Лесбийские и геевские партнерства

Шарыгина А.Б.

Сначала в заявленной теме докладчица предполагала говорить о современных моделях семейных отношений и тенденциях развития моделей семьи. Мы изучили материалы, проконсультировались с организаторками мероприятия, и пришли к выводу, что следует говорить о том, что мы искренне считаем важным, и освещать ту тему, которую не каждый/каждая докладчик/докладчица решится обозначить. Именно поэтому часть своего доклада мы решили посвятить специфическим вопросам, которые возникают в гомосексуальных партнерствах.

Когда нам выпадает честь участвовать в гендерных конференциях, как ни на каких других мероприятиях, у нас складывается ощущение, что большинство присутствующих живет в каком-то другом мире – в мире гендерного равенства и братства, или, как минимум, всеобщего стремления к нему. В силу своей профессии и общественной деятельности, нам доводится взаимодействовать с большим количеством «среднестатистических» людей этой страны. Большинство этих людей не имеет ни малейшего представления об элементарных гендерных понятиях. А до их осознания и того дальше.

Возможно, потому докладчица считает мероприятия, которые, в частности, организовывает и проводит Гендерный Центр «КРОНА» – источником вдохновения и толчком для дальнейшего полета мысли. Именно поэтому нам кажется очень важным, что есть место встречи теоретиков и практиков, ученых и общественных активистов/ок.

Есть и третья сторона этих процессов – аппарат государства, отражающий, как правило, представления «большинства». И также важно создавать возможности для трехстороннего взаимодействия, в ходе которого все участники/цы могут осознать взаимозависимость формального, научного и популярного ракурсов проблемы гендерного равенства.

Современные модели семьи

Цель нашего доклада – не просто осветить тему. Материал, предлагаемый Вашему вниманию, можно отыскать с небольшими трудозатратами. Мы хотим проявить тему несоответствия законодательства реалиям семейных отношений – во-первых.

И, во-вторых, хотим обратить Ваше внимание на тематику гомосексуальных партнерств, делая, таким образом, вклад в создание научного, общественного и формального дискурса по этой теме.

И.С. Кон в своих трудах отмечает тенденцию к изменению ценности брака (института семьи), говоря, что на второй план уходит количественный критерий – «сколько лет мы вместе?». Все большую значимость, вместе с тем, приобретает качественный критерий «как хорошо нам вместе?».

Семейные ценности пересматривались ранее и до сих пор претерпевают изменения. И пусть пока это не имеет отражения в законодательстве, становится невозможным отрицать наличие разнообразных моделей семьи, а именно:

Гражданский брак / гражданская семья.

Понятие возникло в 16 веке в Нидерландах, в связи с тем, что церковь отказывалась венчать представителей различных религиозных конфессий, а такие брачные союзы возникали все чаще. Их регистрировали соответствующие государственные органы. Так возник институт гражданского брака (как светского, нецерковного).

В Украине, да, и на всем постсоветском пространстве, термин «гражданский брак» образовался после послабления требований к «моральности советского гражданина/гражданки». В тот период (примерно 90-е годы прошлого века) гражданским бракомстали называть отношения семейного типа, не зарегистрированные ни органами светской власти, ни церковью. То есть, если два человека – точнее, мужчина и женщина – стали жить в одном пространстве и делить хозяйство – это называли гражданским браком. В таком партнерстве нередко рожали и воспитывали детей.

После утверждения нового семейного кодекса Украины в 2002 году разошелся слух о том, что гражданское партнерство, в случае незарегистрированного совместного проживания более 2 лет, «приравняют» перед законом к зарегистрированному браку.

Правда заключается в том, что семейный кодекс разделяет два понятия «семья» и «брак», однако, незарегистрированные соответствующим образом партнерства не могут рассчитывать на какие бы то ни было законные права и обязанности относительно друг друга и государства.

Кроме того, для нашего общества до сих пор актуален вопрос: гражданский союз – это уважение личной свободы или «пробы пера»…

Гостевой брак.

Это зарегистрированный брак между мужчиной и женщиной, однако, при этом супруги не ведут общего хозяйства и не ведут совместного быта. Такие партнеры чаще всего проживают порознь.

Сезонный брак.

Брак, заключенный на определенное время, по окончании которого он считается автоматически расторгнутым. В одном из источников докладчица прочла, что это по-тому, что такие супруги считают, что из отношений люди вырастают, как дети из одежды. Мы предполагаем, что такой тип брака иногда носит фиктивный характер и используется по аналогии со срочным трудовым договором – для достижения каких-то целей одним из супругов, или обоими.

Коммунальная семья.

От слова «коммуна» – семья, в которой могут участвовать несколько мужчин и несколько женщин. Участие реализовывается на всех уровнях – от ведения хозяйства до воспитания детей.

Некоторые источники называют такие отношения «шведской семьей». Мы спрашивали у представительниц Швеции, от чего такой термин. Они были очень удивлены, что вообще существует семья в таком виде, и, уж конечно, не смогли объяснить, почему такой тип отношений приписывают гражданам/гражданкам Швеции.

Открытый брак.

Супруги, как правило, имеют совместное хозяйство и проживают вместе, однако, до пускают наличие любовных связей и увлечений параллельно. Такие связи могут быть разного уровня близости – от флирта каждого из супругов до совместного группового секса.

Бинуклеарная семья.

Такое название имеют семьи, где есть ребенок (дети), однако партнеры при этом со стоят в разводе. Такая семья строится на разделении супружеской и родительской функции. Разводом партнеры разрывают брак, но не семью, и развод супругов в таком случае не становится разводом родителей с детьми.

Эти семьи базируются на понимании, что ребенок вправе рассчитывать не на конкретный тип семейной структуры, но на такую семью, которая удовлетворит его потребности в любви, заботе, уюте…

Семья / брак чайлд-фри.

Это идентификация пар, осознанно выбирающих «свободу от детей». В западном мире довольно многочисленное движение. На территории бывшего СССР пока видимы толь ко виртуальные сообщества таких людей.

Однополые семьи.

Союз партнеров одного биологического пола. Такие семьи могут включать детей одного из партнеров/партнерш или условно совместных детей. Такие семьи, как правило, строятся на принципах, идентичных принципам мононуклеарной семьи. Ниже мы остановимся на особенностях и специфических проблемах гомосексуальных партнерств.

Перед этим позвольте добавить, что расшатывание гендерных стереотипов неизбежно приводит к изменению и других пониманий, связанных с традиционными гендерными ролями в семье. Например, женщина = мать, хозяйка, кухарка, прачка, уборщица, содержанка и т. д.; мужчина = отец, исполнитель тяжелой работы, грузчик, денежный мешок, ответственный за содержание иждивенцев и т. д. Расшатываются стереотипные понимания «правильных» обязанностей матери и отца, что «должен» делать мужчина «в доме», а что «должна» женщина. Возможно, многое из того, что происходит, люди не готовы выявлять, отслеживать, рефлексировать, но они чувствуют, что это про исходит – подтверждением тому может служить статистика по длительности браков, количеству браков и разводов и уровень рождаемости в Украине. Именно из этих цифр становится очевидным, что наше общество переживает кризис мононуклеарной модели семьи.

Специфичесике вопросы и проблемы лесбийских и гейских партнерств

В данном докладе мы не хотели бы классифицировать эти проблемы и излишне теоретизировать их. Наша задача сейчас – обозначить актуальные темы, создав тем самым повод для обсуждения.

1. Оторванность от рода.

Для подавляющего большинства людей семья – это не только партнеры и дети, но и родители партнеров и, возможно старшие поколения, и следующие ветви родства. Для многих геев и лесбиянок в связи с этим в большей или меньшей степени остро стоит вопрос так называемого каминг-аута (выхода из подполья) относительно родителей. Многим молодым людям родители задают вопрос о сроках создания семьи и рождения детей. И все бы ничего, но нужно как-то реагировать на комментарии типа: «что ж у тебя не складывается с противоположным полом…» или «когда ты мне уже подаришь внуков?». Если молодой человек решает не говорить – отшучивается, лжет или агрессивно запрещает задавать подобные вопросы – это становится его внутренней проблемой. Если человек решается открыться перед родителями, то родители (а иногда и другие родственники) тяжело переживают ломку стереотипов, к которой, скорее всего, не были готовы.

Это можно было бы считать частной проблемой меньшинства, если бы не увеличивающееся число трагичных разрешений ситуации – суициды, отлучения от семей, насилие в семьях и тому подобные негативные явления. Но люди, вовлеченные в этот процесс – гомосексуалы и их родители (родственники) не могут рассчитывать на адекватную помощь – психологи, социологи, доктора – в подавляющем большинстве – носители гомофобной позиции, а услышать осуждение от специалиста/ки – под час невыносимое усиление ощущения собственного бессилия и/или безнадежности.

2. Рождение / усыновление (удочерение) детей.

Если гомосексуальный человек не «залетел», в смысле незапланированного зачатия ребенка, в период отроческих сексуальных экспериментов, то его/ее шансы на осознанное рождение ребенка в зрелом возрасте невелики.

Я не являюсь, как Вы понимаете, специалисткой в области гинекологии, пренатальной медицины или других наук, связанных с рождением ребенка. Но я много общаюсь с гомосексуальными женщинами, и они обсуждают со мной эти вопросы. От них я знаю, что родить ребенка можно в результате нескольких вариантов действий, а именно:

I. «Перетерпеть» секс с гетеросексуальным мужчиной.

II. Воспользоваться спермой знакомого мужчины (чаще всего, гея) для того, чтобы

в домашних условиях произвести оплодотворение.

III. Воспользоваться услугами профессиональных докторов в специализированных

центрах.

Последний вариант в большинстве случаев не рассматривается из-за высокой стоимости процедуры. Второй случай считается оптимальным, однако, тоже требует определенных трудозатрат – проверки донора спермы, консультации докторов, анализы и прочее.

И совсем табуирована тема усыновления / удочерения детей гомосексуальными семья ми. Что уж говорить об этом в Украине, если во многих западных государствах, которые допускают регистрацию однополых партнерств, нет такой возможности…

Вопрос из зала: а что, в гомосексуальных семьях дети вырастают гомосексуалами? Ответ: многочисленные исследования подтверждают, что дети, воспитанные в гомосексуальных семьях отличаются от детей, воспитанных в гетеросексуальных семьях только толерантностью к ДРУГИМ людям. В плане сексуальной ориентации детей не выявлено корреляции с сексуальной ориентацией родителей.

Есть много социальных материалов на эту тему, вот, например, такой:

3. Невидимость относительно закона влечет незащищенность гомосексуальных семей. Это проявляется в различных ситуациях. Например, многодетные семьи. Примерно год назад нам довелось познакомиться с лесбийской парой, которая воспитывает четверых детей. Это многодетная семья? Но они не зарегистрированы, потому семьей не считаются. Потому живут сами и обеспечивают детей на свою учительскую и врачебную зарплату.

Вопрос из зала: …а откуда???..

Ответ: дети у девушек от предыдущих браков – разошлись они с мужьями и решили жить вместе. Но у нас же так принято – за детей в случае развода с супругом ответственность несет мать.

Факт в том, что государство не дает себе труда вообще хоть как-то отнестись к явлению многодетной гомосексуальной семьи. Сюжет на центральных телевизионных каналах, кроме репрессий по месту работы и неприятностей с родней, женщинам ничего не принес.

Другая история: живет пара 7-8 лет. За это время «обросла» совместным бытом, хозяйством. Возможно, если повезло, недвижимым и движимым имуществом. Если это – гетеросексуальная пара, то они имели возможность зарегистрировать брак, и, в случае болезненной процедуры развода, могут рассчитывать на то, что ответственность за этот процесс разделит с ними государство. Гомосексуальные пары рассчитывать на это не могут – увы. В Украине не регистрируют гомосексуальные браки, «значит» их нет, значит и проблемы такой «нет»!

4. Собственная идентичность как проблема.

В первом пункте мы упоминали об открытости для родителей (родственников). Теперь речь пойдет об открытости для остальных людей. Зачем? Спросите Вы. Я тоже думаю, что совсем не обязательно открывать свои сексуальные предпочтения на работе.

А если речь вести о семье? Разве у Вас нет коллег по работе, с которыми Вы можете осудить семейные дела? Или Вы уходите из кабинета для того, чтобы поговорить по телефону со своим партнером/партнершей? Может, Вы не берете своего/ю партнера/партнершу на корпоративные вечеринки, ссылаясь на то, что у Вас его/ее якобы нет?

Нет? Ну, тогда остается предположить, что Вы выдаете своего партнера за партнершу или наоборот. Всем этим занимаются геи и лесбиянки для того, чтобы оставаться в безопасности – по сути «в шкафу».

Но работа – это такая сфера, где можно оставаться в тени какое-то время. Ибо эта сфера не связана прямо с теми самыми отношениями, которые «надо» скрывать. Но, например, другая ситуация: гомосексуальная пара воспитывает ребенка. В детском саду или школе может участвовать в мероприятиях и обсуждении вопросов только биологический родитель, а второй партнер/партнерша вынуждены оставаться в стороне. Если же гомосексуальная/ый мать/отец ведут активную социальную деятельность – есть риск, что ребенок будет насильно вовлечет в активизм родителя. Один из самых ярких примеров такой ситуации мы узнали, когда пригласили провести семинар канадскую священницу – активистку ЛГБТ-движения Дайен Фишер. Она с супругой воспитывает дочь уже 16 лет. На вопрос, как же она решает проблемы с собственной публичностью в учебных заведениях, где учится ее дочь, преподобная Дайен ответила: «Мы меняли школы до тех пор, пока не попали в толерантную среду». В Канаде, возможно, это действительно решение проблемы, но в Украине…

Упомянутые нами специфические вопросы гомосексуальных партнерств не существуют отдельно от проблем, неизбежно возникающих при построении и развитии семейных отношений любой пары, вне зависимости от сексуальной ориентации – внутриличностные проблемы, проблемы отношений, бытовые вопросы.

Но до тех пор, пока кто-то считает, что таких пар нет, такие семейные отношения не возможны, у гомосексуальных людей нет шансов получить поддержку и нет надежды на изменение ситуации.

С заболеванием, называемым «инфекционный мононуклеоз», совсем недавно пришлось столкнуться всей нашей семье. Так случилось, что переболели все: дочь, которой нет и 2-х лет, я и мой муж. Хотелось бы рассказать о личном опыте в надежде на то, что эта информация для кого-то станет полезной.

Встреча с возбудителем

Конец июля. Всей семьёй мы были на даче. По соседству отдыхали мама с дочкой 4-х лет. После общения с девочкой, у которой на тот момент наблюдался сухой кашель, на следующий день заболел наш ребёнок. Утром температура больше 38оС, раздирающий горло кашель и сильная заложенность носа. Без промедления мы вернулись в город. Обратившись в поликлинику, получили стандартное назначение.

Главное лекарство из того, что нам назначил врач — свечи виферон в малой дозировке. В основном, конечно, были прописаны симптоматические средства (лазолван сироп от кашля, тантум верде спрей в горло, називин капли в нос, ромашка внутрь в виде настоя).

На 2-ой день у девочки воспалились оба глаза. Реснички с утра были склеенными. У меня впоследствии тоже возник конъюнктивит. Появились желтоватые выделения из носа. Температура держалась все эти дни довольно высокая. Приходилось давать жаропонижающее. На 3-ий день после похода в поликлинику пришла врач (уже не «наша») и назначила нам следующее лечение: антибиотик супракс в суспензии, линекс совместно с ним, аквалор для промывания носа, изофра капли в нос (кстати, тоже антибиотик), мирамистин спрей в горло, альбуцид капли для глаз. Необходимо было также завершить курс виферона, продолжить принимать сироп от кашля.

Мы продолжали делать всё так, как говорили врачи. Единственное, что мы добавили, это противоаллергические капли Зодак для внутреннего применения (кстати, впоследствии оказалось, что многим детям они не помогают, и нам в том числе).

Если бы всё было иначе…

Очень жаль, что врачи, которые приходили на дом постоянно менялись и, зачастую это были исключительно молодые специалисты. Не удивительно, что конкретного диагноза так и не было поставлено.

Очень много времени из-за этого было упущено, и здоровье ребёнка потеряно. Помимо этого, не были назначены более глубокие анализы. С их помощью можно было бы точно определить: вирусная это инфекция или бактериальная. Тогда, возможно, не пришлось бы давать дочери антибиотики, которые в той или иной степени подрывают иммунитет. Хотя, вполне вероятно, что на даче у нашего ребёнка дала о себе знать именно бактериальная инфекция.

А вот вирус мог проникнуть в организм уже позже (например, в поликлинике) и на фоне ослабленного иммунитета вызвать развитие мононуклеоза. Но это лишь один из множества возможных вариантов развития событий.

Выяснить наверняка, откуда взялся вирус не представляется возможными и сейчас. Рассуждать на эту тему можно много, но, к сожалению, практически бессмысленно.

Могу добавить только, что после переписки с мамой той больной девочки, с которой мы контактировали на даче, стало понятно, что болела она довольно долго, температура отсутствовала, но при этом был насморк, кашель, а также конъюнктивит. ОРЗ это было или ОРВИ или что-то ещё – непонятно. Кровь они сдавали по моей просьбе уже тогда, когда мы с дочкой лежали в больнице. Результат ничего сомнительного не показал, т.е. девочка абсолютно здорова. Более глубоких анализов сделано не было. Вполне возможно, что девочка переболела тем же мононуклеозом, только в стёртой форме. Но, как я уже сказала, гадать бесполезно, можно только предполагать.

Стационар

В конце концов, мы с дочкой всё же оказались в инфекционной больнице. При поступлении в стационар, ребёнку, первым делом, ввели литическую смесь (анальгин, папаверин и димедрол) внутримышечно. Применяется она для быстрого снижения высокой температуры.

Точный диагноз был установлен не сразу, а спустя неделю после госпитализации. Пока мы сдали все анализы, пока стали известны их результаты и т.п. При поступлении по итогам первого анализа крови было обнаружено атипичных мононуклеаров – 3% (это норма), моноцитов – 9% и СОЭ – 50мм/ч. По итогам второго анализа (спустя 3 дня) мононуклеаров – уже 8%, моноцитов – 13%, СОЭ – 30мм/ч. Остальные показатели, в том числе лейкоциты, по результатам обоих исследований оставались в норме.

Так как с самого начала, мы находились на поддерживающем лечении (анаферон, антигриппин, но-шпа совместно с супрастином в инъекциях), состояние, конечно, улучшилось. Температура сначала держалась на уровне не выше 38оС, затем и вовсе нормализовалась.

Но это «счастье» длилось недолго. В момент резкого повышения температуры, к концу первой недели лечения, врач приняла решение во второй раз взять у нас кровь на анализ. И вот здесь начинает прослеживаться отрицательная динамика: после 3% мононуклеаров их число возрастает до 8%. При этом у ребёнка оставалось красным горло, и были сохранены налёты, несмотря на то, что мы всё это время делали ингаляции мирамистином и тантумом.

Чуть позже снова возник конъюнктивит, который длился около 10 дней (вылечить его нам удалось только с помощью глазных капель офтальмоферон). Были увеличены подчелюстные и шейные лимфоузлы. Также было сделано УЗИ брюшной полости, по результатам которого выяснилось, что у ребёнка увеличена печень, наблюдаются диффузные изменения паренхимы печени (изменена вся её ткань), увеличены лимфоузлы в воротах печени.

Тогда доктор решила назначить нам 10-дневный курс сильного иммуностимулятора при вирусных инфекциях — изопринозина в детской дозе (в инструкции она не прописана). Во время приёма изопринозина, «на середине пути», снова исследовали кровь ребёнка и обнаружили следующие значения: мононуклеаров – 7%, моноцитов – 8%, СОЭ – 45мм/ч. Остальные показатели по-прежнему укладывались в норму. Таким образом, положительная динамика оказалась медленной и нам оставалось только принимать наше основное лекарство, следить за горлом и ждать повторной сдачи анализов.

Пока мы выполняли все эти условия, дочь как будто бы заново заболела. Ребёнок стал часто чихать, появились жёлтые выделения из носа, влажный кашель, недомогание. Высоких значений температуры не было. Выяснилось, что произошло присоединение стрептококковой инфекции, которую мы «победили» благодаря 5-дневному курсу антибиотика азитромицина в комплексе с симптоматической терапией. Это был конец второй недели пребывания в больнице.

К тому моменту количество мононуклеаров снизилось до 0%, но СОЭ была по-прежнему высокой, появился лейкоцитоз. Скорее всего, последние значения были такими из-за бактериальной инфекции. Несмотря на это, основная цель была достигнута – об инфекционном мононуклеозе можно было «забыть».

Остался только вирус герпеса (ВГ) VI типа, ДНК которого была обнаружена с помощью иммуноферментного анализа (ИФА). ВГ VI типа мог спровоцировать розеолу или лихорадку без сыпи. Слава Богу, этого не произошло.

Таким образом, ВГ IV типа был причиной мононуклеоза, но на тот момент времени в крови его обнаружено не было. Нередко в анализах устанавливается также наличие цитомегаловирусной инфекции (ЦМВ, ВГ V типа), которая протекает идентично инфекционному мононуклеозу. Иного лекарства назначено не было, т.е. ВГ VI типа должен был быть подавлен изопринозином. Необходимо было завершить первый курс и через 10 дней, уже после выписки, начать второй 10-дневный курс в такой же дозировке. Но на этом наше пребывание в больнице не закончилось.

«Цепная» реакция

Когда заболела наша дочь, буквально через два дня я почувствовала сильную боль в горле и недомогание. Я была очень удивлена, поскольку так сильно горло не болело никогда. Не дожидаясь последствий, пропила курс циклоферона (противовирусный, иммуностимулирующий препарат). Всё «как рукой сняло».

Но затем начался конъюнктивит. Протекал точно так же, как у дочки. Довольно быстро убрали проблему при помощи того же альбуцида. Но, позднее, находясь с ребёнком в больнице, снова и снова давало о себе знать именно горло, болело по 3-4 дня стабильно (волнообразно, я бы сказала). Что только я не использовала, чтобы погасить эту боль: тантум, мирамистин, биопарокс, граммидин нео. Дошло даже до свечей виферона во взрослой дозировке.

Действительно, после такого комплексного лечения боль исчезала, но проблема в том, что, как я уже упоминала, она появлялась вновь. Лечащий врач наблюдала и за моим состоянием, регулярно осматривала горло, но так как не было больше никаких признаков, характерных для мононуклеоза, делать все необходимые анализы посчитала нецелесообразным.

Также врач добавила, что у взрослых клинические проявления болезни намного ярче (например, обязательно должна быть лихорадка и т.д.). Кстати, конъюнктивит в больнице у меня ещё раз повторился. Видимо, вирус путешествовал, переходя с одной слизистой на другую. Врач затем сказала мне, что именно по этой причине можно даже не обнаружить вирус в крови при сдаче анализов на определённом этапе лечения.

Подходило время выписывать дочь, но симптомы интоксикации начались и у меня. Три дня держалась температура под 39оС, сильно болело горло, воспалились глаза. Доктор назначила мне уколы цефтриаксона (антибиотик, т.к. по видимому была смешанная инфекция) и тот же изопринозин.

Возбудителей мононуклеоза в моём случае не было обнаружено, но все признаки указывали, что это именно он. Началось лечение такое же длительное и объёмное по количеству препаратов лечение, как у дочери…

Таким образом, мы задержались ещё на неделю в больнице. Так как доктор перевела меня в статус больного, при выписке я получила на руки два выписных эпикриза: на ребёнка и на себя. В строке диагноза у дочери было указано: «инфекционный мононуклеоз, вызванный ВГ IV типа средней степени тяжести», а у меня: «инфекционный мононуклеоз неуточнённой этиологии средней степени тяжести».

Папу выписали, а мы снова отправились в больницу

На следующий день после его выписки мы с ребёнком снова попали в больницу. Это спустя 2 недели после нашего возвращения в родные стены. Произошло это либо вследствие общего пребывания с другими детьми на детской площадке, либо из-за возможного переохлаждения ребёнка. Получается, что я снова как бы не уследила за дочерью.

Вновь повысилась температура до высоких значений и буквально на следующий день мы уехали на скорой в ту же больницу. Оказалось, что это была ОРВИ средней степени тяжести, вызванная всё тем же ВГ VI типа. Поступили мы с температурой, зернистостью в зеве, яркой гиперемией и отёком миндалин, пузырями на губах, жёстким дыханием, увеличением шейных и подчелюстных лимфатических узлов. Пузырьки на губах свидетельствовали о наличии в организме ВГ I типа («простого» герпеса).

Анализ крови показал полное отсутствие атипичных мононуклеаров, моноцитов – 9%, а также нормальные значения всех показателей, кроме СОЭ – 36мм/ч. На этот раз обошлось без антибиотиков. Основное лечение – противовирусное и иммуностимулирующее. Выписали нас спустя 6 дней после поступления.

Последствия мононуклеоза

На данный момент нас с мужем также очень беспокоит дыхание ребёнка, проблемы с которым начались ещё на начальной стадии болезни. Так как дочка очень сильно храпит во время сна, мы решили показать её по договорённости ЛОР-врачу. Основной диагноз по результатам осмотра: аденоидит II степени на фоне перенесённого инфекционного мононуклеоза, сопутствующий: аллергический ринит.

Полученные рекомендации: домашний режим, супрастин внутрь в течение 10 дней, аминокапроновая кислота в нос капельно на протяжении 5 – 7 дней, ингаляции с физиологическим раствором, УФО-тубус носа и зева №5, гипоаллергенная диета.

Надо сказать, что на второй день лечения супрастином и аминокапроновой кислотой ребёнок дышит намного легче и практически перестал храпеть во время сна. С каждым днём состояние всё лучше и лучше. Одновременно с этими лекарствами мы начали давать изопринозин. Инфекционист сказала нам, что на фоне приёма противовирусного аденоиды, так же как миндалины и лимфоузлы должны со временем уменьшиться в размерах. Это логично. Только вот происходит это всё очень медленно, постепенно.

Что касается, общения с другими детьми, пока оно у ребёнка отсутствует. Гостей в доме не бывает. Сами мы можем выбраться только к бабушке, иногда даже оставить дочь у неё на пару дней. Конечно, внешне жизнь наша почти ничем не отличается от той, которая была до болезни, разве что теперь больше времени уделяется теплу в доме, одежде ребёнка и, конечно, питанию. Пища должна быть низкоаллергенной и щадящей для печени.

Не навреди!

В заключение хотелось бы сказать вот о чём: не секрет, что в стране огромная нехватка кадров в сфере здравоохранения. Об этом действительно сейчас очень много разговоров. Опытные врачи уходят, на их место приходят новые специалисты, которым также нужно нарабатывать опыт. Это естественно.

Но профессия врача – это особенная профессия. Я думаю, каждый врач должен придерживаться самого главного канона: «Не навреди». И, несмотря на огромные очереди больных в поликлинике, ограниченное число коек в больнице и массу других сложностей, затрагивающих его профессиональную деятельность, он должен пытаться найти истинную причину того или иного состояния. Необходимо сразу выписывать направления на анализы, которые позволят объективно оценивать ситуацию, не затягивая при этом время и не переходя с одного антибиотика на другой без явных на то причин (как это было у нас).

Молодым специалистам, наверное, следует постоянно развиваться, опираться на знания и опыт своих старших коллег. Ещё очень важно, чтобы врачи не менялись так часто, как происходило у нас, так как желательно всё-таки придерживаться какого-то одного подхода к лечению. Из-за неверно поставленных диагнозов страдают взрослые и дети.

В нашем случае довольно серьёзно пострадал именно ребёнок. Из-за поведения некоторых медицинских работников, которые внесли определённый вклад в лечение нашей дочери, у нас с мужем остался неприятный отпечаток на сердце.

Родители особенно зависимы от мнения врачей, работающих в педиатрии, так как дело касается их детей. Они доверяют врачам и боятся отходить от любых назначений. Пациентов всегда много, но история болезни каждого заслуживает определённого внимания и индивидуального подхода, особенно, если эти пациенты – дети.

Кристина Тенсина

Заболевание протекает с лихорадкой, увеличением лимфоузлов и селезенки. Если иммунная система сильная, то инфекционный мононуклеоз проходит быстрее или никак не проявляется. Вирус находится в лимфоцитах организма человека в латентном состоянии.

Возбудители и формы инфекционного мононуклеоза

До появления современного термина болезнь называли железистой лихорадкой. Патогенные вирионы были открыты в опытах Эпштейна и Барра, получили наименование в честь ученых. Инфекционный мононуклеоз (ИМ) — полиэтологическое заболевание, в развитии которого принимают участие несколько видов вирусов.

Возбудители ИМ

Причина мононуклеоза — инфицирование герпесвирусами человека 4, 5, 6 типов (ГВЧ-4, 5, 6). Кроме номеров используются индивидуальные названия. ГВЧ-4 — гамма-герпетический вирус Эпштейна — Барр (EBV, ВЭБ). ГВЧ-5 — цитомегаловирус (HCMV, ЦМВ). ГВЧ-6 — герпесвирус 6-го типа (HHV-6).

Инкубационный период для ВЭБ — около 1–7 недель (от 7 до 50 дней), для цитомегаловируса — от 20 до 60 дней. Сильный иммунитет может удлинить срок от внедрения до активного размножения вирусов на 1–2 месяца и дольше.

Жизненный цикл возбудителей начинается в слизистой рото- и носоглотки. В-лимфоциты, реагирующие на ВЭБ, превращаются в аномальные клетки (атипичные). Усиление активности вирусов сопровождается появлением множества зараженных лимфоцитов.

Острый, атипичный, хронический ИМ

Инфекция не проявляется при латентном состоянии вируса (бессимптомное носительство). Легкое протекание — особенность мононуклеозной инфекции у детей до 10 лет. Острая форма излечивается за 2–3 недели.

Слабая и умеренная лихорадка в течение длительного времени — одна из особенностей атипичной формы. Пациент страдает от рецидивирующих инфекций органов дыхания, ЖКТ. Хронический ИМ длится свыше 3 месяцев. В этом случае повышается риск суперинфекции и других осложнений. Пик выявленных случаев атипичного и хронического заболевания приходится на подростковый и юношеский возраст. Реже болеют люди старшего поколения.

Симптомы и признаки у взрослых и у детей

Изменения в состоянии здоровья инфицированного человека обусловлены не только активностью вирусов. Как было доказано в многочисленных исследованиях, симптомокомплекс во многом зависит от силы ответа иммунной системы. Более яркие признаки инфекционного мононуклеоза появляются у взрослых и подростков, впервые заразившихся ГВЧ-4, 5, 6. Возникает необъяснимая усталость, которая сопровождает больного несколько недель.

Три основных признака острой мононуклеозной инфекции: лихорадка, фарингит, лимфаденопатия.

Температура достигает максимальных значений днем или к вечеру (от 39,5 до 40,5 °C). На слизистой горла появляется налет сероватого или желто-белого цвета. Основной симптом ИМ — опухание лимфатических узлов в области шеи, под мышками. Чем сильнее сопротивляется иммунная система, тем ярче признаки вирусного заболевания. Отмечается увеличение размеров селезенки (спленомегалия), печени. Появляются красные зудящие пятна и папулы на лице, кистях рук, туловище.

Острая форма инфекционного мононуклеоза у детей протекает как простуда, ОРВИ, ангина. Опухают и становятся болезненными лимфоузлы, появляется жжение в горле. Состояние ребенка ухудшается в вечерние часы. Желтуха отмечается при распространении вирусной инфекции на печень. Больные подросткового возраста могут страдать от болей в ногах.

Как лечить инфекционный мононуклеоз взрослым, детям

Борьба с любыми патогенными микробами ухудшает состояние иммунной защиты. Организм меньше сопротивляется инфекциям. Для больного ИМ существуют и другие опасности. Физическое усилие может привести к разрыву селезенки. Нужно избегать поднятия тяжестей, участия в спортивных состязаниях.

Медикаментозная терапия

Лечение ИМ в основном симптоматическое, поддерживающее. Больному требуются жаропонижающие, противовоспалительные, анальгезирующие медикаменты. Противовирусные препараты лучше помогают в самые первые дни заболевания до заражения большого количества лимфоцитов.

Симптоматическое лечение инфекционного мононуклеоза:

  • антисептические и обезболивающие средства для горла в форме спрея, раствора, леденцов (Мирамистин, Тантум-Верде, Терафлю ЛАР, Гексорал Табс);
  • жаропонижающие и противовоспалительные препараты (Ибупрофен, Парацетамол, Нимесил, Нурофен, Калпол, Эффералган);
  • антигистаминные средства для уменьшения зуда и отечности (Цетиризин, Зиртек, Зодак, Тавегил, Супрастин).

Эффективность противовирусного лечения ИМ недостаточно доказана. Эта группа препаратов может поражать костный мозг, почки.

Для более эффективной борьбы с возбудителями заболевания применяются иммуномодуляторы. Капли с интерфероном закапывают в нос в течение 2 или 3 суток. Виферон назначают в форме ректальных свечей. Иммуностимулирующий препарат Неовир выпускают в уколах. Курс включает 5–7 инъекций. Иммуномодулирующее и противовирусное средство Циклоферон выпускают в форме таблеток, раствора и линимента.

Можно стимулировать выработку эндогенного интерферона, принимая настойки аралии, женьшеня, лимонника, элеутерококка, заманихи. Экстракт эхинацеи содержит препарат Иммунал. Детям лучше давать лекарства в жидком виде — капли, сиропы, суспензии. Они меньше раздражают желудок, быстро всасываются, начинают действовать через 15–30 минут.

Кортикостероиды полезны при тяжелом течении ИМ, при затруднении дыхания, значительном поражении лимфоузлов, селезенки. Проводят гормональное лечение коротким курсом. Назначают Преднизолон (4–5 дней).

Антибиотики на вирусы не действуют, но помогают при осложнениях основного заболевания — бактериальной ангине, отите, пневмонии, менингите. Препараты быстро подавляют микрофлору, чувствительную к антибактериальному веществу, поэтому воспалительный процесс быстро стихает.

Гомеопатия

Гомеопатия — альтернативное направление медицины. Лечебные вещества используются в большом разведении. Такие препараты не всем помогают, не заменяют противовирусные средства и антибиотики. Гомеопаты назначают лечение индивидуально после осмотра пациента. Выписывают следующие средства: Фитолякка, Барита карбоника, препараты Меркурия.

Народные средства

Глотку и зев рекомендуется полоскать настойкой прополиса, календулы, разбавленными водой. Можно воспользоваться взвесью облепихового масла в ромашковом настое. Более простой вариант — раствор соды с морской солью. Полощут горло от 3 до 5 раз в день.

Можно принимать народные противовирусные средства — настойку эхинацеи, чеснока. Предлагают больному пить чай с лимоном и медом, настои расторопши, шиповника, ромашки.

Диета при мононуклеозе

В период повышения температуры назначают стол № 13, предназначенный для лихорадящих больных. Дают пить достаточное количество жидкости. Меню включает нежирный бульон, отварное или тушеное мясо, пюре из овощей.

Если функции печени нарушены, то под запретом находятся жирное и жареное мясо, колбаса, кондитерские изделия. Больному назначают стол № 5. Готовят овощные супы, пюре, вязкие каши, отваривают курицу, кролика. Ограничивают животные жиры.

Прогноз и последствия

В легких случаях допускается амбулаторное лечение ИМ. От 20 до 50% инфицированных больных выздоравливают в течение 1–2 недель. После острой формы заболевания большинство пациентов восстанавливаются полностью. Возбудитель остается на всю жизнь в организме человека.

Негативные последствия острого ИМ — переход в хроническую форму, периодические обострения заболевания, повышение риска осложнений.

Вследствие сильного отека шейных лимфоузлов возникает обструкция дыхательных путей, больной задыхается. Печеночные осложнения проявляются высоким уровнем ферментов печени. Неврологические последствия, кроме менингоэнцефалита, включают судороги, паралич черепно-мозговых нервов.

Другие осложнения ИМ:

  • почечная недостаточность;
  • бактериальная ангина;
  • тромбоцитопения;
  • пневмония;
  • миокардит;
  • гепатит;
  • отит.

Тяжелое течение ИМ — признак ослабленного иммунитета. Осложнения в 1% случаев приводят к летальному исходу. Современные исследователи предполагают, что герпесвирусы типов 4, 5, 6 участвуют в развитии аллергии, хронической усталости, аутоиммунных и онкозаболеваний.

Симптомы инфекционного мононуклеоза

Существует достаточно много симптомов инфекционного мононуклеоза, он характеризуется, как:

  • болью в горле (ангина);
  • лихорадкой, высокая температура;
  • поражением зева, увеличением печени, селезенки и носоглоточных миндалин;
  • увеличением и воспалением других групп лимфоузлов, их болезненностью;
  • может быть присоединение бронхита, трахеита;
  • сильными головными болями;
  • болезненность в мышцах;
  • характерной сыпью;
  • изменением состава крови: появлением атипичных мононуклеаров;
  • может проявиться сопутствующим поражением вируса простого герпеса.

Количество случаев заболевания резко увеличивается осенью и зимой, в холодный период года. По степени тяжести делится на легкое, среднее и тяжелое течение болезни. По форме бывает типичный мононуклеоз и атипичный, когда частично отсутствуют симптомы или присоединяется желтуха. Болезнь может протекать гладко, стандартно, но иногда может осложниться синуситом, отитом, пневмонией, развитием бактериальной инфекции или же перейти в хроническую форму (в редких случаях).

Заболевание развивается по такой схеме. После заражения начинается инкубационный период, длительностью от 5 до 12 дней. Это бессимптомный(скрытый), период болезни. Затем 2-3 дня идет так называемый продромальный период: снижается аппетит, появляются слабость, сухой кашель, болезненность в мышцах. После этого резкое острое начало болезни — внезапный озноб, быстрое повышение температуры до 39-40 градусов, сильная головная боль, слабость и повышенная потливость.

Чуть позже присоединяется боль в горле при глотании, выявляется картина ангины с некротическими налетами на миндалинах, которые увеличиваются, краснеют и отекают. Налеты обильные, от белого до грязно- сероватого цвета, снимаются легко. Такой лихорадочный период болезни может длиться обычно от 5-7 дней и иногда до месяца. Диагностируется тонзиллит, из-за воспаления носоглоточных миндалин может затрудняться дыхание, появляется храп, гнусавость.

Самый постоянный и яркий симптом мононуклеоза — это лимфаденопатия, то есть болезненное воспаление и увеличение лифатических узлов, а так же отечность тканей, расположенных вокруг них. Обычно в первую очередь увеличиваются заушные и подчелюстные лимфоузлы, а также шейные и затылочные; причем увеличение носит двусторонний симметричный характер. Кроме того могут увеличиваться лимфоузлы и других групп (паховые, подмышечные), только не столь значительно.

При инфекционном мононуклеозе обычно происходит увеличение печени и селезенки, а увеличенная печень практически обязательный симптом этой болезни. У каждого четвертого заболевшего появляется папулезная или геморрагическая сыпь. В диагностическом плане необходимо исключить дифтерию, некротическую ангину, лимфогранулематоз, лейкоз, сепсис, СПИД. Диагностика основана на типичной картине крови и исследовании сыворотки крови на наличие ДНК вируса Эпштейн- Барра, так называемое ПЦР, наличие антител и их нарастание по ИФА. Проводится бактериальное исследование мазков из зева и миндалин на дифтерию и на флору и чувствительность к антибиотикам.

Лечение инфекционного мононуклеоза

Специфического этиотропного лечения инфекционного мононуклеоза (то есть прямо направленного против возбудителя болезни ) не существует, т.к. против 4 типа вируса герпеса (Эпштейн-Барра) не разработано препаратов. Поэтому лечение в основном направлено на улучшение общего состояния, облегчение симптомов заболевания и повышение иммунного статуса больного.

Применяют гамма-интерфероны (виферон, генферон, кипферон), которые хотя и не могут уничтожить этот вирус, но способствуют затруднению его репродукции, и, таким образом, уменьшают количество поврежденных клеток. Также применяют иммунномодуляторы (обычно изоприназин), можно применять и другие иммуностимуляторы (имудон, ликопид, ИРС19, циклоферон, полиоксидоний, имунорикс) при бактериальных осложнениях добавляют антибиотики.

Препараты пенициллинового ряда применять нельзя, т.к. они вызывают обязательное возникновение сыпи. Назначаются цефалоспорины: супракс, цефотаксим, цефтриаксон, цефазолин; макролиды: сумамед, вильпрофен, макропен, рулид. Лечение проводится чаще в стационарных условиях, только при легком течении больной может лечиться амбулаторно.

В плане противоэпидемического режима больного инфекционным мононуклеозом изолируют до выздоровления в стационаре или на дому, а контактные дети наблюдаются врачом в течение 2 недель. Как уже упоминалось, после болезни больной наблюдается в течениие года как участковым врачом, так и инфекционистом, обязательно осматривается иммунологом, обязательно регулярно исследуется кровь.

Восстановительный период

В прогностическом плане инфекционный мононуклеоз чаще всего заканчивается благополучно, полным выздоровлением. Но в течение полугода должен соблюдаться охранительный режим: переболевший освобождается от занятий физкультурой, ограждается от стрессов. Из-за ослабления иммунитета возникает опасность частых простудных заболеваний, поэтому необходимо выполнять некоторые рекомендации: прием витаминно-минеральных комплексов, занятия лечебной физкультурой, нельзя загорать, исключены поездки на море, следует избегать перепада температур, не делаются прививки.

Восстановление после мононуклеоза у детей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *