СТАРИЦА — Схимонахиня Мария «Самарская» Воспоминания: Осенью 1999 года у нас с женой сложилась непростая ситуация. Дело в том, что жена, похоже, забеременела, но точной уверенности у нее не бло. Поехали в женскую консультацию, но врач-гинеколог сделала странное заключение: «Возможно, Вы беременны, но, скорее всего, нет». Мы остались в недоумении от такого «профессионализма». Другой метод точного результата тоже не показал. Матушка Мария в это время жила в Оптиной пустыни со своей келейницей монахиней Евгенией. Моя старшая сестра Галина, духовная дочь матушки, иногда звонила им в монастырь. Я попросил сестру, чтобы она, когда будет звонить матушке Евгении, в свою очередь попросила ее спросить старицу о нашей ситуации. И вот Галя звонит в Оптину пустынь и говорит келейнице матушки Марии: «Спроси, пожалуйста, матушку: в положении Татьяна у отца Сергия или нет?» И тут же слышит в трубке громкий матушкин голос: «Замечательный мальчик родится, замечательный!» Великой нашей блаженной старице было ведомо все. Действительно, летом 2000 года у нас родился замечательный мальчик, который радует нас все это время. А о старшем нашем сыне еще до его рождения в 1994 году матушка Мария произнесла непонятную тогда для нас фразу: «Диво родится». Лишь через несколько лет мы поняли ее смысл. До сих пор не перестаем удивляться своему старшему сыну во всех отношениях: и в хорошем, и в плохом. Когда мы жили на квартире, моя сестра, ездившая к старице в Кинель-Черкассы, как-то попросила ее: «Матушка, помолись, чтобы у моего брата было свое жилье». Блаженная ответила вопросом: «А на каком он этаже живет: на пятом, на восьмом, на первом?» И действительно, мы снимали квартиру на пятом этаже, потом купили «гостинку» на восьмом, а сейчас живем в трехкомнатной квартире на первом этаже. Перед матушкой было открыто будущее. И многое в нашей жизни происходило по ее святым молитвам. До пострига в схиму старица жила у келейницы (впоследствии монахини Евгении) на поляне Фрунзе (ныне Барбошина поляна), недалеко от Кирилло-Мефодиевского храма, где я служу. Однажды вечером, когда моя сестра с мужем Виктором были у матушки Марии, а ее келейница отлучилась по делам, матушка говорит им: «Айдате гулять!» Вышли они с ней на улицу, а старица взяла их под руки и просит: «Отведите меня в белую церковь». Сестра отвечает: «Матушка, здесь нет никакой белой церкви». Мария Ивановна уточняет: «Да вон там, через дорогу», — и показывает в сторону нашего строящегося собора (а служили мы временно в молитвенном доме, где сейчас у нас крестильня). Галя возражает: «Да уже поздно, ворота в храм закрыты». Но старица не сдается: «А пусть он, — показывает на зятя, — перелезет через них и откроет нам». Сестра забезпокоилась, что Евгения вернется домой, а их нет, и повели они с Виктором матушку назад. Через несколько лет после смерти матушки происходит такой случай. В нашем уже выстроенном белокаменном соборе («белая церковь») на второй день после Рождества вечером должен был служить Архиепископ Сергий, но он не смог приехать. Приехали приглашенные священники, мы соборно совершили праздничное Богослужение. В близлежащем кафе был приготовлен праздничный ужин. После ужина меня, еще двоих батюшек и дьякона привезли обратно в храм, где оставалась наша верхняя одежда. Но сторожа, не зная, что мы вернемся, закрыли ворота храма. Что делать? Другие священники решили звонить с мобильного телефона в сторожку, чтобы сторожа открыли большие центральные ворота, а я пошел к маленьким хозяйственным, которые во время строительства собора были единственными и через которые предлагала перелезть матушка Мария Ивановна. Я прямо в рясе, осторожно, чтобы не зацепиться, перелезаю через ворота — и в это время вспоминаю вдруг слова старицы: «А пусть он перелезет через них и откроет нам». Так неожиданно слова матушки обрели реальный смысл в этом курьезном случае, произошедшем со мной.

Старцы в России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *