Вырица. Тайны дачного посёлка.

О Вырице я узнал буквально неделю назад, от dima1989 . К этому моменту у меня на столе уже лежали железнодорожные билеты по маршруту Москва — Смоленск — Петербург — Москва, и я думал, чему бы посвятить день в Северной столице. Наводка на Вырицу оказалась как нельзя кстати — этот посёлок меня сразу заинтриговал.
Ведь здесь есть: много деревянного модерна (включая две церкви), красивая природа, внутрипоселковая железная дорога, не указанный ни в одном справочнике барочный дворец и община духовных христиан-трезвенников Иоанна Чурикова — осколок той системы православных сект, куда относились знаменитые бегуны и хлысты до Революции (45 фото, меньше не смог).
К тому же мне очень повезло с погодой — о морозных пейзажах я сделал отдельный пост.
Формально, Вырица — ПГТ в Гатчинском районе Ленинградской области, в 60км южнее Петербурга (электрички с Витебского вокзала). Население её — 10,5 тысяч человек, но фактически Вырица — это гигантский дачный посёлок площадью 50 квадратных километров, то есть примерно 10-15км в длину и 3-5км в ширину. Для Петербурга Вырица — это как для Москвы Малаховка или Нахабино, и летом её население достигает нескольких десятков тысяч человек.
Но зимой дачи спят.
Вырица представляет собой гигантский конгломерат тысяч дачных участков разной степени элитности, разделённый сеткой абсолютно прямых улиц и проспектов. Высоко над участками поднимаются сосны и ели:
И ориентироваться в Вырице чрезвычайно трудно: почти одинаковая местность по всей территории (прямые улицы, дачи, заборы, сосны), высокие деревья, за которыми не видно никаких ориентиров, да еще и полное безлюдие зимой — тут можно заблудиться не хуже, чем в лесу.
По огромному пространству дачного посёлка раскидано несколько сотен деревянных дач дореволюционной постройки — подъём Вырицы началась в 1880-е годы, здесь отдыхали Розанов, Лихачёв, Бианки, а писатель Иван Ефремов и вовсе тут родился.
Специально заниматься поиском модерновых дач в Вырице бессмысленно — слишком огромные пространства, но независимо от вашего маршрута дачи будут попадаться периодически.
То, что на кадрах выше, снято в 10 минутах ходьбы от вокзала по главной улице, а этот дом стоит за общиной Чурикова:
Пара интересных домов за Оредежем, в так называемой Княжеской долине (а Вырица делится на несколько «районов»):
Просто неизвестно где:
Многие современные дачи выглядят вполне достойно модерновых, а самые красивые дачи я и не нашёл (например, бывшая дача Бумагиных у Оредежа).
Зимой эти участки пусты — хотя над некотоырми домиками вьётся дымок. Почти в каждом дворе обитает собака, и по всему посёлку стоит разноголосый лай. Зимой тут страшновато: людей очень мало, и в основном всякие рабочие, сторожа, а также воры.
Станция Вырица — вокзал и Дом Культуры:
Магазин у вокзала в сталинском здании:
Вырица делится железной дорогой на две части: западную и восточную. Западная — это примерно 4/5 площади Вырицы, до её дальнего конца идти больше часа. Эта часть посёлка стоит вдоль трёх основных магистралей.

По центру проходит Коммунальный проспект:
Автобус на переднем плане — пригородный, полностью внутреннего транспорта в Вырице нет, и это очень трудно, учитывая расстояния. Впрочем, такси здесь дешёвое — по посёлку 50р.
Однако Вырица обладает уникальным для ПГТ объектом — внутрипоселковой железной дорогой. От станции Вырица на запад отходит однопутная ветка к станции Посёлок, которая и образует южную границу Вырицы. Ходят по ней петербургские электрички (каждые полчаса-час, с большим «окном» между 11 и 15 дня) с Витебского вокзала, но всё же так ли много есть ПГТ, для связи разных частей которых используется железная дорога?
Между Вырицей и Посёлком находятся 3 платформы без имени (только номера), сам Посёлок — тупиковая станция.
Я выехал из Питера в 8 утра, в 9:30 был в Посёлке, в 9:41 электричка пошла обратно и я доехал до 3-й платформы. И было невыносимо холодно (причём местные мёрзли намного сильнее меня), но я начал долгий путь пешком. Ведь в конгломерате дач затеряно много всего интересного, а основным направлением моего пути должна была стать третья вырицкая магистраль — река Оредеж:
В такие морозы Оредеж замёрз так, что по льду не то что ходить можно — он весь в следах от колёс. Вдоль берега роскошный хвойный лес, и редкие-редкие подъёмы, а в основном берег закрывает частная собственность:
Кое-где на льду остались Крещенские купальни — вода замёрзла, но лёд еще не покрылся снегом, а у края стоят ледяные кресты:
Самая дальняя от вокзала достопримечательность Вырицы — это барочный Васильевский дворец:
Красиво? И явно что-то в духе петербургских пригородов. Почему же о нём так мало известно?
Потому что построен этот дворец был в 2005-2006 годах! Не отреставрирован или воссоздан — а именно построен, с нуля. Это собственность Сергея Васильева, питерского олигарха, владельца нефтяного терминала. Уроженец Вырицы, разбогатев, он воздвиг палац в родном селе:
При ближайшем рассмотрении, как мне показалось, детали оформления дворца смотрятся несколько наигранно:
За 3 года существования дворец успел обрасти слухами — в частности, поговаривают, что Васильев выкупил себе подлинник Янтарной комнаты и проплатил версию о её гибели в Кёнигсберге. Конечно, это только легенда — но интерьеры дворца (сканы журнала «Салон», №9 за 2009) в интернете присутствуют (фото конечно не моё, взято по ссылке!):
В общем, отличный повод для выражения гражданской позиции. Но прошу сразу — обсуждать «справедливость» я здесь не хочу. Мне больше нравиться любоваться дворцом — думаю, самой красивой из новорусских вилл — чем считать чужие деньги.
От дворца я выбрался на берег, и дальше еще часа полтора блуждал по улицам, любуясь зимней сказкой. Мне надо было пройти наискось опять к берегу Оредежа и деревянной Казанской церкви, но найти дорогу оказалось почти нереально. Проводили меня двое раритетного вида мужиков в старых тулупах, да и к тому же по их собственному признанию — неграмотных. Напоследок попросили денег на анашу. Возможно, это были воры.
Казанская церковь — для Вырицы как кафедральный собор:

Построена она была в 1913-14 годах, к 300-летию дома Романовых, на стыке модерна и традиций Русского Севера:
Сказочный терем, который даже трудно воспринимать как храм.
Вокруг церкви много всяких построек, например церковная лавка:
И часовня над могилой Серафима Вырицкого:
Казанская церковь в Вырице — крупный центр паломничества. Серафим Вырицкий жил в первой половине ХХ века (монахом стал до Революции, умер после войны), славился своей щедростью и честностью (например, один раз в его дом проник вор, но у калитки столкнулся с возвращавшимся Серафимом, выронил мешок… и Серафим помог вору собрать украденные у него же вещи и отпустил с миром), позднее — прозорливостью и умением исцелять. В Вырице Серафим провёл последние годы, уже тогда к нему шли паломники за помощью, ему не смогли принчить вред ни НКВД, ни фашисты, и во многом благодаря нему Вырица относительно легко пережила оккупацию.
В часовне Серафима очень красиво: каменное надгробье, деревянная рака, икона в окружении свежей листвы… Но фотографировать там, хотя никто и не видел, я постеснялся.
От Казанской церкви еще несколько минут пешком до берега Оредежа. Выйдя туда, я решил держаться реки, чтобы опять не заблудиться. По самому краю высокого берега проходила узкая тропа-карниз, по которой я и пошёл. Вскоре наткнулся на заброшенный Охотничий дворец Витгенштейна:
В 19 веке Вырица принадлежала дворянскому роду Витгенштейн, и именно они в 1880-е годы начали развивать в Вырице дачное хозяйство. Где-то в кварталах посёлка сохранилась Земельная контора Витгенштейнов — а начиналось всё именно с Охотничьего замка, старейшей из вырицких дач.
Чуть поодаль на берегу растут ходульные сосны:
Почему их корни выше уровня земли — я не знаю. Вероятно, берег постепенно сползает, а сосны еще держатся.
Натуральные марсиане!
Так я шёл по берегу Оредежа, порой спускаясь на лёд, еще несколько километров. По дороге вышел к старой плотине Вырицкой ГЭС, работавшей в 1948-72 годах:
Малые ГЭС Северо-Запада, построенные в 1920-40-е годы — отдельная тема времён первых пятилеток. Ближайший их аналог в Подмосковье — торфоразработки Мещеры. Свои ГЭС есть в Ивангороде, Кингисеппе, Порхове, Сиверском, Вырице, Волхове, Свирице. Волховская ГЭС — еще и старейшая из плана ГОЭЛРО.
От плотины я вышел на Коммунальный проспект. Сложно передать словами, до чего же приятно после сугробов и льда было идти по асфальту! Еще через 15 минут я вышел к вокзалу, чуть-чуть отдохнул и пошёл за вокзал.
Восточная сторона Вырицы — это примерно 1/5 площади посёлка. Однако если в западной половине почти исключительно дачи, в восточной обитает постоянное население ПГТ:
Здесь находятся два деревянных храма разных конфессий. В километре юго-восточнее вокзала находится Петропавловская церковь (1908):
В 1930-е годы это был главный в Ленинградской области храм Истинно-православных христиан, или Катакомбников. Это были одни из последних раскольников, отделившихся от РПЦ в 1920-е годы из-за того, что те признали «власть антихриста», то есть большевиков. Множество отдельных катакомбных сект очень сильно радикализовались, некоторые ушли весьма далеко от канона — в общем, повторение истории староверов в миниатюре. До наших дней катакомбники почти не сохранились. Здесь о них не напоминает уже ничего.

Церковь Иоанна Кронштадтского (2005) рядом с Петропавловской — строилась как временная, пока ремонтировали основную:
Если же пойти от вокзала на северо-восток (а от церкви туда же ведёт прямая улица), выйдешь к огромному синему терему над Оредежем:
Это община христиан-трезвенников Братца Иоанна Чурикова — одна из немногих сохранившихся общин «духовных христиан». Последние — это не староверы, а общее название нескольких не связанных между собой православных сект. К духовным христианам относились знаменитые по литературе 19 века хлысты, менее известные бегуны, скопцы (практиковали ритуальное оскопление), молокане и духоборы (эти сохранились — несколько деревень в Грузии и Армении, общины в США). Трезвенники — одно из таких течений, в те времена незначительное по масштабу. Однако большинство духовно-христианских сект не пережили советской власти и ушли в Историю.
В конце 19 века в Петербург из Самарской губернии пришёл странник Иоанн Чуриков. Он жил в ночлежках, зарабатывал на хлеб как придётся, читал Евангелией вслух — и вскоре обнаружилось, что он умеет словесным путём (беседами и цитатами Библии) лечить людей от пьянства. Вскоре Чуриков преуспел в этом — к нему выстраивались километровые очереди, он причащал сахаром, а не вином, создал учение о Святой Трезвости…
Сам Чуриков считал себя православным, но многие исцелённые им от пьянства вскоре объявили его Вторым Христом, и прозвали Братец Иоанн. Вокруг Чурикова сплотилась община, в 1906 году был построен дом в Вырице (которую нарекли Столицей Мировой Трезвости), в 1920-е годы община превратилась в Трудовую коммуну им. Братца Чурикова:
Чуриков же принял на себя роль главы общины. Еще до Революции он был отлучён от церкви, а в 1938 году он был репрессирован и умер в Бутырской тюрьме. Общину разогнали, дом отняли…. И тем не менее чуриковцы пережили советскую власть, собираясь по квартирам и проводя беседы, так как внутри общины борьба с пьянством велась успешно. В 1992 году им был возвращён дом в Вырице, но ныне есть две чуриковские общины. «Умеренные» собираются в Фёдоровском храме Петербурга около Московского вокзала и считают Чурикова просто святым, добиваясь от РПЦ его канонизации. В Вырице же обитают ортодоксальные чуриковцы, считаютщие Братца Иоанна вторым Христом:
Управляли общиной старцы, старейший из них был Александр Синников, который знал еще самого Чурикова, но он умер в 2007 году. Чуриковцы весьма дружелюбны, пропустили меня внутрь, рассказали о своей философии и позволили фотографиовать. На первом этаже синего терема находится моленная:
Здесь в 14:00 по воскресеньям совершаются беседы (не молебны), истории исцелений. Священников у чуриковцев нет, общение с богом происходит через сжигание записок — в этом одна из основ веры духовных христиан: Святой Дух может воплощаться в людях.
В центре иконостаса изображение Братца Иоанна:
Мне чуриковцы дали несколько листочков с молитвами и три куска сахара в бумажной обёртке — «Чтоб жизнь была сладкой», как говорил Чуриков. У общины есть свой сайт, на котором много интересного (например, молитва Обвинительный Приговор Разума Пьянству), а вот другой взгляд Дмитрия Соколова-Митрича.
И сам я, как этнограф-любитель, не «за» и не «против» такой общины. Мне интересно то, что она есть. И до сих пор жители синего терема не пьют, не курят и не ругаются матом, зато много трудятся. Я сам и так трезвенник, допьяну не напивался уже много лет и могу месяцами обходиться без капли алкоголя, не курю и не ругаюсь матом. В общем, мне хорошо и в Православии РПЦ.
Из Вырицы я уехал электричкой в Петербург, немного погулял по городу, а в сумерках достиг Замёрзшего Моря. Позади осталось около 10-15 километров пешком по снегу и льду в 20-градусный мороз.

Вырица серафим вырицкий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *