Память святых отцов VII Вселенского Собора

23 октября в Русской Православной Церкви наступает 18 Неделя по Пятидесятнице, в которую отмечается память святых отцов Седьмого Вселенского Собора.

Седьмой Вселенский Собор был созван в 787 году, в Никее, при императрице Ирине (вдове императора Льва Хозара), и состоял из 367 отцов. Собор был созван против иконоборческой ереси, возникшей за 60 лет до Собора, при греческом императоре Льве Исавре, который, желая обратить магометан в христианство, считал необходимым уничтожить почитание икон. Эта ересь продолжалась при сыне его Константине Копрониме и внуке Льве Хозаре. Собор осудил и отверг иконоборческую ересь и определил — поставлять и полагать в храмах, вместе с изображением Честного и Животворящего Креста Господня, и святые иконы, почитать и воздавать им поклонение, возводя ум и сердце к Господу Богу, Божией Матери и Святым, на них изображенным. После 7-го Вселенского Собора, гонение на святые иконы снова было воздвигнуто последующими тремя императорами: Львом Армянином, Михаилом Бальбою и Феофилом и около 25 лет волновало Церковь. Почитание святых икон было окончательно восстановлено и утверждено на Поместном Константинопольском Соборе в 842 году, при императрице Феодоре. На этом Соборе, в благодарность Господу Богу, даровавшему Церкви победу над иконоборцами и всеми еретиками, установлен праздник Торжества Православия, который положено праздновать в первое воскресенье Великого Поста и который празднуется и доселе во всей Вселенской Православной Церкви.

О Седьмом Вселенском Соборе рассказывает митрофорный протоиерей Владимир Попов: «В это воскресение Церковь празднует память святых отцов XYII Вселенского Собора. Этот Собор утвердил иконопочитание, как норму жизни Церкви. В чем конечный смысл этой победы над ересью иконоборчества? Смысл в том, что в Церкви утвердилось подлинное понимание смысла иконы, церковного искусства. Иконописание как Боговидение, как вид умозрения, выросло из евангельского понимания мира. Прежде всего, из воплощения Христова. Поскольку Христос воплотился, то Бог невидимый, неизображаемый и неописуемый, что по-гречески то же самое, что неопределимый, Бог стал определяемым, видимым, потому что Он во плоти. И как сказал Господь: «Видевый Меня, видев и Отца».

Иконоборчество исторически сложилось на почве тогдашнего понимания определенной части Церкви Христовой проповеди. В те времена Византия вела ожесточенную, и часто неудачную, войну против мусульманства. И правители Византии искали общую почву, на которой можно прийти к согласию с исламом, чтобы ислам дозволил проповедь Христа. И одним из препятствий было непризнание исламом иконописи как таковой по той причине, что ислам не признавал и Божественности Иисуса Христа. Для ислама Христос был пророком и не более, хотя Ему отдавалось предпочтение перед всеми другими пророками, кроме Мохамеда. А вырванные из контекста слова Апостола Павла о том, что «мы не знаем Христа во плоти», сторонники иконоборства использовали в своих аргументах о том, что Христа надо искать грядущего, надо искать Иисуса Христа второго пришествия. И они утверждали, что такой Христос неизобразим, а само иконописание невозможно. Тем самым, Церковь отрывалась от самого важного Центра своего учения — от Евангелия. Иконоборцы становились на путь экстатического христианства, христианства энтузиастического, подогревающего себя новыми поисками. Таковой была Карфагенская Церковь, которая не выдержала столкновения с мусульманством, и исчезла. Такая же угроза нависла над всей Церковью, отдававшей себя во власть человеческой стихии, человеческого воодушевления.

В ирмосе шестого гласа есть замечательные слова одного из славных борцов с иконоборчеством св. Иоанн Дамаскина, автора многих воскресных канонов: «Плавающему в молве житейских попечений с кораблецем, потопляемым в грехе, и душетленному зверю приметаемо, яко Иона, Христе, вопию ти: из смертоносной глубины возведи мя». Удивительно, что каждое слово в этом ирмосе умозрительно проверено. Наше попечение целиком и полностью обусловлено потребностью сегодняшнего дня, модой. Наши страсти, наши страхования, наши пристрастия — всё определяется молвой, мнением общества. А источник этих пристрастий часто бывает недоступен обыденному сознанию. Энтузиастическое мировоззрение крайне опасно: оно не только ставит ложные цели, заведомо невыполнимые и дает ложные обещания, но и заставляет недовольствоваться существующим положением и настоящим, желать лучшего будущего. Поэтому энтузиастические церкви долго не существуют, они обычно уклоняются в ереси. Церкви же нужно опираться на твердый фундамент, а каков может быть фундамент Церкви – только Евангелие. Достоевский еще говорил, что человек существо фантастическое, так вот Евангелие всегда привязывает человека к реальности, правда, реальности духовной. Евангелие дает нам возможность видеть Бога таким, каков Он есть. И иконописание утвердило Евангельское понимание Церкви, которая исходит из точки зрения воплощенного Бога, евангельского Бога. Не Бога чаемого, который грядет, а евангельского: «се Аз с вами есм во все дни и до скончания века». Поэтому, рожденное из Евангелия иконописное искусство, было в высшей степени реалистично духовно. Оно видело Бога таким, каков он есть, и в то же время, было лишено всякого энтузиазма. Постоянно возвращало верующего к той духовной реальности, которая является основой самостояния Церкви. В этом и есть величайшая заслуга Седьмого Вселенского Собора. Он был завершительным Собором, Собором, завершившим христологические споры о Боговоплощении. И это дало возможность культурного строительства христианства. Русская Церковь получила христианство в его византийском образце, византийском совершенстве, но вложила много личного, русского в иконописание. Наша иконопись придерживается канона, который был выработан на XYII Вселенском Соборе, и русские иконописцы сохранили византийскую традицию. Далеко не все Церкви это могли сделать.

Седьмой Вселенский Собор стал завершительным аккордом славного духовного движения в сторону уяснения Евангелия. Икона есть Евангелие, изложенное в красках. Иконописание строго регулируется каноном и оно столь же неподвижно, как неподвижен и Евангельский текст. Но и Евангелие, и икона дают возможность углубляться в смысл. И каждый талантливый иконописец имел возможность свой духовный опыт запечатлеть в иконе.

Иоанн Дамаскин умер до Седьмого Вселенского Собора, но его книга «Точное изложение Православной веры» стала той основой, на которой сложилось суждение святых отцов Седьмого Вселенского Собора. После Иоанна Дамаскина христологическая мысль утвердилась, стала канонической, новых больших откровений не было, все было определено, но духовные углубления продолжались. Был Симеон Новый Богослов Григорий Палама, было движение в сторону поиска духа».

Восемь столпов россии кто они

В разделе Религия, Вера на вопрос Православным. Иоанн Кронштадтский сказал про Блаженную Матрону, что она восьмой столп России. (см.вн.) заданный автором разносол лучший ответ это Есть икона «София премудрость божия»
На ней изображена Божия Матерь и воплотившаяся из Нее Ипостасная Премудрость — Сын Божий. Под Премудростью, или Софией, разумеется Сын Божий, о Котором в Книге Притчей Соломоновых сказано: «Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь» (9, 1), В этих словах содержится указание на Христа, Сына Божия, Который в посланиях апостольских именуется «Божиею Премудростью» (1 Кор. 1, 30), а в слове «Дом» содержится указание на Пресвятую Деву Марию, от Которой воплотился Сын Божий. Изображение иконы свидетельствует об исполнении пророчества. На иконе Софии Киевской изображен храм и стоящая в нем Богоматерь в хитоне, с покрывалом на голове, под сенью, поддерживаемой семью столпами. Руки и ладони Ее распростерты, а стопы утверждены на серповидной луне. Божия Матерь держит Предвечного Младенца, благословляющего правой рукой, в левой руке Младенца держава. На карнизе сени начертаны слова из Книги Притчей: «Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь». Над сенью изображен Бог Отец и Бог Дух Святый. Из уст Бога Отца исходят слова: «Аз утвердих стопы Ея». По обе стороны изображены семь Архангелов с распростертыми крыльями, держащих знаки Своего служения в руках: с правой стороны — Михаил с пламенным мечом Уриил — с молнией, опущенной вниз, Рафаил — с алавастром мира; с левой стороны — Гавриил с цветком лилии, Селафиил — с четками, Иегудиил — с царской короной и Варахиил — с цветами на белом плате. Под облаком с серповидной луной, служащей подножием Богоматери, изображен амвон с семью ступенями (изображающий Церковь Божию на земле) , со стоящими на них ветхозаветными тайнозрителями воплощения Премудрости — праотцами и пророками. На каждой из семи ступеней амвона надписи: вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благость, слава. Семь ступеней амвона утверждаются на семи столпах, на которых начертаны взятые из Апокалипсиса изображения и их объяснения.
Еще Св. Отцы толкуют что семь столпов — значит семь соборов св. отцев и семь веков, доводящих до будущего века, по Иоанну Богослову.

Москва. Данилов мужской монастырь. Церковь Святых Отцов Семи Вселенских Соборов.

Святых Отцов Семи Вселенских Соборов в Даниловом монастыре собор (улица Даниловский вал, дом № 22).

Освящен 18 мая 1561 г. в присутствии царя Ивана IV Грозного и его сыновей. Предположительно первоначально был построен к северу от ныне существующего храма и перенесен на нынешнее место после того, как старый каменный храм обветшал и был разобран. Престол перенесли на второй этаж над уже существовавшей церковью Покрова Пресвятой Богородицы. Собор – древнейший храм обители, состоящий из нескольких церквей, построенных в разное время (перестраивался во второй половине XVII в., 1729 г. и 1752 г.). 30 августа 1652 г. были обретены и перенесены в храм Святых Отцов Семи Вселенских Соборов мощи основателя монастыря, благоверного князя Даниила Московского.

В середине XVIII в. возвели церковь святого Даниила Столпника, которая является сейчас западной частью собора. 20 октября 1885 г. в храме Святых Отцов Семи Вселенских Соборов освятили приделы благоверного князя Даниила Московского и благоверных князей Бориса и Глеба. В XIX в. храм поновлялся и украшался, пополнялся богатой утварью. На первом этаже с 1890 г. существовал придел праведной Елисаветы, украшенный мраморным иконостасом.

В феврале 1930 г. из храма были изъяты остававшиеся там ценности, и 24 сентября, накануне закрытия храма, братия во главе с архимандритом Тихоном перенесла святые мощи благоверного князя Даниила в приходской храм Воскресения Словущего в Даниловской слободе. С 1930 г. на территории Данилового монастыря находился приемник-распределитель для беспризорных детей и несовершеннолетних нарушителей. Храм Святых Отцов Семи Вселенских Соборов был разорен и обезглавлен. В 1983 г. монастырь возвратили Русской Православной Церкви, и началось его возрождение. Чин освящения храма Покрова Пресвятой Богородицы, что находится на первом этаже собора, был совершен 8 июня 1985 г. На солее Покровского храма в киоте находится главная святыня обители – икона благоверного князя Даниила Московского с частицами его мощей. Перед этим образом совершаются монашеские постриги. Главный и придельный иконостасы написаны в иконописной мастерской Данилова монастыря. Группу иконописцев возглавлял игумен Зенон, насельник Псково-Печерского монастыря. В алтаре храма большой мощевик с двадцатью частицами мощей преподобных отцов Киево-Печерских. В Покровском храме 2 декабря 2001 г. была установлена рака с мощами новопрославленного святого Георгия (Лаврова) († 1932), Даниловского чудотворца, духовника обители. Главный престол собора, находящийся на втором этаже, освятили 26 марта 1988 г.

Поначалу престольный праздник собора отмечался в день памяти Святых Отцов Шести Вселенских Соборов. В 1988 г. патриарх Московский и всея Руси Пимен благословил общецерковно отмечать память Святых Отцов Семи Вселенских Соборов в день освящения в 1561 г. первого каменного храма Свято-Данилова монастыря – 18 (31) мая. 7 марта 1995 г. патриарх Алексий II передал в Данилов монастырь частицы мощей благоверного князя Даниила Московского. Святые мощи поместили в большую раку, установленную на своем историческом месте в храме Святых Отцов Семи Вселенских Соборов, под северной аркой, между главным приделом храма и приделом благоверного князя Даниила Московского. Над ракой установлена резная деревянная сень. Сокровищем, сохранившимся со времен основания храма, является Владимирская икона Божией Матери с акафистом, которая находится в местном ряду иконостаса, слева от Царских врат. Справа от Царских врат помещен храмовый образ Святых Отцов Семи Вселенских Соборов, написанный в 1989 г. В местном ряду иконостаса находится образ святителя Николая XVIII века с клеймами его жития и Казанская икона Божией Матери XVIII века с клеймами, иллюстрирующими «Сказание о явлении чудотворной иконы Пресвятой Богородицы в городе Казани». В верхних рядах иконостаса находятся 67 икон XVIII века, переданных в Данилов монастырь из Троице-Сергиевой лавры и Московской Духовной академии. В приделе благоверного князя Даниила Московского находятся чтимая икона преподобного Кассиана Римлянина.

Михаил Вострышев «Москва православная. Все храмы и часовни».

Святые отцы 7 вселенского собора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *