Одиночество. Мысли священника

(1 голос: 5 из 5)

протоиерей Александр Шестак

Что такое одиночество?

Каждый из нас хотя бы однажды пережил ситуацию, в которой ощутил себя оставленным, и, прежде всего, близкими. От этого, бывает, наворачиваются слезы. А если уж оставляет любимый человек, то это почти трагедия, и хочется выть или плакать навзрыд оттого, что он (или она) вдруг оказывается без своей половины. По словам одной одинокой женщины, она готова прилепиться, как осенний листок, на любую проходящую спину, либо все время попадаться кому-нибудь на глаза с одной целью, чтобы заметили, чтобы как-то догадались, что кроме них есть еще и она, которая нуждается в самом малом – в общении, хотя бы просто попить вместе чаю, – и счастья на целый день.

Странно, но точно так же чувствуют себя одинокие старушки или старики, у которых есть дети и внуки, и даже правнуки. Но они живут одни и страдают оттого, что их не приглашают даже в гости ни дети, ни внуки. И не звонят и не интересуются здоровьем, и не подумают, что, может быть, эта старушка или этот предряхлый старик давно умерли и запах смерти витает в их однокомнатных квартирах.

Как страшно оставаться одному… И с каждым годом одиночество становится все более непереносимой мукой. Наверное, поэтому заводят кошек или собак – хоть какая-то живность в доме. А если всмотреться внимательно в эту прозу нашей жизни, то очень скоро находишь причины такого состояния. Его корни стыдливо скрываются в эгоистической пленке горделивой души человека. Когда в еще молодые годы, мимоходом, растрачивая на пустое здоровье и душевные силы, проходишь, не замечая одинокого соседа по лестничной площадке. И вспоминаешь о нем, когда приезжает «скорая» или другая машина, чтобы увезти навсегда то, что осталось от человека, незаметно ни для кого перешедшего в иной мир.

Или к своим родным детям относишься так, что они, по достижении ими определенной взрослости и материальной самостоятельности, буквально бегут из родного дома с одной целью – обрести свободу, чтобы их не тюкали каждый день за любую мелочь, и почувствовать себя, наконец, человеком, а не плодом диктаторской любви родителей.

Впрочем, одиночеством страдают не только старики. Чувство одиночества стало своеобразной болезнью современного общества.

Даже совсем молодые люди нередко жалуются на одиночество, хотя внешне у них все нормально: семья, дети, но, тем не менее, чувство одиночества периодически возникает не только у взрослых членов семьи, но даже и у детей. У подростков это чувство появляется после того, когда они с раздражением говорят своим родителям: «Не учите меня жить!» А совсем маленькие, недавно родившиеся, плачут оттого, что их подолгу не берут на руки, и уже в этом младенческом возрасте они неосознанно страдают от одиночества.

Еще одна совсем молодая девушка живет в большой и внешне, как кажется, дружной семье. И, тем не менее, тоже страдает от этого чувства, хотя ей до замужества еще не скоро.

Даже в семьях священников встречаются такие же проблемы. Одна женщина – родственница супруги священника, будучи в паломнической поездке, поделилась своим наблюдением: матушка совсем закрутилась с детьми, помощников практически нет, и, несмотря на большое семейство, чувствует себя просто брошенной. Конечно, у батюшки много забот, и он всегда на людях. Все его любят, и он всех любит, и всем он нужен… А дома он совсем другой, как будто его кто подменяет: не то, что строгий, а даже порой злым бывает, и слова его такие колючие. И оправдывает свое отношение к ней и старшему тем, что воспитывает не маменькиного сыночка, а воина — в строгости и беспрекословном повиновении. Неужели это тот скромный семинарист, которого она некогда выбрала себе в мужья, – и так изменился, хоть разводись. Да куда с малыми детьми пойдешь? Вот и смиряется.

Да как же так, да можно ли этому верить? Святитель Тихон Задонский по этому поводу писал: «…ежели дети ваши злы будут, то внучата злейшие, а правнучата и того злейшие. Злой бо отец добра не научит сына, и так зло будет расти, пока судом Божиим искоренится; а всему тому злу корень и начало есть злое наше воспитание».

Замуж выйти не напасть, как бы замужем не пропасть, – эта русская поговорка ой как точна. Может быть, поэтому православные девушки осторожничают, не бросаются на шею первому попавшемуся. Не рискуют начинать разговор первой. А если даже и говорят на какие-либо темы, то вопрос о замужестве обходят десятой дорогой, чтобы никто не мог и подумать, что какой-то молодой человек ей нравится. Вот и сидит дома одна, вот и мучается одиночеством.

Конечно, если уж коснется молодых сердец любовь, то слова сами собой находятся, да и слов-то никаких особенных не надо. Надо только видеть эти глаза, эти красивые лица двух людей, которые никого вокруг не замечают, и больше ничего им не надо… Вы видели лица влюбленных – они всегда красивые, они светятся. И ходят счастливые до самой свадьбы. Как правило, и потом счастливые, до самой старости, и все у них хорошо, и любящие дети, и внуки, и даже правнуки.

Бывает, правда, и иначе. Поживут немного – первые две-три недели, а потом вдруг проявляется характер. У каждого свой. Потом выясняется, что он по ночам храпит, и к этому надо как-то привыкать. А она любит ходить по магазинам. Потом вдруг открывается, что она не умеет приготовить обед, в лучшем случае может сделать бутерброды. Потом она вдруг ловит его взгляд на других женщинах, пусть даже мимолетный, но взгляд. У нее еще нет ревности, она еще придет, но уже сейчас закрадывается сомнение. С каждым днем открываются все новые непрочитанные страницы, и не всегда приятные. Некоторые и не удивляются этой прозе жизни. Ко всему можно привыкнуть, если есть любовь, а если ее нет, то эта проза жизни постепенно начинает угнетать по-настоящему. И появляется чувство одиночества, как раз в тот момент, когда неуловимым образом растворяется в житейских испытаниях любовь.

А есть семьи бездетные. Поначалу еще нет больших проблем: живут, как говорится, в свое удовольствие. Но с каждым годом это удовольствие улетучивается и наступает момент, когда появляется вопрос. Почему они, такие молодые, здоровые и сильные, не могут родить ребенка? Верующие находят ответ относительно быстро – значит, надо изменить свою жизнь, избавиться от каких-то грехов, либо так угодно Богу и надо потерпеть и ждать милости Божией. Скорее всего, эти молодые люди еще не вполне готовы к рождению ребенка по каким-то обстоятельствам. И Господь медлит исполнить их прошение. И это тоже своего рода одиночество.

В такой ситуации начинают нередко думать: «Может быть, взять ребенка из детского дома и воспитывать, и заменить ему родную мать и родного отца?» Но готовы ли молодые люди к такому подвигу?

Кто бывал в детских учреждениях, знает, как непросто реагирует душа на такое посещение. Достаточно переступить порог детского дома, как на тебя уже смотрят сорок пар любопытных глазенок, и почти все примеривают себя в качестве приемного сына или дочки. Кто-то даже может подойти и сказать: «Возьмите меня с собой, я буду очень послушным». О таких случаях рассказывали те, кто уже посещал эти учреждения, в том числе и по служебному долгу. Дети пытаются использовать любую возможность, только бы их взяли в семью, пусть даже неполную, но взяли, чтобы вдруг нашлась мама, а еще лучше, и папа тоже. Как здесь откажешь, а если и откажешь, что ответишь своему сердцу, которое будет ныть от непонятной причины. Это ведь не собачонка какая или кошечка брошенная, которую тоже помнишь и не можешь забыть кошачьи глаза, ждущие хотя бы прикосновения руки или чего-нибудь съестного.

Не зря ведь в языке есть слово «пол», обозначающее совокупность только мужчин или только женщин. Но это и половина целого, ибо ни мужчина, ни женщина не могут составлять некое целое в своем одиночестве.

Есть ли какой-нибудь выход из одиночества? Без жертвенности — никак.

Человек, в котором глубоко сидит гордынька эгоиста, привыкает жить один потому, что ему так комфортно, потому, что он не может смириться с тем, что кто-то будет рядом и потребует его время, его внимание, а возможно, даже начнет командовать, подчинять себе, своим прихотям и привычкам, а без любви вытерпеть такое можно лишь в случае, если этот кто-то родная мать или отец, брат или сестра.

Наверное, поэтому так много разводов, не могут ужиться два одиночества, два человека, каждый из которых ищет свою выгоду, свое удовольствие от жизни, но только до тех пор, пока сама жизнь не предъявит к ним серьезных требований. И тогда это сожительство рассыпается в прах, разбегаются два одиночества и спешат каждый в свою прежнюю скорлупу до следующей встречи с таким же одиночеством. Здесь нет семьи, здесь обычное сожительство. В нашем социуме вполне открыто сложился морально терпимый образ жизни молодых людей, которые позволяют себе все, не будучи в браке. Они тоже одиноки, понимая, что их отношения временны. Особенно от этого страдают девушки-женщины, почти всегда стремящиеся создать семью и рожать детей.

А как живут те, кто одиночество избрал в качестве единственного пути спасения своей души? Как живут монахи? Чтобы ответить на этот вопрос, надо быть монахом, иначе все ответы будут далеки от истины.

Из литературы, в том числе художественной, мы знаем о трудностях монашеской жизни. Какими удивительными являются для нас примеры святых угодников Божиих — преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского. Ведь они в буквальном смысле обрекали себя на одиночество: в глухих лесах обустраивали свои кельи и молились день и ночь, не страшась ни холода, ни зноя, питаясь тем, что Бог пошлет. Чтобы уйти в монастырь и принять постриг, надо быть готовым умереть для мира. Дадут другое имя, а твое уйдет в небытие и останется только в паспорте и иных государственных учетах, а фамилия будет упоминаться в скобках после имени, которое дается при постриге.

Но что означает – умереть для мира? Забыть всех своих друзей и даже родственников и переселиться из комфортной квартиры в какую-то келью? Но и эта жизнь подойдет когда-нибудь к последнему своему рубежу и тогда придет действительное одиночество, когда монах или монахиня, обремененные болезнями и изрядно состарившиеся, предстанут перед лицом не мнимой, а вполне реальной смерти. Мнимое одиночество завершится встречей наедине с последней минутой. Умирает человек один, так же, как всегда умирали и умирают смертные, и трепещет душа от ужаса смертного и своего одиночества.

Сам Господь Бог наш Иисус Христос, когда был распят на Кресте, также испытал чувство одиночества и оставленности. В Евангелие от Матфея мы читаем: «…около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты меня оставил?» (Мф., 27,46). Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский, поясняет эти слова Спасителя так: «…Он истинный человек, а не призрачный, ибо человек, будучи животолюбив, по естеству своему хочет пожить. Поэтому, как в том случае, когда скорбел и тосковал, Он показывал в Себе естественно свойственную нам боязнь смерти, так теперь, когда говорит: для чего Ты Меня оставил? – обнаруживает в Себе естественную любовь к жизни».

Как же избежать чувства одиночества? Есть ли хоть какое-то лекарство духовного свойства?

Святые отцы Церкви, и не только они, говорят, что есть. И об этом мы слышим почти каждый раз, когда находимся в храме на богослужении, когда поют или читают тексты, наполненные божественной любовью Господа нашего Иисуса Христа к нам, грешным. Вспоминаем ли мы своего Ангела-хранителя? А ведь он всегда рядом, просто мы о нем забываем, и потому не обращаемся к нему за помощью, потому, что наша духовная жизнь в лучшем случае ограничивается храмом и богослужением. И поэтому не ощущаем его постоянного присутствия. Именно он будет сопровождать душу умершего после земной жизни, дабы она не устрашилась картины Страшного суда. Мы ведь даже забываем о нем, когда стоим перед выбором: совершить грех или воздержаться от него. В данной ситуации каждый человек находится в некотором одиночестве, потому что за него никто не примет решения, грешить ему или не грешить. Более того, он даже забывает обратиться молитвенно за советом и помощью Богу, к своему Ангелу-хранителю или просто к духовному наставнику. А после совершения греха мается, потому что чувство одиночества усиливается, и человек хочет спрятаться от людей, как Адам и Ева пытались спрятаться от Бога после грехопадения

Вместе с Ангелом-хранителем за каждого крещеного человека молится святой угодник Божий, чье святое имя он носит. Сама Пресвятая Богородица простирает свой честной Покров над каждой заблудшей душой, потому что Господь Бог Иисус Христос любит каждого безмерно. Вот же оно, лекарство от одиночества, – исполняй заповеди Божьи, люби ближнего, проси у Господа помощи — и ты уже не одинок.

Любовь есть верное лекарство от одиночества. Даже если тебе очень плохо и ты находишься в крайней ситуации, но кого-то любишь и пытаешься помочь любимому человеку, или малознакомому, или вовсе незнакомому, то ради этой твоей жертвенной любви Господь пошлет тебе помощников и укрепит твой дух Своей благодатию, ни с чем не сравнимою на земле. Быть вместе с Богом, соединиться с ним, – значит достичь Царства Божия, которое внутри нас. Невозможность видеть Бога, а тем более соединиться с ним, – это состояние ада.

Избави нас всех Господи от чувства оставленности и одиночества!

Как пронести крест одиночества?

Протоиерей Сергий Николаев
25 июня 2013

Одиночество не сладко всякому человеку. Но особенно печально переживается оно женщиной. Ее призвание — жить для кого-­то. В этом смысл ее бытия и путь спасения. Она сотворена, как помощник, как второе лицо. И каково ей, когда нет объекта заботы? Женщина рождается с потребностью любить. Природа любви необычайно сильна даже в самой эгоистичной и себялюбивой женщине. Беспокоен и неуравновешен душевный мир женщины с таким характером. Оттого, что живет она в несогласии со своим естеством.
Говоря о христианском браке, Апостол обращается к мужьям: Мужья, любите своих жен (Еф. 5, 25). И далее он неоднократно повторяет это. Женам наказ о любви Апостол не адресует ни разу. Мужчина в какой­то мере понуждает себя к любви, его любовь более осознанна. В женской любви больше природного. Ей, как говорит русский философ, предназначено «быть живым источником любви».

В браке проще и естественнее реализуется женское призвание. Однако не всем дается счастливое замужество. Как же быть тем, кто не нашел жениха или пережил развод, потерял супруга? Не воспринимать свою ситуацию, как абсолютное несчастье, жизненную неудачу, крах всех надежд и стремлений. Вспомнить, что в мире нет ничего случайного. Во всем, что происходит с нами — благая воля Божия. Любое наше житейское несчастье, и одиночество в том числе, скорее не наказание, а призыв. И, возможно, любовь одинокой девушки или женщины способна на большее, чем семья. Объектом ее любви и попечения может быть Сам Господь. В Евангелии рассказывается о женщине, которая купила за большую цену сосуд с благовонным миром и, разбив его, возлила миро на Иисуса. Некто стал роптать на такую, по его мнению, нерациональную трату денег, которые можно было бы раздать нищим. Но Иисус сказал: оставьте ее; что ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня. Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете. … Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала (Мк. 14, 6­9). И почти два тысячелетия христиане всего мира назидаются ее поступком. Теперь мы не можем послужить Христу непосредственно, как это сделала та женщина, но мы можем послужить Его Церкви. И если взять женское служение Церкви, то оно всегда было и есть. Одиноким, конечно же, проще. Незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, …а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу (1 Кор. 7, 34). Находится дело и простым и премудрым. Трудно представить жизнь православного прихода без активного участия женщин. Уборка храма, починка или шитье облачения, готовка, а приходские столы порой бывают очень многочисленны. Потом — цветники, раздача вещей и продуктов нуждающимся, стенгазета и приходской листок, бухгалтерия. Клирос тоже большей частью женский. Просфоры, преподавание в воскресных школах. Кто любит Христа, приходят и трудятся. А труд в храме, даже самый простой, всегда творческий, потому что — ради Христа и перед Христом. Это и общая молитва, и общее дело, и то, что «как бы мы ни были слабы и худы порознь, но так радостно чувствовать, что для всех нас — одно самое главное» — Христос.

Женщине вверено рождение. Это тоже ее призвание — отдавать себя другому существу. И для большинства женщин невозможность иметь детей — трагедия. И увидела Рахиль, что она не рождает детей Иакову…, и сказала Иакову: дай мне детей, а если не так, я умираю (Быт. 30, 1). Но и здесь можно подняться над житейской ситуацией к высшей цели. Женщина может иметь детей и не родив их по плоти. Добрые дела, дела милосердия, любви к Богу и людям — тоже ее дети. Мне приходит на память история одной женщины. Она была замужем, очень любила мужа, хотела детей. Но семейного счастья не получилось. Сначала не­удачная беременность навсегда закрыла детскую тему. Потом болезнь. В довершение всего муж ушел к другой. Развод и одиночество. Страдала она необыкновенно, тем более, что часто видела бывшего мужа и его жену, знала, что у них родился ребенок. А была она учительницей и всю любовь, которой не дано было излиться в своей семье, она отдала чужим детям. Потом она стала ходить в церковь. Сначала из любопытства. А потом, когда воцерковилась, ей нашлось дело и на приходе. Не оставила она и своих школьников, особенно ребят из неблагополучных семей, возила их на церковную службу. Удивительно было видеть, как эти, мало воспитанные, собственно, брошенные родителями дети, слушались ее. Не шумели, терпеливо стояли на месте. И это в свой законный выходной! Такой авторитет дает только любовь. А потом — много лет преподавания в приходской воскресной школе. Вначале, когда не было никаких методик, всякий урок нужно было придумывать и строить самой. Затем — курсы катехизаторов. Да еще она «родила» приходской театр. Разве хватило бы на это времени и сил у семейной женщины? Она одна, но не одинока, к ней особенно подходят слова Апостола: у оставленной гораздо больше детей, нежели у имеющей мужа (Гал. 4, 27).

Одиночество — это испытание. Не всем удается его правильно пройти. Сколько людских трагедий стоит за воспитанной безбожным миром самоуверенностью: «Я тоже имею право на свое женское счастье!» Сколько женщин всеми способами отстаивают «право» на мужчину. Когда случается указать на греховность встреч с женатым человеком, или блудного сожительства, чаще всего слышишь именно эти слова о праве на женское счастье. Нередко позиция — во что бы то ни стало получить свое «женское счастье» — оправдывает разрушение чужой семьи, лишение детей отца, обращение к колдунам и магии. И все это делается «во имя любви»! Волшебное слово, оправдывающее преступление и глупость. И не имеющее никакого отношения к любви истинной! Как­то одна знакомая привела ко мне молодого мужчину, сказала, что они собираются вступить в брак. Попросила благословить и повенчать. Конечно, проникнуть в будущее трудно, но их союз показался таким неразумным, таким нелепым, а решение было слишком скорым, что я попросил их отложить событие на пару месяцев. Тогда невеста сказала: «А я прошу благословить. Потому что, если вы не благословите, мы все равно сделаем по­своему. Без благословения». Вскорости, после брака пришли обещанные Апостолом скорби по плоти (1 Кор. 7, 28). И супруги, как люди, почти не имевшие ничего общего и почти не знающие друг друга, не смогли противостоять искушениям. А «женское счастье» бывшей супруги воплотилось в горьком болезненном опыте, который возможно (дай­то Бог) остановит ее в дальнейшем.

Семейное счастье не может быть уделом каждой. Одинокие женщины были всегда. Войны, несчастные случаи, болезни гораздо чаще уносят мужские жизни, чем женские. Отсюда и нехватка женихов и нередкое вдовство. И всегда были мудрые жены и девицы, которые в своем одиночестве умели увидеть не обделенность, а призвание. «Когда человек находит в себе силы согласиться на испытание, посылаемое Богом, он делает этим огромный шаг вперед в своей духовной жизни». Правильно распорядиться состоянием одиночества — значит стараться уподобиться в своей человеческой любви — любви Божией. Бескорыстно изливая ее на всех, кто в ней нуждается. Такое одиночество способно поднять человека на новый уровень общения с Богом. И Господь Сам приблизит его к Себе, ибо Бог одиноких вводит в дом (Пс. 67, 7).

Статья из журнала «Славянка» №4 (46) за 2013 год

Одиночество

Как пережить одиночество? Есть ли в нем что-то положительное? Как помочь человеку, страдающему от одиночества? Об этом с добровольцами службы «Милосердие» побеседовал протоиерей Аркадий ШАТОВ, председатель Комиссии по церковной и социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы.

Чувство одиночества бывает разным, иногда оно может быть ложным. Я встречал людей, у которых было много знакомых, но они все равно чувствовали одиночество. Так что есть мнимое одиночество, связанное с тем, что человек хочет, чтобы ему уделяли много внимания, чтобы его любили, а сам он не умеет жить жизнью других людей, не стремится любить, эгоцентричен, зациклен только на себе и гипертрофирует свои чувства, скорби, переживания…

Существует, конечно, и реальное чувство одиночества. В Библии написано, что Господь, сотворив первого человека, сказал: Не хорошо быть человеку одному ./Быт.2,18/ Действительно, когда человеку не с кем поделиться своими радостями, бедами, печалями– становится очень тяжело и трудно. Я иногда прихожу домой после тяжелого дня, в который случились какие-нибудь неприятности: когда я узнал, скажем, о тяжелых грехах духовных чад или просто сильно устал, – и случается, что порой расскажешь за чаем своему зятю о трудностях. Он меня пожалеет, утешит – и на душе становится легче.

Я думаю, что до пришествия в мир Христа все люди были несчастны, все люди страдали: были они женаты или не женаты, выходили замуж или не выходили, были они богаты или бедны, голодны или сыты, больны или здоровы, – всё равно страдание являлось неизбывным, страдание оставалось непреодолимым… Грех исказил мир. Господь дал Адаму жену – и человеку стало хорошо, но когда в мир вошел грех, то душа человека, даже такого, у которого есть жена и дети, – все равно не может найти успокоения, и поэтому здесь выходит вперед не проблема одиночества, а проблема греха. И если человек борется со своим грехом, если он ищет Христа, соединяется со Христом, – то одиночество можно преодолеть, как и любую другую трагедию земной человеческой жизни, как может преодолеть трагедию нищеты, голода или смертельной болезни человек, если он знает Христа, ищет Христа, если он жаждет духовно, а не материально. Мы знаем, что среди святых многие были очень тяжело больны. Такие многоболезненные святые очень страдали, многое терпели, и тем не менее они все-таки были радостны и обрели блаженство, нашли счастье не только на небесах, но и в земной жизни. Так и человек, если он верит во Христа, то ради Христа он даже готов ОТКАЗАТЬСЯ от земного счастья.

Как есть мученики вольные и невольные, так есть монахи и призванные к подвигу одинокой жизни, и свободно избравшие этот путь, и те, кто этот путь не избирал, невольно живущие в целомудрии. Например, святой праведный Алексий, человек Божий. Он добровольно отказался от того, чего сейчас ищут многие юноши и девушки, и был счастлив, обретя свое блаженство во Христе. Много было пострадавших за Христа мучеников и в XX веке, но к этим новомученикам Господь причисляет, по словам старца Паисия, и инвалидов, и тяжело больных, лишенных утешения детей, и людей, которых постигают страдания и болезни. Если человек самоотверженно, с упованием на Бога переносит все посланные ему скорби, не ропщет, то это вменяется ему в мученичество.

В действительности здесь, на земле, мы все в той или иной степени страдаем, в том числе и от одиночества, чувство которого для человека может быть очень трудным и тяжелым, но если он несет свой крест благодушно, без ропота, – это становится для него подвигом. Самое главное, что после пришествия в мир Спасителя у нас есть Тот, Кто называет Себя нашим Другом, – Христос, – Тот, Кого мы называем, воспевая тропарь великомученице Екатерине, Женихом, Небесным Женихом. И общение со Христом помогает человеку преодолеть одиночество, и радость быть со Христом гораздо больше, чем радость пребывания с самым близким человеком. И здесь естественное одиночество преодолевается сверхъестественным общением со Христом, и человек то, что недополучает по естеству, то, что недополучает по обычным законам этого мира, – восполняет общением со Христом. Преодолевается естественное одиночество, и человек обретает намного больше, чем друга, намного больше, чем жениха, намного больше, чем жену и детей, – обретает Самого Бога в своей душе.

Я считаю, что все проблемы человеческого общения преодолеваются, когда человек идет к Богу. Без возвышения этих проблем на другой, совершенно иной уровень их решить, мне кажется, невозможно. Все спорные проблемы нашей земной жизни, расположенные в ее плоскости, разрешаются только тогда, когда человек выходит за рамки этой плоскости, когда он обращается с молитвой к Богу, когда его жизнь начинает строиться на вере во Христа, – тогда все эти вопросы можно решить.

В Евангелии не пишется о том, что мы будем любимы другими людьми, хотя говорится, что если человек оставит отца, мать, родственников, то обретет гораздо больше, чем у него было./Ср.:Мф.19,29/ Нужно уметь совершить этот подвиг самоотречения, самопожертвования. Когда человек перестает жить для себя и начинает жить для других, начинает жить для Бога, – он меняется и становится близок и интересен очень многим людям. Есть такие одинокие люди (одинокие в смысле отсутствия родственников), которых все очень любят. Мне запомнилось, например, как умирала одна женщина. Очень часто, к сожалению, случается, что мы долго не можем найти человека для помощи по уходу за умирающими людьми. У всех свои дела и заботы, и если у больного нет близких родственников, то очень трудно организовать за ним уход, а иногда такой уход нужен круглосуточно. Так вот, когда эта женщина умирала, люди записывались в очередь, чтобы подежурить у ее постели, так всем с ней было радостно и хорошо. Поэтому очевидно: очень часто человек находится в тяжелом состоянии одиночества только потому, что не умеет служить другим, не умеет любить и жертвовать собой, а лишь постоянно требует чего-то от остальных. В этом случае нужно научиться жить для других. Если у тебя есть какая-то скорбь, если ты одинок и впал в уныние, – нужно найти человека, чьё одиночество гораздо больше, чем твое, кому еще хуже, чем тебе, помочь ему, – и твое одиночество и уныние обязательно пройдут. Как сказал святой праведный Иоанн Кронштадтский святому праведному Алексию Мечеву, когда тот потерял матушку: «Иди к людям и, помогая им в их скорбях, ты забудешь о своей скорби». Так и здесь: когда человек разделяет скорби своих ближних, когда он помогает другим в их болезнях и печалях, то его собственная скорбь делается намного меньше: он видит, что есть люди, которые страдают гораздо больше, чем он, – и приходит в трезвое, правильное внутреннее состояние.

Например, незамужняя, страдающая от одиночества девушка… Она может пойти работать в школу учительницей и всю жизнь посвятить своим ученикам: полюбить этих детей, у которых очень часто есть проблемы, взять их в свое сердце, заботиться о них, любить их, служить им, помогать учиться… Такой подвиг, возможно, очень трудный, но и радостный, если есть любовь. Нужно научиться любить – тогда никакого одиночества не будет.

Человек, конечно же, нуждается в тепле и сочувствии других людей, тому, кто не имеет такого тепла, жить весьма трудно, даже немного искажается его душа. Например, дети, которые не получили любви и тепла в детстве, дети, которые находятся сейчас в домах ребенка, – в чем-то ущербны, и восполнить потом этот недостаток любви очень тяжело. Так, в период подросткового возраста детям нужны друзья, но еще не так сильно, как впоследствии, в этот период мать заменяет им друзей, а вот во время взросления, в молодые годы они очень нуждаются в друзьях. В зрелые годы наличие друзей уже не так для человека обязательно, хотя важно, чтобы кто-то был рядом. Но христианин должен перерасти эту естественную потребность. Жизнь ему для того и дана, чтобы научиться жить в радости с Богом. Естественные, дружеские отношения оказываются не так важны для человека в дальнейшем, эта проблема перестает быть такой острой, хотя все равно остается. Она остается, пока человек не достигнет совершенства. Я не думаю, что святой праведный Алексий Мечев чувствовал себя одиноким после смерти жены, хотя какое-то время это, конечно, было. И я не думаю, что отец Иоанн Крестьянкин перед своей кончиной чувствовал одиночество, так сильно его любили другие люди. Но его любили другие люди – потому что он любил! Так с чего начать?! «Одиночество – это плохо». «Полюбите меня – а я полюблю вас». Нет, ты полюби, и тогда другие полюбят тебя! Ты научись любить – и тогда твое одиночество прекратится, в ответ на твою любовь обязательно отзовутся другие люди.

У некоторых в действительности есть много друзей и знакомых, но они все равно чувствуют одиночество. Это, я думаю, одиночество без Бога, без духовной жизни, одиночество, может быть, от усталости, и здесь мы сталкиваемся с мнимым, ненастоящим чувством одиночества. Человек считает это одиночеством, а на самом деле это что-то другое. Я знал одну женщину, которая на исповеди все время жаловалась мне на свое одиночество, хотя у нее были замечательные сыновья, один из которых – священник, хорошая невестка, прекрасные внуки, которые все ее любили. Эта женщина продолжала в каком-то смысле оставаться центром всей семьи, но она все равно жаловалась на одиночество и говорила: «Все мои друзья умерли, мужа рядом со мной нет». Ей как будто чего-то не хватало. Мне кажется, что ей не хватало правильного устроения души.

Я считаю, что всегда, когда нас постигает какая-то скорбь, трагедия или драма, когда мы сталкиваемся в жизни с какими-то неудобствами или терпим в чем-то недостаток, – мы должны не просто просить и требовать чего-то у Бога, а задуматься о причине происходящего с нами. Нет, допустим, у молодой девушки жениха. Надо не просто просить у Бога: «Дай мне жениха», а нужно задуматься: «А почему Бог не дает мне жениха?» В чем причина этого? Может быть, мне нужно чему-то научиться, прежде чем Бог пошлет мне супруга? А может быть, мой путь иной и Господь зовет меня к какому-то другому подвигу, более высокому? Возможно, я нужна другим людям, а не одному только человеку: не жениху, а тем же самым детям? Например, директор нашего детского дома – одинокая женщина. И если бы у нее был муж, у нас бы, возможно, не было детского дома, потому что всё держится на ней. Кому-то нужно пожертвовать своим личным счастьем для того, чтобы служить другим, если мы христиане! О ком-то есть такая воля Божия! А то, что иногда бывает тяжело и трудно, – это естественно, без трудностей нельзя ничему научиться. Одна старшая сестра больничного отделения говорила, что когда в ее работе встречаются проблемы, препятствия, искушения (не хочется идти в палату, устала ухаживать за больными – разные бывают трудности у сестер) и она сдается, начинает пребывать в плохом настроении, идти у него на поводу, – то делается еще хуже. А если все-таки себя превозмочь, если помолиться Богу, попросить у Него сил и постараться относиться к своему служению так же ответственно, так же серьезно, как и раньше, – то еще большая приходит радость, еще большая дается благодать от Бога и открываются другие силы, появляется другое умение в душе.

Научиться ходить – очень трудно. Ты падаешь, ползаешь все время по полу на четвереньках. Но если ползать на четвереньках – ходить никогда не научишься. И научиться говорить тоже иногда трудно, как и научиться писать. Вообще приобрести определенные навыки, а речь здесь идет не о каких-то навыках естественных, а о сверхъестественных: о любви, о настоящей вере, – это всегда очень трудно. Но когда человек их приобретает – эти трудности начинают казаться ему ненастоящими и уже его не смущают.

В наше время часто встречаешься и с тем, что человек специально остается одиноким для того, чтобы лучше, как ему кажется, устроить свою жизнь, – и это, конечно, эгоизм. Многие современные люди сейчас даже НЕ ХОТЯТ жениться, НЕ ХОТЯТ выходить замуж, стремясь жить так, как им нравится. «Я, – говорят они, – еще не нагулялся, я не сделал того-то, я еще ничего в жизни не достиг. Вот когда я чего-то достигну, когда получу все удовольствия, – тогда буду искать себе супругу». Это другой, в совершенно другую сторону крен греховный.

Есть еще и явление стремления к «дружбе» с духовником, как к одному из способов преодоления одиночества и компенсации недостатка общения. Бывает так, что иногда «старые» духовные чада становятся друзьями Батюшки, и Батюшка с ними куда-то ездит, проводит вместе с ними время, ходит в гости, – отношения действительно устанавливаются дружеские, то есть лучше сказать, что дружеский элемент входит в эти отношения, которые могут оставаться очень благоговейными. Эти друзья из духовных чад относятся к Батюшке снизу вверх, сохраняя правильную дистанцию, но в то же время оттенок этих отношений дружеский. Для молодых людей это очень опасная вещь, потому что некоторые девушки, которые еще не вышли замуж, пытаются иногда найти в духовнике тоже какого-то друга: начинают обижаться на духовника, ревновать, надоедать ему звонками и какими-то вопросами, не имеющими отношения к исповеди. Я понимаю всю тяжесть положения одинокой девушки, которая хочет выйти замуж (сейчас у нас очень много таких православных девушек), но тем не менее она должна понимать, что духовник – не друг. Он для того, чтобы быть посредником между девушкой и Богом, для того, чтобы помочь утвердиться в вере, а не затем чтобы вести с ней долгие разговоры на исповеди, не для того, чтобы отвечать на ее телефонные звонки и ходить к ней в гости. Если так складываются отношения, эти отношения – неправильные, и девушка не получает духовной пользы. Я могу раскрыть одну небольшую духовную тайну: часто бывает так, что когда девушка выходит замуж, все ее духовные вопросы, проблемы и трудности почему-то исчезают, и на исповедь она перестает ходить часто, появляется достаточно редко. Мне кажется, это говорит о том, что раньше, до замужества, у нее была не настоящая духовная жажда, а неудовлетворенное одиночество, которое, с одной стороны, – реальная проблема, но, с другой стороны, избавляться от него за счет низведения духовных отношений до дружеских – неправильно.

Понять, что это неправильные отношения, можно так: если они становятся душевными, а не духовными, то есть если появляется привязанность, обида, ревность, зависть к тем, кто отнимает у духовника больше времени, – значит, в этих отношениях что-то не так, значит, в них есть что-то неправильное и с этим нужно бороться.

По поводу стремления компенсировать недостаток общения с людьми общением с животными следует сказать, что человек – существо удивительно богатое, в его жизни есть разные элементы, включающие в себя в том числе и общение с животными. Я знаю одну девушку, которая замечательно общается с лошадьми, с собаками, однажды она спасла вороненка, перевязав ему крыло, – но все это вовсе не вместо общения с друзьями, так как одно другому не мешает. Сердце человека – достаточно широко и может вместить в себя очень многое, всё многообразие отношений с земными существами, с животными, населяющими этот мир.

Сестры милосердия

Я думаю, чувство одиночества возникает, когда человек не ощущает любви Божией и стремится ее получить от других людей, но люди никогда не дадут человеку того, что может дать Бог, поэтому в этом случае лучше всего помолиться Богу. А Евангелие прямо говорит нам: «Не делайте добра тем, кто вам ответит на это, а делайте добро тем, кто ответить на это не сможет «. /Ср.:Мф. 5,44-47/ То есть Евангелие зовет нас научиться любви бескорыстной, возвыситься над естественным порядком вещей, который существует в этом мире. Но, с другой стороны, по человеческой немощи мы всё же нуждаемся в друзьях. И у самого Христа были друзья, Лазаря Он называл Своим другом /Ср.: Ин. 11,11/, так что дружеское общение является естественным и в какой-то мере необходимым.

Причем в Церкви мы стараемся все-таки говорить о факторе духовном, а не психологическом, и друзья прежде всего должны быть близки духовно. Психологический фактор оказывается на втором плане: часто случается, что люди совершенно разные становятся замечательными друзьями.

Старец отец Павел Груздев говорил: «Всех люби и всех бойся». Эти слова подразумевают и некоторую осторожность, и определенную дистанцию в общении с другими людьми, потому что общение может быть не только любовью, не только дружбой, но и привязанностью и иметь какие-то перекосы.

Иногда одиночество – это хорошо. Я порой очень хотел бы остаться в одиночестве, но мне этого Бог не дает, потому что приходится общаться с разными людьми, заниматься многими делами, а побыть одному иногда бывает полезно и необходимо. В Евангелии сказано, что, чтобы помолиться, нужно затворить двери, остаться одному и в одиночестве обратиться к Богу /Ср.: Мф. 6,6/. Святые искали одиночества, уходили в пустыню, скрывались от людей в лесах.

Порой и для многодетной мамы хорошо оставаться на какое-то время одной, потому что ей тоже нужно побыть с Богом, помолиться. Это очень важно для мамы – находиться иногда в тишине. Но в то же время нужно нести свой крест и следовать воле Божией.

Если говорить о настоящих друзьях – их можно найти и на работе, и во время учебы. Одна из выпускниц училища сестер милосердия рассказывала, как она нашла друзей, пока училась в училище. Так что для молодых людей есть такой способ поиска товарищей: найти место, где учатся единомышленники, где находятся люди, которые одинаково с тобой думают, одинаково с тобой мыслят, стремятся к подвигу, ищут служения ближним…

Если жить с Богом, молиться Богу – всё можно преодолеть, и само одиночество, которое так тяжело переживается людьми, может быть во благо человеку, если он ищет спасения своей души, если он с Богом.

Марина ВАСИЛЬЕВА, координатор службы добровольцев «Милосердие»: Я обычно сталкиваюсь с чувством одиночества не в себе, а в других людях: наших подопечных или друзьях. Причем если друзьям еще можно дать прочитать эти слова (они как православные люди постараются хоть в какой-то мере применить к себе Ваши советы), то вот с подопечными ситуация гораздо более сложная.

Да, с одной стороны, мы (добровольцы) и нужны для того, чтобы своим присутствием, и общением, и помощью восполнять недостаток любви у наших подопечных насколько это в наших силах. С другой стороны, чувство одиночества у них часто настолько обострено, что отношения с добровольцами переходят в некий «террор», когда добровольцу начинают почти приказывать: «приходи ко мне каждый день», «почему ты мне не звонишь каждые два часа» и т.п.

Мы стараемся – опять же насколько это в наших силах – способствовать воцерковлению этих людей. Но даже когда удается более-менее наладить духовную сторону жизни подопечных: они читают Евангелие, молитвы, регулярно причащаются, имеют возможность побеседовать со священником – все равно одиночество их ОЧЕНЬ сильно преследует. Может быть это такой некий «голод по любви», который не утоляется даже несколькими годами неодинокой жизни?

Если же человек жил духовной жизнью до того, как постарел, заболел, остался один – у него обычно не бывает таких переживаний.

Хотя наверное, на самом деле, все проще – это мы не в состоянии им дать настоящей любви – вряд ли люди рядом со святыми чувствовали свое одиночество?

Прот. Аркадий ШАТОВ: Как-то один очень хороший батюшка, отец Александр Киселев, сказал своему собеседнику, который давал ему советы, как не скорбеть после смерти жены: «Да-а-а-а! Советы давать легко, все равно, что камушки вниз бросать с колокольни, а выполнять их – все равно, что тяжелые камни снизу наверх на колокольню таскать!».

Подавляющее большинство наших добровольцев молоды и здоровы, и прочувствовать горе одиноких, брошенных, больных, пожилых людей мы не можем. Мы можем в меру наших сил помочь, утешить этих людей, усердно о них помолиться, терпеть их капризы и придирки.

Их страдания не должны ввергать нас в уныние и отчаяние. Есть Тот, Кто любит их больше нас и больше нас может им помочь. Они совершают свой подвиг терпения болезни и одиночества, мы должны поддержать их в этом.

Отец Иоанн (Крестьянкин) говорил мне, что задача сестры милосердия научить больного полюбить свою болезнь, понять ее смысл.

Не знаю, есть ли среди нас люди, которые могли бы это исполнить. Для этого нужно самому любить свой крест, испытать болезни и скорби, преодолеть уныние, научиться любви.

Будем делать то, что можем, будем стараться сами исполнять советы святых отцов и евангельские заповеди, а все наши и не-наши скорби и печали возлагать на Господа, у Которого нет недостатка в любви!

Святые отцы об одиночестве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *