Неизвестные подвиги русских священников в Великую Отечественную войну

Сотни священников в Великую Отечественную войну героически защищали Родину

Сотни священников в Великую Отечественную войну героически защищали Родину

В России не принято говорить о вкладе священнослужителей в Победу. Часть церковных деятелей считает предателями тех попов, что молились за Победу Красной Армии и за успех своих гонителей — коммунистов. Вместо рассказа о реальных подвигах духовенства нам втюхивают фильм «Поп». Официально прототипом главного героя назван Алексей ИОНОВ — священник-власовец, драпанувший с немцами. Ему нагло приписывают героические поступки тех батюшек, кто разделил со своим народом всю жуть войны и был верен Родине. О них наш рассказ.

Подвиг попов в Великой Отечественной войне рыночным умом не понять. Судите сами. Они защищали Родину, которая, казалось бы, предала их и безжалостно уничтожала вплоть до войны.

Только в 1937 году были арестованы 136 900 православных священников и церковнослужителей, из них расстреляны 85 300. В 1938 году арестованы 28 300 клириков, расстреляны — 21 500. В 1939 году из 1500 арестованных расстреляли 900. За 1940 — 1941 годы арестованы 9100 клириков, расстреляны — 3000.

И вот чудом выживших, отбывших срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, лишенных своих приходов в августе 1941-го Родина призывает в строй. Но может ли священнослужитель, пусть и лишенный прихода, взять в руки оружие и идти убивать?

Звон колоколов, присланных маршалом ЖУКОВЫМ сельской Свято-Крестовоздвиженской церкви близ Бреста, ежедневно напоминает о подвиге народа и духовенства

Священная война

Обиженным священникам нужно было лишь затаиться, когда военкоматы атаковали рвавшиеся на фронт добровольцы. Или сдаться в плен. Что иные и делали. А потом, как прототип героя фильма «Поп», священник-власовец Алексей Ионов, эвакуироваться с семьей в Германию, затем перебраться в США, влиться в ряды РПЦЗ и сегодня с помощью кинематографа прослыть в России праведником, якобы отправленным в ГУЛАГ. Но как ни окал старательно актер Сергей Маковецкий, изображая сельского батюшку, фильм в прокате с треском провалился.

Настоящие русские священнослужители не потрафляли врагу и не лицемерили, прикрываясь ветхозаветной заповедью «Не убий», а руководствовались другой заповедью Христа: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя». И молились за своих гонителей-коммунистов, как и Иисус молился за распинавших его иудеев и «умывших руки» римлян: «Не ведают, чего творят».

— Православная наша церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг, — в первый же день войны писал в своем воззвании глава РПЦ митрополит Сергий (Страгородский), ныне критикуемый за содействие «красным бесам». — А если молчаливость пастыря, его некасательство к переживаемому паствой объяснится еще и лукавыми соображениями насчет возможных выгод на той стороне границы, то это будет прямая измена Родине и своему пастырскому долгу.

Отважный поп Василий КОПЫЧКО

Попы, дьяконы, певчие, псаломщики, как некогда и герои Куликовской битвы монахи-богатыри Пересвет и Ослябя, встали на защиту русского народа, отлично понимая, почему для немцев все мы были русские, вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Никто не вел отдельного учета этому пополнению Красной Армии и его подвигам. Протоиерей Николай Агафонов, автор книги «Ратные подвиги православного духовенства», собирая свидетельства по крупицам, утверждает, что «многие сотни отбывших срок священнослужителей в армии стали танкистами, артиллеристами, пехотинцами». Более сотни были награждены медалями и орденами. 40 священников удостоены медалей «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы». Более 50 были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Несколько десятков получили медали «Партизан Великой Отечественной войны». А сколько героев-солдат и боевых офицеров, в тяжелую минуту дав такое слово Богу, после войны стали священниками или монахами. И гордо 9 Мая прикалывали к рясам ордена и медали.

Сергей МАКОВЕЦКИЙ сыграл неоднозначную роль

Разведчики и партизаны

В октябре 1943 года впервые в истории Советского Союза сразу 12 священнослужителям вручили высокие государственные награды. К этому времени за содействие партизанскому движению только в Полесской епархии на территориях нынешней Западной Украины и землях, отошедших к Польше, фашисты зверски пытали и расстреляли каждого второго православного священника. Особая жестокость гитлеровцев к русскому духовенству была устрашающей контрмерой.

Получив летом 1942 года благословление митрополита Сергия на любую помощь партизанам, батюшки не только становились связными и разведчиками, но и уходили в отряды или отправляли служить в них своих сыновей и дочерей. Организовывали взаимодействие с городским подпольем, доставляли участникам операций фальшивые документы и одежду, вывозили раненых в госпитали или в дома надежных людей, привозили еду и медикаменты.

Священник Василий Копычко умудрялся исполнять почти все перечисленные функции. И был прозван партизанами Политинформатор за регулярную доставку сводок Совинформбюро и доведение их сути прихожанам на проповеди. За что фашисты сожгли и церковь, и его дом. Семью спасли прихожане. Удостоен ордена Отечественной войны II степени, а также медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «За победу над Германией».

Потомственный священник Косьма Раина пришел в партизанский лагерь к своим сыновьям за подмогой. Их мать вместе с другими женами партизан и детьми немцы угоняли в концлагерь. Не колеблясь, отец Косьма взял оружие и вместе с отрядом пошел отбивать женщин и детей. Семья выжила и собралась вместе в 1946 году, когда сыновья вернулись с воинской службы.

Медаль Фёдору ПУЗАНОВУ вручает Герой Советского Союза Константин КАРИЦКИЙ

Герой двух мировых войн — крестьянин Федор Пузанов грамоту знал плохо, но псалмы хорошо. За храбрость в Первой мировой был награжден тремя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью II степени, аналогом ее станет советская медаль «За отвагу». В конце 1920-х стал диаконом и был арестован. По логике немцев, такие, как он, «царевы воины» должны были горячо молиться за победу германского оружия. И Псковская миссия, где после расстрела священников сначала красными, потом фашистами такие молебны уже служили, направила отца Федора возносить многолетия вождям рейха в храм села Хохловы Горки на Псковщине.

Но батюшка добро и зло не путал, вошел в доверие к немцам и стал партизанским разведчиком. За фашистов не молился, ссылаясь на необразованность и формальное знание канонической службы. Словом, косил под недотепу, а сам поставлял партизанам ценные сведения. И хитростью спас более 300 сельчан, собранных фашистами в колонну для угона в Германию. Догнав ее за селом, отец Федор «предупредил» немцев, будто впереди партизаны, и «согласился» покараулить земляков, пока мотоциклетный конвой проверит обстановку. А сам увел людей в партизанский отряд. Награжден медалью «Партизан Великой Отечественной войны». Но проявленного своеволия местные иерархи и власть ему не забыли. Вскоре после Победы освободили от обязанностей благочинного.

Александр ВИШНЯКОВ. За спасение многих евреев удостоен звания «Праведник мира»

Обратил полицаев

Подвиг протоиерея Александра Романушко, по сути, и отражен в фильме «Поп». Разница в том, что отец Александр с лета 1942 года служил не в храме, а партизанским священником в Пинском соединении под командованием легендарного Василия Коржа. Его партизаны провели в тылу врага 1119 дней, уничтожили более 26 тыс. фашистов, разгромили 60 немецких гарнизонов и 5 железнодорожных станций, пустили под откос 468 эшелонов, разрушили 519 км телефонно-телеграфных линий. Отец Александр участвовал во многих боевых и разведывательных операциях.

Летом 1943 года к Коржу пришли местные жители, родители убитого полицая, с просьбой «командировать батюшку» на отпевание. Генерал оставил решение за попом. Отец Александр приехал на кладбище, где его ждали вооруженные полицаи десятков сел в сопровождении двух автоматчиков, облачился, покадил и вдруг сказал: «Братья и сестры, я понимаю горе матери и отца убиенного. Но не наших молитв и «Со святыми упокой» заслужил во гробе лежащий. Он — изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Предадим же его анафеме!»

Полицаи оторопели, а поп продолжал:

— К вам, заблудшим, моя последняя просьба: искупите перед Богом и людьми свою вину и обратите свое оружие против тех, кто уничтожает наш народ.

Часть полицаев прямо с кладбища ушла вместе с батюшкой, а оставшиеся не посмели по ним стрелять. За этот подвиг отца Александра наградили медалью «Партизан Великой Отечественной войны» I степени.

Патриарх Московский и всея Руси Пимен (ИЗВЕКОВ) свой гражданский долг выразил так: «Нельзя быть преданным сыном Церкви, не ощущая живой связи со своей Родиной»

Голгофа в Бабьем Яру

Предки магистра богословия архимандрита Александра Вишнякова три века были церковниками. Один из них служил священником еще в войске Ивана Грозного в походе на Казань. За подвиг в Первой мировой войне отец Александр в порядке исключения был награжден солдатским Георгиевским крестом. Когда был убит командир роты и солдаты начали отступать, полковой священник поднял над головой свой наперсный крест и повел людей в атаку.

В Гражданскую чуть было не примкнул к Деникину. Но не было на то Божьей воли — слег с сыпным тифом. Потом начались тюрьмы, ссылки, лагеря. Освободившись в 1940 году, он получил приход в Киеве, куда немцы вошли уже 19 сентября 1941 года. А с ними униаты и автокефалисты-самостийники, а также бандеровцы и прочие националисты, для которых отец Александр был «клятый москаль», крестивший евреев. С риском для жизни на каждой службе священник читал послание митрополита Сергия к русскому народу. Об этом донесли фашистам, и он попал в гестапо. Спасли образованность, блестящий немецкий язык и биография многократно репрессированного. Немцы Вишнякова отпустили в надежде использовать.

29 сентября 1941 года, когда начались расстрелы в Бабьем Яру, к отцу Александру прибежал за помощью сосед — мадьярский еврей, семью которого батюшка окрестил еще до войны. И умолял спасти жену и троих детей, немцы увели их на расстрел. Надев на рясу Георгиевский крест, батюшка пошел в Бабий Яр. Показал офицерам удостоверение о крещении семьи и добился разрешения ее отыскать. Но одного ребенка до ночи не нашел.

А наутро в церкви зазвучала его антинацистская проповедь. Этого гестаповцы не простили. Больше месяца его пытали, тщетно выбивая имена крещеных евреев и согласие на сотрудничество. И 9 ноября в колонне военнопленных красноармейцев, подпольщиков, попов и евреев повели на расстрел. Отвели метров на 30 от колонны, расстреляли на его глазах протоиерея Павла (Остренского) и схимонахиню Есфирь, а затем заставили донага раздеться, привязали колючей проволокой руки и ноги к двум скрещенным бревнам, облили бензином и подожгли. Полицаи не заметили, что поп, раздеваясь, положил в рот свой нательный крестик.

Священник горел, не размыкая губ. Его молчание потрясло даже гестаповцев.

Поп-герой Александр РОМАНУШКО с партизанами

Богоматерь полк спасла

Будущий патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков) в августе 1941 года был призван в армию в Узбекистане, где отбывал ссылку. В составе 702-го стрелкового полка воевал на Южном и Степном фронтах. Командовал ротой, дослужился до майора. Все знали, что он бывший поп. В 1943 году полк попал в окружение, и солдаты просили, мол, «помолись за нас, батюшка». Сергей Извеков достал маленькую иконку Божьей Матери, помолился и предложил штабистам направление прорыва. Полк спасся.

Но молва о том, что путь указала Извекову сама Богородица, завершилась для него приговором к двум годам тюрьмы. Однако он каким-то чудом ее избежал, попав в больницу с туберкулезом позвоночника. В архиве Минобороны найден документ, гласящий, что Извеков «28 июня 1943 года пропал без вести, исключен (из списка части. — Е. К.) приказом ГУК НВС №01464 от 17 июня 1946 года».

Нашли его в Благовещенском монастыре Мурома по запросам службы, начислявшей пенсии красноармейцам, амнистированным в связи с Победой над Германией. После легализации прошел все ступени церковной иерархии, и 30 мая 1971 года был избран главой РПЦ.

Почему Гитлер открывал церкви

Всесоюзная перепись населения, проведенная в январе 1937 года, показала, что вопреки атеистической пропаганде и массовому закрытию церквей две трети сельского населения и одна треть горожан считают себя верующими.

— Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, — писал Гитлеру член Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей митрополит Анастасий 12 июня 1938 года, — постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности.

К лету 1941 года в СССР действовало 3732 храма, включая католические, униатские, протестантские и прочие. Из них 3350, то есть почти все, приходилось на территории Западной Украины, Белоруссии, Молдавии и Прибалтики.

Поверив Анастасию, Гитлер сделал ставку на открытие храмов для завоевания доверия русских верующих и прошедших через репрессии священнослужителей.

Но жестоко просчитался.

Отвоевав, ушли в монахи

Борис БАРТОВ. Протоиерей храма в г. Кунгура

Матушка Андриана (разведчица Наташа МАЛЫШЕВА)

Матушка София (радистка Катя ОШАРИНА)

Василий БРЫЛЕВ. Батюшка с. Большое Свинорье

ОТЕЦ ПЕТР

На выставке известного сергиевопосадского фотокорреспондента Алексея Севастьянова «Победившие войну», которая открылась в канун Дня Победы, есть один снимок. На нем изображен священник в храмовом интерьере, однако надпись гласит: «Капитан Петр Бахтин». Кто-то посчитал, что подпись перепутана, а кому-то понятно, что, скорее всего, воевавший человек изменил свою мирскую судьбу.

Так оно и есть. А уж если говорить о переменчивости судьбы, то Петра Сергеевича Бахтина она неоднократно испытывала смертью, тюрьмой, дарила надежду и отнимала ее.

Несколько лет назад протоиерея Петра не стало. Однако его жизнь продолжается в тех, кого он младенцем опускал в крестильную купель, кого исповедовал, кого защищал в кровопролитной войне. И высокий стиль здесь абсолютно уместен: на алтарь Победы Петр Бахтин положил свою юность, здоровье, страдание близких, ушедших товарищей и неизбывные материнские слезы. Прошел тяжелую войну, вернулся домой, начал строить мирную жизнь, но был приговор к расстрелу с конфискацией имущества и воинских наград.

ОДНАКО ВСЕ ПО ПОРЯДКУ

…Почти двадцать три года назад, когда у меня родился сын, муж сестры Николай сразу сказал: «Будем крестить парня только у Петра Сергеевича». Почему только у него, спросила я, и кто он, этот Петр Сергеевич? Это настоящий священник, настоящий мужик, ответил наш родственник.

Подошло время, назначили день и час крещения ребенка.

Отец Петр жил в частном доме на Северном поселке, на правой его стороне от Москвы. Когда мы подъехали, из дома вышел статный священник с окладистой бородой, строгим лицом и размашистыми движениями. Он поздоровался, сел в свою машину, махнул оттуда рукой и поехал вперед. На первом же посту ГАИ милиционер взметнул вверх жезл, потом мгновенно опустил, и тут же полосатая палка приняла горизонтальное положение, указывая беспрепятственный проезд. Отец Петр приветственно поднял руку, и мы помчались за ним дальше. Николай засмеялся: «Вот как надо рулить гаишниками!»

В селе Большое Семеновское Петр Сергеевич сначала провел нас по храму, совершил своего рода экскурсию. Незадолго до этого церковь обокрали, унесли четырнадцать намоленных икон, и было видно, что настоятель храма расстроен.

Он все сделал сам: надел облачение, согрел воду, налил ее в большую купель, улыбнулся двум Женькам (мы ездили с друзьями и их малышом) и провел полный обряд. Наши мальчишки, видимо, почувствовали его положительную энергетику и почти не плакали.

На обратном пути он попросил меня вместе с сыном сесть в его машину. И теперь не знаю — почему, но разговаривать он начал так, как будто мы были знакомы и раньше.

Надо отметить, что это был конец восьмидесятых годов, когда церковь еще не имела нынешнего статуса, многие из нас были от нее отдалены, поэтому дорожная беседа с отцом Петром произвела сильное впечатление. Он продолжил напутствия, которые давал нам в храме. Говорил об истинных ценностях жизни, о том, как важно воспитывать сына в православных традициях, прививать ра-

зумное, доброе, постараться сделать его сильным человеком, умеющим противостоять вредным привычкам, искушениям.

Простота его речи, искренность, отсутствие разделяющей назидательности располагали, у нас даже начал складываться диалог. Незадолго до въезда в Сергиев Посад Петр Сергеевич достал фотографию, протянул ее мне и сказал: «Если бы родители не воспитывали во мне того, о чем я вам говорил, вряд ли бы я выжил».

Со снимка смотрел человек в военной форме в звании капитана с боевыми наградами на груди. Это был Петр Сергеевич. Заметив мое изумление, сказал: «Не надо удивляться, после войны немало воевавших стали священниками».

А еще батюшка дал мне книгу, говоря простым языком, подарил ликбез по православию.

Спустя годы Николай сказал однажды: «Петра Сергеевича больше нет». Наша печаль по этому незаурядному человеку была такой же искренней, с какой когда-то он говорил о вере и духовности.

Уже после кончины Петра Сергеевича Бахтина я узнала о тяжелых испытаниях, выпавших на его долю.

***

Мы оказались земляками. Петр Бахтин родился в 1918 году на Орловщине, в селе Бородинка, недалеко от городка Ливны. Семья его была крестьянской, шестидетной, отец Сергей Дмитриевич хоть и прошел Первую мировую, никаких привилегий не имел. С женой Татьяной они работали с утра до ночи, чтобы прокормить семью.

Семья не захотела вступать в колхоз и попала в категорию спецпереселенцев. Для «освоения целинных земель и разработки Карагандинского угольного бассейна» их направили в безлюдные, никем не освоенные казахстанские степи. Туда сгоняли тысячи других семей, статистика потом покажет, что там удалось выжить только каждому четвертому… Семья Бахтиных не попала в счастливую четверть: здесь умер отец и несколько детей.

Тяжелое житье закалило Петра. Кроме работы по дому он каждый день ходил в школу за восемь километров. Хорошая учеба была средством выбраться из глуши, поэтому он учился с большим упорством.

В 1938 году Петра Бахтина призвали в армию, где служить ему довелось целых девять лет.

Когда Бахтин учился в полковой школе, началась финская война, и всем курсантам предложили отправиться туда добровольно. Все, как один, согласились.

После первой своей войны он стал старшиной, поступил в Костромское артиллерийское училище, хотя служил в кавалерийском полку. Видимо, курсант уже определился в жизни, избрал для себя путь военного человека.

В самом начале Великой Отечественной войны Петр оказался в числе первых, кто увидел ее страшное лицо. Вместе с товарищами курсант Бахтин на себе испытал горечь сдачи врагу городов и сел, чувство унижения солдата-отступленца.

Он уцелел в тяжелых оборонительных боях под Смоленском, получил первое ранение под Ленинградом, у Волхова ходил в обреченную штыковую атаку.

После победы в Сталинградской битве наша армия развернулась на запад. Бахтин стал участником освобождения Киева. Далее Белоруссия, Польша с форсированием Вислы, Чехословакия. Исход войны был практически предрешен.

Петр Бахтин многократно бывал в разведке. Как-то ушли на задание два человека и не вернулись. А «язык» нужен был как воздух. И Петр вызвался пойти один, чтобы сохранить жизнь другому. Дело оказалось очень трудным, рискованным, но он добыл этого «языка».

Перед штурмом Праги его с разведгруппой на парашютах забросили в тыл к немцам. От разведчиков пошли первые данные, но их засекли немцы, начали массированный обстрел. Бахтина тяжело ранило в ногу. Превозмогая боль, он сполз в яму, сумел сам себя перевязать. Его нашли жители-чехи и принесли в свой госпиталь. Он выжил и даже вернулся в часть.

За этот и другие подвиги комбата Бахтина представили к званию Героя Советского Союза. Однако подвиг фронтовика разошелся с решением политотдела: редкий случай — Бахтин был беспартийным офицером, поэтому вместо Героя наградили орденом Красного Знамени.

Зная даже немного о его военных дорогах, еще и еще раз понимаешь настоящую цену нашей Победы, добытую кровью и потом миллионов солдат.

***

Через два года после войны в звании капитана он вернулся к родным в Караганду. На груди — орден Красного Знамени, два ордена Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды и три ранения в придачу.

После девяти лет армейской жизни нужно было привыкать к жизни мирной, и он пошел преподавать военное дело в техникум. Обе войны в нем были еще живы, поэтому обучал ребят по максимальной программе.

Грамотного педагога заметили, хотели послать учиться по партийной линии — капитан Бахтин перед демобилизацией вступил-таки в партию. Вот ведь коллизия: геройского звания оказался не достоин, а идеологической работой заниматься — так в самый раз.

Надо сказать, его мама Татьяна Ивановна всю войну, от первого до последнего денечка, вымаливала сына у смерти. Материнская сила победила, а как иначе объяснить, что при трех ранениях он остался живым?

Когда чехи спасли его, врач в госпитале, верующий человек, часто разговаривал с советским офицером о Боге, а в дорогу дал ему Библию.

Уже в Караганде Петр Сергеевич встретился со старцем Севастианом, сосланным туда в годы репрессий, а в девяностые признанным святым. Частые беседы с батюшкой и совет мамы пойти по священническому пути стали решающими.

Петр Сергеевич Бахтин сдал партбилет. Его вызывали на партбюро, недоумевали, увещевали: как ты, советский офицер, орденоносец, выходишь из партии? Однако он остался непреклонен и поступил в Московскую духовную семинарию.

Что в его жизни, в его поступках можно было посчитать опасным для государства? Что он защищал его на двух войнах? Что ни разу не укрылся за спинами товарищей, а шел часто впереди всех под пули и снаряды? Что был представлен к званию Героя и несправедливо его лишен, но не обиделся? Что доказал преданность Отечеству тремя ранениями?

Этих «что» в пользу фронтовика много, только в определенный момент они не уберегли его: по ложному доносу второкурсник Петр Бахтин и еще 18 фронтовиков-семинаристов были арестованы. Приговор к расстрелу поверг родных в ужас. А что испытал сам осужденный, можно только догадываться.

Ввиду отмены смертной казни по Указу 1947 года высшую меру ему заменили 25 годами тюрьмы и ссылкой на поселение на 5 лет.

В ходе следствия у Бахтина отобрали нательный крест, Библию и все до единой боевые награды. Все, подчистую.

Через пять лет, в 1956 году, Петра Бахтина по амнистии освободили из пермской тюрьмы, судимость сняли, а потом и реабилитировали.

По выходе из тюрьмы ему выдали пакет, где лежал крест, Библия и орденские колодки. Завоеванных наград не вернули, ни одной, но он благодарил Бога за освобождение, потому что из всей группы арестованных в живых осталось только двое.

Он восстановился в семинарии, успешно ее окончил. Отношения со старцем Севастианом не прервал, более того, батюшка благословил его на женитьбу — на девушке, которая впоследствии стала мастерицей шитья церковных облачений.

***

Дьякон Петр служил в Переславле-Залесском, в Новгородской, Воронежской и Московской областях преимущественно в бедных приходах. Матушка Лариса не роптала, принимала служение мужа, как и подобает, терпеливо. А он, чтобы прокормить ее и троих сыновей, случалось, подряжался грузчиком. Однажды за этим занятием его застал местный председатель колхоза, узнал. Оказалось, они вместе форсировали Вислу.

Предприимчивые люди не раз говорили ему: пойди на рынок, купи невозвращенные ордена, ты же их заслужил, да и орденские книжки сохранились. «Не могу, так не могу…» — отвечал он. Однажды по случаю Дня Победы его пригласили в Кремль, чужие ордена выдали напрокат…

В возрасте пятидесяти двух лет его назначили в село Большое Семеновское настоятелем красивого Богоявленского храма с тремя престолами. Это было последнее, длиною в 33 года, место его служения, за что он был удостоен высоких церковных наград — за восстановление церкви, за создание крепкой дружной общины.

В январе 2005 года, не дожив до 60-летия Победы всего три месяца, митрофорный протоиерей Петр, клирик Московской епархии, скончался. В Ильинской церкви Сергиева Посада его отпевал архиепископ

Можайский Григорий, которому помогали в этом печальном обряде священники-сыновья отца Петра Александр, Сергей и Алексей. Провожали его в последний путь два хора Троице-Сергиевой лавры. На старом кладбище Сергиева Посада воинский расчет произвел троекратный залп, отдавая дань уважения солдату Великой Отечественной.

Петр Сергеевич Бахтин остался в памяти людей настоящим священником, доступным для верующих и ищущих веру. Его пастырское слово западало в душу, облегчало и возвышало ее. При этом он был земным человеком: сам копал огород, неплохо знал строительное дело, отлично варил квас, пек блины, купался зимой в проруби.

…Тот эпизод на посту ГАИ, с которого начат рассказ о Петре Сергеевиче, не единичный. Говорят, можно было видеть и такую картину: едет отец Петр, а на посту ГАИ офицер берет под козырек, несведущим же говорит: «Это едет наш батюшка, военный человек».

Валентина БОЛОТОВА

Газета «Вперед»

  • Все новости раздела >>

У военных священников есть свое оружие

Кто такие военные священники? В каких «горячих точках» они служат и как они живут? О том, какую роль играют военные священнослужители в конфликтных точках и как помогают солдатам, рассказал председатель Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами протоиерей Сергий Приваловв программе «Образ» на Царьграде.

В чем особенность военных священников

Вероника Иващенко:Для начала позвольте спросить: какую роль священнослужители сегодня играют в вооруженных российских силах?

Сергий Привалов:Роль всегда было высока. Эта роль — привнести духовную составляющую в служение Отечеству.

В настоящее время военный священник — он, с одной стороны, такой же священник, как на приходе. Но в нем есть одно, наверное, самое кардинальное отличие. Он готов быть вместе с военнослужащими. Он готов быть вместе с теми, кто защищает наше Отечество, нашу Родину, наши самобытные традиции, нашу духовную жизнь. И в этом случае священнослужитель становится не только в ряд тех, кто с оружием защищает. Но он привносит в эту вооруженную защиту духовный смысл.

Дополнительную силу.

Не только дополнительную духовную силу, но, с другой стороны, и нравственную составляющую. Потому как священнослужитель — это человек, имеющий призвание от Бога. Он вносит в воинское формирование очеловечение и осмысление того служения, к которому призваны военнослужащие. Люди с оружием — для них это ответственное послушание. И применение этого совершеннейшего оружия сегодня должно быть в чистых руках, с нравственным камертоном в душе каждого человека. А это, в первую очередь, характерно тому, что привносит священнослужитель в войсках.

Православные священники в Сирии

Отец Сергий, сейчас наши военнослужащие участвуют в боевых действиях в Сирии. Скажите, каким-то образом в этих тяжелейших условиях их духовно окормляют православные священники?

Да. Практически ежедневно совершаются богослужения. На авиабазе в Хмеймиме штатный военный священник присутствует вместе с военнослужащими. Более того, в большие праздники, великие праздники Русская Православная Церковь направляет дополнительно священнослужителей и певчих для участия в богослужениях не только на авиабазе Хмеймим, но и на военно-морскую базу Тартус.

Вот в Хмеймиме буквально совсем недавно состоялось освящение православной часовни в честь святаго великомученика Георгия Победоносца. И должен в скором времени быть освящен храм в Тартусе, в честь святаго праведного воина Федора Ушакова. Вот владыки, и тартусский, и владыка, который омофором покрывает Антиохийский патриархат и, в частности, авиабазу в Хмеймиме благословили сооружение православных церковных духовных. И вот совсем недавно принимали участие с владыкой Антонием Ахтубинским и Енотаевским в освящении этой часовни. Весь личный состав присутствовал на освящении.

Поэтому священники рядом. Священники внутри воинских формирований, они вместе с военнослужащими, даже в этих так называемых «горячих точках».

Наше главное оружие — это молитва

Отец Сергий, недавно Святейший Патриарх Кирилл высказался об идеале христолюбивого воинства, приведя в пример войну на Ближнем Востоке. Действительно борьба с тем самым страшным врагом невозможна только с помощью оружия?

Конечно. Поэтому и Русская Православная Церковь молится. Самое главное наше оружие — это молитва. И чем больше будет последователей христианской веры в мире, тем чище, тем духовнее, тем более миролюбивым станет человечество.

Поэтому религия любви, христианство — это такой потенциал, к которому должны прибегать люди. Они должны сравнить и другие религии, и, в первую очередь, тех людей, которые вообще отвергают религию и хотят быть т.н. атеистами. Или те, которые выбирают путь псевдорелигии, терроризм. Вот в этом случае христианство являет то значение и ту основу, к которой нужно прибегать, чтобы победить в духовной схватке. В этом случае молитва должна быть естественным состоянием души православного воина.

И, наверное, именно поэтому так растет востребованность военных священников?

Безусловно, и особенно в «горячих точках». Когда люди чувствуют, что не только сила оружия нужна. Нужна уверенность в своих действиях. Нужна уверенность в правоте своего служения. Внутри воинской части, соединений. И самое главное, что люди, обращаясь ко Христу, получают эту помощь. Многие впервые надевают на себя крестики православные. Многие крестятся. Многие впервые приходят к исповеди и ко святому причастию. Это, на самом деле, радостное событие для священнослужителей.

Сейчас около 170 штатных военных священников

А расскажите, сколько сейчас военных священников?

Военных священнослужителей на сегодняшний день порядка 170 человек. Это те, которые штатно назначены. И более 500 в разном качестве, мы называем их внештатными военными священнослужителями, служат в воинских частях. Периодически приходя, совершая богослужения, окормляя пасомых.

А скажите, можно ли их называть капелланами, правильно ли это?

Ну, в Русской Православной Церкви слово «капеллан» больше ассоциируется с католичеством или с протестантизмом. А в нашем обиходе иногда называют капелланами. Что, может быть, не совсем правильно, но есть такая тенденция называть военных священнослужителей так же, как унифицированно называют на Западе. Но я думаю, что каждый военный священнослужитель — он, безусловно, от этого не изменяет своего духовного внутреннего содержания.

Расскажите, пожалуйста, какие требования их отбора? Они участвуют ли вместе в военных учениях с обычными военнослужащими?

Во-первых, отбор достаточно жесткий. В первую очередь, он касается духовного образования. То есть, мы отбираем тех священнослужителей, которые имеют достаточно высокий уровень и духовного, и светского образования. Второй критерий — это навыки работы в воинской среде. То есть, должны иметь опыт пастырского служения, окормления воинских формирований. И третье, естественно, здоровье. То есть, человек должен быть готов к этому служению, сам должен изъявить желание пройти отбор соответствующий по линии Министерства обороны, в кадровых органах. И только после этого, и по рекомендации правящего архиерея своей епархии, он рассматривается уже Синодальным отделом по взаимодействию с вооруженными силами. И утверждает это решение министр обороны Российской Федерации.

К слову, какие сейчас в вашем отделе наиболее острые вопросы?

Я бы не сказал, что какие-то вопросы стоят сугубо остро и мы их не способны решить. То есть, все то, что происходит, на сегодняшний день, — это решаемые проблемы.

Безусловно, одной из таких проблем является кадровый состав военных священнослужителей. У нас-то 268 штатных должностей, а назначено пока 170. Поэтому в дальних регионах, на северах, Дальний Восток, еще не до конца укомплектованы штатные должности военных священнослужителей. А дальше должна быть сформирована соответствующая база духовного просвещения. То есть, нам очень хочется, чтобы священника услышали, чтобы было выделено соответствующее время и место, где бы священник рассказывал о Христе, о духовных основах воинского служения Отечеству. Вот для этого нужно очень много еще пройти в воинской среде, добиться того, чтобы нас поняли, услышали и предоставили нам такую возможность. Не только, как некоторые говорят, с каждым военнослужащим в отдельности, но и с большими подразделениями одновременно.

Из офицеров в военные священники

Отец Сергий, многие военные священники в прошлом были офицерами, в том числе, и Вы, правильно?

Правильно.

Расскажите, пожалуйста, часто ли случается, что именно военные становятся священниками?

Ну, во-первых, человек, который сам познал Христа, он уже не может не говорить о нем. Если человек был ранее в офицерской должности, то он понимает, что следующий этап его служения — это нести слово Божие уже в священном сане. Но, опять-таки, среди тех, кого он больше всего знает и лучше всего ориентируется в той или иной обстановке внутри воинских частей.

И поэтому вот процент тех, которые являлись ранее офицерским составом, или прошли военную службу, может быть, в качестве контрактников, он достаточно высок. Но это не является единственным и правильным критерием отбора военных священников. Потому что есть военные священнослужители, которые даже никогда не служили в армии.

Но при этом они духом и своей любовью настолько близко к воинским частям и к тем ребятам, которые служат в войсках, что они стяжали такой авторитет. Они по-настоящему стали отцами для этих ребят-военнослужащих. Поэтому тут нужно смотреть на духовное призвание. А призывает сам Господь. А если так, то человек не может не служить ближнему. А кто больше всего нуждается? Конечно, военные. Потому как для них Христос — это защита. Для них Христос — это опора. Для них Спаситель — это цель жизни. Потому как именно тогда, когда они находятся внутри вот в таких тяжелейших условиях, они обращаются к Богу искренне. И вот в этом случае священник должен быть рядом. Он должен и молитвой своей поддержать ребят, и, в первую очередь, духовно наставить.

Среди военных все больше верующих

А как влияют священники на взаимоотношения военнослужащих? Может быть, изменилась ситуация с дедовщиной, они влияют на моральное развитие?

Наверное, все-таки самое главное — это то, что изменилось отношение человека к обществу, к миру, к самому себе и к религии, в принципе. То есть, число верующих и которые осознанно говорят, что они православные, вот вы говорили про 78%, сейчас уже даже больше процент, больше 79%.

И самое главное, что ребята, военнослужащие, не боятся исповедовать свою веру. Они осознанно крестятся, ходят в храмы, участвуют в богослужениях. Вот это, наверное, самое главное, что произошло с прибытием или с участием священнослужителей в воинских частях.

Второе — это изменение внутреннего климата внутри воинских частей. Изменилась, или улучшилась даже, воинская дисциплина. Я думаю, что во многом эти вопросы, конечно, не только к священникам, и их заслуга, что дедовщина сходит на нет. Во-первых, это очень правильные и грамотные решения министра обороны Российской Федерации Сергея Кужегетовича Шойгу. И сама по себе дедовщина, которая предполагает двухлетний призыв, когда одни по отношению к другим военнослужащим старшие и младшие, — вот это искусственное разделение приводило к конфликтам.

Сейчас этого нет. Все служат всего лишь один год. Это раз. И второе, задачи, которые решают вооруженные силы, стали, в первую очередь, боевыми. Людей готовят к войне. И поэтом они стараются соответствующим образом относиться к своему служению. Учения, переброски, перегруппировки.

Это все говорит о том, что некогда заниматься какими-то неуставными взаимоотношениями. Понятно, что может быть все, что угодно. Но в лучшую сторону изменяется отношение человека к человеку внутри воинского коллектива. Потому как они исполняют сейчас свой долг. Иногда в отрыве от своей родной земли. И очень часто с участием серьезнейших мероприятий, которые требуют концентрации, братского плеча своего сослуживца. Вот все это, ну, в комплексе, естественно, улучшает обстановку внутри воинских частей. И священники рядом всегда.+

То есть, на полевых учениях они вместе с военнослужащими выходят, выставляют свои палатки, храмы-палатки, стараются молиться вместе с ними. То есть, это, на самом деле, реальная боевая работа военного священнослужителя.

Родился 8 сентября 1919 года в деревне Маковские Выселки, ныне Михайловского района Рязанской области в набожной крестьянской семье. С 12 лет жил у неверующего брата, под влиянием среды отошёл от религии. После окончания техникума работал технологом на металлургическом комбинате. Уже после войны, приняв монашеский постриг, каждый год о.Кирилл в пасхальный период посещал родную деревню и село Маково в 12 км от Михайлова, где у него похоронены родители, брат и сёстры. В селе помог восстановить колокольню и храм, который не закрывался на протяжении всей советской истории.

Был призван в Красную армию, служил на Дальнем Востоке. Участник Великой Отечественной войны в звании лейтенанта, участвовал в обороне Сталинграда (командовал взводом), в боях возле озера Балатон в Венгрии, закончил войну в Австрии. Демобилизовался в 1946 году.

Во время войны Иван Павлов обратился к вере. Он вспоминал, что, неся караульную службу в разрушенном Сталинграде в апреле 1943 года, среди развалин дома нашёл Евангелие.

Иногда архимандрита Кирилла отождествляют со знаменитым сержантом Я. Ф. Павловым, также участвовавшим в Сталинградской битве и оборонявшим знаменитый «дом Павлова». Однако речь идет об однофамильце — гвардии старший сержант Яков Павлов после войны находился на партийной работе и в монахи не постригался. Необычные параллели в их судьбах прослеживает писатель Николай Коняев в очерке «Россия держится на сержантах Павловых». В этом очерке, опубликованном в 2004 году в газете «Русь Державная», впервые отмечено в печати, что старец Кирилл духовный отец трёх русских патриархов — Алексия Первого, Пимена и Алексия Второго.

После демобилизации Иван Павлов поступил в Московскую духовную семинарию, а по её окончании — в Московскую духовную академию, которую окончил в 1954 году.

25 августа 1954 года был пострижен в монашество в Троице-Сергиевой лавре. Вначале был пономарём. В 1970 году стал казначеем, а с 1965 года — духовником монашеской братии. Был возведён в сан архимандрита

Назначен духовником Патриарха Алексия II, в связи с этим переехал в Переделкино (где находится Патриаршая резиденция), продолжая духовно окормлять монахов лавры. Награждён церковными орденами преподобного Сергия Радонежского и святого князя Владимира. Автор многочисленных проповедей и поучений. Наставник молодых монахов, принявших постриг в лавре. Много писал в эпистолярном жанре, ежегодно о.Кирилл отправлял архиереям, священникам, мирянам, духовным чадам и даже малознакомым людям до 5000 писем с поздравлениями, наставлениями и назиданиями.

В середине 2000-х годов перенёс инсульт, который лишил старца возможности двигаться и общаться с внешним миром. По свидетельству архимандрита Алексия (Поликарпова), наместника Свято-Данилова монастыря в Москве, общающегося со своим духовником, старец Кирилл ныне «очень слаб, немощен, но он молится за нас. Ему очень трудно говорить сейчас, он почти не может говорить, но сказал однажды: «Каждый должен делать свое дело…».
Архимандрит Петр (Кучер)

(р. 1926)

Архимандри́т Пе́тр (в миру Пётр Петро́вич Ку́чер; 11 июля 1926, село Клиновое, Бахмутский уезд, Екатеринославская губерния, СССР) — архимандрит Русской Православной Церкви. Духовник Боголюбского монастыря. С 2010 года на покое.

Родился 11 июля 1926 год в селе Клиновое, Бахмутского уезда, Екатеринославской губернии на Украине.

В сентябре 1943 года в возрасте 17 лет был призван в армию. После окончания полковой школы в Одессе 11 июня 1944 года прибыл в действующую армию 3-го Украинского фронта на Днестре в районе города Бендеры и участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии и Чехословакии.

Награждён несколькими боевыми наградами, среди которых — орден Славы III степени, орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и др.

Демобилизовался осенью 1950 года, майор в отставке.

Работал ветеринарным врачом.

10 августа 1975 года был рукоположён в сан священника архиепископом Рижским и Латвийским Леонидом (Поляковым). Назначен вторым священником в кафедральном соборе Даугавпилса. Ездил в Спасо-Преображенскую пустынь близ Елгавы, настоятелем которой был архимандрит Таврион (Батозский), служил вместе с ним, был его учеником.

Священник Федор Пузанов

(1888-1965)

Участник двух мировых войн, награжденный тремя Георгиевскими крестами, Георгиевской медалью 2-й степени и медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Принял священный сан в 1926 году. В 1929 был посажен в тюрьму, затем служил в сельском храме. Во время войны собрал в селах Заполье и Бородичи 500 000 рублей и передал их через партизан в Ленинград на создание танковой колонны Красной Армии.

«Во время партизанского движения я с 1942 года имел связь с партизанами, много мною выполнено заданий, — писал священник в 1944 году архиепископу Псковскому и Порховскому Григорию. — Я помогал партизанам хлебом, первый отдал свою корову, бельем, в чем только нуждались партизаны, обращались ко мне, за что я получил государственную награду 2-й степени «Партизан Отечественной войны».

С 1948 года и до смерти настоятель Успенского храма в селе Молочкове Солецкого района Новгородской области.

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов)

(1914-1975)

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов)

Учился учился в вечерней студии при Московском Союзе советских художников в бывшей мастерской Сурикова. С 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах. Орден Красной звезды, медаль За отвагу, несколько медалей За боевые заслуги.

С 12 марта 1950 года — послушник Троице-Сергиевой лавры (Загорск). С 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря. Вернул из Германии монастырские ценности. Вел колоссальную реставрационную и иконописную работу в монастыре.

Архимандрит Нифонт (в миру Николай Глазов)

(1918-2004)

Получал педагогическое образование, преподавал в школе. В 1939 году призван служить в Забайкалье. Когда началась Великая Отечественная война Николай Глазов первоначально продолжал нести службу в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ.

После окончания училища артиллерист-зенитчик лейтенант Глазов начал воевать на Курской дуге. Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Старшему лейтенанту Глазову перебило коленные суставы. Ему пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми. Старания хирургов не смогли спасти ему ног, коленные чашечки пришлось удалить, и на все жизнь он остался инвалидом. В конце 1945 года в Кемерово вернулся еще очень молодой старший лейтенант, на кителе которого были ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали: «За отвагу», «Зэ взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова.

В 1947 году Николай Дмитриевич Глазов приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала во иеродиакона, а затем в иеромонаха.

После окончания Московской духовной академии направлен в Новосибирскую епархию.

Протоиерей Николай Колосов

(1915-2011)

Сын священника, за это был исключен из школы. Воевал в Тульской области, в 1943 году воевал на линии Болохово-Мценск — Повсюду тела убитых и раненых. В воздухе — сплошной стон. Стонут люди, стонут лошади. Я подумал тогда: «А еще говорят, что ада нет. Вот он, ад». Стояли на реке Сож в Смоленской области. В августе 1944 года ранен под Белостоком. После войны поступил в семинарию.

Накануне Петрова дня 1948 года рукоположен во священный сан. Прошел через хрущевские гонения.

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

(1921-2005)

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

Родился в Петрограде в семье верующего рабочего. Принимал участие в Великой Отечественной войне, имел воинские награды. В 1939 году переехал в Ташкент, где в 1940 году по благословению своего духовного отца архимандрита Гурия (Егорова) поступил в медицинский институт.

В 1942-1946 служил радиотелеграфистом в Красной армии. Участвовал в снятии блокады Ленинграда, воевал в Эстонии, Чехословакии, дошёл до Берлина. За боевые заслуги был награждён медалями.

С мая 1946 года — послушник Троице-Сергевой Лавры и один из первых пострижеников Лавры после её открытия. В июне 1951 года окончил Московскую Духовную семинарию. 17 декабря 1993 года архимандрит Михей (Хархаров) хиротонисан во епископа Ярославского и Ростовского в Феодоровском кафедральном соборе города Ярославля. В1995 году возведен в сан архиепископа.

Профессор, протоиерей Глеб Каледа

(1921-1994)

Протоиерей Глеб Каледа

В начале Великой Отечественной войны был призван в армию. С декабря 1941 года и до конца войны он находился в действующих частях и в качестве радиста в дивизиона гвардейских минометов «катюш» участвовал в битвах под Волховом, Сталинградом, Курском, в Белоруссии и под Кенигсбергом. Был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной Войны.

В 1945 г. поступил в Московский геологоразведочный институт и окончил его в 1951 г. с отличием; в 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1981 г. — докторскую в области геолого-минералогических наук. Список его научных публикаций включает свыше 170 названий.

С 1972 года тайный священник. В 1990 году выходит на открытое служение. Служил в храме Илии Обыденного, затем — во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровского монастыря; был духовником общины трапезного монастырского храма во имя преп. Сергия Радонежского. Заведовал сектором в Отделе религиозного образования и катехизации; был одним из основателей Катехизаторских курсов, преобразованных затем в Свято-Тихоновский Православный богословский институт.

Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева)

(1921-2012)

Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева)

Ушла на фронт с третьего курса МАИ, была направлена в разведку. Принимала участие в обороне Москвы, вынесла раненого из-под обстрела. Была направлена в штаб К. Рокоссовского. Принимала участие в боях на Курской дуге и под Сталинградом. В Сталинграде вела переговоры с фашистами, призывая их сдаться. Дошла до Берлина. После войны закончила МАИ, работала в конструкторском бюро С.П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана.

Протоиерей Василий Брылев

(1924-2011)

Протоиерей Василий Брылев

На войне

В 1942 году ушел на фронт добровольцем. Был подо Ржевом. На Курской дуге работал связистом. Однажды под бомбардировкой восстанавливал разорванную связь. Получил медаль «За отвагу». Был ранен и демобилизован.

После войны

Закончил Московскую Духовную семинарию в 1950 году, рукоположен во священник. Был настоятелем многих храмов, добивался, чтобы храмы не закрывали. В последние годы жизни был настоятелем Спасского храма села Большой Свинорье, Наро-Фоминского района Московской области.

Протоиерей Ариан Пневский

(1924 г.р.)

Протоиерей Ариан Пневский

Великая Отечественная война застала о. Ариана на территории современной Польши. Работал на железной дороге помощником машиниста. В войну передавал партизанам сведения о продвижении поездов с немецкими солдатами и бронетехникой, а также поездов с советскими военнопленными и угоняемыми на работу в Германию мирными жителями. Когда в списках отправляемых в Германию оказался сам Ариан Пневский, партизаны забрали его в отряд. Этот отряд входил в соединение под командованием легендарного партизанского генерала Сидора Артемьевича Ковпака.

Молодому партизану Ариану Пневскому довелось участвовать в рейдах по фашистским тылам и диверсиях, надолго сковывающих действия армии противника. После первого ранения семье отца Ариана по ошибке была отправлена «похоронка». Выписавшись из госпиталя, отец Ариан был направлен в танковые войска. Во время боя, в результате прямого попадания в танк вражеского снаряда сдетонировал боекомплект. Как правило, в таких случаях никто из членов экипажа в живых не остается, и родственники получили уже вторую похоронку. Но, к счастью, опять преждевременную. Вернуться домой отец Ариан смог уже после войны, лишь в конце 45-го года.

В 1945 году он поступил в Одесскую Духовную семинарию, которую в 1949 году с отличием окончил. Основной период пастырского служения отца Ариана пришелся на годы хрущевских гонений на Церковь. Об этом страшном времени издевательств над Православием о.Ариан всегда говорит: «Не дай вам Бог пережить что-то подобное».

Протоиерей Алексий Осипов

(1924-2004)

Протоиерей Алексий Осипов

Родился в Саратовской губернии, в 1942 заканчивает среднюю школу. Направлен в дивизион тяжелых минометов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57 армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжелыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года в одном бою Алексей Павлович получил два ранения. Сначала осколочное в предплечье и в грудь, но поля боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню.

Ступню и часть голени сохранить не удалось, они были ампутированы. После лечения молодой солдат-инвалид, награжденный медалями: «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» вернулся в родные места на Волгу. В 1945 году, за очень короткий срок он окончил Сталинградский учительский институт с отличием и сдал экстерном экзамены за курс Воронежского педагогического института. Был исключен за то, что читал на клиросе.

Заканчивает Одесскую Духовную семинарию, Московскую Духовную академию. Направлен в Новосибирскую епархию, в октябре 1952 года Алексий Осипов был рукоположен митрополитом Варфоломеем во диакона и во священника.

Протоиерей Борис Бартов

(1926 г.р.)

Призван в армию с третьего курса Машиностроительного техникума в 1942. Прошел Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт техником. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. «Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…».

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями. В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона. ныне — почетный настоятель Спасо-Преображенского храма города Кунгура.

Протоиерей Александр Смолкин

(1926-2002)

Александр Петрович Смолкин родился 6 июля 1926 года на Алтае в крестьянской семье.

В 17 лет, в 1943 году, Александр Смолкин ушел на фронт, воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Старший сержант Александр Смолкин был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью.

После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году. И уже на следующий год он поет на клиросе, а затем становится псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе города Новосибирска, через год его рукополагают в диаконы, через три — во священники.

Протоиерей Сергий Вишневский

(1926 г.р.)

В 1941 году учился в ремесленном училище на автозаводе имени Молотова в Горьком, попал под первую бомбежку. В армию призван в 1943 г. Служил в пехоте, охранял склады с боеприпасами. При росте 149 см весил 36 кг. После войны отец Сергий закончил духовные семинарию и Академию, в 1952 году принял священство. Настоятель храма святых Флора и Лавра в селе Флоровское Ярославской области.

Протоиерей Валентин Бирюков

(1922 г.р.)

После школы был призван на фронт и направлен в Ленинград. Пережил блокаду. «Вы даже представить себе не можете, что такое блокада. Это такое состояние, когда есть все условия для смерти, но никаких — для жизни. Никаких — кроме веры в Бога. Нам приходилось копать траншеи для пушек и блиндажи в пять накатов из брёвен и камней. А питались при этом травой. Запасали её на зиму».

Защищал «Дорогу жизни» обеспечивающую связь блокадного Ленинграда с внешним миром, в 1944 получил пулевые и осколочные ранения. После войны Валентин Яковлевич вернулся в Томскую область. В 1960-е годы Валентин Бирюков пел на клиросе. Один из старейших священников Новосибирской епархии.

Протодиакон Николай Попович

(1926 г.р.)

В 1943 году, имея бронь на Московском авиационном заводе, Николай Попович ушел добровольцем на фронт. Окончив сержантскую школу, стал командиром пулеметного расчета «Максим». В 1944 году после тяжелой битвы на реке Неман и отражения немецкой контратаки был награжден орденом Красной Звезды. Пройдя с боями Белоруссию, Литву и Польшу, был тяжело ранен осколком в голову на подступах к Восточной Пруссии, направлен на излечение в госпиталь в г. Чкалов и впоследствии демобилизован. После войны получил два высших образования — юридическое и экономическое. Работал в Госплане Российской Федерации, занимал ответственные посты в системе Госкомитета по труду и заработной плате при Совете Министров СССР.

Узнав о вводе советских войск в Чехословакию — к тому времени он был уже верующим, — решительно положил свой партбилет на стол перед онемевшим секретарем райкома партии и, по благословению духовника, ушел в церковные сторожа.

Протодиакон Маркиан Пасторов

Родился в Сталинградской области, Кумылженский район, хутор Ярской, в семье крестьянина. Рукоположен во диакона в 1925 году.

В начале Отечественной войны был мобилизован на оборонные работы. В 1942 году попал во вражеский плен. Из плена совершил побег в город Варнау, где обратился к Митрополиту Дионисию, который направил меня во Францию в войсковую часть диаконом в распоряжение архимандрита отца Владимира Финковского, где я служил в разных местах ; в 1945 году (в День Трех святителей) был возведен в сан протодиакона Епископом Василием Венским.

По окончании войны вместе со многими был репатриирован в Россию, выслан в город Прокопьевск Кемеровской области. В первые годы моего пребывания там я был лишен права выезда, поэтому нигде не мог служить в приходе». Лишь в 1956 году отец Маркиан стал протодиаконом храма в Прокопьевске. О годах своей ссылки он не без юмора говорил так: «Десять лет находился на «сибирских курсах»». В начале семидесятых по возрасту вышел за штат, и в конце своей жизни жил у дочери в городе Калач Волгоградской области.

Монах Самуил (в миру Мальков Алексей Иванович)

(1924 г.р.)

Насельник Саввино-Сторожевского монастыря

До ухода на фронт учился во 2-м Московском пулеметном училище. Призван на фронт, сражался на Курской дуге в пехоте: был автоматчиком. На Курской дуге был ранен, после ранения направлен в сталинградскую школу по подготовке младших командиров, окончил ее успешно, остался преподавать, затем направлен в Киевское танковое училище. Работал в НИИХИММАШ (Научно-исследовательский институт химического машиностроения) старшим инженером-конструктором. Ушел на пенсию в 1974 году. В 2001 году принял монашеский постриг.

Монахиня Елисавета (в миру Вера Дмитриева)

(1923-2011)

Родилась в Ставрополе.

Прошла Великую Отечественную войну медсестрой, вынесла множество раненых бойцов с поля боя. «Я читала молитву, и страх как-то током в землю уходит. И слышно, как сердце бьется. И не боишься уже». Укрывала раненых солдат от фашистов.
Одна из первых монахинь Хабаровска.

Протоиерей Роман Косовский

85 лет

Родился Роман Косовский в селе Пустоха на Виннитчине в крепкой крестьянской семье. В 37-м отца расстреляли. Все хозяйство отобрали. Мама умерла с голоду — все, что удавалось раздобыть, отдавала четверым детям. После смерти матери их распределили по детдомам. 15-летнего Романа отправили в Луганск. Уже в 16 он пошел на шахту. А в 17 — в 41-м — на войну. Победа застала его в Праге.

Матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина)

Ныне цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю. Участвовала во взятии Кенигсберга (Калининград).

Существует множество воспоминаний о молебне русских священников у стен Кенигсберга во время его штурма в апреле 1945 года. Видела его и матушка София(Екатерина Михайловна Ошарина), ныне цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю.

… Помню Кенигсберг. Мы относились ко 2-му Белорусскому фронту, которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Но наше подразделение — 13-й РАБ (район авиационного базирования) — находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта, недалеко от места боев за Кенигсберг.

Очень трудно он давался. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!…

Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли икону Казанской Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!»

И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало.

Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались… Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало».

Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю».

По материалам http://www.pravmir.ru и др.

Священники на войне 1941 1945

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *