Биография

В семье Н. П. Трубецкого было 12 детей (трое — от первого брака, остальные — от второго, с Софьей Алексеевной Лопухиной). Жизнь Евгения Трубецкого была тесно связана с жизнью его старшего брата (оба от второго брака) — Сергея Николаевича. В 1874 году оба брата поступили в 3-й класс частной гимназии Креймана, в 1877 году — в 5-й класс гимназии в Калуге, куда их отец был назначен вице-губернатором. Огромные духовные сокровища были вложены в жизнь семьи матерью — С. А. Лопухиной:

…с тех пор врезалась мне в сознание эта интуиция всевидения <Бога>, которому до дна все светло…

Сильное влияние на формирование религиозной настроенности в семье оказали монастыри, располагавшиеся неподалеку от усадьбы Трубецких — Ахтырки. В тринадцати вёрстах от неё находится Троице-Сергиева лавра и в пяти вёрстах — Хотьковский женский монастырь:

Хотьковом и Лаврой полны все наши ахтырские воспоминания. В Лавру совершались нами, детьми, частые паломничества, там же похоронили и дедушку Трубецкого, а образ святого Сергия висел над каждой из наших детских кроватей.

В 1879 году оба брата, увлечённые идеями Чарльза Дарвина, Герберта Спенсера, Томаса Бокля, Людвига Бюхнера, Виссариона Белинского, Николая Добролюбова и Дмитрия Писарева, пережили острый религиозный кризис. Этот кризис братья преодолели довольно быстро, благодаря книге Куно Фишера «История новой философии» из гимназической библиотеки, чтение которой положило начало серьёзного изучения ими философии. Теперь предметом их изучения стали произведения Платона, Канта, Фихте, Шеллинга. Затем последовали Алексей Хомяков, Владимир Соловьёв, роман «Братья Карамазовы» Фёдора Достоевского. Неожиданное откровение было дано Трубецкому при исполнении 9-й симфонии Бетховена под управлением Антона Рубинштейна. Восприятие Бетховенской симфонии привело его к вере, которая открылась ему как источник высшей радости.

В 1881 году братья Трубецкие поступили на юридический факультет Московского университета. По окончании университета весной 1885 года Евгений Трубецкой поступил в качестве вольноопределяющегося в стоявший в Калуге Киевский гренадерский полк; в сентябре сдал офицерские экзамены и уже в апреле 1886 года получил в Демидовском лицее звание приват-доцента, защитив диссертацию «О рабстве в древней Греции».

В 1886 году Трубецкой во время одной из «сред» в доме Льва Лопатина познакомился с Владимиром Соловьёвым. Будучи учеником и продолжателем Соловьёва, Трубецкой не соглашался со многими аспектами его учения, особенно — с его экуменическими идеями. Он был «даже не соловьёвец, но активный и часто непобедимый его противник».

В 1888 году Трубецкой женился на княжне Вере Щербатовой, дочери бывшего первого выборного московского городского головы князя Александра Щербатова. От этого брака у них родилось трое детей: Сергей, Александр и Софья. Лето семья почти всегда проводила в Наре (Верейского уезда), в имении Щербатова.

В 1892 году после защиты магистерской диссертации «Религиозно-общественный идеал западного христианства в V в. Миросозерцание Блаженного Августина» Евгений Трубецкой получил место приват-доцента, а в 1897 году, после защиты работы «Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Идея Божеского царства у Григория VII и публицистов — его современников» — профессора в Киевском университете Святого Владимира.

На рубеже веков стал членом земского кружка «Беседа», протопартийного объединения. Затем вступил в Союз освобождения. Во время «банкетной кампании» союза — собраний для распространения решений первого легального Земского съезда за конституцию — держал речь на самом большом банкете, который состоялся в Киеве и собрал более тысячи участников. После образования в октябре 1905 года Конституционно-демократической партии он в её рядах. В конце 1905 года граф Сергей Витте, формировавший новый Совет министров, предложил Трубецкому пост министра народного просвещения, но при встрече последний тотчас же отказался от портфеля, так как его согласие было бы нарушением принятой руководством его партии политической линии.

профессор Евгений Николаевич Трубецкой

Трубецкой Евгений Николаевич–философ, правовед, религиозный и общественный деятель, приват-доцент Ярославского Демидовского юридического лицея (1886–1897).

Родился в Москве. Окончил юридический факультет Московского университета в 1885 году. Получил степень магистра философии за исследование «Религиозно-общественный идеал западного христианства в V в. Миросозерцание Блаженного Августина» и степень доктора философии за исследование «Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Миросозерцание папы Георгия VII и публицистов–его современников».

Преподавал в должности приват-доцента в Демидовском юридическом лицее в Ярославле (1886–1897), в должности профессора в Киевском (1897–1905) и Московском (1905–1917) университетах, в последнем возглавлял кафедру философии после смерти своего брата князя С.Н. Трубецкого.

В философии был представителем метафизики всеединства, созданной Владимиром Соловьевым и развитой далее его последователями. Немалую роль в этом сыграло и личное их знакомство: около 15 лет братья Трубецкие были в числе ближайших друзей и собеседников Соловьева. Основной темой философии Е.Н. Трубецкого были размышления о смысле жизни. Ряд своих работ он посвятил философскому анализу судьбы России, психологии русского народа, духовных причин событий 1917 года. Подвергая резкой критике идеи русского мессианства, Трубецкой подчеркивал, что вместе с другими народами русский народ должен выполнять общее христианское дело на пути к всеединству.

Участвовал в организации и деятельности ряда научных обществ (Психологического общества при Московском университете, Религиозно-философского общества им. Вл. Соловьева и др.). Был одним из инициаторов, идеологов и главных участников книгоиздательства «Путь» в Москве в 1910–1917гг. и связанного с ним религиозно-философского направления. Занимался общественно-политической деятельностью: был одним из видных членов кадетской партии с момента ее основания в октябре 1905г.; издавал журнал «Московский еженедельник» либерально-консервативного направления (1906–1910); был членом Государственного совета (1916–1917) и участником церковного Собора 1917–1918гг. После революции занял активную антибольшевистскую позицию, в период Гражданской войны находился при Добровольческой армии.

В 1920 году умер в Новороссийске от тифа.

  • Биография
  • Библиография
  • Высказывания
  • ТРУБЕЦКОЙ Сергей Николаевич

    (23.7/4.8.1862—29.9/12.10.1905) — князь, философ, публицист, общественный деятель. Брат Е.Н. Трубецкого. Родился в старинной аристократической семье. Дед — князь Петр Иванович Трубецкой (1798—1871), генерал, пожалованный золотой шашкой «за храбрость», служил в одном из московских департаментов правительствующего Сената, воплощал тип вельможи XVIII в. и вносил в семью дух «дореформенной России» (Трубецкой Е.Н. Из прошлого. Вена, 1925, с. 9—21); мать София Алексеевна (урожд. Лопухина, 1842—1901) и ее семья несли в себе «новую Россию», воспитывая детей «в понятиях равенства всех людей перед Богом» (Там же, с. 36). Отец, кн. Николай Петрович (1828—1900), был одним из организаторов и вдохновителей Императорского Русского Музыкального общества, близко дружил с Н.Г. Рубинштейном, часто посещавшим Ахтырку и вносившим в атмосферу дома тот дух музыки, который оказал такое сильное влияние на обоих братьев. Детство, проведенное в Ахтырке, сопровождалось частыми паломничествами в близлежащий Хотьковский монастырь и Троице-Сергиеву лавру.

    Осенью 1874 г. Трубецкой поступил в 3-й класс московской частной гимназии Ф.И. Креймана, в 1877 г., в связи с назначением отца калужским вице-губернатором, перешел в калужскую казенную гимназию, которую окончил в 1881 г. В гимназические годы зачитывался Дарвином и Спенсером, на совет матери жить больше сердцем, отвечал: «Что такое сердце, мама: это полый мускул, разгоняющий кровь вниз и вверх по телу» (Трубецкой Е.Н. Воспоминания. София, 1921, с. 45). С 4-го класса гимназии заинтересовался философией, в 16 лет пережил период увлечения англо-французским позитивизмом; в 7-м классе чтение 4 томов «Истории новой философии» К. Фишера положило начало критическому изучению философии (Там же, с. 56—57); поворот к религиозной философии произошел под влиянием чтения брошюр А.С. Хомякова.

    В 1881 г. поступил на юридический, но уже через две недели перешел на историко-филологический факультет Московского университета (см.: Лопатин Л.М. Князь Сергей Николаевич Т. М., 1906, с. 4), где учился вначале на историческом, а затем на классическом отделении. В студенческие годы познакомился с произведениями B.C. Соловьева (Чтения о Богочеловечестве; Великий спор и христианская политика и др.), однако теократические устремления Соловьева оставались ему чужды. Следует отметить, что сама по себе идея церковного объединения, проповедуемая Соловьевым, увлекла Трубецкого с первого же знамомства с ним (см.: К истории одной дружбы: B.C. Соловьев и кн. С.Н. Трубецкой // De visi, 1993, № 8, с. 9—12); в 1888 г. Трубецкой оказался в числе немногих защитников вызвавшей резкие нападки в консервативной печати брошюры Соловьева «L’idee russe» (см.: Носов А.А. Неожиданная защита «русской идеи»: Неопубл. письмо кн. С.Н.Трубецкого в редакцию «Московских ведомостей» // Нов. Европа, 1993, №4).

    В 1885 г. окончил историко-филологический факультет в звании кандидата и был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию (ЦИА г. Москвы, ф. 418, оп. 476, д. 261; Сухарев, с. 21). В качестве магистерской диссертации Трубецкой предполагал представить сочинение, известное под названием «О Церкви и Св. Софии» (фрагменты рукописи сохранились — ГАРФ, ф. 1093), над которым работал много лет; однако его защита в Московском университете представлялась невозможной.

    В конце октября 1886 г. Е.Н. Трубецкой обсуждал перспективы представления магистерской диссертации брата на данную тему с Лопатиным и Соловьевым и поддержал его решение «отказаться от мысли защищать свое сочинение о Софии» (ГТФ, 1093, оп. 1, ед. хр. 114, л. 12; см. также: К истории одной дружбы, с. 7). Трубецкой решил представить на диспут сочинение «Метафизика в древней Греции» (отз. B.C. Соловьева см.: РО, 1890, № 6).

    Уже в этой работе была сформулирована основная идея философии Трубецкого об определяющем влиянии религии и мифологии на развитие философской метафизики. После успешной защиты Трубецкой получил возможность отправиться за границу в научную командировку, которую провел в Германии. Общение с немецкими протестантскими богословами, и в части, с Гарнаком, способствовали критической переоценке славянофильских увлечений молодости (см. Трубецкая О.Н. Князь С.Н. Трубецкой: Воспоминания сестры. Нью-Йорк, 1953, с. 38).

    В конце 1887 г. Трубецкой входит в дружеский круг «московской философии» (Н.Я. Грот, Л.М. Лопатин, B.C. Соловьев), становится деятельным сотрудником первого в России научного философского журнала «Вопросы философии и психологии». Одновременно он начинает чтение курса лекций по истории древней философии в Московском университете (см.: Трубецкой С.Н. Лекции по истории древней философии 1891/92 гг. М., 1892) в качестве доцента, а после защиты докторской диссертации 23 марта 1900 г. (Учение о Логосе в его истории, отд. изд.: М., 1900) — в качестве экстраординарного, с 1904 г.(?) — ординарного профессора.

    В своем докторском сочинении Трубецкой обращается к исследованию высказанной еще св. Иустином и развитой Климентом Александрийским (и особенно любимой его другом и философским единомышленником B.C. Соловьевым) идеи о том, что греческая идеалистическая философия была для эллинов «детоводительницей ко Христу». Разделяя это убеждение в целом, Трубецкой в то же время указывает, что греческая философия оказалась неспособна выйти за пределы собственных религиозных идеалов и поэтому была обречена на историческую смерть.

    С начала 1890-х гг. Трубецкой активно выступает в научной и общественно-политической печати: с «подачи» B.C. Соловьева (см. письма B.C. Соловьева к М.М. Стасюлевичу от 6 сент. 1892 г. // Соловьев B.C. Письма, т. 4, с. 59—60, и апр. 1894 г. // Там же, т. 3, с. 64) его статьи появляются на страницах влиятельного в «интеллектуальных» кругах «Вестника Европы». Название работы «Разочарованный славянофил» (Вестник Европы, 1892, № 10), посвященная критике идей К.Н. Леонтьева, в значительной мере характеризует мировоззрение самого Т. начала 1890-х гг.; следующая статья, появившаяся в том же журнале (Противоречия нашей культуры, 1894, № 8) и посвященная полемике с «последним могиканом» славянофильства, генералом А.А. Киреевым, свидетельствовала о продолжающейся эволюции мировоззрения Трубецкого от славянофильства к христианскому либерализму.

    После смерти первого редактора журнала «Вопросы философии и психологии» В.П. Преображенского (1900) Трубецкой занимает его место и редактирует журнал (совместно с Л.М. Лопатиным) до своей кончины. «С.Н. бывал в редакции в приемные дни, по понедельникам и четвергам, бесконечно много велось с ним бурных споров, много он кричал и бранился, но и много острил; он приносил нам свои остроумные стихи, статьи и часто Л.М. (Лопатин) очень серьезно критиковал его вещи» (см.: Карелина Н.П. За 50 лет // ВФ, 1993, № 11, с. 117). Шуточные стихотворения в жанре Козьмы Пруткова — излюбленный жанр в кругу «московской философии», многие дошедшие до нас опыты в этом жанре написаны совместно Трубецким и Соловьевым (см.: Давыдов Н.В. Из прошлого. М., 1917, ч. 2, с. 111; Величко Вл. Владимир Соловьев. Жизнь и творенья // Книга о Владимире Соловьеве. М., 1991, с. 57—58; Амфитеатров А. Литературный альбом. СПб., 1904, с. 261).

    В 1894/95 учебном году Трубецкой начал чтение курса «Философия Отцов Церкви», вел семинарий по Аристотелю; в это время вокруг Трубецкого складывается студенческий кружок. Вначале собиравшийся полулегально, под видом практических занятий, кружок перерос в Студенческое Историко-философское Общество (март 1902), председателем которого был единогласно избран Трубецкой (см.: Анисимов А.И. Князь С.Н. Трубецкой и московское студенчество // ВФиП, кн. 81(1), с. 146); в работе Общества принимали участие П.И. Новгородцев и Л.М. Лопатин. В рамках деятельности Общества Трубецкой организовал экскурсию более сотни студентов в Грецию с целью изучения античных древностей (отъезд состоялся 29 июля 1903 г.; см. подробнее: Анисимов А.И. Экскурсия студ. Общества в Грецию. М., 1904).

    1900-е гг. — время активной общественной деятельности Трубецкого. Оставаясь «христианином, уверенным в своем православии» (А.А. Мануйлов), Трубецкой в своих полит. воззрениях оставался убежденным конституционалистом, сторонником гражданских свобод и университетской автономии. С 1899 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» появляются его статьи, отстаивающие независимость научной и преподавательской деятельности. Вернувшись в конце апреля 1903 г. из Дрездена, где он провел зиму, Трубецкой принимается за организацию собственной еженедневной политической газеты «Московская Неделя». Первый ее номер должен был появиться 1 мая 1905 г., но был арестован: та же судьба постигла и два последующих номера. (Впоследствии этот замысел Трубецкого был воплощен его братом Е.Н. Трубецким в его «Московском Еженедельнике».)

    В мае 1905 г. Трубецкого приглашают на общеземский съезд, где поручают составить текст обращения к Государю. В ответ Трубецкой был приглашен с группой земских деятелей Николаем II; прием, на котором Трубецкой выступал основным докладчиком, состоялся 6 июня в петергофском Александрийском дворце. Во время беседы Николай II поручил Трубецкому составить «записку о положении высших учебных заведений и о мерах к восстановлению академического порядка» (ЦГИА: ф. 733, о. 226, д. 112, л. 145—152). На ее основе в августе того же года университетам была предоставлена автономия, и 2 сентября Трубецкой был избран ректором университета (ЦГИА, ф. 74, о. 6, д. 395). На посту ректора Трубецкой находился 27 дней; во время заседания у министра народного просвещения у него случился удар; через несколько дней он скончался.

    Трубецкой представлял редкий для русской философии тип: глубокий интеллектуальный мистический настрой соединялся у него со строго научным философским критицизмом.

    Однако критический идеализм Трубецкого — это попытка ответить языком философского исследования на вопросы религиозного сознания. Это обстоятельство делает его продолжателем традиции B.C. Соловьева и в то же время существенно ограничивает влияние его философии на последующих русских мыслителей. Активная общественная деятельность не уводила Трубецкого от философии: по свидетельству В.И. Вернадского, в последние годы жизни интересы Трубецкого «сосредоточивались одновременно в двух областях — в философии и науке, с одной стороны, он углублялся в развитие своеобразной, очень глубокой, мистической стороны своего учения, вращаясь в области идей, связанных с учением о логосе и допущением эонов. С другой стороны, все его научные интересы были сосредоточены в области истории христианства, критики текста книг Завета, истории греческой философии…» (Вернадский В.И. Черты мировоззрения кн. С.Н. Трубецкого. М., 1908, с. 4).

    А. Носов

    Обращаясь к истории, русский философ искал ответ на жгучие проблемы современной ему мысли. Подлинное историко-философское исследование, стремясь освободиться от субъективных пристрастий, от модернизации исторического прошлого, не может не соотносить проблемы, волновавшие мыслителей прошлого, с современными проблемами. Есть историческая преемственность в развитии философского знания и философской проблематики, и, несмотря на различие школ и направлений, несмотря на множество «рукавов», по которым течет философская река, существует определенная логика ее течения. Если философ не хочет заново изобретать велосипед, то ему, как и всякому ученому, необходима умственная школа: роль такой школы и играет история философии.

    При таком подходе к пониманию философского исследования Трубецкой и в тех работах, где он ставит и решает определенную проблему, всегда начинает с истории этой проблемы. Именно так построены две важнейшие работы Трубецкого: «О природе человеческого сознания» (1890) и «Основания идеализма» (1896). Статья «О природе человеческого сознания» — это попытка разрешить одну из центральных проблем философии — проблему отношения рода к индивиду, общего к частному, государства к гражданину, общества к личности. Обращаясь к истории философии, Трубецкой показывает, что большинство философских учений принимали в качестве основополагающего либо индивидуальное, либо общее; это особенно ярко видно в средневековых спорах номиналистов и реалистов. В новое время споры эти возобновились: полемика теперь пошла между английским эмпиризмом, продолжившим линию номинализма, и немецким идеализмом, завершившим рационалистическую традицию XVII—XVIII вв.

    Философия нового времени, провозгласив идею личности, не смогла обрести именно личность. «Верховный принцип новой философии есть идея личности, ее критерий — личное убеждение, ее исходная точка — личное сознание в троякой форме: личного откровения (реформа немецких мистиков), личного разумения (реформа Декарта) и личного опыта (реформа Бэкона)» (Соч. М., 1994, с. 492). Древняя философия, по мнению Трубецкого, знатока античности, еще не выработала понятия личности; даже Сократ, Платон, Аристотель не знают этого понятия, для них «самая душа, индивидуализированная в каждом живом существе, есть по существу своему нечто универсальное» (Там же, с. 493).

    Принципом «личности» Трубецкой называет то, что в свое время Гегель назвал «принципом субъективной достоверности», действительно отличающим новое время как от античности, так и от средних веков. И неудивительно, что традиционно философская проблема об отношении единичного к общему предстала в новое время как вопрос о природе человеческого сознания, который звучит так: «Доступна ли истина личному познанию Человека, и если да, то лично ли самое познание его вообще?» (Там же).

    Показав невозможность объяснения сознания ни как принадлежности отдельного эмпирического индивида, ни как продукта универсального бессознательно-родового начала, Трубецкой пришел к выводу, что личное, конечное сознание может быть понято только при допущении соборного, коллективного сознания. Идея соборности, убеждение в том, что личность не может быть мыслима вне общественного целого, принадлежит славянофилам, критиковавшим европейскую философию за ее индивидуализм, распространявшийся как на трактовку познания, так и на понимание человека.

    Трубецкой расходился со славянофилами по вопросам общественно-политическим, историческим, церковным, но в понимании человека и природы человеческого знания во многом был с ними согласен. Познание он рассматривал как живой и универсальный процесс, осуществляемый людьми совместно. Личность и соборность предполагают друг друга. «Сознание не может быть ни безличным, ни единоличным, ибо оно более чем лично, будучи соборным» (Там же, с. 496). Соборное сознание славянофилов не тождественно трансцендентальному субъекту Канта. «Древняя метафизика, с Платоном во главе, признавала истиной сущего универсальные вселенские идеи как вечные, объективные сущности, противоположные миру явлений.

    Но такое воззрение, такой объективный идеализм должен казаться Канту наивным: нет объекта без субъекта, нет идеи или идеала без сознания… Поэтому если мы признаем реальное начало до сознания, и притом такое, которое безусловно внешне сознанию, то это начало — бессознательное и безумное по существу» (Там же, с. 537—538). Трубецкой не приемлет Канта потому, что принцип трансцендентальной субъективности ведет или к учению о становящемся абсолюте Фихте и Гегеля, или же к философии бессознательного позднего Шеллинга, Шопенгауэра и Эд. Гартмана, у которых абсолют есть слепая, бессознательная, иррациональная воля.

    Соборное сознание, по Трубецкому, должно быть той инстанцией, которая призвана гарантировать объективность познания; но при этом оно не должно рассматриваться как единственно возможное сознание, не должно исключать идеальное и даже лично-сознательное бытие, трансцендентное человеческому сознанию, не должно исключать объективного существования идеалов и идей, как это делал немецкий идеализм. Однако природа этого коллективного сознания не совсем прояснена. На это обстоятельство обращали внимание современники Трубецкого, в частности, Л.М. Лопатин. Видимо, сознавая это затруднение, Трубецкой предложил более серьезное решение проблемы, противопоставив субъективизму нового времени аристотелевское понимание сознания и познания. «Понятие саморазвития, развития вообще — в приложении к абсолютному — есть явно ложное понятие; ибо ничто развивающееся не есть истинно абсолютное.

    Поэтому наряду с этим недошедшим и недовольным абсолютным… стоит абсолютное, от века достигнутое, совершенное, довлеющее себе и заключающее в себе цель всякого возможного развития. Наряду с этим полусознательным, развивающимся богом… стоит вечное актуальное сознание, в котором лежит объективная норма и критерий всякого возможного сознания… Здесь мы приходим к учению великого Аристотеля, которое мы считаем краеугольным камнем метафизики: всем возможному… еще недоразвившемуся до своей предельной… формы, противолежит вечная идеальная действительность или энергия, вечно достигнутая цель» (Там же, с. 544—545).

    Соборность мыслится Трубецким как некое совершенное общество или метафизический социализм. «…Мы приходим к парадоксальному результату: между тем как индивидуалистическая психология и субъективный идеализм одинаково ведут к отрицанию индивидуальной души, метафизический социализм, признание соборности сознания обосновывает нашу веру в нее. Утверждаемая отвлеченно, обособленная индивидуальность обращается в ничто; она сохраняется и осуществляется только в обществе, и притом в совершенном обществе» (Там же, с. 578).

    В этой же работе Трубецкой развивает мысль о существовании некоторой всеобщей чувственности, носителем которой является особый субъект чувственности, отличный от Бога, — мировая душа. Концепция универсальной чувственности как функции мировой души занимает важное место в творчестве Трубецкого. Подробнее она развивается в «Основаниях идеализма», где Трубецкой поясняет, что к принятию идеи универсальной чувственности его побудило кантовское учение о пространстве и времени как априорных формах чувственности. «Если субъектом такой чувственности не может быть ни ограниченное индивидуальное существо, ни Существо абсолютное, то остается допустить, что ее субъектом может быть только такое психофизическое существо, которое столь же универсально, как пространство и время, но вместе с тем подобно времени и пространству не обладает признаками абсолютного бытия: это космическое Существо или мир в своей психической основе — то, что Платон называл Мировой Душою» (Собр. соч., т. 2, с. 298).

    Учение Трубецкого об универсальной чувственности имеет еще один важный аспект наряду с признанием чувственного мира как единого космического существа, живого и одушевленного, а именно, несводимость к механическим основаниям так называемых вторичных качеств. Эта мысль впоследствии получила развитие в учении Лосского о непосредственном созерцании как чувственной, так и идеальной реальности. Наиболее полное изложение своих воззрений Трубецкой предпринял в работе «Основания идеализма», послужившей как бы связующим звеном между работами «О природе человеческого сознания», с одной стороны, и «Учением о Логосе в его истории» — с другой. Именно в «Основаниях идеализма» обрисованы основные черты конкретного идеализма, как Трубецкой называл свое учение, желая подчеркнуть его идеалистический характер, а также его отличие от так называемого отвлеченного идеализма, т.е. от учений Фихте, Шеллинга и Гегеля.

    Трубецкой видит сущность идеализма в признании универсального Разума, или Логоса, как начала объективного, всеобщего, составляющего основу и самого мира, и человеческого разума, предпосылку объективности чел. познания. Констатируя тот факт, что отвлеченный идеализм немецкой философии потерпел крушение, уступив позитивизму, скептицизму, материализму, Трубецкой в то же время не согласен, что тем самым потерпела поражение метафизика как таковая и ее важнейшая идея — идея Логоса в философском смысле. Конкретный идеализм не может быть беспредпосылочным мышлением, которого требовала гегелевская философия.

    Сама логическая идея, по убеждению Трубецкого, предполагает абсолютно сущее. Оно предшествует всякой мысли о нем, оно составляет ту предпосылку философского мышления, то его «начало», от которого необходимо отправляться, чтобы не впасть в искушение панлогизма, т.е. рождения от отвлеченной мысли всего богатства ее определений. Учение о предпосылочности философии и тезис о вечном и актуальном сознании, предшествующем всякому конечному становящемуся сознанию, — два взаимно связанных момента. Конкретный идеализм Трубецкого, требующий допустить бытие (точнее, Сущее) раньше мышления, предполагает теистическое миросозерцание.

    Доказывая, что бытие, сущее не сводится к логической идее, что логические категории суть только основные типы отношения мысли к своему предмету, Трубецкой в то же время признавал духовность и разумность всего реального, законы космического Логоса, по которым устраивается жизнь природы и человека и которые в конечном счете могут быть постигнуты средствами человеческого разума. При этом разум, по Трубецкому, не является единственным источником познания; познание осуществляется с помощью опыта, обусловленного априорными законами нашего восприятия (универсальной чувственности), с помощью разума, устанавливающего закономерную связь явлений, и, наконец, с помощью веры, устанавливающей реальность мыслимых и воспринимаемых нами существ.

    Сущее определяется, следовательно, не только как предмет чувства и мысли, но и как предмет веры. Обнаружение субстанциального бытия, субстанциальности сущих — главная функция веры. Не мышление, а воля есть та способность в нас, с помощью которой мы открываем бытие, — таков тезис Трубецкого. Он не принимает соловьевского отождествления веры с интеллектуальной интуицией, или вдохновением. Интеллектуальное созерцание рассматривается Соловьевым по аналогии с состоянием пассивно-медиумическим, состоянием особой одержимости, транса, в котором не участвует наша воля, поскольку она может только препятствовать восприятию действия на нас трансцендентных существ, каковыми, по Соловьеву, являются идеи. В противоположность этому мистически-романтическому направлению Трубецкой на место интеллектуального созерцания и родственной ему фантазии ставит способность, укорененную в воле, а именно веру.

    Понятие «соборное сознание», которое предполагает единение людей, их согласие и любовь, и понятие «вера» тесно между собой связаны. Вместе с тем вера у Трубецкого не противостоит разуму. Трубецкой остается приверженцем Логоса, дополненного верой, ибо убежден, что в основе мира — духовное, разумное и любящее Начало, а потому мир в сущности своей благ. Отсюда проистекает оптимизм Трубецкого, здесь источник его деятельной энергии, его сочувственного отношения ко всем благим начинаниям, его неутомимой академической и гражданской деятельности на пользу науки и отечества.

    П. Гайденко

    Соч.: Собр. соч.: В 6 т. М., 1906—1912; Соч. М., 1994.

    Лит.: Кн. С.Н. Трубецкой — первый борец за право и свободу русского народа: В отзывах русской повременной печати, речах и воспоминаниях его последователей и почитателей. СПб., 1905; ВФиП. 1906. Кн. 81 (номер посвящен Трубецкому); Мелиоранский В. Теоретическая философия С.Н. Трубецкого // ВФиП, 1906. Кн. 82; Сб. речей, посв. памяти кн. С.Н. Трубецкого // Издание Студенч. Науч. об-ва, памяти кн. С.Н. Трубецкого. М., 1909; Булгаков С.Н. Философия кн. С.Н. Трубецкого и духовная борьба современности // Два града. М., 1911. Т. 2; Смирнов К.А. Религиозные воззрения кн. С.Н. Трубецкого М., 1911; Лопатин Л.М. Современное значение философских идей кн. С.Н. Трубецкого // ВФиП. 1916. Кн. 131; Котляревский С.А. Миросозерцание кн. С.Н. Трубецкого // Там же; Рачинский Г.А. Религиозно-философские воззрения кн. С.Н. Трубецкого // Там же; Блонский П.П. Кн. С.Н. Трубецкой и философия. М., 1917.

    0

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Трубецкой.

Евгений Николаевич Трубецкой
Дата рождения 23 сентября (5 октября) 1863
Место рождения Москва
Дата смерти 5.2.1920
Место смерти Новороссийск
Страна Российская империя Российская империя
Научная сфера русская философия, публицист, всеединство
Место работы Московский университет
Альма-матер Московский университет (1885)
Учёная степень доктор права (1897)
Цитаты в Викицитатнике
Евгений Николаевич Трубецкой на Викискладе

Князь Евге́ний Никола́евич Трубецко́й (23 сентября (5 октября) 1863 года, Москва — 5 февраля 1920, Новороссийск) — русский философ, правовед, публицист, общественный деятель из рода Трубецких. Сын музыковеда Николая Петровича Трубецкого, брат князей Петра, Сергея и Григория Николаевичей.

Биография

Из старинного княжеского рода Гедиминовичей. Сын Н. П. Трубецкого. В семье Н. П. Трубецкого было 12 детей (трое — от первого брака, остальные — от второго, с Софьей Алексеевной Лопухиной). Жизнь Евгения Трубецкого была тесно связана с жизнью его старшего брата (оба от второго брака) — Сергея Николаевича. В 1874 году оба брата поступили в 3-й класс частной гимназии Креймана, в 1877 году — в 5-й класс гимназии в Калуге, куда их отец был назначен вице-губернатором. Огромные духовные сокровища были вложены в жизнь семьи матерью — С. А. Лопухиной:

…с тех пор врезалась мне в сознание эта интуиция всевидения <Бога>, которому до дна все светло…

Сильное влияние на формирование религиозной настроенности в семье оказали монастыри, располагавшиеся неподалеку от усадьбы Трубецких — Ахтырки. В тринадцати вёрстах от неё находится Троице-Сергиева лавра и в пяти вёрстах — Хотьковский женский монастырь:

Хотьковом и Лаврой полны все наши ахтырские воспоминания. В Лавру совершались нами, детьми, частые паломничества, там же похоронили и дедушку Трубецкого, а образ святого Сергия висел над каждой из наших детских кроватей.

В 1879 году оба брата, увлечённые идеями Чарльза Дарвина, Герберта Спенсера, Томаса Бокля, Людвига Бюхнера, Виссариона Белинского, Николая Добролюбова и Дмитрия Писарева, пережили острый религиозный кризис. Этот кризис братья преодолели довольно быстро, благодаря книге Куно Фишера «История новой философии» из гимназической библиотеки, чтение которой положило начало серьёзного изучения ими философии. Теперь предметом их изучения стали произведения Платона, Канта, Фихте, Шеллинга. Затем последовали Алексей Хомяков, Владимир Соловьёв, роман «Братья Карамазовы» Фёдора Достоевского. Неожиданное откровение было дано Трубецкому при исполнении 9-й симфонии Бетховена под управлением Антона Рубинштейна. Восприятие Бетховенской симфонии привело его к вере, которая открылась ему как источник высшей радости.

В 1881 году братья Трубецкие поступили на юридический факультет Московского университета. По окончании университета весной 1885 года Евгений Трубецкой поступил в качестве вольноопределяющегося в стоявший в Калуге Киевский гренадерский полк; в сентябре сдал офицерские экзамены и уже в апреле 1886 года получил в Демидовском лицее звание приват-доцента, защитив диссертацию «О рабстве в древней Греции» и приступил к работе 22 июля.

В 1886 году Трубецкой во время одной из «сред» в доме Льва Лопатина познакомился с Владимиром Соловьёвым. Будучи учеником и продолжателем Соловьёва, Трубецкой не соглашался со многими аспектами его учения, особенно — с его экуменическими идеями. Он был «даже не соловьёвец, но активный и часто непобедимый его противник».

В 1889 году Трубецкой женился на княжне Вере Щербатовой, дочери бывшего первого выборного московского городского головы князя Александра Щербатова. От этого брака у них родилось трое детей: Сергей, Александр и Софья. Лето семья почти всегда проводила в Наре (Верейского уезда), в имении Щербатова.

С 4 июля 1892 году перемещён на службу в Киевский университет Святого Владимира на должность приват-доцента. Перед этим в Императорском Московском университете защитил магистерскую диссертацию «Религиозно-общественный идеал западного христианства в V в. Миросозерцание Блаженного Августина». Евгений Трубецкой в 1897 году после защиты там же 17 мая работы «Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Идея Божеского царства у Григория VII и публицистов — его современников» стал профессором в своём университете.

На рубеже веков стал членом земского кружка «Беседа», протопартийного объединения. Затем вступил в Союз освобождения. Во время «банкетной кампании» союза — собраний для распространения решений первого легального Земского съезда за конституцию — держал речь на самом большом банкете, который состоялся в Киеве и собрал более тысячи участников. После образования в октябре 1905 года Конституционно-демократической партии он в её рядах. В конце 1905 года граф Сергей Витте, формировавший новый Совет министров, предложил Трубецкому пост министра народного просвещения, но при встрече последний тотчас же отказался от портфеля и в открытом письме констатировал, что в таком правительстве он, как член партии, не сможет выполнить свою программу в настоящее смутное время.

Евгений Трубецкой. 1910 год

В ноябре 1905 года было зарегистрировано Московское религиозно-философское общество памяти Владимира Соловьёва. Среди учредителей был и Трубецкой.

В начале 1906 года баллотировался в Первую Государственную думу от Партии народной свободы, то есть кадетов. С 1906 года Трубецкой — профессор энциклопедии и истории философии права в Московском университете. В конце мая 1905 года он познакомился с меценаткой Маргаритой Морозовой, когда тридцатидвухлетняя вдова с четырьмя детьми предоставила свой дом делегатам Всероссийского земского съезда, где выступали и братья Сергей и Евгений Трубецкие. На её средства Трубецкой стал издавать общественно-политический журнал «Московский еженедельник». Выдающимся итогом этой «беззаконной любви» было московское книгоиздательство Морозовой «Путь», где, кроме работ Трубецкого, были напечатаны труды Сергея Булгакова, Владимира Эрна, Павла Флоренского.

Первоначально Трубецкой был одним из видных членов и основателей кадетской партии, затем вышел из-за её нежелания сотрудничать с правительством. Он стал одним из создателей, на основе фракции «мирного обновления» в 1-й Государственной думе, Партии мирного обновления, неофициальным органом которой стал «Московский еженедельник». Более трёхсот передовых статей Трубецкого было напечатано здесь. Уже в 1907 году в статье «Два зверя» Трубецкой предчувствовал надвигающуюся катастрофу Российской империи: «При первом внешнем потрясении Россия может оказаться колоссом на глиняных ногах. Класс восстанет против класса, племя против племени, окраины против центра. Первый зверь проснётся с новою, нездешней силой и превратит Россию в ад».

В 1907—1908 годах (а затем — в 1915—1917-м) он — член Государственного совета.

Профессора Московского университета (1911). Сидят: В. П. Сербский, К. А. Тимирязев, Н. А. Умов, П. А. Минаков, М. А. Мензбир, А. Б. Фохт, В. Д. Шервинский, В. К. Цераский, Е. Н. Трубецкой. Стоят: И. П. Алексинский, В. К. Рот, Н. Д. Зелинский, П. Н. Лебедев, А. А. Эйхенвальд, Г. Ф. Шершеневич, В. М. Хвостов, А. С. Алексеев, Ф. А. Рейн, Д. М. Петрушевский, Б. К. Млодзеевский, В. И. Вернадский, С. А. Чаплыгин, Н. В. Давыдов.

В 1911 году Евгений Трубецкой вместе с большой группой профессоров покинул Московский университет в знак несогласия с нарушением правительством принципов университетской автономии. В связи с этим семья Трубецких переселилась в Калужскую губернию — в имение Бегичево. Здесь Трубецкой занимался ведением хозяйства, а также писал философские статьи для издательств «Путь» и «Русская мысль». В Москву он приезжал лишь для чтения лекций в народном университете имени Шанявского и участия в некоторых заседаниях Религиозно-философского и Психологического обществ.

В 1914 году в связи с начавшейся мировой войной он, испытав патриотическое воодушевление, задумался о смысле жизни, что проявилось в статьях и книгах этого периода. В это же время под влиянием впечатлений от выставки древнерусской живописи из коллекции Ильи Остроухова он написал три очерка о русской иконе: «Умозрение в красках» (1915), «Два мира в древнерусской иконописи» (1916) и «Россия в её иконе» (1917).

Во время власти Временного правительства из-за неспокойной обстановки в деревне был вынужден покинуть своё имение Бегичево. В 1917—1918 годах Трубецкой принимал участие в работе Всероссийского Поместного собора в качестве товарища (помощника) Председателя.

Заседание поместного собора. Шестой справа — Евгений Трубецкой

19 мая 1918 года Трубецкой был официальным оппонентом на защите диссертации Ивана Ильина на тему «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека». В это же время в рядах антибольшевистской организации действовал Правый центр. Непосредственная угроза ареста вынудила Трубецкого покинуть Москву, и 24 сентября 1918 года он выехал в Киев. Там вошёл в состав Совета государственного объединения России (СГОР), а затем и в его бюро. В начале декабря того же года покинул осаждённый войсками Симона Петлюры Киев и в конце этого месяца перебрался в Одессу, куда уже переместилось руководство СГОР. В группе его членов был командирован в Екатеринодар к Антону Деникину договориться о форме управления Юго-Западным краем с большей автономией от Добровольческой армии. Попытка оказалась неудачной. В марте 1919 года в Екатеринодаре.

В 1919 году на белом юге России принимал участие в создании единого управления Русской православной церкви до освобождения Москвы и соединения с Патриархом. Участвовал в созванном «Юго-восточном русском церковном соборе», который работал с 19 по 23 мая 1919 года в Ставрополе. На соборе было принято положение о высшем церковном управлении в регионе, которому было дано название «Временное высшее церковное управление на Юго-Востоке России».

На белом Юге князь принял участие в работе Освага – органе информации и пропаганды на территории, подконтрольной Добровольческой армии.

Попав вместе с отступавшей армией в Новороссийск, Трубецкой заболел здесь сыпным тифом и умер 23 января 1920 года. Протоиерей Сергий Булгаков в некрологе написал: «Среди интеллигенции, духовно-тёмной и мёртвой, князь Евгений Николаевич Трубецкой являлся нелицемерным и верным исповедником христианской веры».

Миросозерцание

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Историческому христианству Трубецкой приписывал организующую роль в политической жизни современных культурных народов; но поскольку средневековые отцы церкви смешивали благодатный порядок с порядком правовым, постольку их вероучение являлось для него обречённым на утрату своей силы. Миросозерцание блаженного Августина он считал типичной феноменологией христианского самосознания. Центральным положением религиозно-политического учения Григория VII Трубецкой считал идею всемирного царского священства, долженствующего обнять собой не только клир, но и мир. Несмотря на внутренние партийные распри, западная церковь, по убеждению Трубецкого, вносила нередко мир и единство в хаос средневековых политических сил и давала европейским народам возможность сохранить плоды общечеловеческой духовной культуры среди окружающего варварства. Он считал, что эту высокую миссию христианская церковь должна была сохранить за собой, но для этого требовалось сбросить с себя вековые путы недостойного прислужничества у светской власти, вернуться к высоким заветам митрополита Филиппа, бесстрашно обличавшего правительственную неправду.

Трубецкой — один из основных представителей метафизики всеединства, созданной В. С. Соловьёвым. Он критически пересматривает философию Соловьёва, определяет некоторое ядро и ставит задачу развития из этого ядра цельной и систематической философии Богочеловечества. Вне ядра оказываются прежде всего такие «утопии» Соловьёва: резкое преувеличение роли в Богочеловеческом процессе отдельных частных сфер и явлений: католицизма, теократии. Центральным объектом и одновременно главным орудием исследования в философии Трубецкого является концепция Абсолютного сознания. Возникает она в ходе гносеологического анализа. Согласно идеям Трубецкого, всякий акт познания направлен к установлению некоторого безусловного и общеобязательного (а значит, транссубъективного, сверхпсихологического) содержания — смысла или же истины — и, следовательно, предполагает существование такового; в любом сущем должна существовать истина. Истина же, по своей природе не есть ни сущее, ни бытие, но именно содержание сознания, притом характеризующееся безусловностью и сверхпсихологичностью.

Список произведений

  • О рабстве в древней Греции. Диссертация князя Евгения Трубецкого. Ярославль: Тип. Г. В. Фальк, 1886.
  • Религиозно-общественный идеал западного христианства в V в. Миросозерцание блаженного Августина. Москва, 1892 (магистерская диссертация).
  • История философии права (древней, новой, новейшей): Лекции — Киев, 1893—1899.
  • Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Идея Божеского царства у Григория VII и публицистов — его современников. Киев, 1897 (докторская диссертация)
  • История философии права (древней). — 1-е изд. — Киев: Т-во «Печатня С. П. Яковлева», 1899. — 179 с.
  • Философия Ницше: Критический очерк. М.: Типолитография Товарищества И. Н. Кушнерев и К, 1904, на сайте «Руниверс».
  • статьи в газете «Право»: № 15 — «Церковь и освободительное движение», № 39 — «Война и бюрократия», «Ответ губернских предводителей», «Крах».
  • Trubetzkoi, E. Die Universitätsfrage. In: Melnik, J. (1906): Russen über Russland. Frankfurt a. M., Rütten & Loening, S. 16-54.
  • Партия «мирного обновления». — М. : Tип. т-ва И. Д. Сытина, 1906. — 11 с.
  • статьи в журнале «Вопросы философии и психологии»: «Политические идеалы Платона и Аристотеля», «Философия христианской теократии», «Философия права профессора Л. И. Петражицкого», «Свобода и бессмертие», «Владимир Соловьев и его дело» (1910 год).
  • Энциклопедия права. — 1-е изд. — М.: Т-во скоропеч. А. А. Левенсон, 1908. — 223 с. (5 изданий).
  • Социальная утопия Платона — М., 1908.
  • Миросозерцание В. С. Соловьева. Издательство «ПУТЬ», М., 1913.
  • Смысл войны, М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1914
  • Смысл жизни, М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1914
  • Война и мировая задача России, М.: Типография товарищества И. Д. Сытина, 1915, на сайте «Руниверс»
  • Национальный вопрос, Константинополь и святая София: Публичная лекция — М., 1915.
  • Два мира в древнерусской иконописи. 1916 г.
  • Умозрение в красках. Вопрос о смысле жизни в древнерусской религиозной живописи. М.: Типография товарищества И. Д. Сытина, 1916
  • Анархия и контрреволюция — М., 1917.
  • Революция и национальный подъем — М.,1917.
  • Метафизические предположения познания. Опыт преодоления Канта и кантианства, М.: Типография «Русская печатня», 1917, на сайте «Руниверс»
  • Из прошлого — М., 1917 ; (2-е изд. Вена: Русь, 1923).
  • Смысл жизни. Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1918; (2 — е изд. Берлин, 1922).
  • Великая революция и кризис патриотизма — Омск, 1919).
  • Звериное царство и грядущее возрождение России — Ростов на Дону, 1919).
  • Этюды по русской иконописи — М., 1921).
  • Иное царство и его искатели в русской народной сказке — М., 1922).
  • Воспоминания — София, 1922.
  • Из путевых заметок беженца. // Архив русской революции. — 1926. — Т. 18
  • Три очерка о русской иконе: Умозрение в красках. Два мира в древнерусской иконописи. Россия в её иконе — М.: ИнфорАрт, 1991. — 112 с.
  • Миросозерцание В. С. Соловьева. В 2 т. (Том 1, Том 2.) — М., 1994—1995.

Примечания

  1. Половинкин С. М. Князь Е.Н Трубецкой. Жизненный и творческий путь: Биография. — Москва, 2010. С.107.
  2. Императорский Московский университет, 2010, с. 725.
  3. Ряд источников приводит цифру — 13.
  4. Генеалогия Трубецких (англ.)
  5. Носов А. А. Политик в философии // Трубецкой Е. Н. Миросозерцание В. С. Соловьёва. — М., 1995. — Т. I. — С. V.
  6. Из прошлого, 2000.
  7. Сапов В. В., 1995, с. 435.
  8. 1 2 3 см. Трубецкой Е. Н. Воспоминания. — София, 1922.
  9. 1 2 Елисеев С., 1999.
  10. Левицкий С. А., 1981, с. 10.
  11. Сапов В. В., 1995, с. 437.
  12. Лосев А. Ф. Владимир Соловьёв.
  13. Половинкин С. М. Князь Е.Н Трубецкой. Жизненный и творческий путь: Биография. — Москва: Синтаксис, 2010. С.20.
  14. Трубецкой, Евгений Николаевич. Биография. Философские воззрения.
  15. Витте С. Ю. Царствование Николая Второго. Том 2. Главы 34—45.. «Собрание классики» Библиотеки Мошкова (1922 (2004)). Проверено 12 сентября 2011. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  16. Носов А. А., 1993.
  17. Сапов В. В., 1995, с. 441.
  18. Лисица Ю..
  19. Думова Н. Г. Кадетская контрреволюция и её разгром. — М.: Наука, 1982.
  20. Маргулиес М. С. Год интервенции. — Кн. 1 — Берлин: Изд-во З. И. Гржебина, 1923. — С. 112—281.
  21. Молчанов Л. А. Мы не… дали верующим всего того, что должны были дать (Временное высшее церковное управление на Юге России).
  22. Журналы заседаний Особого совещания при Главнокомандующем Вооруженными Силами на Юге России А.И. Деникине. М.: РОССПЭН, 2008. С.931.
  23. 1 2 3 Скачать труд можно —
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Основные научные труды.

Литература

  • Трубецкой Е. Н. / Л. В. Фирсова // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.
  • Трубецкой, Евгений Николаевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Сапов В. В. Князь Е. Н. Трубецкой. Очерк жизни и творчества // Избранное. — М.: Канон, 1995. — С. 480. — ISBN 5-88373-052-3.
  • Левицкий С. А. Очерки по истории русской философской и общественной мысли. — Франкфурт-на-Майне, 1981.
  • Лосев А. Ф. Владимир Соловьёв. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 656. — ISBN 978-5-235-03148-7.
  • Носов А. А. Наша любовь нужна России… // Новый мир. — М., 1993. — № 9.
  • Трубецкой Е. Н. Из прошлого. Воспоминания. Из путевых заметок беженца. — Томск: Водолей, 2000. — С. 352. — ISBN 5-7137-0151-4.
  • Елисеев С. Гносеологические и метафизические предпосылки теодицеи князя Е. Н. Трубецкого. — Сергиев Посад, 1999.
  • Половинкин С. М. Князь Е.Н Трубецкой. Жизненный и творческий путь: Биография. — Москва, 2010.
  • Трубецкой С. Е. Минувшее. — Москва, «ДЭМ», 1991.
  • Императорский Московский университет: 1755-1917 : энциклопедический словарь / А. Ю. Андреев, Д. А. Цыганков. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — С. 725—726. — 894 с. — 2 000 экз. — ISBN 978-5-8243-1429-8.
Трубецкой, Евгений Николаевич в Викицитатнике
Трубецкой, Евгений Николаевич на Викискладе
Трубецкой, Евгений Николаевич в Викиновостях

Трубецкой е н

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *