Обожение

(34 голоса: 4.74 из 5)

  • Причастники Божественного естества еп. Каллист (Уэр)
  • Обожение как смысл человеческой жизни архимандрит Георгий
  • Христианское совершенствование. Обожение прп. Иустин (Попович)
  • Спасение как обожение митр. Иларион (Алфеев)
  • Об обожении свт. Григорий Палама
  • Обожение преп. Симеон Новый Богослов
  • Обожение человека по учению святителя Григория Паламы проф. Георгий Мандзаридис
  • Обожение как смысл человеческой жизни архим. Георгий (Капсанис)
  • Образ Обожения проф. Жан-Клод Ларше
  • На пути к обожению архиеп. Василий (Кривошеин)
  • Исихазм – путь к обожению игумен Петр (Пиголь)

Да будут все едино,
как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе,
так и они да будут в Нас едино…
(Ин.17:21)

Обо́жение – осуществляемый в лоне Церкви процесс уподобления верующего Богу и единения с Богом.

По учению Отцов Восточной Церкви, обожение (гр. – theosis) есть цель человеческой жизни. Обожение неразрывно связано с человеческим спасением. Само спасение, по слову св. Дионисия Ареопагита, достижимо только через обожение.

Возможность обожения раскрывается Боговоплощением. Об этом единогласно свидетельствуют Отцы. «Сын Божий стал сыном человеческим для того, чтобы человек сделался сыном Божиим», – говорит св. Ириней Лионский. «Он вочеловечился, чтобы мы обожились» (св. Афанасий Великий). «Твердое и верное основание надежды на обожение для естества человеческого есть вочеловечение Бога», – учит св. Максим Исповедник. Согласно общей формуле Отцов, Бог стал человеком, чтобы человек через него стал богом, Боговоплощение Сына Божия Иисуса Христа делает человека богом в такой мере, в какой Сам Бог сделался человеком.

Обожение недостижимо человеческими усилиями. Как совершенный дар, исходящий от Отца светов (Иак.1:17), оно установлено Богом, «желающим спасения и алчущим обожения людей» (св. Максим Исповедник). Дар обожения – дар нетварной божественной благодати. «Не может быть тварным этот дар, – учит св. Марк Эфесский. – Если бы обожение было посевом естественного семени, то нам не нужно было бы ни возрождение (во св. Крещении), ни иных таинств, в которых действует Божественная благодать».

Обожение совершается во Христе благодатью Святого Духа. Вочеловечившийся Господь в благодатных таинствах и дарах соединяется и совоплощается с верными Ему душами, вносит «душу в душу, ипостась в ипостась» (св. Макарий Великий). Через подобное соединение человек сопричащается Нетварной Божественной Жизни Святого Духа, делается «причастником Божественного естества» (2Пет.1:4). Обоженный человек во всем уподобляется Христу, становится зеркалом Божественного Света. Через причастие божественной благодати он исполняет призыв апостола Павла: «В вас должны быть те же чувствования, что и во Христе Иисусе» (Флп.2:5).

На высших ступенях духовной жизни, непременно связанных со стяжанием высочайшего смирения, обоженный христианин получает особую благодать совершенства, выражающуюся в дарах чудотворений, исцелений, прозорливости. При этом его душа и ум совершенно соединяются с Богом. К такому человеку относятся слова апостола Павла «уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20). Его духовное возрастание достигает уровня «мужа совершенного», он приходит «в меру полного возраста Христова» (Еф.4:13). Не познавший Бога мир не может судить о таком человеке, но он может судить обо всем, поскольку «имеет ум Христов» (1Кор.2:14).

«Душа при общении со Духом Святым делается с ним единым духом», – говорит св. Макарий Великий о жизни совершенных христиан. По словам св. Максима Капсокаливи, действие избыточествующей Божественной благодати ведет к прекращению обычной деятельности ума. «Человеческий ум, сам по себе, прежде соединения с Господом, рассуждает сообразно своей силе, – свидетельствует из опыта святой, – когда же соединяется с огнем Божества и Святым Духом, тогда бывает весь обладаем этим Божественным Светом, соделывается весь светом, воспламеняется в пламени Святого Духа, исполняется Божественного разума, и невозможно ему в пламени Божества, иметь собственных помышлений и размышлять о чем-либо по своему произволу». Православный подвижник двадцатого столетия Старец Иосиф Афонский так описывает опыт обожения: «Пламенеет сердце от Божественной Любви и взывает: «Держи Иисусе мой, волны Твоей благодати, ибо я таю как воск». И действительно тает, не вынося. И захватывается ум в созерцании. И происходит срастворение. И пресуществляется человек и делается одно с Богом, так что не знает или не отделяет самого себя, подобно железу в огне, когда накалится и уподобится огню».

Достижение обожения невозможно вне христианского подвига. По слову св. Иустина Поповича, следовавшего мнению св. Макария Великого, путь к обожению лежит через претворение в жизнь евангельской этической триады – веры, надежды и любви. Этой триадой личность формируется по образу Христа, пока не станет «христообразной». Этическая триада евангельских заповедей предвосхищает соединение с Божественной Триадой – Вечным Троическим Божеством. Ниспосылаемые Пресвятой Троицей благодатные переживания ведут подвижника к таинственному переходу из этической триады в Божественную, вводят в обожение, «боготворение» и «отроичение» его личности. Главной христианской добродетелью в этической триаде выступает любовь. По слову св. Григория Богослова, «любовь к Богу есть путь к обожению». «Только любовью венчается путь духовного совершенствования, ведущий к обожению», – учит подвижник нашего времени архимандрит Иоанн (Крестьянкин).

преподобный Иустин Попович:
Ипостасное соединение человеческого естества с Божественным в Образе Иисуса Христа: уверяет в том, что естество человеческое приходит к своей определенной ипостасности только в Богочеловеке, в том, что это – последняя, заключительная стадия человеческой природы. С вознесенным Христом – вознесение человека: вечное присутствие в Святой Троице: единение со Святой Троицей и причащение Ей, и осмысление человеческого: последнее оправдание человека в ипостасном единстве с Богочеловеком. Отсюда вся жизненность наша живет на небесах, где Христос сидит одесную Отца: здесь центр нашей личности, здесь центр познавательный, нравственный и общественный; здесь обоженность человека, его истинное – безгрешное естество; только здесь человек человечен, естественен, ибо здесь он богообразен, христообразен, здесь он – по образу Святой Троицы; только здесь возможна вечная истина – ипостасное единство Бога и человека; истина – Образ Христов, воскресший, вознесенный – всегда, вечно Один и Тот же; всегда вечная истина Божиего и человеческого, единящая Бога с человеком, ибо Бог отрешил грех, соделав человека средоточием и истиной (критерием) всего. Богочеловечность – основание и объем, и рост истинного познания; Образ Богочеловека – неизменная истина: Богу Божие, человеку человеческое. Весь смысл человека: совоплотиться Христу и через Него соединиться со Святой Троицей, стать по Ее образу. Через все сияет и над всем царствует Образ Богочеловека, которому «дадеся всяка власть на небе и на земле» (Мф.28:18; Рим.1:4).
(Афины, 1920 г. – Белград, 1935 г.).

В.Н. Лосский:
«С точки зрения нашего падшего состояния цель Божественного домостроительства называется спасением, искуплением. Это негативный аспект конечной цели, рассматриваемой по отношению к нашему греху. С точки же зрения конечного призвания человеков она называется обожением. Это положительное определение той же тайны, которая должна совершаться в каждой человеческой личности в Церкви и полностью раскрыться в будущем веке, когда соединив все во Христе, Бог станет всем во всем».

См. НЕТВАРНЫЙ СВЕТ, БОЖЕСТВЕННЫЕ ЭНЕРГИИ, АНТРОПОЛОГИЯ, САКРАМЕНТОЛОГИЯ, АСКЕТИКА, СИНЕРГИЯ, БОГООБЩЕНИЕ, ОБРАЗ И ПОДОБИЕ БОЖИИ, БОГОПОЗНАНИЕ, БОГОВИДЕНИЕ

Обо́жение, или тео́зис (др.-греч. θέωσις от θεός «бог») — христианское учение о соединении человека с Богом, приобщении тварного человека к нетварной божественной жизни через действие божественной благодати.

Коротко смысл обожения выражен в высказывании Афанасия Великого: «Бог вочеловечился, чтобы человек обожился» — что обозначает потенциальную возможность для каждого человека и историческую необходимость для человека вообще обрести нечеловеческое могущество в обладании самим собой и природным миром вокруг себя в органическом единстве с Богом.

Происхождение

В тексте Нового Завета данный термин отсутствует. Однако в нём присутствуют определённые указания:

да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, и они да будут в Нас едино.
(Ин. 17:21)

И ещё конкретней:

дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью
(2Пет. 1:4)

Кто и где употребил первым термин «обожение», точно не известно. Встречается в IV веке в одном из писем Григория Богослова Василию Великому. Некоторые исследователи называют формулу Афанасия Великого (Отца Церкви IV века) «Бог вочеловечился, чтобы человек обожился» классической, и, в сущности, только более чёткой формулировкой мысли, принадлежащей уже Иринею Лионскому (II век).

Обожение есть непрестанное действие, устремление человека к Богу, нравственное уподобление Ему:

Будьте святы, потому что Я свят.
(1Пет. 1:16)

По мере обожения, преображения его природы, человеку даются плоды Святого Духа:

Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.

Возвращаются все свойства Адама до грехопадения: Богообщение, повелевание всей тварью и другие.

Григорий Богослов указывает, что человек при избавлении от греха становится видимым Богом:

«Человек (1 Тим. 2, 5), чтоб Невместимый иначе для телесного, по причине необъемлимости естества, не только сделался вместимым через тело; но и освятил Собой человека, сделавшись как бы закваской для целого смешения, всего человека освободил от осуждения, соединив с Собой осужденное, став за всех всем, что составляет нас, кроме греха, — телом, душою, умом, — всем, что проникла смерть. А общее из всего этого есть человек, по умосозерцаемому видимый Бог».

В православии

Возможно, этот раздел содержит оригинальное исследование. Добавьте , в противном случае он может быть удалён.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (24 июня 2017)

Термин, сформировавшийся в православии, характеризирующий конечную цель христианской жизни. Цель которая не заканчивается с телесной жизнью но и пребывания с Богом в вечной жизни. В таинстве крещения в человека Богом всевается зерно новой человеческой природы и, питаемое благодатью таинством евхаристии и другими, нравственным совершенствованием христианина, взращивается изменяя человека.

И ещё сказал: чему уподоблю Царство Божие? Подобно оно закваске, которую взяла женщина и положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.

На простой вопрос апостолов: «так кто же может спастись?» Иисус Христос ответил просто: «человекам это невозможно, Богу же всё возможно», открывая ученикам совершаемый Им тропос. Поэтому когда «Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду», «совершилось» означает что человеческая природа Иисуса Христа уже освятила обитаемую землю и станет «новой тварью», соединится с Божественной природой по смыслу Ипостаси, Христос спасен, Богочеловек воскреснет — «да сбудется Писание». Как получилось что Иисус Христос воскрес, что сделал Господь со Своей человеческой природой в мире и как совершилось ее обожение — спасение Богом (чему свидетельством стало воскресение) — это делание относится не к служению и преданию, а к практике (деланию) обожения святых отцов, совершавших себе спасение обожением своей человеческой природы — своего тела.

Богослужения исполняют заповедь Иисуса Христа: «Сие творите в Мое воспоминание» поэтому практика служения имеет Божественный смысл только в совершении этой заповеди причастием Телу Иисуса Христа и содействующих ему таинств, а практика (делание) обожения себя человека совершает Промысел Домостроительства царствия Бога, точно так же как Иисус Христос обожил и спас Свою человеческую природу — Тело Свое. Обожение не совершается в богослужениях, поэтому святые не ограничивались богослужениями, а изыскивали способы новотворения себя, и как свидетельствуют «жития» — оставляли богослужения и уходили подальше, если что-то мешало практике обожения — деланию спасению человека.

В католицизме

Концепция Обожения сложилась в Католической Церкви начиная со времен патристики, так что о нём говорит уже Святой Августин. Фома Аквинский в своей Summa Theologiae описывает полное Обожение как дверь блаженства и истинное предназначение человеческой жизни. Согласно Катехизису Католической Церкви (§ 460):

Слово стало плотью, чтобы сделать нас «причастниками Божеского естества» (2 Петр 1,4): «Ибо такова причина, по которой Слово стало плотию и Сын Божий Сыном Человеческим: это было для того, чтобы человек, вступив в общение со Словом и приобретя таким образом Божественное сыновство, стал сыном Божиим». «Ибо Сын Божий вочеловечился, чтобы нас сделать Богом». «Сын Божий Единородный, желая, чтобы мы участвовали в Его Божественном естестве, принял наше естество, чтобы, вочеловечившись, заставить людей обожиться»

В протестантизме

В конфессиональных протестантских вероисповеданиях концепция теозиса, как правило, не находит отражения, за исключением доктрины «Внутреннего Света» у квакеров и учения о совершенном освящении у методистов, а также в отпочковавшихся от них деноминациях — Движении святости, у пятидесятников «трёх благословений», Церкви Назарянина.

Клайв Льюис с позиций близкого к Православию англиканства Высокой церкви в книге «Просто христианство» излагает цель христианской жизни в терминах Обожения:

Заповедь «Будьте совершенны» – это не просто идеалистически высокопарный призыв. Это и не приказ сделать невозможное. Дело в том, что Он собирается преобразовать нас в такие существа, которым по силам этот приказ. Он сказал (в Библии), что мы – «боги», и докажет правоту Своих слов. Если только мы Ему позволим – мы можем помешать Ему, если захотим,— Он превратит самого слабого, самого недостойного из нас в бога или богиню, в ослепительное, светоносное, бессмертное существо, пульсирующее такой энергией, такой радостью, мудростью и любовью, какие мы сейчас не можем вообразить. Он превратит нас в чистое, искрящееся зеркало, способное отразить в совершенном виде (хотя, конечно, в меньшем масштабе) Его безграничную силу, радость и доброту. Это долгий, а то и болезненный процесс. Но именно в том, чтобы пройти его,— наше назначение. Рассчитывать на меньшее нам не приходится. То, что Господь сказал, Он говорил всерьез.

Вместе с тем отмечается наличие идеи обожения у анабаптистов и английских нонконформистов XVII столетия как отличительной от магистерской реформации особенности: «у нонконформистов проявляются некоторые неожиданные точки соприкосновения с восточной церковью. На сегодня уже есть достаточное количество обоснованных материалов, доказывающих, что богословские учения анабаптистов не противопоставлены идее обожения (…) В согласии с восточными христианами, но в противоположность протестантам, анабаптисты понимали благодать как преобразующую божественную энергию».

> См. также

  • Исихазм
  • Садху

Литература

Творения Святых Отцов

  1. Святитель Григорий Палама, архиепископ Фессалонитский Триады в защиту священно-безмолвствующих (1338—1340)
  2. Прп. Иоанн Дамаскин Источник знания Пер. с греч. и коммент. Д. Е. Афиногенова, А. А. Бронзова, А. И. Сагарды, Н. И. Сагарды. — М.: Индрик, 2002. — 416 с. — (Святоотеческое наследие. Т. 5)

Научно-богословская литература

  1. Jean Meyendorff. Le Christ dans la Theologie Byzantine. Paris, 1968. (На английском: John Meyendorff. Christ in the Eastern Christian Thought. New York, 1969. Русский перевод: Прот. Иоанн Мейендорф. «Иисус Христос в восточном православном богословии». М., 2000.)
  2. Иоанн Мейендорф. Жизнь и труды св. Григория Паламы: Введение в изучение. — Издание второе, исправленное и дополненное для русского перевода / Перевод Г. Н. Начинкина, под редакцией И. П. Медведева и В. М. Лурье. — Санкт-Петербург: Византинороссика, 1997. — XVI + 480 с. (Subsidia Byzantinorossica, 2) ISBN 5-7684-0436-8. ISSN 1818-555X (печатная версия); ISSN 1818-5576 (онлайн версия, в формате дежавю). Тот же самый перевод в формате html. Оригинальное название — Jean Meyendorff. Introduction à l’étude de Grégoire Palamas. Paris: Éditions du Seuil, 1959.
  3. Лурье В. М. История византийской философии. Формативный период. СПб., Axioma, 2006. XX + 553 с. ISBN 5-901410-13-0 Оглавление, Раздел 1, гл. 1, Раздел 1, гл. 2, Раздел 2, гл. 1, Раздел 2, гл. 2, Раздел 4, гл. 1, Раздел 4, гл. 2
  4. Болотов В. В. «Лекции по истории древней Церкви». Том 4
  5. Карташёв А. В. Вселенские Соборы Париж, 1963
  6. Лосский В. Н. Догматическое богословие М., 1991

Обожение в Православном понимании

Начиная доклад, следует сразу отметить, что между Православным и баптистским пониманием терминов: «обожение» и «освящение», — есть существенные отличия. Разберем детально Православное понимание обожения-святости.
Святость, одно из фундаментальных понятий христианского учения. Его основной смысл состоит в причастности человека Богу — его обоженности, в его преображении под действием благодати Божией. В преображенном человеке восстанавливается соединение с Богом как “чада Божиего”.
Обожение, — основная для Православного богословия концепция святости, согласно которой человек может проникаться нетварными Божественными энергиями и соединяться с Богом. Это соединение и составляет существо святости, и вследствие этого между двумя этими понятиями, как обожение и святость в нашем докладе можно поставить знак тождества.
Различия между обожением и святостью, — можно описать так: святость — это полнота обожения, а обожение это путь, указанный Богом — к святости (цели любого христианина).
Вот основные пункты Православного понимания обожения:
1) Обожение — категория онтологическая (учение о сущем) и нравственная, а не только нравственная, оно не сводится только к моральным поступкам человека, а совершенно реальное состояние, которое можно увидеть и ощутить в течении жизни человека.
2) Обожение, включено в процесс спасения, и является его неотъемлемой частью.
3) Обожение это результат синергии – совместных действий Бога и человека, а не только тварных энергий человека. При этом, аскетические методы (такие как пост и молитва и т. д.) помогают человеку сконцентрироваться на достижении обожения иначе он будет растрачивать свои силы впустую, а достижение святости подразумевает – полную отдачу себя на это дело. Иными словами, аскетика (аскео – тренируюсь, греч.). — это та лепта, которую человеку по силам внести в это нелегкое дело спасения.
Далее мы попытаемся раскрыть эти понятия более полнее:
1) Обожение — категория онтологическая и нравственная.
Учение об обожении основано на православном учении о нетварной благодати. Примерами нетварной благодати, можно привести Нетварный Божественный свет на горе Фавор и чудесную силу святых, которой они творили чудеса. В своей потенции она свойственна всем крещеным христианам, — они могут почувствовать ее через таинства. Благодать — есть сила нетварная, так как иначе она не была бы Божественной и стала бы простым явлением природы.
Первым примером, который может помочь понять нам процесс обожения, является пример — Боговоплощения Господа нашего Иисуса Христа. Человечество и Божество соединилось в ипостаси Христа, Сына Божия и вследствие этого освящающая и обожающая благодать реально нисходит на нас в силу «взаимопроникновения свойств», исходя из человечества Христа, «источника обожения», а не только из Его Божества. Одним предложением это можно сказать так: «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом (по благодати, т. е. – обожился)». Боговоплощение, — восприятие Христом человеческой природы, и поскольку во Христе человеческая природа была обожена, это открыло путь к Богу и для всего человечества: христиане, следуя Христу, соучаствуют в его Божестве по благодати и становятся святыми. Но то, что происходит с обычным человеком вовремя обожения, это подобие по сравнению с этой величайшей тайной. Боговоплощение, т.е. нераздельное и неслиянное соединение в одном Лице Божественной и человеческой природ открыло человеку путь к Богу, соединение с Богом: благодаря тому, что Христос сделался Человеком, человек может сделаться Богом по благодати, т.е. сделаться причастником Божества.
Эта причастность осуществляется за счет Божественных энергий. “Божественные энергии нисходят до нас”, тогда как Божественная “сущность остается неприступной”; “Бог, невидимый по природе, делается видимым благодаря энергиям”.
В Библии термин «обожение», отсутствует. Однако в ней присутствуют определенные намеки: «Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы. (Пс.81:6)»; «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, и они да будут в Нас едино. (Ин.17:21)». «Обожение» — не статическое понятие, а объективная реальность. Обожение — термин сформировавшийся в Православии, характеризующий конечную цель христианской жизни. Цель, которая открывает возможность пребывания с Богом в вечной жизни. В таинстве крещения благодать получает доступ к человеку… , что мы и видим на примере житиях Святых, тех, которые смогли достичь обожения. Т.е. обожение-святость — это реальное действие и Бога, и человека одновременно, т. к. одному человеку без Бога, такое в принципе невозможно!
Клайв Льюис с позиций близкого к Православию англиканства Высокой церкви в книге «Просто христианство» излагает цель христианской жизни в терминах Обожения: «Заповедь «Будьте совершенны» – это не просто идеалистически высокопарный призыв. Это и не приказ сделать невозможное. Дело в том, что Он собирается преобразовать нас в такие существа, которым по силам этот приказ. Он сказал (в Библии), что мы – «боги», и докажет правоту Своих слов. Если только мы Ему позволим – мы можем помешать Ему, если захотим, — Он превратит самого слабого, самого недостойного из нас в бога или богиню, в ослепительное, светоносное, бессмертное существо, пульсирующее такой энергией, такой радостью, мудростью и любовью, какие мы сейчас не можем вообразить. Он превратит нас в чистое, искрящееся зеркало, способное отразить в совершенном виде (хотя, конечно, в меньшем масштабе) Его безграничную силу, радость и доброту. Это долгий, а то и болезненный процесс. Но именно в том, чтобы пройти его, — наше назначение. Рассчитывать на меньшее нам не приходится. То, что Господь сказал, Он говорил всерьез». Т. е. иными словами, если мы не верим, что Бог может нас обожить, т. е. сделать святыми, то этого и не произойдет с нами, из-за нашего неверия, мы просто помешаем Богу соединить нас с Ним.
Чтобы уточнить понятие о обожении, мы должны кратко проанализировать концепцию всего дела Христа, составляющего средоточие всей человеческой истории. Учение о обожении является прямым следствием исторического дела Христа — вне Его Божественная жизнь остается человеку недоступной. Заставив умереть на кресте ветхого Адама и сообщив свою собственную жизнь человеку в Иисусе, Бог восстанавливает Свою законную власть и уничтожает смертоносную узурпацию власти сатаной — Троица вновь становится доступна человеку прямо и непосредственно.
2) Обожение, включено в процесс спасения, и является его неотъемлемой частью.
Крещение и Евхаристия имеют непосредственную связь с обожением, поскольку именно в них является все домостроительство Божие. Крещение, освобождая от первородного тления, становится «воскресением нашей души» и «сообщает нам силу быть сообразным телу славы Христа» (Фил. 3:21). Крещением мы получаем расположение творить добро и заключаем завет с Богом, но только от нас зависит -придать или нет этой благодати реальное значение. «Если призванный повинуется призыву и принимает крещение, чтобы называться христианином, но не ведет себя достойно этого имени и не выполняет данные при крещении обеты, он зван, но не избран.» В этом случае обеты не только совершенно для него бесполезны, но, напротив, осуждают его. «Обновление и воссоздание отличительных черт души осуществляются благодатью в купели возрождения; они возрастают и достигают совершенства посредством праведных дел, согласно с верой». Крещение восстанавливает «подобие» Божие, утраченное из-за греха. Нельзя связывать обожение с собственными заслугами человека и понимание его как «подвига», справедливым вознаграждением которого оказывается благодать. Напротив, Божественная жизнь становится доступной человеку как незаслуженный дар, общий всем крещеным. Пример из 1 Кор: «Получившие больше — превозносились, а стяжавшие меньше — малодушествовали», ап. Павел приписывал им всем равное достоинство, «показывая, что они все суть одно тело, тело Христово, а порознь — члены (1 Кор. 12:27), потому что прияли одного и того же Духа».
Спасающая, освящающая и обожающая благодать связана с крещением и Евхаристией и во всей своей полноте объективно присутствует в Церкви. Христиане, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал. 3:27) по слову ап. Павла хоть и остаются детьми других людей по природе, более естества происходят от Христа, Который настолько победил природу, что воплотился без семени от Духа Свята и Приснодевы Марии, дал власть быть чадами Божиими (Иоан.1:12). Каждый христианин призван к сознательной близости всего своего существа с Богом, добровольно вышедшим из своей неприступности, чтобы стать «во всем, кроме греха, подобным нам» (Евр.4:15). Т.е. обожение это не нравственно-принудительная категория приближения к Богу, что можно выразить юридическим языком: «Бог не может сделать зла, а человек не должен, следуя нравственному закону», а обожение это свободное действие, освященное благодатью Божией. Тогда, это выражение можно видоизменить в правильном русле и сказать, что: «Бог не может сделать зла, а человек став частью Его не захочет, т. е. не сможет делать зла по любви к Нему».
Говоря о значении Евхаристии в обожении человека, следует сказать о «сотелесности» христиан и Христа. Призывая паству к причащению, Ап. Павел напоминает, что они должны «быть с Христом не только одним Духом, но и одним Телом», что они «плоть от Его плоти и кость от Его кости» и что таково «соединение, даруемое посредством этого Хлеба».
Обожение осуществляется с помощью благодати, которая является сверхъестественным явлением. Относительно термина «благодать» (carij) известно, что в греческом языке он имеет разные значения. Даром данная вещь называется благодатью, а иногда и само действие дарения; следовательно, существует «благодать природы», отличная от «Боготворящей благодати».
Следует отличать — тварную и нетварную благодать. Люди, не сами, а благодатью Божией получили то, что получили, ибо лишь Бог не благодатью обладает этим; термин «благодать» здесь значит, что это было им дано. Не все, что дает нам Бог, одинаково… Пророк Иезекииль говорит: «И дам вам сердце ново и дух нов дам вам, и отъиму сердце каменное от плоти вашей и дам вам сердце плотяное (Иез. 36:26) и: вот, Я введу Дух в вас, и оживете (Иез. 37:5). Здесь видна разница даров. Дух новый и новое сердце — это тварное, то, что Апостол называет также «новой тварью» (2 Кор. 5:17; Гал. 6:15), ибо она была воссоздана и обновлена пришествием во плоти Того, Кто изначально ее создал; что же до Духа Божия, даруемого новому сердцу, то это — Святой Дух.».
3) Обожение это результат синергии – совместных действий Бога и человека, а не только тварных энергий человека.
Для обожения необходима – синергия, т. е. соработничество. На всем протяжении пути, ведущего человека от его падшего состояния к соединению с Богом, благодать Божия помогает ему побеждать тление, затем превзойти самого себя и наконец являет ему Бога. Эта «синергия» благодати и человеческих усилий движет внутренние силы души и тела. Ум должен быть преображен благодатью, но не только он получает благодать, но и весь человек целиком, — все его способности и силы души и тела. В душе человека происходит Божественное состояние, при котором он действительно начинает иметь Бога внутри себя; а истинное Божественное состояние — это любовь к Богу, приходящая через святое делание Божественных заповедей.
Это «Божественное состояние», — есть непрестанное продвижение, так как оно предполагает в веке сем соработание, так как человек не может собственными усилиями достичь полного соответствия «новому человеку», возникшему в нас благодатью крещения. Однако «исполнение заповедей» является не столько условием благодати, сколько необходимой и свободной синергией человека и искупительного действия Бога: однажды полученная благодать крещения, чтобы обрести действенность, должна стать живой реальностью, и только добрая воля человека способна сделать ее такой. Учение о «синергизме», сочетает в себе непременную необходимость благодати с полной ответственностью человека за свое спасение. Крещение — это «залог», который мы получаем, чтобы его умножить. Конечная цель, стоящая перед христианином, есть обожение. Существует теснейшая связь благодати со свободным усилием человека приблизиться к Богу, и это усилие никогда не может быть адекватным общей сумме даров Божиих, открывшихся человеку жизнью во Христе. «То, что человек получает, — есть лишь часть того, что дается: тот, кто принимает Божественную энергию, не может вместить ее всю целиком». Из Первого послания к Коринфянам о дарах Духа следует: «Те, кто пророчествует, те, кто исцеляет, те, кто различает, и те кто вообще принял благодать Божественного Духа, каждый обладает большим или меньшим даром в своей области. Поэтому Павел благодарит Бога за то, что он паче всех языки глаголя (1 Кор. 14:18), но обладающий меньшим также обладает даром Божиим. Ревнуйте же, говорит тот же апостол, дарований болших (1 Кор. 12:31): значит, есть и меньшие. Ведь в самом деле… звезда от звезды разнится в славе (1 Кор. 15:41),… но ни одна из них от этого не лишается совсем своего света». Разнообразие благодатных даров не нарушает единство спасения, которое заключается существенным образом в восстановлении общения с живым Богом, целиком и полностью присутствующим в каждом даре благодати. Спасительная благодать неделима, она есть Сам Христос, целиком отдающий Себя людям, в этом заключается Единство Бога.
Человек, получивший в крещении «начатки» Царствия Божия, получает не просто внешнее оправдание, а присоединяется к новой реальности, к Божественной и вечной жизни Христа, в этом и заключается причастие к Нетварному. Реальное общение человека с Богом есть, необходимое условие истинного знания. С момента Искупления человек уже не предстоит Богу в одиночестве: Бог сам снизошел на его уровень, дабы сопровождать человека в его восхождении к Создателю. Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божии.(Рим. 8:16). а как вы сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!»(Гал.4:6).
Учение о обожении не отождествляет «богословие» — «видению» и «созерцанию»: Богословие столь же далеко от видения Бога в свете, столь же отлично от телесного общения с Богом, сколь знание разнится от обладания; говорить что-нибудь о Боге не значит Бога встретить. Итак, истинное знание отличается от любого внешнего усвоения истины; некоторое познание Бога можно достичь через Священное Писание, как можно принять вероучительную истину и исповедовать Православие, но это лишь средства для достижения непосредственного знания, близости с Богом, данной нам в крещении. Собственно говоря, это даже не знание, такое соединение, — превыше всякого знания, хотя метафорически его и называют знанием.
Соединение с Богом предполагает отрешение, но это отрешение не есть самоцель. Но это и не бездействие как может показаться на первый взгляд, — соединившись с Богом, человеческая личность восстанавливается во всех своих потенциях, и становится по-настоящему свободна от страстей.
В заключение следует отметить, что спасение христианина по Православному учению, невозможно без обожения. Процесс обожения начинается не после спасения человека, а он приводит к нему, т. е. Бог спасает нас — не без нас (с согласия нашей на то воли). При Крещении сеется семя спасения, а человек должен помогать его взращивать (как например сын помогал своему отцу хлебопашцу ухаживать за посевами). Не каждый человек может удостоится участи благоразумного разбойника (попасть сразу в рай), а лишь единицы людей, поэтому всем остальным «приходится» проходить свой жизненный путь в этом мире и при этом делать дело Божие, не только чтобы не делать зла, но — по любви к Творцу, в благодарность Ему, трудясь во благо и ради умножения числа спасенных.
Обожение – это некий универсальный механизм данный Богом человеку для соединения с Ним – духовно и телесно, приводящий в своем итоге к спасению. Обожение помогает человеку с падшей природой здесь на земле преобразится для новой жизни с Богом в вечности.
Православное понимание обожения – это не Ветхозаветное понимание отделенности праведных от зла и служения их Богу в изоляции от остальных, это намного более высокое предназначение каждого человека – стать поистине чадом и воином Христовым — соединившись со своим Творцом в соработничестве.
Соработничество заключается, не только в совершении внешних добрых дел, но во внутреннем преображении человека за счет нетварной Божественной энергии, которая была явлена Богом на горе Фавор, т. к. не в одном даже самом сильном человеке не хватит сил совершить внутреннее преображение своими силами. Благодать Божия дается человеку по мере того как он может ее воспринять, иначе он может ее «закопать» — как в притче о талантах, или же бросить ее свиньям в грязь, именно поэтому Бог и дает ее постепенно. Постигать и усваивать обожение человек может через Божественную благодать (нетварную энергию), которая преподается человеку в первую очередь через Церковные таинства и молитву.
Библиография:
Электронный ресурс
1) Мейендорф, Иван Феофилович Жизнь и труды Свт. Григория Паламы
11.02.2016 г. Сергиев Посад.

Учение об обожении

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *