Батюшки были рядом с воинами всегда: на войне, как нигде, нужно духовно поддерживать и, к сожалению, нередко отпевать. Но официальной датой рождения православного военного духовенства считают 30 марта 1716 года, когда Петр I утвердил Воинский устав.

За столетие Советов о многом позабыли, и сегодня трехсотлетие православного военного духовенства проходит незамеченным. «Комсомолка» решила напомнить лишь о некоторых подвигах батюшек, оказавшихся на передовой.

С ХРИСТОМ – В АТАКУ

Отец Василий (по разным данным, Васильковский или Василевский) стал первым в истории православным священником, награжденным орденом Святого Георгия. Георгиевский крест четвертой степени батюшка 24-ой пехотной дивизии 19-го егерского полка получил за отвагу в Отечественной войне 1812 года.

В полк, который прошел Бородино, отец Василий попал за два года до наступления Наполеона. О священнике отзывались как о порядочном, рассудительном и образованном человеке: он прекрасно знал математику, географию, историю, владел латынью, греческим, немецким, французским.

Всю Отечественную войну батюшка был на передовой, воодушевляя солдат. В сражении под Витебском поддерживал идущих в атаку, исповедовал тяжело раненных. Когда рядом упало пушечное ядро, ему ранило левую щеку. Но Василевский не отступил, пока его не контузило: пулевой выстрел пришелся в нагрудный крест.

«Cражение за Малоярославец» (фрагмент картины — отец Василий Василевский). Художник: Александр Аверьянов

Подвиг, отмеченный Святым Георгием, батюшка совершил в битве под Малоярославцем: когда все офицеры были мертвы, он вывел полк из окружения.

– В этом бою он все время находился с крестом в руке впереди полка, наставлениями и примером мужества поощрял воинов крепко стоять за Веру, Царя и Отечество, – писал генерал Николай Дохтуров Кутузову. – Причем сам был ранен в голову.

О награждении батюшки-героя перед Александром I ходатайствовал сам Кутузов.

Дома Василевского, рано овдовевшего, ждал маленький сын. Но вернуться священнику было не суждено: в 1813-ом во Франции отец Василий умер от боевых ран.

Стефан Щербаковский, священник 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, отличился в Русско-японской войне. В первом крупном сражении на суше, под Тюренченом, он, с пением «Христос воскресе», повел в атаку роту, потерявшую командира. В этом бою отец Стефан был дважды ранен.

Отец Стефан Щербаковский в бою под Тюренченом. Художник: Александр Чикин

Георгиевский крест 29-летний священник получил из рук командующего Русской армией генерала Алексея Куропаткина. До конца войны Щербаковского награждали еще трижды. А во времена Первой мировой его дважды представили к орденам.

Отец Стефан Щербаковский после ранения. Фото: Общественное достояние

После революции отец Стефан отправился на родину, в Одессу. В 1918-ом его арестовали, осудили и расстреляли.

Трофим Куцынский большую часть жизни провел в боях. Прошел Русско-турецкую войну 1787-1791 годов. За участие в штурме Измаила отца Трофима наградили бриллиантовым крестом на георгиевской ленте.

При взятии крепости войсками Суворова командир Полоцкого полка был убит. Бойцы растерялись, стали отступать. Тогда отец Трофим поднял крест.

– Стойте! – крикнул он дрогнувшим солдатам, указывая на Христа. – Вот ваш Командир!

И, подбадривая вояк, первым стал карабкаться по лестнице на стену крепости. Крест был пробит двумя пулями, сам отец Трофим получил ранение в левую ногу и контузию. Но Измаил пал.

НА ПЕРЕДОВОЙ С КРЕСТОМ В РУКЕ

Отец Домиан Борщ, священник Азовского пехотного полка, прошел Крымскую войну. Участвовал батюшка и в осаде Севастополя.

Во время осады отец Домиан под пулями неприятеля вытаскивал с поля боя раненых. Но бинты быстро закончились. Тогда священник принялся рвать свою рубаху, рясу, лишь бы не дать воинам истечь кровью.

Отец Домиан Борщ. Фото: Общественное достояние

В боях отец Домиан был дважды ранен и контужен, но дожил до глубокой старости. За самоотверженность батюшку наградили множеством наград, в том числе Георгиевским крестом.

Своими руками духовники отражали натиск неприятеля нечасто. Один из батюшек, которому пришлось и повоевать, – отец Гавриил Судковский. Он стал участников Крымской войны.

Отец Гавриил Судковский с внучкой. Фото: Общественное достояние

Осенью 1854-го англо-французский флот напал на Очаков. Крепость обстреливали три часа подряд. Все это время отец Гавриил не только поддерживал и благословлял каждого, но и сам заряжал орудия ядрами. За это его наградили золотым крестом на георгиевской ленте.

Позже отец Гавриил прославился как усердный молитвенник и постник.

Отец Виктор Малаховский, прошедший Первую мировую, все время говорил, что войны боится. По ночам он почти не спал: вздрагивал от каждого выстрела. Но едва начинался бой, батюшка бросался на передовую и под свистом пуль и ревом снарядов перевязывал, причащал, закрывал глаза убитым.

– Если б все «трусы» походили на отца Виктора, то в нашей армии никогда бы не было ни вызванных паникой отступлений, ни брошенных обозов, – писал о батюшке офицер лейб-гвардии Конногренадерского полка Николай Воронович. – Он боялся только до тех пор, пока не было настоящей опасности, а когда таковая наступала, он убивал свой страх.

«Побежденные. Панихида по павшим воинам». Художник: Василий Верещагин

Своей способностью презреть смерть Малаховский заражал остальных. И, несмотря на страх, сам просился на передовую: говорил, что не может отсиживаться в обозе, когда «его» солдаты в опасности.

СИЛА ПРОПОВЕДИ

Во времена Первой мировой священник 58-го пехотного Прагского полка, отец Порфирий (по другим данным, Парфенип) Холодный следовал по полям брани с полковой церковью – палаткой со складным иконостасом. Чтобы ее поставить или убрать, нужно немало времени. Поэтому, когда полк тронулся, батюшка и еще три человека задержались.

Походная церковь. Фото: Общественное достояние

Вдруг отряд австрийцев окружил походную церковь, на священника и других отставших направили оружие. Но отец Порфирий не растерялся: он поднял над головой икону «Спас Нерукотворный» и произнес такую пламенную проповедь (на языке врага), что два десятка солдат и два офицера сложили оружие и сдались в плен.

Отец Порфирий Холодный вместе с семьей. Фото: Общественное достояние

Настоятель церкви белорусского села Мало-Плотницкое отец Александр Романушко полковым священником не был, но героем стал. В годы Второй мировой его «пригласили» отпевать убитого полицая.

Отец Александр Романушко. Фото: Общественное достояние

Храбрый батюшка не только отказался, но и предал изменника Родины анафеме. А затем выдал настолько яркую речь, что половина полицейских прямо с похорон товарища ушла с отцом Александром в партизанский отряд.

Даже в немецких лагерях продолжала звучать молитва. Священник 30-го пехотного Полтавского полка Иоанн Казарин, оказавшийся в плену после разгрома армии Самсонова в ходе Первой мировой, не пожелал отделяться от своих солдат.

Батюшке удалось переправить несколько писем на Родину: в них он писал о тяжелом положении военнопленных в лагерях. Тогда на его имя стали приходить посылки с книгами и церковным облачением.

Фото: Общественное достояние

Усилиями отца Иоанна в одном из бараков устроили церковь. Службы в ней в 1915-1916 годах шли каждый день. Весь иконостас выпилили из деревянных коробок из-под посылок перочинным ножом и лобзиком. Лампады и паникадило соорудили из консервных банок. Иконы офицеры писали масляными красками на полотне, а богослужебные тексты читали по памяти.

ВЫСТОЯТЬ СЛУЖБУ

Отец Андрей Богословский был полковым священником в Русско-японскую и Первую мировую. После боев с японцами получил четыре награды.

В Первую мировую отец Андрей перевелся в 6-й Финляндский стрелковый полк. И получил орден Святого Георгия.

Отец Андрей Богословский. Фото: Общественное достояние

– 22 октября 1915 года, стоя на возвышении, он благословлял каждого, – говорится в приказе о награждении. – Когда началась стрельба, он остался на прежнем месте. Грудь его защитила дароносица, висевшая на шее: пуля, летевшая в сердце, отклонилась.

После батюшка направился во Францию в составе Русского экспедиционного корпуса. Получил орден Почетного легиона, а после подписания мира остался священником Русского легиона чести. Там отец Андрей и нашел свою погибель: в 1918-ом его убили в бою с немцами.

Священник 311-го пехотного Кременецкого полка отец Митрофан остался непоколебим под ревом вражеской артиллерии. В 1915 году он вел очередную службу, когда в церковь попал снаряд.

Бомба пробила крышу и упала возле алтаря. Но отец Митрофан хладнокровно перекрестил ее – и продолжил службу. Молящиеся, следуя примеру, паниковать не стали. Когда литургия закончилась, снаряд вынесли из храма и обезвредили.

А СВЕЧИ ВСЕ ГОРЕЛИ…

Во время Цусимского сражения, ключевого в провальной Русско-японской войне, погибли не только тысячи солдат, но и десятки корабельных священников. Один из них – отец Назарий с броненосца «Князь Суворов».

Броненосец «Князь Суворов», на котором погиб отец Назарий. Фото: Общественное достояние

– Наш симпатичный батя, монах не только по платью, но и по духу, находился на пункте в епитрахили, с крестом и запасными Дарами, – пишет в воспоминаниях офицер броненосца Владимир Семенов. – Когда к нему, сраженному градом осколков, бросился доктор и санитары, он отстранил их, приподнялся и твердым голосом начал: «Силой и властью…». Но захлебнулся кровью и торопливо закончил: «отпускаю прегрешения… во брани убиенным…». Благословил окружающих крестом, которого не выпускал из рук, и упал без сознания.

Все вокруг было иссечено осколками, но корабельные иконы остались целы. А перед киотом продолжали гореть свечи.

(Для подготовки публикации использовались работы исследователя истории военного духовенства, начальника канцелярии Собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка Дмитрия Леонтьева, а также руководителя церковно-исторического проекта «Летопись», историка Константина Капкова)

Русская Православная Церковь и российское воинство в их совместном служении Отечеству

Епископ Тамбовский и Мичуринский Феoдосий

(Речь епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия, 28 февраля 2007 года, г. Тамбов)

Для православного сознания понятие Отечества священно. Оно представляется даром Божиим как в личном, так и национально-государственном бытии. Христианин испытывает чувство исторической преемственности, переживает свою принадлежность к конкретному этапу жизни народа, к тысячелетней истории своего Отечества. Православные люди в понятие Отечества вкладывают сакраментальный смысл, восходящий к апостолу Павлу, сказавшему: «Преклоняю колена мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3, 14-15). Человек с таким метафизическим переживанием Отечества с сыновней любовью относится к своей Родине, с благоговением и трепетом хранит веру народа, его духовные традиции и культуру.

За последние десятилетия была разрушена преемственность исторического сознания народа, потеряны многие идеалы и забыты поучительные страницы тысячелетней российской истории, безверие и нигилизм широко вошли в жизнь народа, обрекая его на историческое небытие; человек перестал уважать свое прошлое, было подавлено личное и национальное самосознание и попраны духовные основы жизни.

Положение, сложившееся в российском обществе с духовным, нравственным и патриотическим воспитанием молодых людей, прямым образом влияет на ситуацию в армии. Давайте спросим себя, соответствуют ли приходящие в войска молодые люди тому высокому уровню ответственности, которая на них возлагается? Каков моральный дух призывников, ежегодно пополняющих коллективы воинских частей и подразделений? Является ли наличие самого эффективного современного оружия главным условием боеспособности российской армии?

В наше время молодые люди и в семье, и в школе, и в обществе в большинстве своем воспитываются в атмосфере духовной опустошенности, в условиях разрушения традиционных для России и населяющих ее народов нравственных ценностей. Лишенные религиозного образования и воспитания, они впитывают в себя многие негативные явления современной жизни. Молодые люди привыкли действовать без оглядки на совесть, «брать от жизни все» без разбора. Это «все», когда они уходят в армию, не остается «на гражданке», а приносится ими в вооруженные силы. Не армия приводит к проявлению у молодых людей многих негативных качеств. В армии лишь прорастают плевелы безнравственности и эгоизма, она только пожинает то, что было посеяно в молодые души в период взросления. Это семья, школа и общество не позаботились о том, чтобы в молодых людях вместо плевел были посеяны семена нравственности, чтобы призывники были духовно и морально крепкими, обладали чувством ответственности и долга.

Еще несколько десятков лет назад служение в вооруженных силах молодежью без всякого преувеличения воспринималось как почетная обязанность. В наше время молодежь часто не готова к самоотверженному служению. Она порой вовсе лишена патриотизма, не чувствует сопричастности с судьбой России. Живя на Родине дедов, отцов и матерей, пренебрежительно называет ее «этой страной». Наша эпоха породила целое поколение, не ценящее духовное родство, традиции и устои Отечества.

Исторический опыт свидетельствует о том, что победа в вооруженных конфликтах не всегда достается тому, кто обладает более совершенным оружием. Эффективность даже самого мощного вооружения во многом зависит от того человека, в чьих руках оно находится. Несмотря на развитие современных боевых средств и вооружений, по-прежнему именно от состояния духа солдата зависит успех сражения, и, прежде всего, нравственные качества воина делают армию непобедимой. Александр Васильевич Суворов говорил: «Не бренное человеческое тело одерживает на войне победу, а бессмертная душа,… если душа воина велика и могуча, не предается страху и не падает на войне, то и победа несомненна, а потому и нужно воспитывать и закаливать сердце воина так, чтобы оно не боялось никакой опасности и тогда было неустрашимо и бестрепетно!» Для обеспечения должного уровня боеспособности нашей армии жизненно необходимо сформировать цельную, непротиворечивую систему воспитания, которая должна основываться на лучших отечественных духовных традициях, в том числе и православных. Слава Богу, благодаря нашим доблестным предкам, покрывшим себя неувядаемой славой на полях сражений, мы имеем величайшее богатство – историю государства Российского, изобилующую примерами подлинного героизма и самоотверженности русских солдат.

На протяжении столетий завоеватели мира с Запада и Востока стремились овладеть Русью, но их слава обращалась в позор, а огромные армии терпели поражение на Чудском озере, на Куликовом поле, на Бородинском поле, под Москвой, под Сталинградом, на Прохоровском поле, в других сражениях на русских просторах. Героические качества русских воинов во все века были предметом удивления и зависти чужеземцев. И дело здесь не в какой-то «загадочной русской душе», а в том, что духовной основой воинской доблести наших предков было Православие. Боевые качества русского солдата – стойкость, героизм, мужество и жертвенность были во многом связаны с православным воспитанием. Ведь Церковь всегда внушала своим чадам, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Церковь стремилась вдохновить воинов, нравственно укрепить, воспитать в них чувство долга и личную ответственность за судьбу Отечества. Если Православная Церковь и армия едины – это сила необоримая. Вооруженные защитники Отечества во все времена воспринимали Православие как символ славных и святых свершений народа. Веками набатом звучал голос Церкви, призывая народ на защиту Земли Русской. Она благословляла дружины князя Святослава, полки князя Игоря, Владимира Мономаха, Александра Невского. Преподобный Сергий Радонежский, благословляя князя Димитрия Донского на битву, напутствовал его: «Иди! Бог правды дарует тебе победу и сохранит тебя для вечной славы, а многим из подвижников твоих готовы венцы мученические. Иди смело, князь, и надейся на помощь Божию». Своей мученической смертью Патриарх Гермоген придал силы Минину и Пожарскому в борьбе против польско-литовских захватчиков. С любовью к Отечеству и верой в Бога шли войска и ополчение против Наполеона.

Стоит отметить, что христианство и воинское служение вообще очень многое роднит. И христианину, и воину необходимы такие качества, как самоограничение, дисциплина и мужество. Великий проповедник христианства апостол Павел сравнивает христианскую жизнь с «бранью», т.е. сражением, войной против сил зла. В христианстве военные всегда пользовались исключительным уважением. Известный святитель Русской Православной Церкви, подвизавшийся на Тамбовской земле, епископ Феофан Затворник писал, что «военный путь самый хороший — чистый, честный, самоотверженный». С первых же дней существования христианской Церкви военные люди становились активными ее членами. Вспомним, что офицер-римлянин Лонгин сотник со своим семейством стал первым среди язычников, обратившимся в христианство. Среди христианских мучеников за веру особым почетом окружены имена Георгия Победоносца и 40 солдат севастийского гарнизона в Армении, а среди основателей монашества – ветеран римской армии святой Пахомий Великий. Эта общехристианская традиция получила свое развитие в русской церковной истории.

История России изобилует примерами блестящих воинских успехов. При тщательном рассмотрении военной истории нашей страны мы обнаружим, что практически все великие русские полководцы, с чьими именами связана слава русского оружия, были глубоко верующими христианами и вели подлинно благочестивую жизнь. Это святой праведный Феодор Ушаков, величайший адмирал, ныне прославленный в лике святых. Истинным христианином и настоящим праведником был Александр Васильевич Суворов. Под их руководством было выиграно множество сражений, но сами они свой успех объясняли помощью Божией. «Молись Богу – от Него победа», – наставлял своих солдат Суворов. Он был убежден, что только вера православная может быть основой победы над врагом. Другой великий полководец, ученик Суворова, генерал-фельдмаршал Михаил Иванович Кутузов говорил: «Мы русские! Бог нам поможет». «Кто истинный сын Церкви, тот вместе и верный, доброжелательный сын Отечества», — учил святой праведный Иоанн Кронштадтский.

Среди святых Русской Православной Церкви было множество воинов и князей-полководцев, таких как святой равноапостольный князь Владимир, благоверные великие князья: Мстислав Удалый, Андрей Боголюбский, Александр Невский, Димитрий Донской, Олег Брянский, Георгий Владимирский, преподобный Илья Муромец, Александр Пересвет, Андрей Ослябя и многие другие. Их пример свидетельствует о том, что воинское звание не только не являлось препятствием к добродетели и святости, но и способствовало духовному развитию. При этом прославление воинов в лике святых равным образом происходило и по причине их участия в справедливых, освободительных войнах, требовавших самопожертвования ради блага ближних, родного края и Церкви, и вследствие их благочестивой жизни. Православная Церковь всегда благословляла своих сыновей-воинов на защиту родной земли, и именно на Руси появляется особое наименование для защитников Отчизны — «христолюбивое воинство». Патриотизм свойственен не только православному христианину, однако для православного человека не быть патриотом просто невозможно еще и потому, что патриотизм, т.е. любовь к Отечеству, по сути своей является религиозным чувством. Для православного христианина любовь к Отечеству земному обусловлена любовью к Отечеству Небесному. Святитель Игнатий (Брянчанинов) в ХIХ веке писал одному из русских офицеров: «Развивайте в русских воинах живущую в них мысль, что они, принося жизнь в жертву Отечеству, приносят ее в жертву Богу и сопричисляются к святому сонму мучеников Христовых». На самом деле, когда знакомишься с яркими примерами мужества солдат русской армии, возникает ощущение, что они защищали нечто гораздо большее, чем просто самих себя, свои семьи и свое имущество. Наши предки шли в бой, прежде всего, во имя духовных ценностей: за веру, царя и Отечество. Сознавая важность и необходимость улучшения материального содержания солдат и офицеров вооруженных сил, следует признать, что материальные аспекты в русской армии всегда занимали хотя и значительное, но, несомненно, подчиненное положение.

Вдохновляемый Церковью, русский солдат шел в бой «не щадя живота своего», с верой в «жизнь будущего века». Православное воспитание удерживало воинов от жестокости в отношении противника. Они руководствовались христианской заповедью о любви к врагам, памятуя слова апостола Павла: «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его… Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим, 12, 20-21) .

Многие русские военачальники прекрасно понимали значение духовного состояния человека в воинском деле, что побудило А.В. Суворова сформулировать систему духовно-нравственного воспитания солдат. Как писал русский философ И.А. Ильин: «Суворов …выдвинул идею солдата как религиозно верующей и несущей духовное служение личности, где воинская инициатива и импровизация ценились всегда по заслугам». Эта идея легла в основу военно-воспитательной системы русской армии и дала существенные преимущества русскому солдату. Он понуждался к исполнению долга не страхом наказаний и не материальной выгодой, а религиозными и патриотическими идеалами. Свой воинский дух он должен был укреплять, по заповеди А.В. Суворова, «в вере отеческой, православной». И.А. Ильин писал: «Воинское дело есть трудное, скорбное и трагическое. Средства его жестокие и неправедные. Но именно поэтому дух, коему вручаются эти средства, должен быть крепок и непоколебим в своем искреннем христолюбии». Митрополит Московский Филарет (Дроздов) говорил: «Высоко воинское звание! Счастливы вы, православные наши, христолюбивые воины, если смотрите на свою службу, как на дело Божие».

В дореволюционной России, где православная вера была основой общества, а Церковь и армия являлись частями единого государственного организма, сложилась органичная и цельная система духовно-патриотического воспитания русских солдат. Православие оказывало сильное влияние на становление и развитие вооруженных сил в России. В самом начале своего воинского служения солдат получал благословение Церкви на ратное дело. Непосредственно в частях воспитанием воинов занимались войсковые священники, которые следили за их духовным состоянием, заботились о нравственной чистоте, стремились предотвратить возможные негативные явления в армейской среде. Такое внимание к процессу воспитания приносило добрые плоды: русский солдат проникался глубокой религиозностью и отличался несокрушимостью воинского духа.

В 1917 г. традиция духовно-нравственного воспитания, проводимая духовенством Русской Православной Церкви, была прервана. О Церкви вспомнили только тогда, когда Советский Союз оказался перед грозным противником – фашистской Германией. И.В. Сталин в своем первом публичном обращении к российскому народу произнес дорогие каждому верующему слова: «Братья и сестры!». Война с Германией стала для миллионов жителей страны священной Великой Отечественной войной. Мы защитили Отечество, мы одержали победу, мы проявили невиданный беспримерный героизм, несмотря на то, что враг в начале войны превосходил нас техникой, оснащенностью армии, организацией управления войсками. Мы не уступали оккупантам лишь в самом главном — в силе духа и готовности к подвигу и личной жертве. В годы войны были востребованы образы великих русских святых – Александра Невского, Димитрия Донского, Феодора Ушакова. Союз Церкви, государства и армии был восстановлен, усугубилась молитва в храмах, которые в годы войны стали во множестве открываться и передаваться Церкви. Следует сказать, что в 40-е годы минувшего столетия большинство населения России, согласно переписи населения 1938 г., продолжало оставаться православным. Несмотря на атеизм и жестокие гонения на веру, старшее поколение, выросшее в дореволюционной России, сумело передать своим детям и внукам основные принципы православной морали и духовности, воспитать в молодежи любовь к Родине, чувство ответственности за ее великую судьбу.

Современное русское воинство не утратило свою доблесть и лучшие воинские традиции. По-прежнему русский солдат показывает примеры удивительного мужества и бесстрашия в военных конфликтах. Мы являемся свидетелями героизма и стояния в вере солдат, несущих свое служение в горячих точках. Русское воинство умеет побеждать, но для поддержания боеготовности оно нуждается в постоянной духовной помощи. С целью духовно-нравственного воспитания воинов, которое должно подразумевать и знакомство с традиционной духовной культурой – Православием, Церковь предлагает воспользоваться имеющимся историческим опытом церковно-государственного взаимодействия в армии. Он уже используется достаточно эффективно. Сотни священников в различных частях и подразделениях армии осуществляют большую душепопечительскую работу. Причину готовности российских вооруженных сил к самому тесному сотрудничеству с Церковью следует искать в известной поговорке: «В окопах неверующих нет». Нет ничего удивительного в том, что представители профессии, принадлежность к которой в обязательном порядке предусматривает готовность пожертвовать жизнью ради Отечества, стремятся к контакту с Церковью. Чтобы человек стал защитником, в его душе не должно быть пустоты и хаоса. Вот почему духовно-нравственное состояние воина, его воспитание на основе традиционных ценностей – несомненный приоритет взаимодействия Церкви, государства и армии. Если в человеке исчезает духовность, помрачается состояние его души, происходит упадок религиозного духа, падение нравов, он начинает корыстно и спекулятивно относиться к жизни, а, пребывая в таком состоянии, легко становится на путь преступления. Забвение человеком духовности, потеря им нравственных ориентиров — главный источник многих проблем в обществе, в том числе и в армии. Если душа молодых людей не наполнена добром, она неизбежно заполняется злыми делами, дурными наклонностями, жестокостью и агрессивностью. Забота о процветании Отечества должна объединить всех, кому оно дорого, кто ценит его прошлое, кто созидает его настоящее, кто думает о его будущем. Следует незамедлительно предпринять действенные меры для укрепления семьи, для нравственного воспитания молодежи в школе, для сохранения традиционных религиозных ценностей, народного духовного и культурного достояния, для защиты национальных интересов России, для обеспечения мирного труда всех жителей страны, для укрепления духа российского воинства. Это наша общая важнейшая задача и совместная ответственность. Только тесное взаимодействие и соработничество Церкви и государства, духовенства и воинов позволит обеспечить духовную, военную и национальную безопасность России, возродить духовные традиции служения родному Отечеству, укрепить нравственные качества воинов российских вооруженных сил – защитников Отечества.

Доклад опубликован в журнале «Тамбовские епархиальные вести», № 9, 2008.

Священники на войне

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *