Толкование на заповедь: Не произноси имение Божьего всуе

Толкование на заповедь: Не произноси имение Божьего всуе

Третья заповедь учит: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, всуе» Буквально имя Господа, как святыня, не должно употребляться в обыденных разговорах, то есть без чувства благоговения перед Тем, Кто открыл нам Себя в этом имени. Имя Божие становится огненным возмездием и карой для тех, кто клянется им ложно, обращает его в шутку или сопровождает упоминание о нем бранью. Когда мы произносим имя Божие, то как бы дотрагиваемся своей рукой до Его хитона.

Когда мы произносим имя Божие, то всевидящее око Господне устремлено в наше сердце. Имя Божие должно произноситься с таким благоговением, с каким мы поклоняемся иконе и прикладываемся к ней своими устами. Можно сказать, что имя Божие – это словесная икона Того, Кто выше мысли и слова, Кто вечен и бесконечен, Кто непостижим мыслью и невыразим человеческим языком.

В душевном плане наше сердце должно стать тем апокалиптическим камнем, на котором написано таинственное имя,– это камень белого цвета, символ чистоты. Сердце должно стать грунтом, на котором написана икона Бога как Его имя. Здесь обоюдный процесс: жизнь человека приготовляет его сердце к молитве, а молитва освящает жизнь человека.

У древних отцов не было книг и разработанного учения об Иисусовой молитве, но была чистота сердца и помыслов, которая привлекала к себе благодать Божию, и сама благодать молилась в их сердцах. Они как бы прислушивались в благоговейном изумлении к неизреченным словам этой духовной молитвы: Сам Господь был учителем ее. Нечистота и лукавство нашего сердца служат главным препятствием для Иисусовой молитвы.

Трудно написать икону на покореженной, неровной, покрытой трещинами доске. Наша жизнь не соответствует молитве, поэтому – несмотря на все книги, в которых отражен опыт святых отцов, преуспевших во внутренней молитве, даны их советы, их методы (то есть, говоря современным языком, техника молитвы),– она не прививается к нашему сердцу.

Не исправляя свою жизнь, а лишь повторяя слова молитвы, мы хотим совместить несовместимое. И бедняк может пригласить царя в свою убогую хижину, но мы зовем Бога в жилище своей души, полное грязи, смрадное от нашего мысленного разврата; где толкутся мысли и образы, рожденные злобой и ненавистью, похожие на брань и драку пьяных. В эту-то грязь, с которой не желаем расстаться, мы приглашаем Царя царей! Поэтому молитва, «оторванная» от нашей жизни в целом, остается бесплодной.

Роза не может прижиться посреди камней: ее корень засыхает и цветы увядают. Человек трудится над молитвой, но не видит результата и поэтому чаще всего бросает ее. Он роет колодец в песках пустыни и до воды дойти не может; от всего труда остается лишь груда вырытой земли. Здесь наша ошибка состоит в том, что мы воспринимаем молитву как нечто абстрактное по отношению к своей жизни, между тем как молитва – это экзамен, а жизнь – приготовление к нему. Спасение совершается во взаимодействии Божественной и человеческой воли. В этом смысле не только человек без Бога, но и Бог без человека «бессилен».

Творец миров дал человеку внутреннюю нравственную свободу, автономию и не берет Своего дара назад. Всесильный и Всемогущий как бы ограничил Себя перед человеческой личностью; Он дал человеку возможность свободного направления и развития его воли. В этом – богоподобие человека, в этом его величие и ответственность. Но в этом таится и метафизическая опасность свободы.

Человек, который занимается молитвой, но не изменяет свою жизнь, как бы надеется, что Бог совершит его спасение Сам, что сама молитва автоматически превратится в «спасение по необходимости». Поэтому здесь человека ожидает неудача, можно сказать, духовный крах. Молитва превращается в сочетание слов, а слова – в сочетание букв или звуков.

Молитве должно сопутствовать постоянное чувство покаяния, то есть недовольство своей жизнью, осуждение, отвержение ее и желание начать новую жизнь. Это желание должно иметь волевой характер, должна быть решимость воплотить его в дела и поступки. В каждой жизненной ситуации человеку нужно думать: «А как отразится это на моей молитве? Приобрету я благодать или потеряю?». Кратко сказать, вся наша жизнь должна быть фоном молитвы.

Человек должен непрестанно очищать свое сердце от помыслов и страстей. Самая главная и универсальная страсть – себялюбие, которое проявляется как гордость,– этот духовный изоляционизм, противопоставление себя не только людям, но и Богу.

Затем – три страсти: сребролюбие – привязанность к деньгам и вещам, которая часто выражается в накопительстве,– надежда на внешнее и мертвое; сластолюбие – похоть души, жажда наслаждений, ложное стремление найти счастье в удовлетворении своих страстей, сладость, на дне которой горечь, иллюзия, которая, рассеиваясь, оставляет душу пустой; славолюбие – ложь души, превращающая человека в актера, играющего на сцене жизни ради одобрения и аплодисментов той толпы, которую сам же человек в глубине своего сердца презирает.

Эти страсти, ослепляя человека, рождают три другие: неразумие – когда человек подменяет главную цель своей жизни – богообщение – мирообщением; незнание – когда человек отключает себя от внутренней, духовной жизни, дающей истинное знание и мудрость, и переключается исключительно на изучение внешнего, что делает его духовно слепым; забвение – забвение о вечности и смерти, об уроках, которые дает ему жизнь.

Это состояние похоже на опьянение: человек добровольно отдается страстям, забывая, что ожидает его по отрезвлении – смех демонов над его душой. Пьяница, проснувшись где-то под забором, ограбленный своими же друзьями, в своих собственных нечистотах, скоро забывает о пережитом позоре и снова тянется к вину. Это постоянное забвение грешника, постоянное искание счастья в грязной луже. Человек может испытать самые тяжкие страдания, но все забыть и ничему не научиться.

Вообще святые отцы указывают на восемь главных страстей, на восемь язв человеческой души, на восемь источников, из которых текут мертвые воды греха. Эти страсти и борьба с ними подробно описаны в аскетическом сборнике «Добротолюбие». Без очищения души от страстей, без постоянной внутренней работы над собой преуспеяние в Иисусовой молитве невозможно: человек будет словно черпать воду разбитым, прохудившимся сосудом, и вода тотчас будет выливаться на землю, а сосуд – оставаться пустым.

Духовный план третьей заповеди – возвращение к тому же апокалиптическому образу: на белом камне, то есть на кающемся сердце, где внутренние слезы омывают грязь страстей, Дух Святый пишет новое имя. Для такой души имя Иисуса Христа всегда новое, оно открывается ей в новых глубинах, в новой красоте, в своей вечной неповторимости. Белый камень означает возможное для человека отрешение не только от греховных, но и вообще от мирских помыслов, от того, что вне Бога, от того, что по своей природе чуждо душе. Белый камень с написанным на нем таинственным именем, которого не знает никто (это состояние невозможно передать словом, оно принадлежит только тому, кто его испытал), является вечной славой святых, для которых Бог стал всей полнотой их бытия.

Исполнить третью заповедь – значит подчинить имени Божию всю свою жизнь, наполнить им время всей жизни и пространство всего сердца.

о. Рафаил (Карелин)

А между тем, раньше, когда человек был ближе к Божьим книгам, слово «всуе» было у всех на слуху. Хотя оно и имело религиозный оттенок, его произнесли и во вполне обыденных житейских ситуациях. Всуе значит «напрасно», «зря».

Например, «Будь зело (весьма) старателен и усерден в трудах своих, дабы не всуе (напрасно) изнурять жизнь свою».

«Зело» любили это словечко и классики отечественной литературы, придавая ему иронический смысл. Николай Васильевич Гоголь писал в своих «Повестях»:

«Говорят, весьма недавно поступила просьба от одного капитан-исправника, не помню какого-то города, в которой он излагает ясно, что гибнут государственные постановления, и что священное имя его произносится решительно всуе».

Корни слова «всуе» уходят в далекое прошлое, к старославянскому языку. И оно обнаруживается не только в русском, но и в других родственных языках. Происходит от «в» и «въсоую». Этимология слова «суи» — «пустой», «тщетный», отсюда пошли и другие однокоренные слова: суетный, суета, суеверие и другие.

Значение понятия

Толковый словарь Ожегова трактует его смысл так: «ВСУЕ, нареч. (книжн.). Зря, напрасно (вспоминать, называть; по отношению к кому-чему-н. уважаемому, высокому)»

Эта трактовка ближе к собственно религиозному или православному пониманию древнего слова, согласно которому само упоминание Бога всуе считается греховным. И где впервые это понятие было употреблено: на городской ярмарке или в стенах храма, сказать сейчас трудно. Церковнославянский язык, служащий в наши дни языком православного богослужения, был создан еще Кириллом и Мефодием на основе южнославянских диалектов, главным образом сербского.

Не упоминай имя Господа напрасно

Как гласит Библия, на горе Синай пророку Моисею самим Господом были даны 10 заповедей на пятидесятый день исхода сынов Израиля из Египта. Библия не жалеет красок, описывая это знаменательное событие: гром гремел, блистали молнии, земля дрожала… Но шум разбушевавшейся стихии покрывал голос Господа, провозглашавшего эти Заповеди. Затем Бог начертал их на «Скрижалях свидетельства» и передал Моисею.

История фразы

Помимо широко известных положений: Я — Бог твой, не сотвори кумира, помни день субботний, не убий, почитай отца твоего и мать твою, не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй, не желай дома и жены ближнего твоего, есть и такое — не беспокой Господа своего зря. Оно третья по счету.

Не упоминай имя Господа всуе — значение этой фразы не всегда понимают правильно. Чуть ниже мы разберем ее толкование, а для первого представления достаточно формулы «не произноси имени господа Бога твоего напрасно». Это очень важное утверждение, в его осмыслении содержится ключ для проникновения в сакральный смысл всех авраамистических верований, восходящих к патриарху семитских племен Аврааму (у мусульман Ибрахим).

В некоторых священных книгах обращение к Всевышнему вообще не используется. Первосвященник называл его лишь раз в год во время пасхального богослужения.

Канонический образ Авраама (Ибрахима) и требование трепетно почитать Творца отображены как в Новом и Ветхом Заветах, так и в священном Коране. Это положение закреплено во многих мусульманских хадисах и православных притчах.

Благочестивый человек, вспоминая имя Божие, говорит:

«Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру: суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся и не сказал: “кто Господь?” и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Прит. 30:7–9).

Толкование заповеди

Господа Бога нельзя не только ругать, но и вспоминать его в пустых разговорах и шутках. Святые писания требуют относиться к Нему с почтением и благоговением. Это имя обладает величайшей силой, в Новом Завете приведены многочисленные примеры, когда с его помощью Иисус Христос творил настоящие чудеса.

Именем Бога не разрешено также приносить клятвы и приносить обеты, разве лишь в исключительных случаях. Такое поведение людей обесценивает значение Бога в их жизни, приземляет его. Не следует обращаться к Господу мимоходом, не имея серьезного настроя для интимного общения с Всевышним.

Однако более точный перевод третьей заповеди «не произноси имени Господа напрасно», по мнению специалистов, будет немного другой, он гласит так: «не носи имя Господне лживо». И в него они вкладывают более глубокий смысл, чем просто запрет на случайное произношение.

Ортодоксальный раввин Джозеф Телушкин указывает:

«Более буквальный перевод «lo tissa» будет «Вы не должны нести», а не «Вы не должны брать», и что осмысление этого помогает каждому понять, почему заповедь приравнивается к другим, таким как «Не убивай» и «Не прелюбодействуй».

Почему нужно реже вспоминать Бога

Откровенно говоря, не только имя Бога нехорошо упоминать впустую, но и ничье другое. А люди грешны, они любят перемывать косточки своим ближним. Вспомним хотя бы пресловутых старушек — «божьих одуванчиков» — на скамеечках возле подъездов. Уж они-то успели обсудить всех: и правительство, и депутатов, и Зойку-торговку с третьего этажа. А послушать их, так все они очень набожны, с их уст то ли дело срываются словечки вроде: «Христа ради», «не приведи Господи», «Бог накажет», «Бог простит»…

Вот это и означает упоминание о Всевышнем всуе!

Из-за частого и неумелого использования слова, как и вещи, имеют обыкновение изнашиваться и портиться. Если речь идет об одежде, обуви, машине, то здесь ничего страшного нет. Разбитое потрепанное «Ауди» можно заменить новеньким блестящим «Мерседесом». А чем заместить имя Господа? Нечем. Он един и вечен.

Бог у каждого верующего должно быть запечатлен в его сердце, и если его и следует поминать, то только в горячих и искренних молитвах. Ибо, как сказал Господь наш, Христос: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека» Мф. 15:11

Что значит упоминать имя Господа всуе?

Примеры :

Когда я говорю — дай Бог тебе здоровья !

Смотрю на закат — Господи, красота то какая !

Или говорю знакомому — не дай Бог, чтобы ты попал в аварию.

Получается Бога нужно упоминать только в молитвах ?

Стэлс

«Упоминать имя Господа всуе» тоже самое что «в суете». В суете дел мирских не надобно, просто так вставлять в речь свою имя Создателя. В свободных разговорах и тем более с нецензурными выражениями.

Имя Господня должно произносится осмысленно, «говорить» дОлжно сердцем, а не мимолетно. Для этого и существует молитва, в которой мы проникновенно возносим хвалу нашему Создателю.

Если упоминать Его имя в пустословии, то как можно будет отличить наше обращение к Нему, от обычного словоблудия?! Нужно несколько разделять «разговор с Богом» и речи мирские. Для этого и говорится «..не поминай имя Господа в суе»

Что значит слово «не мамкай» — знаете — это когда по делу и нет ребенок постоянно говорит «мам» — это настолько выматывает. А у Господа нас сколько…Если на каждое «Господи» он будет оборачиваться….Давайте будем беречь Отца нашего.

Упоминать имя Господа в суе — значит говорить о Нем в наших повседневных делах, суете земной.. Например — Господи, как я устала.. пойду чай пить))

Это проявление неуважения к Богу, и расценивается как грех.

Говорить о Боге нужно только в соответственных темах разговора, в молитве и т.п.

bolshoyvopros.ru>

Не упоминай имя Бога в суе. Кто как понимает это местописание?

Віктор вітковський

Всуе — в суете :»Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру:
суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом,
дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: «кто Господь? » и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе. «Притчи 30:7-9

Лидия …

Не приемли имене Господа Бога твоего всуе (Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно) .
Третьей заповедью запрещается произносить имя Божие, напрасно, без должного благоговения. Приемлется имя Божие напрасно, когда произносится в пустых разговорах, шутках и играх.
Запрещая вообще, легкомысленное и неблагоговейное отношение к имени Божию, эта заповедь запрещает грехи, которые происходят от легкомысленного и неблагоговейного отношения к Богу.
Бог — это тоже имя Господа, пишется с большой буквы как имя собственное.

В суе значит «попусту» . В словаре древнееврейского языка Келера и Баумгартнера о древнееврейском выражении лаш·ша́в’, переведенном словом «попусту» , сказано следующее: «называть имя без причины.. . злоупотреблять именем» .
Таким образом, эта заповедь не запрещает употребление имени Бога, но запрещает его злоупотребление, например, ложно клясться Его именем.

Что означает выражение «не поминай имени бога всуе»?

Ирина агапова

У многих из нас привычка произносить, как бы между прочим, словно в суете (всуе) вставляя:

Например: из разговора двух соседок:»О, господи, когда же перестанут свет отключать?» или «Я, слава, богу, весь урожай убрала, успела до дождя! Вот такое употребление имени бога считается всуе, что очень плохо. К богу нужно обращаться без спешки, сосредоточившись на внутреннем монологе: в церкви или во время молитвы, но ни между делом, сам не замечая, как произнёс, словно междометие!

Елена369

Насколько известно господи,Бог, боже мой,и т.п. не имена, а титулы. Чтобы не употреблять личное имя Бога в суете, его надо для начала знать. Как Ваше личное имя не поминают споткнувшись, испугавшись и просто не разобравшись, так и имя Бога не придет в голову, пока не возникнет желание с ним пообщаться, в молитве, например. Где нужен настрой, а не как междометие употреблять.

Рьенн ди фарейн

Это значит, что имя бога нельзя произносить безо всякой причины, просто походя. Поскольку имя бога священно, то упоминание его по мелким поводам и вообще без повода является оскорблением всевышнего. также не стоит просить помощи бога, если сам в состоянии справиться.

bolshoyvopros.ru>

«Не поминай имени Бога всуе», чему способствует данная заповедь?

Данная заповедь способствует уважительному отношению к имени Бога или к боязни его произнести и постепенному прекращению использовать имя Бога в речи ?

Людмила никитовна

Это означает, что не следует к Богу обращаться неподобающим образом, Он не будет выслушивать в таком случае, то есть получится «в суе», то есть напрасно. Бог достоит подобающего к себе отношения , так как является Владыкой всего. Он достоин уважительного , благоговейного отношения, но никак не панического страха перед Ним. Имя Бога свято и должно и дальше всегда освящаться, поэтому не говорить его нельзя. Люди должны обращаться к Богу по имени. Все люди имеют имена, а почему к Богу без имени обращаться, по титулам ? В Библии, в Слове Бога имя Бога стоит на нужном месте более 7.200 раз и имя Бога Иегова достойно наивысшего положения.

Холли эфрон

«Не поминай имени Господа Бога твоего всуе», значит:

  • если вы хотите общаться с Всевышним, то общайтесь с ним через молитву, выражая ему благодарность или обращаясь к нему с просьбой о помощи. При этом ведите себя степенно, как воспитанный человек.
  • не используйте имя Господа для связки слов. Например, общаются две соседки: «О, Господи, когда же дадут воду, с утра отключили!», и в ответ слышит:»Слава Богу, я вчера постирала, мне теперь не важно, когда включат». Разговаривая между собой, мы же не называем, просто так, имени Васи, Пети или Коли?
  • когда мы всуе поминаем имя нашего Господа, мы его каждый раз отвлекаем от дел, потому что считается, что он слышит зов каждого из нас, и он каждый раз отвлекается на наши призывы. Но может наступить момент, когда нам, действительно нужна будет поддержка, мы будем звать его, а он подумает, что его зовут всуе, и не поспешит к нам на помощь.

Глициния

Мне папа всегда говорил, что к Господу нужно обращаться только тогда, когда это того действительно требует, а не просто. К примеру бывает человек видит, что нужно сделать еще много работы и произносит фразу » О, Господи, как я устал», или что-то вроде этого. Вот, Бог каждый раз обращает внимание, когда к нему обращаются, а в данном примере обращение ни к чему не ведет. Вот я к тому, что если постоянно без надобности обращаться к Богу, то когда действительно это понадобится, Бог нас просто не услышит.

Не произноси имя Его напрасно

Gott strafe England! Одна из десяти заповедей говорит: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно» (Исх. 20:7).

Люди чаще всего думают, что речь идет о запрете на ругательства, в которых имя Божие упоминается непочтительно. И это, конечно, тоже, но главное другое — употребление имени Божьего в своих целях, выдвижение от лица Божия каких-то своих требований. В притчах благочестивый человек просит:

«Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру: суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся и не сказал: “кто Господь?” и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Прит. 30:7–9).

Очевидно, человек страшится того, что бедность подтолкнет его выпрашивать деньги именем Божиим.

Поминание всуе — это и выпрашивание денег «Христа ради» здоровым и трудоспособным человеком, и политическая агитация в стиле «Бог открыл мне голосовать за такого-то кандидата» без явных на то указаний. И объяснение причин чужих бед: «это Бог на вас навел беду, потому что вы меня не слушаетесь!» И, конечно, объявление Господа Бога своим верным союзником в различных конфликтах.

Конфликты, когда люди охвачены гневом, возмущением, обидой, тревогой, резко снижают уровень того, что психиатры называют «критикой» — способности оценивать свои действия со стороны, и с точки зрения их целесообразности, и с точки зрения их нравственности. Увы, способность себе внимать и избегать греха, и так не слишком развитая в людях, во дни смут и волнений окончательно пропадает, и бесстрашное поминание имени Божьего всуе становится обычным. Каждая из конфликтующих сторон заявляет, что Бог на ее стороне — как в известном немецком лозунге времен Первой Мировой Войны «Gott strafe England!» («Боже, покарай Англию!») который высмеивается в «Бравом солдате Швейке».

Люди, переживающие конфликт, охотно обращаются к Богу — но часто не как к Господу, Которому надо повиноваться, отложив все остальное, а как к кому-то, кого можно мобилизовать на свою сторону в перебранке. К Церкви обращаются с гневными требованиями не молчать, но твердо заявить, что Бог, конечно, всецело на правой, то есть на их, обращающихся, стороне. Нежелание прямо выступить за тех или этих вызывает немалый гнев и огорчение.

Однако беспричинно использовать имя Божие в целях агитации — это и значит нарушать заповедь. Это серьезное преступление. В самом деле, если я, не имея законных полномочий, стану выдавать себя за представителя президента, передавать какие-то указания от его имени, чтобы добиться своих целей, меня накажут за мошенничество. Но тут я погрешу против земного правителя, против порядка, установленного в земном государстве. А употребление имени Божьего напрасно — это мошенничество от имени Господа мироздания, Вечного Судии, на суд Которого придем мы все — цари и президенты, крестьяне и нищие, телеведущие и блогеры.

Когда люди приплетают Господа Бога к своим препирательствам, невольно поражаешься силе их атеизма — и у решительных атеистов могут быть минуты сомнения, а вдруг Бог есть? Как говорили советские лекторы: «Если Бога нет — то слава Богу, а если Он есть — то не дай Бог!». А тут какая-то железобетонная уверенность, что Бог никогда не взыщет за подлог от Его имени.

Очень часто конфликт развивается не между святыми с одной стороны и нечестивцами с другой, а между двумя группами грешников, в ходе которого грешники как совершают неправду, так и становятся жертвами неправды; как лгут, так и бывают оболганы; как обижают, так и терпят обиды.

Да, в пылу спора человек тщательно отмечает свои обиды и не видит обид, которые наносит он сам. Но Бог видит и то и другое.

Как нам открывает Священное Писание, Бог прежде всего хочет примирения людей с Ним и друг с другом. Бог не ищет победы одной гордыни и неправды над другой гордыней и неправдой. Он ищет примирения и исцеления разрушенных отношений.

Как говорит Апостол,

«Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом. Ибо не знавшего греха Он сделал для нас грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:18–21).

Упоминать в суе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *