего в течение последних 5-ти дней, ощущали ее мягкость и теплоту.

И вот его тело на праздничной службе Святителю Николаю упокоилось посреди храма. Все время звучало Евангелие, прерывавшееся панихидами, сменяли друг друга священники, народ теснился вокруг гроба праведника круглые сутки. Когда тело вынесли на погребение, море народа осветило солнце. Отца Иону похоронили в склепе, из которого в 2000 году извлекли мощи Святителя Иннокентия Херсонского.

18 раз побывал схиархимандрит Иона в Иерусалиме, 19 раз на Афоне, 10 раз на Синае и Кипре.

Игумения Свято-Георгиевского монастыря Пелагия рассказывала, что еще мирянкой она побывала у батюшки, и он подошел и накрыл ее своей мантией. Позже она с сестрами стали его духовными чадами. Когда она упрашивала батюшку посетить монастырь, он сказал, что знает обо всем, только ножками разве там не походил. И все же как-то матушке удалось тихонько увезти батюшку в монастырь прямо из кельи. Целую неделю отец Иона исповедовал и окормлял сестер. Однако через день вся Одесса была уже в Данилках. Видели матушку в келье у отца Ионы и сообразили, куда он мог исчезнуть. И толпы народа стояли по сторонам дорожки у храма в келью батюшки.

Отец Валерий отклонял предложение о рукоположении из-за несогласия жены. Но отец Иона по телефону благословил его на священство, а затем при встрече сказал ему, чтобы он два года послужил псаломщиком. Действительно, через два года супруга согласилась стать матушкой. Когда отец Валерий сомневался, то, попав на общее благословение к батюшке, слушая жития святых, услышал о рукоположении известного подвижника XIX века Парфения Киевского. Отец Иона повернулся к нему с одобрением. Когда же отец Валерий все же задал все тот же вопрос, отец Иона сказал — ты же слышал житие. По смирению, батюшка все ответы для приходящих давал через чтение.

На вопрос, как спастись, он неизменно говорил о монашестве, вкладывая в это понятие стяжание целомудрия и Иисусовой молитвы. Книжечки о молитве и четки он раздавал неукоснительно и по несколько раз. Настаивал и на том, чтобы верующие мужчины носили бороды.

В Одессе, где он в монастыре прожил около 5 десятков лет, в этом огромном городе, конечно, было множество несчастных, потерянных, отпавших от веры, духовно больных людей с отравленным сознанием. Батюшка совершал то молитвенное служение, которое многих отвратило от гибели и привело к спасению.

Отец Иона, по свидетельству одного греческого Митрополита, побывал в его монастыре на острове Крит не только духом, но и телом, при этом не выходя из своей кельи. Накануне они обменялись приветствиями, ощутив духовное родство в лоне греко-российского Православия, как его называл святой Иоанн Кронштадтский, подчеркивая единство, преемственность и целостность духовной традиции греков и русских. И вот ночью в дверь кельи Митрополита раздался тихий стук, а вслед за тем удалявшиеся шаги босого человека. А утром Митрополит звонит чадам отца Ионы и спрашивает, обувается ли батюшка, вставая на ночную молитву, и узнал: нет.

Его сердечная любовь к матери органично возросла до сыновней преданной любви к Матери Божией и к матушкам — подвижницам монашества. Всегда он тепло вспоминал о своей матери, которая с детства заронила в его душу тоску о Небе. Когда в его келью внесли икону «Азъ есмь с вами и никто же на Вы» из Свято-Георгиевского монастыря, батюшка воскликнул: «Сама Матерь Божия пришла ко мне!».

Он как ребенок радовался приезду монахинь, своих чад, любуясь чистотой их душ, он не хотел их отпускать от себя, даже изнемогая от болей. Игумения Пелагия рассказывает, что увидела преображенное лицо батюшки, просветленное, с кожицей ребячьей, одухотворенной красотой.

Когда спрашивали о конце времен, он говорил, что скоро. Одна женщина спросила, что ей приготовить на эти времена и получила ответ: для тебя уже все приготовлено. Скоро она внезапно умерла.

Другим он говорил: вы же потерпите голод ради спасения. Ведь тогда будет актуален выбор между Крестом и хлебом.

Одному батюшке, служившему в Чернобыльской зоне в деревне из 14 человек, отец Иона не благословил менять место служения, сказав, что там он спасется. Батюшка, прослужив там 12 лет, мирно упокоился, избежав многих соблазнов.

Батюшка так любил службу, что выходил за полтора часа до Литургии: надо было уделить внимание толпе сопровождающих, которых было больше сотни, и на проскомидии вынуть множество частиц за чад, о бедах которых он знал духом. Любил певчих, и в монастыре создался любительский «Ионин хор». Однажды пришел к нему сельский старичок со свирелью и пытался без успеха исполнить ему что-то церковное. Батюшка, пожалев его, попросил сыграть «казачка». И все были довольны. Другой раз кто-то принес скрипку, и батюшка запел под ее аккомпанемент. Никто не видел его гневным и раздраженным, но только сетующим на промахи своих чад.

В алтаре батюшка сливался со всеми служащими, считая себя равным среди братии. Он всегда был с народом. Была сначала келейка за вратами монастыря, куда он приходил для окормления паствы. И исповедовал народ во время службы, неизменно возвращаясь в алтарь после «Отче наш», чтобы причаститься. Он жил Святыми Тайнами, потому живя на Афоне, где ему даже купили келью чада, он стал сопричастником исихазма, включающего ежедневное причастие и духовное созерцание.

На исповеди напоминал грехи, в случае тяжких грехов были паузы — он продолжительно и усердно молился о прощении грехов кающихся грешников.

Имея крепкий организм, к 87 годам он перенес много болезней. Наверное, причина была в том, что он нес на себе грехи многих людей. Ведь брат его в 90 лет приезжал к нему в больницу за 30 километров на велосипеде.

И в больнице через форточку батюшка передавал народу все, что у него было: и хлеб, и фрукты, и деньги.

Когда к нему никого не пускали, он умудрялся через окошко бросать в толпу для утешения четки, брошюры, иконки. Он как-то находил выход из любого положения, чтобы проявить отеческую ласку и любовь всем, кто к нему рвался. Все, кто хотел, имели к нему доступ, если проявляли терпение и молитвенную ревность.

Батюшка говорил, что на замену старцам грядут новые, сильные, молодые. Он не сетовал на дух времени, а деятельно ему противостоял, научая всех стоять крепко в Православии.

Монахиня Евфросиния (Мухаметзянова), г. Казань.

Кто такой Иона Одесский

Этот старец жил в XX и XXI веках. Родился он в далеком 1925 году в многодетной семье. Жизнь у старца была нелегкой. Денег в семье не было, поэтому с малых лет Иона помогал родителям, из-за чего не смог даже окончить школу. Семья его жила в селе, родители были богобоязненные люди, трудяги. В тридцатые годы, власти забрали у семьи Иона все, в том числе и корову, которая их кормила. Именно с тех пор совсем маленькому, ему пришлось начать работать не окончив школы, дабы заработать на хлеб.

В период Второй мировой войны, Иона работал на завод, таскал уголь, где и подорвал свое здоровье. После окончания войны работал в разных местах. Вначале трактористом, потом на шахте, а позже нефтяником.

В юношестве произошел с ним чудесный случай. Будучи трактористом, он ехал на тракторе, и от усталости уснул. Внезапно проснувшись, он увидел перед машиной девушку, и резко затормозил. Выйдя из машины, он никого не увидел. Но зато увидел что стоит на самом краю обрыва, в который чуть было не свалился. Иона утверждает, что таким образом его уберегла Богородица.

Однако в духовный мир старец пришел поздно. Будучи в возрасте 40 лет, он заболел туберкулезом. Тогда он молил Господа о спасении пообещав, что изменит свою жизнь, и станет духовным человеком. Услышав его молитвы, Господь помог ему. Тогда Иона подался на Кавказ, и жил там несколько лет среди монахов-отшельников. После получил благословение, и отправился в Одессу, однако сразу его не приняли в церковь, и старцу пришлось вырыть себе яму на берегу моря, и жить в ней укрываясь листьями. Позже в монастыре нужна была тяжелая рабочая сила, так он и попал в Свято-Успенский монастырь, где поначалу работал трактористом.

При монастыре он выполнял чернорабочую работу. Ничем не брезговал. Он косил траву, приглядывал и убирал за скотом. Иона не держал на людей зла, хотя многие обращались с ним плохо. Бывало даже выливали на него помои. Спать старцу приходилось в коровнике вместе со скотом.

Старец всегда мог дать утешение и словом добрым и молитвой

Служение Иона Одесского

Уже будучи священником Иона говорил людям о всепрощении и рассказывал что беды и неприятности это не наказание, это испытания от Господа. Он всегда мог дать утешение и словом добрым и молитвой, за что его очень полюбили прихожане. Когда он шел на службу, его окружала толпа, , человек двести. И так было постоянно. Чтобы встретиться со старцем люди занимали очередь с ночи.

А приезжали к нему не только из Одессы, и даже не только с Украины, а со всего постсоветского пространства. Он старался всегда всем помочь. О его исцеляющей молитве ходили слухи. Говорили, что он может исцелить не только душу, но и тело. Некоторые даже утверждали, что Иона мог читать мысли. Принимал он людей и у своего ложа, уже будучи тяжелобольным, вплоть до самой смерти. Он всегда всех выслушивал и помогал, но никогда никому не жаловался, даже когда ему было больно. А еще отец всегда стремился подарить человеку какой-то подарок, и дать свое благочестивое благословение.

Пока болезнь не сковала его, Иона стремился посещать разные святыни. Там он собирал масло, которое был чудотворным. Вообще все, кто его знал, говорили, что он был добрым, отзывчивым. Видел в людях их недуги, и помогал молитвой. А когда кто-то просил благословение, то давал его, только если человеку под силу то, что он просит.

Проработал Иона священнослужителем более четырех десятков лет. К нему за советом и помощью приезжали люди со всего постсоветского пространства. Люди шли к нему:

  • за помощью;
  • поделиться радостью;
  • за исцелением;
  • за душевным спокойствием.

Когда же он умирал, к нему никого не пускали. Только одна прихожанка оставалась с ним до самого конца. Читала с ним молитвы. Кода Иона молился, то ему не нужны были обезболивающие препараты, помогало слово Божье. Умер старец 18 декабря 2012 года.

Иона предсказал нелегкую судьбу Украине

Предсказания Иона Одесского

У священно служителей бывают некие видения, о людях, о будущем мира о нашей планете и о том что будет после нас. На основе этих ведений божьи послушники делают свои пророчества так называемые предсказания. Они могут видеть то, чего не видят другие. Вот так случилось и с Ионом одесским, он также мог давать предсказания будущего, правда из-за отсутствия образования, он плохо мог высказывать свои мысли. Его предсказания не были туманными но и понять их точно было довольно сложно.

О Украине и Третей мировой войне

В последние годы жизни Иона предсказал нелегкую судьбу Украине. Он говорил, что несчастья обрушатся на Украину уже через год после его кончины. На территории страны начнутся страшные перемены и беды. Продлятся эти беды три года, и повлекут за собой голод, войну, а также то что брат пойдет на брата. Всех ожидают страшные перемены, и по словам старца, не все смогут достойно пройти через них. И как показала практика, предсказания относительно Украины сбылись. В конце 2013 года в стране произошел страшный переворот, который повлек за собой и голод, и войну между братьями.

В его пророчествах шла речь и возможной мировой войне. Иона утверждал, что война начнется из-за маленькой страны, которая находится на границе с Российской Федерацией.

Будущее США словами Ионы

Его пророчества говорили что военные действия начнутся не из-за распрей России и Соединенных Штатов Америки, из-за конфликтов в этой стране. Политическая нестабильность этого государства может привести к ужасным последствиям. Перед смертью, он утверждал, на Руси восстановится монархия, и во главе будет великий царь. На земле русской прибудет единая православная религия. В его понимании Россия и Украина – это одна единая страна, и разделений быть не должно. Вот об этом стоит задуматься, но выводы делать пока опрометчиво. Ибо предсказание — это, еще не сбылось.

Великий старец говорил, что настанет день, когда доллары обесценятся

О мировой валюте

А вот интересное предсказание о мировой валюте, а именно о долларе. Иона не понимал, почему все люди так стремятся заполучить себе доллары. По его словам, настанет день, когда эта валюта обесценится, а люди будут топтаться по ней и никому она не будет нужна. В это тоже можно поверить, ведь США печатает больше денег чем золотой запас страны, и рано или поздно это может вылезти им боком.

Иона не говорил людям о смерти, он пророчил об испытаниях данных Господом человечеству для очищения душ и помыслов. Великий старец говорил что принять это страшное время нужно с покорностью и безропотно. Он просил людей увидеть в этих тяжелых временах свои ошибки. Он говорил что человечество не будет прислушиваться к пророкам и люди забудут Бога, и тогда Небесное Царство пошлет на Землю человека который принесет с собой новое начало. Но перед тем как на землю снизойдет благодать Божья людей ждет испытание огнем, мечем и лжепророком.

Иона Атаманский, одесский чудотворец

Святой праведный Иона Атаманский (1855–1924), одесский чудотворец, — один из православных подвижников XX в. Старец в миру, святой праведный Иона был настоятелем портовой Свято-Николаевской церкви. Пожалуй, за всю историю Одессы не было более известного приходского священника. Его духовная жизнь была столь высока, что великие киевские подвижники того времени говорили о нем, белом священнике, имевшем много детей и внуков: «Мы, монахи, его не стоим. Он намного выше нас».

Когда южане приезжали к батюшке Иоанну Кронштадтскому, тот спрашивал: «Зачем вы трудитесь приезжать ко мне? У вас есть отец Иона». Между этими двумя праведниками были взаимные любовь и почитание. Святой праведный Иоанн прислал святому праведному Ионе в подарок белое облачение с отделкой василькового цвета, и отец Иона очень любил это одеяние.

На богослужениях батюшки на паломников и прихожан веяло «чем-то небесным, святым», люди чувствовали себя «как среди древних христиан, которые собирались по ночам в катакомбах или подземных храмах на молитву». При ежевоскресном чтении канона Пресвятой Троице казалось, что он «беседует, разговаривает с Пресвятой Троицею и Божией Матерью, как бы Они здесь перед ним находятся, а не там, где-то в недосягаемой для нас выси, в надземных заоблачных мирах». «Душа моя ощущала здесь что-то особое, великое, святое, — рассказал один паломник. — Я ощущал духом, что предо мною стоит и молится праведник. Вся жизнь моя, во грехах и лености проведенная, предстала предо мною во всей наготе. Душа жаждала чего-то лучшего, святого, небесного. Так этот дивный муж молча говорил мне, назидал меня, и столь глубоко и чувствительно, что я не могу держаться от слез. …Мне казалось, что здесь небо соединилось с землею и вместе с находящимися в храме людьми славословят Господа ангелы и все святые».

Пастырское служение святого праведного Ионы Атаманского выпало на тяжелый период отечественной истории: Русско-японская война 1905 г., восстание на броненосце «Потемкин», Февральская революция и октябрьский переворот 1917 г., Гражданская война 1918–1920 гг., голод, разруха, автокефальный и обновленческий расколы в Церкви, гонение на Православие со стороны безбожной власти.

Старец Иона окормлял не только Свято-Михайловский монастырь, находившийся в городе, но и Благовещенский, располагавшийся в 25 верстах от Одессы. Батюшка любил его и называл «мое Благовещенское чадо». Монахиня этого монастыря матушка Онуфрия, в мантии Антония (Журова), рассказывала: «Однажды приходит в монастырь женщина и спрашивает: «А кто здесь отец Иона?» Когда ей объяснили, она рассказала свой сон. Явилась ей покойная мать и сказала: «Все забыли о нас, никто не молится, не посещает. И только отец Иона проездом навестил нас, и мы получили великое утешение». И действительно — святой праведный Иона, проезжая мимо старого заброшенного кладбища, был тронут жалким его видом, и остановился там помолиться.

В последние годы жизни, предвидя будущие скорби, праведный сказал в храме Благовещенского монастыря: «Я вижу 200 венцов мученических над сестрами». Впоследствии безбожной властью были замучены 200 монахинь.

В январе 1920 г. на предложение эвакуироваться за границу вместе с последними подразделениями Белой армии батюшка ответил: «Да разве я могу в такое страшное для всех время оставить свой пост, свою паству! Это было бы непростительным грехом».

В 1921 г. Свято-Никольский храм лишился значительной части своего имущества, а настоятель был арестован. Но в защиту своего пастыря выступили рабочие и крестьяне, поднялся такой шум, что власти вынуждены были его выпустить.

Тяжелая болезнь, уремия, приблизила кончину старца, после которой особым почитанием стала пользоваться комната, где святой провел последние дни своей жизни: маленькая узенькая спальня, где стояли кровать, кресло, в котором скончался праведный Иона, и простой деревянный шкафчик, в котором под стеклом находилось много икон.

Рака с мощами св. прав. Ионы Атаманского

На двадцатый день по кончине старца, во время посещения этой спальни почитателями, ребенок одного из них, указывая на кресло, сказал: «Дедушка сидит». Прибывший издалека священник, опоздав на похороны и прибыв уже в темное время суток, увидел над могилой святого праведного Ионы двух ангелов.

* * *

Протоиерей Иона Моисеевич Атаманский родился 14 сентября (27 н. ст.) 1855 г. (а по данным протоиерея В. Чемены — в 1852 г.), в день Воздвижения Честнаго Креста Господня, в одесской слободке Романовка. Отец его, Моисей Фролович Атаманский, был диаконом городского храма Рождества Пресвятой Богородицы. Отец умер, когда мальчику было 3 года. Вскоре умерла и его мать Гликерия. Она желала, чтобы сын пошел по пути отца, поэтому с раннего детства отдала его прислуживать в храме. Умирая, мать благословила его: «Хочу, чтобы ты был добрым пастырем».

Оставшись круглым сиротой, отрок многие дни и ночи проводил на кладбище у могилы родителей. Мальчик собирал цветы и плел венки для украшения их могил. Голодный ребенок не имел приюта нигде кроме кладбища, но жестокий сторож избил его и прогнал. Мальчик стал скитаться по приморским улицам, питаясь остатками пищи, которые находил в мусорных ящиках.

Его приютили родственники, однако он не переставал чувствовать себя сиротой. Мать часто являлась ему во сне и утешала его; однажды она запретила ему плыть пароходом из Одессы. Мальчик остался в городе, а пароход в тот день затонул.

После окончания школы Иона продолжал обучение в духовном училище, где отмечали его хорошие способности и прекрасный голос, которым он украшал церковный хор.

Отрок никогда не переставал молиться, иногда даже засыпал во время молитвы. Известен случай, когда, изнуренный, он заснул с горящей свечой в руках и проснулся, когда на нем загорелась куртка. С ожогами был отвезен в больницу.

По окончании обучения Иона женился на Анастасии. В их браке родилось девять детей: три сына — Иосиф, Аркадий, Иоанн, и шесть дочерей — Вера, Надежда, Любовь, София, Мелания, Мария.

В 1884 г. отец Иона был рукоположен во диакона, а через два года — во священника. Преосвященный архиепископ Никанор (Бровкович), рукополагавший отца Иону, говорил окружающим: «Берите благословение у отца Ионы, это будущий добрый пастырь, и я чувствовал на нем особенную благодать. Душа его горит священным пламенем…». Духовный писатель, святитель Никанор назначил отца Иону сельским миссионером в село Кардашовка, население которого состояло преимущественно из штундистов (так называлось движение протестантской направленности, получившее распространение в России в XIX в. в среде немецких колонистов, а также части населения южнорусских губерний).

В Кардашовке о. Иона прослужил восемь лет, в результате две сотни штундистов вместе со своим руководителем присоединились к Православной Церкви.

С 1897 г. началось служение праведника в Свято-Успенском храме Одессы (ныне кафедральный собор). Прихожане ловили каждое слово отца Ионы. Он вдохновлял всех своим служением и проповедью. Верующие чувствовали в нем великого молитвенника. Дом отца Ионы был открыт для всех скорбящих и обездоленных, и никто не уходил неутешенным. Всех своих духовных чад праведник знал по имени, умело направлял, а особенно покровительствовал сиротам, многих кормил, одевал. Был со всеми ласков, внимателен.

Дома он молился непрестанно. Особенно была сильна его молитва в полночь. Во время бури отец Иона всегда был в храме и молился о находящихся в море. Ночью совершал полунощницы, читал акафисты.

3 июня 1901 г. отец Иона отслужил последнюю литургию в Успенском соборе, после которой сказал прихожанам следующее: «Промыслом Божиим, судьбы которого неиспытанны и неисследованны, указан мне новый жребий пастырского служения в Свято-Николаевском Портовом храме. Совершенно неожиданно совершилось для меня таковое назначение… Прощай, храм святой, где так хорошо мне было молиться с духовными детьми моими! Прощайте, дети. И не забывайте своего духовного отца в молитвах! Благодарю вас, и да благословит вас Господь за ваше усердие к молитве, которой вы так много утешали меня в скорбной моей жизни…».

Став в 1901 г. настоятелем Портовой церкви, отец Иона, как сказано, «раскрыл всю полноту своей боголюбивой, милосердной души».

Однажды привели к отцу Ионе бесноватого, и больной стал кричать. Батюшка после молитвы сказал духу: «Выйди из него!» — «Я страшный»,— отвечал бес. — «Праведник тебя не боится, а грешный не увидит!» — сказал отец Иона. После третьего повтора бес вышел.

За изгнание бесов враг жестоко мстил семье отца Ионы. Стоило ему изгнать беса, как в доме происходил пожар без всякой видимой причины. Измученная семья, зная, что снова будут беды, не любила, когда для исцеления приводили бесноватых.

Враг мстил отцу Ионе и через его родных детей. Почти всю жизнь они терпели скорби — их изгоняли из школы, у них были несчастливые браки и пр. Много горя принесла батюшке его дочь София. Скорбя о ее душе, перед своей смертью он сказал: «Я вымолю тебе у Бога мучительную смерть для покрытия твоих грехов и для спасения». Впоследствии она заболела, попала в дом умалишенных, была расстреляна немецкими оккупантами вместе с другими психически больными.

Отец Иона прекрасно пел и сам сочинял напевы на многие духовные песнопения. Им были написаны ноты к службе Успению Божией Матери.

Но особенно неизгладимые впечатления оставляли у прихожан его благолепные, необыкновенно благодатные богослужения.

Однажды его духовная дочь была свидетельницей силы молитвы старца. В день праздника Нерукотворного образа Спасителя по окончании обедни батюшка в облачении сошел с солеи, подошел к большому образу Нерукотворного Спаса, стоявшему в храме с правой стороны, и опустился пред ним на колени со словами: «Пречистому образу Твоему поклоняемся, Благий!» В этот момент лик Христа Спасителя сделался совершенно живым, сияющим.

Великий пост батюшка проводил очень строго: не вкушал ничего, часто причащался, никуда не отлучался из церкви, даже домой. Изредка только выходил в находившуюся рядом с алтарем комнату, куда никто не имел доступа кроме него. В ней помещался огромный, во всю стену, образ преп. Серафима Саровского, которого отец Иона весьма почитал.

Поразительные для современного человека подвиги совершали во время Великого поста духовные дети батюшки: в понедельник и вторник ничего не вкушали, в среду причащались и вкушали хлеб, который батюшка раздавал по окончании обедни, в четверг ничего не вкушали, в пятницу причащались и вкушали хлеб с чаем, в субботу причащались и вкушали вареное без елея, в воскресенье причащались и вкушали вареное с елеем. И таким образом проводили пост. В конце поста, как передавала одна духовная дочь отца Ионы, она перестала ощущать вес своего тела.

Восстановленный Свято-Никольский храм. Одесса

Один афонский инок говорил об отце Ионе: «Сердце мое наполнялось при его присутствии неизреченным миром и неизъяснимой радостью».

Очевидец писал: «Отец Иона погружает крест в воду и из креста льет воду в рот и на голову бесноватой. И — чудное дело! — бесноватая успокоилась, присмирела и встала в сторону. Я заметил, что крест у отца Ионы из кипарисового дерева, обложен по сторонам каким-то вызолоченным металлом, в подножие вставлена частица Животворящего Креста Господня. В середине креста есть пустота, в которую набирается вода и маленькими струйками льется чрез нижний конец креста. Богомольцы раскрывают рот и отец Иона льет воду из креста в рот и на лицо всем присутствующим в храме. После этого все прикладываются ко кресту, и отец Иона окропляет их святой водой. … Не могу передать благоговейного чувства в этот момент, только скажу, что даже закоренелый грешник придет в умиление от такой молитвы всей церкви. Недаром говорят, что нигде не помолишься, как у отца Ионы… Мне казалось, что я очутился в святой первохристианской семье, которая во главе со своим отцом пела победные, священные, великие гимны. По окончании трапезы и молитвы я вышел вслед за отцом Ионой во двор. По дороге отца Иону останавливали богомольцы с разными просьбами. Вот мать подводит дочь и просит благословения на поступление в монастырь. Далее поджидает вдовица с сиротами. Там стоят с письмами какие-то дальние приезжие. Всех выслушивает батюшка, никого не оставляет без слова утешения.

Я после узнал, что без благословения отца Ионы никто из его почитателей не начинает никакого важного дела или предприятия.

Мне не хотелось уходить отсюда. Казалось, я бы остался здесь навсегда, до конца дней моих…»

В пасхальное воскресение, похристосовавшись со всеми, батюшка раздавал угощения с нескольких возов, которые прибывали всякий раз на этот великий праздник. Но и в «обычные» воскресенья, и в праздничные дни отец Иона приглашал народ в странноприимницу, длинный одноэтажный каменный дом, где был приготовлен обед, и за стол на лавках усаживалось около ста человек, и можно было видеть здесь и священника, и иеромонаха, и купца, и простолюдина. Нечто подобное, как писал очевидец, было в первые века христианства, когда устраивались так называемые «вечери любви». «Мне казалось, что я очутился в святой первохристианской семье, которая во главе со своим отцом пела победные, священные, великие гимны».

В начале Русско-японской войны 1905 г. одесскому праведнику было следующее видение: он увидел Крест, на Кресте — Распятый Христос, а под Крестом сидел японский микадо.

Во время бунта на броненосце «Потемкин» погиб матрос Вакуленчук. Градоначальник Одессы запретил его похороны. Тогда матросы броненосца направили жерла пушек на город и послали делегацию к отцу Ионе. Праведник, несмотря на болезнь, отправился к городскому главе и уговорил его разрешить похоронить матроса. Затем совершил отпевание. Однако мятежного матроса предали земле за оградой кладбища.

Однажды в Одессу приехала крестьянка и привезла к знаменитому окулисту профессору В.П. Филатову двухлетнего сына, слепого от рождения. Но Филатов объяснил матери, что излечить ребенка не может, что наука в данном случае бессильна. Огорченная мать пошла к отцу Ионе, и батюшка обещал помолиться. Девять ночей простоял на молитве, служил непрерывно молебны и акафисты, а на десятый день ребенок на руках матери прозрел. Случай этот наделал в городе много шума. Советская власть устроила следствие и показательный суд.

На суд вызвали Филатова. Отцу Ионе вменили в вину обман и шантаж, но профессор Филатов твердо заявил, что это именно тот ребенок, которого он не брался излечить, и признал факт чуда.

Судьи стыдили Филатова, но профессор твердо стоял на своем, и суд окончился ничем.

После еще одного подобного случая офтальмолог стал посещать отца Иону и, как рассказывают, стал его другом. Когда спрашивали, как он нашел способ пересадки тканей, он отвечал: «При помощи молитв отца Ионы».

Был также удивительный случай изгнания отцом Ионой беса из человека, называвшего себя антихристом и смущавшего прихожан. Придя однажды на литургию и растолкав людей, он вошел прямо в алтарь и просил разрешения выйти к народу в качестве «антихриста». «Вот Престол и на нем восседает Царь Славы, поэтому ты, бес, молчи, а ты, Андрей, говори», — сказал батюшка, и во время этой необычной исповеди несколько раз запрещал бесу, наконец, совсем изгнав его. О человеке отец Иона сказал, что тот «станет серьезным подвижником».

Похороны святого праведного Ионы, по свидетельстам, были грандиозными. Отдать последний долг почившему пастырю в порту собралась вся православная Одесса — от босяков до знати. С целью уменьшения числа желающих присутствовать при погребении, власти перенесли день похорон с воскресенья на понедельник. Но напрасно — вся громадная Потемкинская лестница, внизу которой находились церковь св. Николая и дом, где батюшка жил, были густо заполнены людьми. Рабочие просили задержать вынос тела до четырех часов вечера, окончания трудового дня. Толпа народа поднялась за гробом по каменной лестнице на Ришельевскую улицу, где все балконы и окна были заняты людьми. Вблизи церквей и на перекрестках улиц служились литии. Гроб, крышку и дубовый крест портовые рабочие, несмотря на дальнее расстояние, несли на руках — от Свято-Николаевского храма к кладбищу на Слободке.

Выбрал место захоронения сам отец Иона.

Он запретил хоронить себя в Портовой церкви, предвидя ее разрушение. «Церковь разорят, храма этого не будет,— говорил священник и заповедал похоронить себя у могилы родителей, среди природы, которую он очень любил. — Храма не стройте, похороните около родных, чтобы птичка могла пропеть надо мной».

Могила отца Ионы до сих пор является местом молитвы для всех, хранящих память о праведнике. У иконы теплится лампада. Почитатели отца Ионы в дни его именин, смерти, праздничные и поминальные дни стекаются к его могиле, ища здесь молитвенной помощи у покойного батюшки и получая ее.

Одесса. Успенский собор. День почитания Ионы Атаманского

Портовая Свято-Николаевская церковь, настоятелем которой долгое время был протоиерей Иона Моисеевич Атаманский, после октябрьского переворота действительно была уничтожена. Но пришло время, когда вместе с реконструкцией морского вокзала возродилось новое здание Свято-Николаевской церкви. Красноречивая надпись внутри храма гласит: «В лето 1993 года Преблагий и Премилостивый Христос Бог наш вложи во ум благий совет рабу своему Николаю Павлюку дабы устроити церковь каменную в честь Святителя Чудотворца Николая. По вере же его и по тщанию его к святителю привезе мастеров италийских и украси ю паче иных. Благодатию Пресвятого и Животворящего Духа освятили ю Блаженнейший Владимир Митрополит Киевский и Всея Украины, Высокопреосвященнейший Агафангел Митрополит Одесский и Измаильский в лето 1994 года месяца октября, двадцатого дня, в день прославления иконы Божьей Матери “Умиление”». Автор проекта — одесский архитектор Владимир Калинин.

Одесский Праведник Иона Атаманский В 1995 г. Священный Синод УПЦ канонизировал для местного почитания трех святых: святителя Луку (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского; преподобного Иоанна Святогорского (из донецкого Святогорского Свято-Успенского монастыря, который в 2004 г. стал лаврой), затворника и пламенного молитвенника, а также протоиерея Иону Атаманского.

27 октября 2015 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви благословил внесение имени святого праведного Ионы Атаманского (+1924), Одесского, в месяцеслов УПЦ с установлением памяти в день обретения его мощей 18 июня / 1 июля. С 1995 г. святой праведный Иона Атаманский почитался как местночтимый святой Одесской епархии (день памяти — в день его блаженной кончины 17/30 мая).

«Величаем, Величаем тя, святый праведный отче наш Ионо, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего!»

Никто не уходил от праведного Ионы без утешения. Тем самым он воплотил в жизнь материнский наказ: «Хочу, чтобы ты был добрым пастырем».

И ныне батюшка незримо с нами, о чем свидетельствует неиссякаемый людской поток к раке праведного Ионы Одесского с его честными мощами, которая находится сегодня в Свято-Успенском Одесском кафедральном соборе.

Тропарь гласит: «Православия ревнителю, раскола и ереси искоренителю, Одесский целебниче и к Богу теплый молитвенниче, житием и чудесы твоими уподобился еси Кронштадтскому чудотворцу. Ионо праведный, моли Христа Бога спастися душам нашим».

«Скажи им: я живой!»

Год назад – 18 декабря 2012 года в Одессе, в Свято-Успенском Патриаршем монастыре отошёл в вечность схиархимандрит Иона (Игнатенко), духовник обители, один из самых почитаемых старцев нашей Церкви, чьи слова: «Нет отдельно Украины и России, а есть единая Святая Русь», — хранимы многими сердцами…

Он родился 10 октября 1925 года в большой крестьянской семье, в центре советской Украины; ныне это земли Кировоградской области; при крещении был наречён Владимиром, в честь Крестителя Руси… Что это было за время? В тот год, настрадавшись, умер Патриарх Тихон и ужесточились гонения на Церковь; в тот год был создан чудовищный «Союз безбожников», позже переименованный в «Союз воинствующих безбожников». «Через безбожие – к коммунизму!» — был лозунг этой организации. Недюжинные государственные силы включились в процесс обезбоживания, в результате чего Володя Игнатенко должен был вырасти человеком, не знающим Бога. Одновременно с государственным «штурмом небес» насаждался обновленческий раскол внутри Церкви…

История давняя, но в связи с подготовкой на Украине очередного раскола (в УПЦ на видные позиции выдвигается «оранжевая» группировка), стоит припомнить, что борцы с церковной традицией образца двадцатых годов придумали т.н. «живую церковь», которую не признал Патриарх Тихон и верующий народ…

Перед Пасхой 2013 года одной женщине (её супруг — духовное чадо о. Ионы) в тонком сне на рассвете явился батюшка и чётко произнёс: «Скажи им: я – живой!» Он предстал во весь рост, был в своей схимнической мантии, со священническим крестом… Она не знала – кому «им».

«Им», — возможно, не только его духовным чадам, но и новым борцам с Церковью, новым обновленцам-«западникам»…

В 1920-1930-е годы все учреждения, созданные для борьбы с Церковью, равно как и кураторы этих организаций из НКВД, столкнулись с препятствием неодолимой силы. Этим препятствием оказалась семья. Православная семья.

По плану Антирелигиозной комиссии, составленному воинствующими безбожниками, к 1936-1937 годам религию предполагалось изгнать из самых укромных её уголков. Самый укромный уголок – семья, где совершается разговор матери с ребёнком.

Старец Иона не раз вспоминал свою маму: «Мне в тридцать шестом году было 11 лет, я был младшим, девятым в семье. В школе нам говорят: зачем молиться, мы сделаем машины, сделаем Днепрогэс и будет коммунизм, все будут равны, все в достатке… Я прихожу домой и говорю: «Мама, в школе говорят: не надо молиться, они сделают рай». Она: «Дети, не слушайте безбожников, надо молиться! Рая на земле не будет… Труд и молитва спасают человека…» В других домах матери и бабушки отвечали «просвещённым» детям: «У них Бога нет. А у нас – есть!»

Перепись 1937 года, через полтора десятка лет оголтелой антирелигиозной пропаганды, показала, что 55 миллионов (это 56% населения, принявших участие в переписи, от 16 лет и старше) – люди верующие.

Ныне, в ХХI веке, ведя атаку на семью, в том числе и на институт материнства, лихие псевдоевропейцы явно учли опыт своих предшественников.

В годы коллективизации семью Игнатенко раскулачили. Старец вспоминал, не осуждая, со смирением: «Все забрали… последнюю коровку. За что раскулачили?! За то, что отец всю жизнь очень тяжело работал?!» В родителях он видел образец супружества: «Мать отцу и отец матери никогда не изменяли, потому что были с Богом…»

О его жизни известно, как это ни покажется странным, не так и много. Некоторые сведения противоречивы. Он окончил четыре класса, дальше учиться не имел возможности. По мирским меркам он был человек необразованный. Но о людях старец знал больше, чем мог сказать. Это осознавалось позже.

В молодости он работал в колхозе трактористом, однажды от изнеможения уснул за рулём. Трактор ехал сам по себе. Владимир открыл глаза и увидел перед собой человека – женщину! Резко затормозил, выскочил из кабины. Никого не было. Но под колёсами трактора был овраг. Старец знал – Богородица его спасла.

В поисках заработка он уехал в угольный край, работал шахтёром. Потом переехал на Кавказ, много и тяжело трудился на нефтяных промыслах. Узнав о монахах-отшельниках, живущих в Абхазии, отправился к ним и прожил в их среде, как говорят, несколько лет. Ему снилась мать. Монахи сказали: молится о тебе, тоскует. Он вернулся на Украину. Жил в Молдавии. Был женат. В 1964 году он впервые пришёл в Свято-Успенский Одесский монастырь. В тот год в обители отошёл ко Господу знаменитый старец – о. Кукша (Величко). Владимир хотел стать послушником, его не приняли. Вблизи монастыря, в глиняной горе над морем он соорудил себе пещерку-землянку, жил в ней; говорят, даже перезимовал там. Он разбирался в технике. Монастырь сидел без электричества. Владимир наладил работу дизельной установки. Через пять лет, в 1971 году он был принят в число братии.

Исповедник.jpg Как приходили и приезжали к о. Кукше, так со временем стали приезжать со всего света к о. Ионе. Вокруг него всегда было много народа. К нему на исповедь занимали очередь, порой, с трёх-четырёх часов ночи. Но он, когда не очень был болен (он страдал от болезни ног) часто говорил и с группами людей – и в келье у себя, и на воздухе – на монастырских дорожках.

Интересно, что людям он годами говорил одно и то же – о трудном детстве, о словах мамы, говорил о Серафиме Саровском, не уставал повторять, что совесть дороже миллионов и о том, что тому, кто утратил совесть, легко воровать, клеветать, убивать, грабить, насиловать… Они идут широким путем, но мы, православные, им не завидуем.По убеждениям он был монархист, государственник, любил и уважал Царя и его семью.

При всех повторах его разговоры имели, как оказалось, непреходящий, универсальный характер. В его словах каждый человек мог найти лично обращённое к нему. Просматривая сейчас некоторые ролики, выложенные на YouTube, удивляешься, что речи старца, произнесённые, скажем, пять лет назад, актуальны, словно б рождены в расплавленной магме сегодняшнего дня. Вот он говорит о вере и вдруг простодушно – о Западе: «Надо держаться нашей православной веры, это правильная вера. Исполнять Закон Божий. Закон Божий не нарушается (не переменяется), а закон государства нарушается. Был закон Всероссийский, а теперь Украинский. Это же западники соблазнили. А на Западе – геенна огненная.

Когда читаем Семёна Дивногорца, ему была открыта книга жизни: на Востоке Рай сладости, а на Западе геенна огненная. Поэтому нельзя Западу подчиняться. Им верить.

А люди поверили и разбили такую большую страну…».

Имя Иона означает «голубь». Он и был смиренен и небесен, как голубь. Никогда не сердился и ни с кем не спорил. Лишь покивает головой: «Ну да, ну да…». И продолжит своё. Случалось, его жестоко обижали. Он к этому относился со смирением: участь старца.

Встретить духовных чад о. Ионы можно повсюду, так их много было у него. У каждого свой рассказ.

Вот свёл меня случай с Владимиром – милицейским полковником в отставке. Он занимал серьёзнейшие должности, в том числе руководил службой внутренней безопасности Одесской милиции, по факту – это служба контрразведки. Но карьера его началась в маленьком городке Смела. В начале 1990-х он работал начальником линейного отдела транспортной милиции по станции им. Т. Шевченко. В органах правопорядка заведено – «перетасовывать руководящие кадры». Владимиру предложили переехать в Одессу, занять такую же должность. При нормальных обстоятельствах это было бы повышением. Но в те годы в милиции орудовали целые банды, в Одессе воровали вагонами, сбывая товар через рынок. Владимир переезжать не хотел, работа была отлажена, его подразделение занимало первое место. Он уже был воцерковлённым человеком, знал о. Иону. В церкви во время службы он мысленно обращался к нему, не в силах принять решение: вразуми, отец Иона! Вдруг к нему подошла незнакомая женщина, спросила: — Вы Володя, в милиции работаете?.. Батюшка Иона вам передал две просфоры и благословение ехать в Одессу. Всё сложилось удачно. О службе в Одессе можно мемуары писать. Со временем Владимир занял должность начальника милиции Одесской железной дороги, которая проходит по шести областям. Потом пригласили на работу в службу внутренней безопасности. Он стал часто бывать у о. Ионы. Приводил к нему некоторых своих коллег. Вспоминает тяжёлый случай, когда коллега собрался играть свадьбу дочери в пост. Отец Иона не благословил. Но домашние коллегу высмеяли, мол, нашёл, кого слушать, какого-то монаха… Несчастья начались с того, что коллега вёз к свадьбе фуру с шампанским и водкой, попал в аварию, всё разбилось вдребезги. Потом на жениха напала шпана, щёку порезали. А когда свадьбу играли, во время танца коллега на ровном месте упал так, что связки порвал, кости сломал, оказался в гипсе. Но и этим дело не кончилось…

Да ведь известно, если пошёл человек к старцу и получил совет, нужно исполнять.

Отец Иона бывал иногда очень немногословен, но каждое его слово бывало при этом столь весомо, что переменяло судьбы.

Послушница N., очень молоденькая, попросила у батюшки благословения стать монахиней. И он благословил. У этой девушки отец был важный чин. Тот примчался в монастырь, был в ярости, ругался и грозил, даже произнёс: убью, зарежу! Отец Иона спокойно, даже как будто и весело, посмотрел на него: «Ну что ж, убивай; убьёшь, все мои грехи на себя возьмёшь». Это произвело потрясающее действие. Кончилось тем, что чиновник сам воцерковился и стал духовным чадом о. Ионы.

О весомости слов о. Ионы говорил и другой мой «случайный» знакомый, Георгий из Ужгорода. Он рассказывает: «Мы группой приехали в Одессу под самый Новый год, 30 декабря 2011 года. В храме к о. Ионе была очередь, как сказали, небольшая. В иные времена люди ждали, чтобы исповедаться, и неделю. Было 5-6 человек. Я хотел рассказать ему длинный перечень грехов. Начал так: «Уповаю на материальный мир, слишком от него завишу…» И хотел продолжать. А он меня мягко, но строго остановил:

«А что твой материальный мир?! Одна Божия литургия всё превосходит! Одну её поставишь на чашу весов, она всё перевесит. Поэтому нужно ходить на Божественную литургию»! – И после некоторой паузы добавил: — Пока ещё есть время».

Георгий в церковь ходил эпизодически. Теперь он — учащийся Духовной академии.

Раба Божия Людмила все 18-е дни в течение минувшего года заказывала по о. Ионе панихиды. Она была его духовным чадом и много лет ездила к нему за 500 км. Находилась она в монастыре и в день его кончины. Был мороз, необычный для Одессы. Служился молебен у образа Матери Божией «Целительница» о здравии болящего о. Ионы. Вдруг дважды ударил колокол. Вошёл монах и сказал, что батюшка скончался. Храм наполнился громкими рыданиями. Под всеобщий плач отец Павел взволнованно стал служить панихиду… Людмила говорит: «Все эти дни и ночи с 18 по 22 декабря 2012 года стояла холодная морозная погода, а окна и двери собора, где лежал наш Батюшка, сотрясались от яростного свирепого ветра… Никогда ещё в своей жизни мне не доводилось видеть столько живых цветов среди зимы. Весь собор был украшен огромными букетами из роз, преимущественно белых и красных. Подумалось: как в Пасху. И она наступила. 22.12.12 в день погребения ветер утих, выглянуло солнышко и так ярко и ласково улыбалось нам всем, будто согревая наши осиротевшие души. А когда все дружно запели «Христос Воскресе из мертвых», скорбь сменила пасхальная радость в душе…»

Старец иона одесский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *