История

Низменности между современной улицей Большой Якиманкой и Москвой-рекой регулярно затопляло весной, там проживали стрельцы, поляки и обычные крестьяне.

В 1709 году Петр I, изучив ущерб, нанесённый в результате наводнения, заметил разрушения церкви Святого Иоанна, находившейся тогда ближе к реке, и повелел соорудить новый храм в более безопасном месте — в память о Полтавской битве; согласно преданию, новый храм возвели по чертежу самого царя.

Храм Иоанна Воина, 1882 год

В 1711 году была завершена строительством трапезная с южным приделом; освящение всего храма совершено 12 июня 1717 года экзархом митрополитом Рязанским Стефаном Яворским. В 1759 году сооружён южный придел.

Кованая узорная ограда на кирпичном фундаменте была возведена в 1754—1758 годах (восточная её сторона в 1984 году была значительно придвинута ближе к храму вследствие расширения улицы; ограда с южной стороны возникла ещё позже, после сноса стоявшего там дома).

В 1785—1796 годах в храме служил иерей Матвей Десницкий − будущий митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Михаил. Уже в молодые годы он получил известность как проповедник.

В 1779—1791 годах церковь была украшена Гавриилом Доможировым (фрески) и Василием Баженовым (иконостас); эти произведения были утрачены в 1860-х годах. В 1928 году церковь была оборудована иконостасом из разрушенной церкви Трёх Святителей у Красных ворот.

С 1906 до своей гибели в мае 1922 года настоятелем храма был протоиерей Христофор Надеждин. При нём в 1912 году храм отметил своё 200-летие − литургию по случаю юбилея и храмового праздника 30 июля совершил митрополит Московский и Коломенский Владимир. В 1922 году протоиерей Христофор был обвинён в «противодействии изъятию церковных ценностей» и расстрелян в числе некоторых иных лиц московского духовенства по приговору Московского революционного трибунала. (Прославлен в лике Собора новомучеников и исповедников Российских в 2000 году).

Храм никогда не закрывался для богослужения и не был в обновленчестве.

В 1930-е годы некоторые святыни из закрытых или уничтоженных соседних церквей были помещены здесь; одним из них был закрытый храм Марона Пустынника в Старых Панех, настоятель которого Александр Воскресенский в 1930 году стал настоятелем храма Иоанна Воина († 1950).

По воспоминаниям Никиты Кривошеина:

Осенью 1952 г. я оказался в Москве студентом, и благодаря покойной Нине Константиновне Бруни (дочери Константина Бальмонта) нашёл дорогу в храм Иоанна Воина на Якиманке. Там были службы и пение — как в парижское отрочество. Там — не помню как вышло — я изумлённо слушал богохульственную панихиду «Со святыми упокой… Господи, душу раба твоего Иосифа…» Месяц спустя, в Великую пятницу утром, сообщили о прекращении дела врачей-отравителей. Прихожанин этого храма Иван Бруни с уверенностью сказал: «Наши скоро вернутся!» (из Воркуты и Тайшета). В этой церкви я свыкся с «коллективными исповедями» (так легко отвечать «грешен» на все вопросы батюшки), привык к совмещениям в одном пространстве и времени главных событий жизни: у алтаря шли венчания, в приделах конвейерные крещения и одновременно — серийные отпевания… Освоить надо было и отгороженность, почти недоступность священников. Мучительнее всего — не боюсь слова — было сохранить в себе неосознанную надежду и слушать, как настоятель совсем нередко читал Патриаршие послания насчёт Кореи, потом Вьетнама, Мира во всём мире и империализма…

Церковь на якиманке Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *