LiveInternetLiveInternet


В воскресенье 3 апреля я вместе с подругами побывала в Свято-Успенском Николо-Васильевском монастыре.
Когда на Земле возводятся стены нового монастыря и ещё одна свеча монашеской молитвы зажигается пред Престолом Господним в Горнем Иерусалиме — радуются не только ангелы и люди, но ликует и вся вселенная: и солнце, и луна, и мириады звезд. Рождение монастыря — событие вселенского масштаба, и, как правило, предшествует ему цепь особых чудесных знамений — знамений милости Господней к роду человеческому.
Говорят, очень давно, еще до революции, Никольское освятила Своим присутствием Пресвятая Богородица. И на месте Ее явления, среди бескрайних донецких степей, забил целебный источник…
Сама Божья Матерь осеняла весь сию своей милостью: сюда, в никольское, стекались на поселение многие благочестивые люди. Здесь, в этом новом Назарете — месте явления Силы господней, нашли пристанище и монахини-изгнанницы из крымских монастырей, обретая утешение среди скорбей и лишений у ног Пречистой Девы. Таким образом, монашеская молитва вознеслась ко Господу из Никольской веси задолго до основания монастыря.
А народ здесь жил замечательный! Не даром еще на заре прошлого столетия на месте двух скромных деревянных сельских храмов, Свято-Николаевского и Свято-Васильевского, в Никольском были воздвигнуты два роскошных каменных — в честь Николая Чудотворца (воздвигнут в 1911 г.) и в честь Василия Великого (построен в 1912 г.) . Красота их поражала, а стоимость по тем временам была немыслимой, о чём свидетельствуют остатки некого чудесного фаянсового иконостаса из Васильевского храма: многие большие городские храмы не могли себе позволить такого дорогого украшения.
После октябрьского переворота Свято-Николаевский храм разрушили, Свято-Васильевский закрыли. Но благочестивый народ еще долго служил запретные молебны на источнике Богородицы… Именно тогда в Никольском зародилось предание: когда в полуразрушенный Свято-Васильевский храм приедет служить монах, в Никольском откроются две обители…
А ещё старожилы рассказывают, что возникновение в Никольском монастыря предрекла одна из монахинь крымского Параскевинского монастыря. Пророчество гласило, что монастырь в Никольском будет воздвигнут после прихода монаха.
Так, Ванюша Сокур — будущий схиархимандрит Зосима, ещё и на свет не появился, но в Книге ЖИЗНИ у Господа уже был предписан его земной путь. Пресвятая Троица, Господь Вседержитель из суетных путей человеческих прозрел мужа по сердцу Своему и задолго до его рождения предизбрал оного орудием всеблагой своей воли.
Иеромонах Савватий (будущий схиархимандрит Зосима) приехал сюда в 1986-м году. В полуразрушенный храм без иконостаса и в обгоревший сарай вместо священнического домика. Батюшку привезли в День памяти святителя Иоанна Златоустого — тоже некогда гонимого за веру. Первую службу в Никольском отец Зосима служил на Введение во храм Пресвятой Богородицы. По храму гулял ветер, а во время Литургии у прихожан ноги примерзали к полу… Но уже через полгода в храме появился иконостас, а возле храма, буквально на пустом месте, выстроили священнический домик, крестилку, трапезную: отец Зосима всегда благословлял кормить паломников. Он знал, что такое голод.
Когда он это узнал? Может, когда с матерью-вдовой, в свое время получившей срок за «религиозную пропаганду» — посещение богослужений монахинь, духовных чад Иоанна Кронштадтского, — жил на нищенские двадцать рублей в месяц? Или тогда, когда отца Зосиму самого «гоняли» с одного нищего прихода на другой? Так хотели сломить «неугодного», который в эпоху вытравливания любого инакомыслия и повального разрушения храмов храмы восстанавливал. И к которому, несмотря ни на какие запреты и рекомендации «сверху», со всех сторон стекались люди. Люди, которые чувствовали: в их жизни должен быть Кто-то. Тот «Кто-то», путь к Которому им открывал батюшка.
Позже духовные чада батюшки вспоминали, что и в Никольское отца Зосиму загнали, чтобы люди просто не имели возможности к нему доехать: прямой транспорт в село не ходил, проходящего тоже не было. Но вопреки всем препонам люди дорогу к отцу Зосиме находили…
Время основного служения отца Зосимы в Никольском пришлось на распад Союза. Предприятия закрывались. Люди месяцами не получали зарплату. Дети на уроках падали в голодные обмороки. А старики кончали жизнь самоубийством. Людям некуда было идти. И они шли к батюшке. Со своими бедами, печалями, горем и скорбями, порой просто элементарно голодные.
Еще духовный отец батюшки схиигумен Валентин наставлял его: «Когда будешь служить на приходе, будут к тебе издалека приезжать люди. Всегда накорми человека!» И отец Зосима свято исполнял этот завет: кормил всех приезжих. А тем, кто был особенно беден, благословлял дать продуктов и в дорогу. Частенько помогал и деньгами. «Голод — самое страшное чувство», — говорил батюшка.
У батюшки вошло в привычку не брать деньги за требы. Отец Зосима был глубоко убежден: сто человек не заплатит, зато потом найдется один, кто даст столько, что хватит помочь сотням. И благодетели всегда находились…
Со временем в Никольском появились трапезная, богодельня (Дом милосердия), больница, зубоврачебный кабинет… Все для людей.
Сила воздействия этого человека была необычайной. Пятиминутный разговор с отцом Зосимой возвращал людям надежду, желание снова жить… Он излучал какой-то внутренний свет и тепло, которые согревали и оттапливали самые отчаявшиеся сердца. Эта способность врачевать человеческие души (молитвой, словом, взглядом) — и было то главное чудо, с которым сталкивались люди в Никольском. Каким-то тайным, недоступным нам образом отец Зосима умел провидеть и находить именно тот единственно верный выход, который был человеку необходим.
Вера этого человека прошла все испытания, закалилась в горниле страданий. Кто знает, может быть, именно поэтому он вызывал у людей такое доверие. Люди доверяли отцу Зосиме самое дорогое — отдавали на послушание своих детей. И он становился их духовным отцом. Вокруг батюшки собралась единая семья, братия и сестры…
Решение об основании в Никольском двух монастырей, мужского и женского, батюшка принял после клинической смерти, в 1998-м году. Получив благословение правящего архиерея, отец Зосима принялся за работу.
Идеалом монашеского устроения (монашества по духу, а не по одежде) для батюшки была Оптина пустынь на рубеже XIX-XX веков: «…Воспитываю в них дух Оптиной пустыни, дух любви, дух гостеприимства, дух приветливости — вот что постоянно воспитываю я в них. Примется ли это мое воспитание, от их сердец уже зависит. Дай, Господи, чтоб дух любви оптинских великих старцев XIX века сопутствовал и нашей юной святой обители, чтоб и вы здесь находили все утешение, поддержку, радость и силы духовные здесь почерпали для дальнейшего несения своего жизненного креста, во славу Божию». Эти заветы батюшки хранят в обители и поныне.
Пресвятая Богородица всегда считалась покровительницей нашего Отечества. А Успенские храмы были главными в большей части русских монастырей. Есть Успенский собор — точная копия Кремлевского — и в Никольском монастыре: он воздвигнут по благословению батюшки уже после его смерти.
Для монахов весь их земной жизненный путь есть ни что иное, как путь к смерти, подготовка к переходу в вечность — подготовка к встрече с Господом. Монах — человек, умирающий для мира в воскресение будущей жизни. И Успение Пресвятой Богородицы для него — это второе свидетельство о бессмертии после Воскресения Спасителя. Залог воздаяния будущей светлой жизни.
Может быть, поэтому Успение Пресвятой Богородицы батюшка почитал вторым, после Пасхи, праздником — второй Пасхой. В эти дни необыкновенно богато украшалась Плащаница и храм, всегда свежими цветами. И всегда в течение трех дней матушки обновляли эти цветы — чтобы они постоянно были яркими и благоухающими.
Отец Александр из близлежащей к Никольскому Владимировки вспоминал, что за семь лет до смерти батюшки, на Погребение Пресвятой Богородицы, кто-то позвонил ему и сказал, что отец Зосима умер. Испуганный отец Александр помчался в Никольское. Когда батюшка Зосима узнал о казусе, он сначала посмеялся, а потом вдруг задумался и спросил: «Ты представляешь, что такое умереть на Погребение Пресвятой Богородицы?» Этот вопрос батюшка повторил трижды, и с такой силой, с таким проникновением, что отец Александр не выдержал и прослезился. Через семь лет схиархимандрит Зосима почил о Господе на Погребение Пресвятой Богородицы.
Батюшка Зосима знал, что умрет на Успение. Трудно сказать, что это было. Может быть, дар предчувствия? Насельники монастыря очень хорошо помнят, как в лето смерти уже тяжело больной батюшка шептавшимся о нем в одном из храмов епархии старушкам так и сказал: «Нет, я еще живой. А когда буду умирать, я вам скажу». А уже позже, в обители, приглашал на погребение: «Приглашаю вас на чин погребения Плащаницы. Матерь Божию похороните… Меня похороните».
…За два дня до Успения Божией Матери батюшку Зосиму увезли в реанимацию. Уезжая из обители, отец Зосима подробно рассказал братии, как поставить сень Пресвятой Богородице, где должен стоять его гроб… Сказал, что приедет к началу Литургии…
В больнице батюшка очень переживал, как бы ему не испортить братиям и сестрам праздник Успения. Так он и умер: не в самый праздник, когда подобает радоваться, а на Погребение Матери Божией, когда подобает плакать. В ночь Погребения Богородицы в обители оплакивали и батюшку…….
Восемь лет прошло с тех пор, как отошел ко Господу основатель Никольского Свято-Успенского монастыря схиархимандрит Зосима. Но по-прежнему люди спешат к батюшке — в обитель. В народе по-прежнему говорят: не «еду в Никольское», а «еду к батюшке».
*** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** ***
Вот и мы ехали к батюшке. И довелось попасть в его часовенку два раза. Первый раз сразу после службы, отстояв в очереди с такими же поломниками, как мы. Зашли, поставили свечи, мысленно обратились к о.Зосиме со своими прошениями и вышли, давая возможность всем побывать у него. А второй раз, когда до отъезда из Никольского оставалось полчаса, и мы решили еще раз пройтись по улочкам монастыря. Время близилось к часу, поломники из Донецка и других близлежащих городов уже почти разъехались. Когда подошли к часовеньке, никого около неё не было. Вот так мы с Наташей еще раз зашли и преклонили колени перед могилкой этого святого человека. На душе было такое чувство, что мы побывали у живого отца Зосимы.

Вход в монастырь

Уходя в вечность, схиархимандрит Зосима как зеницу ока завещал хранить в обители древний Иерусалимский Устав, все те особенности служб, которые он как ревностный службист унаследовал от своих наставников. Отец Зосима жил красотой божественных служб, каждая его служба была незабываемым торжеством, действительно «небом на земле».
И вот эта особенная «зосимовская» торжественность и величественность служб — то духовное наследство, которое свято хранят насельники обители и благодаря которому у паломников создается впечатление, что Старец жив, что он и сегодня руководит всей обителью: «Просто он служит сейчас в другом храме, где-то рядом»
Одной из особенностей Никольских традиций является то, что молящиеся часто (даже на Светлой Седмице) молятся на коленях, что также исходит от Старца ( к слову во многих Афонских монастырях во время Светлой Седмицы допускаются коленопреклонные молитвы) Сам Батюшка так объяснял этот обычай: «Как можно стоя слушать «Отче наш»? Только обязательно на коленочках надо, с благоговением и трепетом обращаться к нашему Небесному Отцу. И когда однажды одна из паломниц искушалась в помыслах тем фактом, что в Никольском так много на службе молятся на коленях, то Старец в беседе с ней сам ответил на её помыслы» «А ты знаешь, как я раньше, когда ноги были здоровее, любил молиться на коленках: и ты на коленках обращайся к Господу, когда чувствуешь на сердце умиление и благоговение — это угодно Господу»
По благословению Батюшки, в Никольском принято иконы целовать не в изображение, а в рамку киота — по смирению, как разъяснял о.Зосима и сам так поступал: «Разве мы достойны своими грешными устами коснуться священного изображения? Нет, только рамочку целуем…»
По благословению о.Зосимы в Богадельни и сестринском корпусе читается Неусыпаемая Псалтырь. И весь годичный и недельный круг богослужения совершается строго так, как определил его сам Старец.
Здесь похоронены монахини
Часовенка, где похоронен о.Зосима
Цветы здесь стоят в любое время года
Роспись купола часовни
Захоронения около часовни
Иерей Тихон (1898-1991), Протоерей Платон (1871-1920) Протоерей Петр
Родник
Святыня Никольской обители — святой кладезь.
По благословению Старца, возле Свято-Васильевского храма вырыли кладезь, который освятили в честь Зосимы и савватия Соловецких. На этом кладезе Батюшка совершал водосвятные молебны. «Я молился, чтобы господь даровал сей воде силу врачевать различные болезни», — сказал как-то схимник. И молитвы Старца сотворили чудо: горькая и соленая вода, которую сначала невозможно было пить, стала сладкой и приятной.
Поломники берут эту воду, как святыню, многие опытно познав её целительную силу.
Магазин монастыря, где можно приобрести иконы, церковную утварь, купить свечи, заказать молебны за здравие и упокой.
Трапезная для паломников.
Были мы в трапезной. Поели очень вкусно сваренные рисовый суп и пшеничную кашу. Трапезная просторная. Здесь потчуют всех бесплатно. Мало кто из паломников знает, что в паломнической трапезе (одно из самых трудных послушаний) трудятся Христа ради схимницы — ведь их ещё о.Зосима благословил на этот святой труд.
А в кухне на стене, также ещё по благословению Старца, висит надпись: «Соблюдайте тишину — творится Иисусова молитва».
Схимник часто повторял, как азбуку: «Когда руки трудятся — не празднословьте, а творите Иисусову молитву, вот и будет вам духовный плод, и труд ваш будет благословенный»
Особенно Батюшка любил цветы — эти островки рая на грешной земле. Вот первые весенние цветы около трапезной.
Жизнь монаха зиждется на подвиге молитвы и святого трудолюбия, или , на монашеском языке, послушания.
Послушание — благословенный труд, за которым при внешнем делании монах научается отсекать свои внутренние пороки — своеволие и произвол, как главные проявления гордыни и самости.
Это дом трудолюбия, где многообразие послушаний, охватывающих всю монастырскую жизнь: от ризничной и златошвейной до выпечки хлеба, от потребностей богослужебных до земных и насущных огорода и подсобного хозяйства.
Свято-Васильевский мужской и Свято-Николаевский женский монастыри
85720, Волновахский р-н, с. Никольское
Телефон: 8 (062) 340-18-47

Свято-Васильевский мужской и Свято-Николаевский женский монастыри

85720, Волновахский р-н, с. Никольское
Телефон: 8 (062) 340-18-47

Карта монастыря

Свято-Васильевский мужской монастырь расположен в селе Никольское Волновахского района Донецкой области на месте бывшего сельского Свято-Васильевского прихода, в котором в 1912 году на средства прихожан и благодетелей вместо старой деревянной церкви был построен каменный храм, освященный в честь Святителя Василия Великого. В 1954 году храм, сильно пострадавший от безбожников, был восстановлен в нынешнем его виде с одной главой и колокольней и с тех пор больше не закрывался.

Трапезный храм Всех Святых, в Земле Русской просиявших

Еще после октябрьского переворота в селе Никольское зародилось предание: когда в Свято-Васильевский храм приедет служить монах, тут откроются две обители. Иеромонах Савватий (будущий схиархимандрит Зосима) приехал в 1986 году в полуразрушенный храм без иконостаса и в обгоревший сарай вместо

священнического домика. Трудами игумена Савватия храм был отреставрирован, построена крестильня с настоятельскими покоями и паломническая с трапезной. В 1990 году игумен был возведен в сан архимандрита, а в 1992 году — пострижен в схиму с именем Зосима.

Со временем количество людей, желавших послужить Богу под духовным окормлением схиархимандрита Зосимы, увеличилось. Был построен братский корпус, устроена богадельня, Дом милосердия по уходу за немощными и престарелыми. А в 2001 году Свято-Николаевской сестринской общине села Никольское был дан статус монастыря, в 2002 году — зарегистрирован Свято-Васильевский мужской монастырь.

Свято-Васильевский каменный храм с шатровой колокольней над входом

Наместником монастыря до своей кончины (в августе 2002 г.) был схиархимандрит Зосима. В настоящее время Священноархимандритом и настоятелем обители является Митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион. 7 мая 2005 года Митрополит Иларион возвел наместника монастыря схиигумена Алипия (Бондаренко) в сан схиархимандрита.

В обители введен общежительный устав, совершаются ежедневные богослужения. Читается неусыпаемая Псалтирь. Храмы обители: Свято-Васильевский каменный храм с шатровой колокольней над входом; Трапезный храм Всех Святых, в Земле Русской просиявших, построенный к 2000-летию Рождества Христова; каменный холодный храм Святителя Николая Чудотворца с колокольней над входом, построенный в 1910 году, расположен на противоположной стороне села и относится к обители. Долгое время он был закрыт и использовался под склад, мастерские, бойню. Сейчас он восстановлен, в нем совершаются богослужения по воскресным дням и великим праздникам в теплое время года. В доме священника находится домовая церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение» для совершения богослужений в зимнее время года.

каменный холодный храм Святителя Николая Чудотворца

В монастыре действуют пекарня, библиотека, медицинская амбулатория для насельников, мастерские (столярная, резьбы по дереву, золотошвейная, швейная, иконописная, по изготовлению мебели).

В 2004 году в богадельне обители открыт домовой храм в честь преподобного Сампсона Странноприимца. Завершено строительство колокольни с надвратной церковью Иверской иконы

Божией Матери. Завершается строительство Свято-Успенского собора.

Обитель посещают группы паломников из многих епархий Украины и России. В настоящее время число братии насчитывает 60 насельников, насельниц в обители — 110 человек.

Свято успенский николо васильевский монастырь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *